Чт, 02 Декабря, 2021
Липецк: -2° $ 72.60 82.26

Ностальгия по десятой музе

И. Неверов | 02.04.2016

Три-четыре года назад для этих девушек имена Лукино Висконти, Акиры Куросавы, Педро Альмодовара, а тем более Аки Каурисмяки звучали непонятно и экзотично. Примерно как придуманные когда-то Алексеем Толстым марсианские диалоги в его фантастическом романе: «А эго шор, Аэлита». А понятия «авторское кино», «трудное кино», «кино не для всех» казались туманными, невнятными, хотя и вызывали любопытство.

«Другое кино»

Про киноклуб «Ностальгия» Анна Клюева услышала школьницей, придя в липецкий педуниверситет на День открытых дверей. Ее подруги Мария Проскурина и Наталья Маслакова узнали о нем в первые недели учебы на факультете лингвистики и межкультурных коммуникаций. И теперь каждую пятницу они и еще десятка два студентов-киноманов собираются на клубные заседания, чтобы посмотреть странные, сложные, завораживающие фильмы, которые никогда не шли в кинотеатрах. А если изредка они и возникают на телеэкране, то буквально тонут в потоке безликих сериалов, стандартно крутых детективов, гламурных мелодрам и дурацких комедий — импортных и отечественных.

Первое посещение «Ностальгии» кого-то может озадачить, у кого-то вызвать раздражение, а то и легкий шок. Здесь идет в полном смысле слова другое кино. В нем отключаются все механизмы интриги, развлечения, элементарной внешней занимательности. Зато работает нечто иное. Оно заставляет преодолевать душевную инерцию, видеть трагическую глубину человеческого бытия, пробиваться к сути, тайне, загадке, придуманной режиссером.

И вот сегодня Аня вспоминает потрясение от ленты «Возвращение» Андрея Звягинцева: «Она меня дня два не отпускала». Анна планирует делать диплом о знаменитом антифашистском романе «Жестяной барабан» и его экранной версии выдающегося немецкого кинематографиста Фолькера Шлёндорфа. А Мария, перечисляя любимые фильмы, называет, мягко выражаясь, весьма непростые картины «Мужское и женское» Жан-Люка Годара и «Париж, Техас» Вима Вендерса. Что касается Наташи, то ей довелось готовить доклад о «Гамлете» Григория Козинцева с Иннокентием Смоктуновским, признанным лучшим исполнителем роли принца датского в двадцатом веке.

Откровенный разговор

...Киноклуб родился на рубеже двадцатого и двадцать первого веков. Его создатель доцент Александр Люлюшин не смутился, когда на первую пятничную встречу пришли всего три студента. Сам Александр Анатольевич формулирует так: клуб на то и клуб, что его работа не массовая, а аудиторная. Он сводит единомышленников, образует братство людей, интересных друг другу не меньше, чем фильмы, которые они смотрят. Это своеобразное движение «смотрящие вместе». Люлюшин рассказывает:

— «Ностальгия» существует семнадцатый сезон. Контингент клуба — не только студенты разных факультетов. С ним не хотят расставаться и те, кто уже получил университетский диплом. Кроме того, мы сами охотно делаем шаг навстречу, так сказать, «неклубной» публике, выходим за стены вуза. Допустим, сейчас проводим месячник отечественного кино в областной библиотеке, открывшийся демонстрацией документального фильма «Антон тут рядом» — о мальчике-аутисте. Зрителей судьба Антона тронула. И разговор о картине получился очень откровенный, бесстрашно исповедальный. Делились мыслями не только о герое, о губительности нашего общего равнодушия и черствости, когда мы сталкиваемся с неординарными людьми, драматическими ситуациями, но и о себе, о собственной жизни. В сущности, тем-то и притягивает клубное общение.

Представьте: вот закончился потрясающий, тревожащий, открывающий бездны человеческого существования фильм «Шепоты и крики» Ингмара Бергмана. И мы садимся в тесный кружок и, ощущая духовную связь, близость, размышляем вслух о том, что посмотрели, как отозвались бергмановские прозрения в каждом из нас. Происходит единение в диалоге, даже споре людей разного возраста, опыта, вкусов и пристрастий.

Иди и смотри

— Ваш клуб назван в память об Андрее Тарковском, в честь его предпоследнего фильма «Ностальгия»?

— Конечно. Однако название это многозначное. В нем и грусть по «золотому веку» кино, когда публика полностью отдавалась магии экрана, а не шуршала пакетами с попкорном. И тоска по будущему — есть у Андрея Арсеньевича такое парадоксальное и мудрое определение душевного состояния ожидания, надежды.

— Сколько же фильмов посмотрели члены вашего клуба?

— За шестнадцать с половиной сезонов — триста сорок. От экспрессионистского, сумрачного, еще немого «Кабинета доктора Калигари» Роберта Вине до лент Ларса фон Триера и Джима Джармуша.

— Но разве при нынеш­них-то технических возможностях так уж необходимо посещать клубные собрания, чтобы познакомиться с «авторским кино», которое, по нынешней моде, именуется «артхаусным»? В конце концов, включай Интернет и находи все, что угодно: и «Новые времена» Чаплина, и «Июльский дождь» Хуциева, и «Декалог» Кесьлёвского...

— Так и есть. Однако кинопроизведения все-таки изначально ориентированы на коллективное восприятие. Пусть не всегда на массовое, но, тем не менее, на коллективное. Чтобы двести, сто или два десятка человек прожили полтора часа вместе, испытали одни и те же эмоции, сострадали одним и тем же персонажам. Одновременно плакали, смеялись, да просто радовались силе, дерзости, мастерству автора. Наедине с собой ты не почувствуешь всего этого так глубоко, полно и остро. Существуют же заразительность переживаний, взаимное энергетическое обогащение. Ну и опять-таки последующее обсуждение — оно усложняет и раздвигает границы понимания, помогает усвоить, освоить язык того, что увидел.

— То есть «авторское кино» так или иначе удел элитарной, отобранной аудитории...

— Что значит «элитарной»? Двери клуба открыты настежь для всех. Помните, как назывался фильм Элема Климова — «Иди и смотри»? У нас нет ни взносов, ни формальных «корочек». Мы проводим показы бесплатно. И место любому, кто хочет к нам присоединиться, найдется. К тому же мы с удовольствием выходим за рамки привычного общения. Нынешнему месячнику отечественного кино предшествовал, например, месячник экранизаций. Он состоялся в ноябре и, естественно, был посвящен Году литературы в России. А еще мы практикуем «ночи кино». Начиная с восьми вечера демонстрируем один за другим два фильма, после каждого из которых — дискуссия. И она иной раз затягивается далеко за полночь. Где это происходит? В ресторане «Амстердам», предложившем для ночных кинобдений свою площадку. Неправильно считать, