Чт, 02 Декабря, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Это Алёна

Елена Бредис | 21.04.2016

Другая бы с ее внешними данными наверняка выбрала бы для себя путь модели и, не сомневаюсь, сделала бы прекрасную карьеру. Сами судите: рост метр семьдесят семь, весовая категория до шестидесяти пяти килограммов, ну а все остальное вы сами видите на фотографии. Я не случайно употребила выражение «весовая категория», потому что именно так объявляют на ринге, который Алёна Кузьмина предпочла подиуму. Девушка-кикбоксер — это до сих пор звучит экзотично, хотя слабый пол и доказал уже свое полное равноправие. А Алёна, студентка института физической культуры и спорта ЛГПУ, экзотична вдвойне со своей хрупкой и романтичной внешностью.

Женский ринг

— Алёна, я понимаю, что большинством видов спорта занимаются и мужчины, и женщины, и это уже стало традиционным. Но то, что происходит на ринге, подавляющее число женщин упорно продолжают считать мордобоем, и лично себя в этой роли не могут представить. Как получилось, что вы выбрали именно этот путь?

— На самом деле далеко не сразу, а только в пятнадцать лет. А до этого у меня были чисто девчачьи увлечения: и вязала, и вышивала, и танцами занималась. Сейчас я уже не могу сказать, что попала в секцию кикбоксинга чисто случайно, хотя так оно и было на самом деле. Наверное, невозможно объяснить, что с тобой происходит, когда ты вдруг сразу понимаешь: вот это — твое! Я пришла в секцию, один раз постояла в парах и осталась окончательно.

— Вы не считаете, что это как-то противоречит женской сущности?

— Нет, просто приходя на тренировку ты переодеваешься и начинаешь работать, выполнять указания тренера. А за пределами ринга можно также оставаться романтичной и женственной. Наш тренер нам все время напоминает, что мы не только бойцы, но и девушки.

— Я очень люблю смотреть бои, но, признаюсь честно, не люблю женских поединков: есть в них какая-то истеричность, не хватает технической красоты, которая бывает у мужчин…

— Я с вами соглашусь. Увы, девушек очень часто захлестывают эмоции, а где эмоций через край, там уже о технике думать некогда. Поэтому самое главное для нас на ринге — при всей спортивной злости не терять спокойной головы.

— Сам вид спорта предполагает, что вы должны ударить человека, сделать ему больно. Первый раз это было трудно, пришлось переступить какой-то барьер?

— Да, невероятно трудно! Особенно — психологически. Я долгое время после каждого удара извинялась, пока тренер наистрожайше не запретил мне это делать. Ну а сейчас уже на тренировках нас часто ставят в спарринг с парнями, так что тут не до извинений. Опять же, я ведь тоже удары пропускаю, и мне тоже больно.

— Со стороны ребят вы не чувствуете какой-то снисходительности или пренебрежения?

— На первых порах такое бывает, даже говорят: «Ну что я буду в пару с девчонкой становиться?» Но это пока первый удар не пропустят. А потом уже начинают работать серьезно.

— А как ваша мама относится к тому, что вы выходите на ринг?

— Поначалу она думала что это так, очередное преходящее увлечение, но когда начались первые соревнования… Да, тут она уже была против. Она ни разу не видела моих серьезных поединков, да и я ее никогда не приглашаю, потому что для нее это слишком сильный стресс.

— У вас самой когда-нибудь будет семья, будут дети. Вы бы хотели, чтобы ваша дочь начала заниматься кикбоксингом?

— Нет. Ну если бы она очень настаивала, говорила, что это ее мечта, тогда уж никуда не денешься. А так я бы не хотела. Во время поединков, на тренировках бывает же много травм, у нас девочки получали переломы и пальцев, и носов. Видимо, я уже начинаю понимать состояние своей мамы.

Первый поединок

— Скажите хоть пару слов о соревнованиях, на которых вы бывали.

— Я победила на первенстве России среди юниоров как раз по лоу-кикам, на чемпионате Европы стала второй в фул-контактах, выступаю на межрегиональных, областных соревнованиях. Кстати, на области тоже была первой по лоу-кикам.

— А вы можете вспомнить свой самый тяжелый бой?

— Если психологически, то это был самый первый поединок. Потому что ты выходишь на ринг и еще не знаешь, что там будет. Да, были тренировки, было отсмотрено множество записей боев, но поединок — это совсем другое. И вот перешагнуть через этот барьер было очень сложно. Но, к слову, тот первый поединок закончился для меня очень хорошо: я победила во втором раунде нокдауном. А физически был очень тяжелый бой на взрослом чемпионате России. Там со мной произошло то, что называется выгоранием перед боем. И тогда непонятно куда уходят силы, не можешь психологически настроиться. В тот раз, понятно, проиграла. Но знаете, поражения не менее важны, чем победы, потому что они заставляют задуматься над проблемами и еще больше работать.

— Вам хватает времени на какие-то увлечения, не связанные со спортом?

— Мне очень нравится участвовать в общественной жизни университета, в «Студенческих веснах». А еще я люблю почитать в свободное время. В школе литература была моим любимым предметом. А сейчас вот читаю «Джейн Эйр». По ТВ шел сериал по этому роману, но я специально не стала смотреть — хочется не спеша самой дочитать.

— А что вы дальше думаете делать?

— Пока бросать спорт не собираюсь. Прежде всего в планах выполнить норматив мастера спорта, а потом, если повезет, выйти и на профессиональный ринг. Но ведь, кроме этого, я еще учусь на факультете адаптивной физической культуры и тут, как мне кажется, я тоже нашла себя. Мне очень по душе работа с инвалидами, с людьми с ограниченными возможностями. Особенно — с детьми.

Помочь человеку

— А каким образом вы уже успели это понять?

— У нас на факультете очень развито волонтерское движение. Если проходят какие-то соревнования среди людей с ограниченными возможностями, мы обязательно участвуем в качестве помощников. Ведь что говорить, наш город не очень приспособлен для инвалидов, порой приходится помогать во всякой мелочи: скажем, заехать на коляске на слишком крутой пандус, на который бы и здоровый не заехал. Такие больные люди вынуждены безвылазно сидеть дома, в четырех стенах. И как раз мы, волонтеры, можем помочь им начать нормальную жизнь, выйти из этого заточения. Кстати, такая волонтерская деятельность дает большой опыт для будущей работы. И на кафедре нас никто к этому не принуждает, все сами с удовольствием ездят. А в ближайшее время будем ездить по детским садам, помогать после зимы мыть окна, убирать территорию.

— А что вы испытываете к таким людям? Жалость?

— Знаете, в первые минуты жалость и может промелькнуть. Но потом она вытесняется безграничным восхищением! Вот у нас проходили соревнования по спортивному ориентированию, в которых участвовали и колясочники, и слабовидящие, и люди, родившиеся с диагнозом ДЦП. Представьте себе, при любой малейшей возможности они стараются отказаться от нашей помощи, они хотят со всеми трудностями справляться самостоятельно. Была молодая пара из другого города, парень с девушкой, у каждого из них парализована одна сторона тела. У них нормальная семья, они хорошо зарабатывают при помощи компьютера, ездят по соревнованиям. Короче, живут полной жизнью! Но я считаю, что маленьким детям с ограниченными возможностями надо помогать стать такими сильными, самостоятельными и счастливыми. Их надо не жалеть, а показывать, какой яркой и насыщенной может быть их жизнь.

— А психологически не тяжело работать с такими детьми?

— У меня только один раз был шок, когда я как волонтер помогала в соревнованиях детей с задержкой психического развития. Да, поначалу не понимаешь, как можно их организовать, как помочь делать то, что надо. Но потом привыкаешь, находишь какие-то ключики. Таким детишкам для начала важно понять, что они тоже что-то могут. Мне вообще интересно все то, чему пока уделяется мало внимания, а у нас в области эта сфера немножко упущена. Мне интересно там, где я реально могу помочь, где до меня, быть может, никто не помогал.

— Так чем вы хотите заниматься после института, помимо спорта?

— Я бы хотела работать с детьми-инвалидами, с детьми с ограниченными возможностями. Ведь существует масса интереснейших методик, которые мы изучаем на факультете. В обычную школу я бы не пошла работать учителем физкультуры, а вот в коррекционную — да.

— Но ведь в коррекционной намного сложнее?

— Да, но и намного интереснее. Мне вообще неинтересно там, где легко, а жить надо интересно, я уверена. Я же до института получила бухгалтерское образование в техникуме, могла и дальше продолжать учиться по этой специальности. Но мне было невероятно скучно! Тем более, что параллельно я не переставала заниматься кикбоксингом. И тогда я положила в стол диплом бухгалтера и поступила в институт физической культуры и спорта.

— Алёна, однако сегодня большинство вам скажет, что экономические профессии куда престижнее и выгоднее с точки зрения денег…

— Наверное, но быть богатым вовсе не означает быть счастливым. Что радости в том, чтобы получать большую зарплату и с тоской думать о том, что завтра опять идти на работу? Я предпочитаю зарабатывать меньше, но засыпать с предвкушением завтрашнего дня, полного открытий и маленьких побед, а в субботу мечтать о понедельнике.

Призер чемпионата Европы среди юниоров в фул-контактах Алена Кузьмина умеет держать удар.

Призер чемпионата Европы среди юниоров в фул-контактах Алена Кузьмина умеет держать удар.

Призер чемпионата Европы среди юниоров в фул-контактах Алена Кузьмина умеет держать удар.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных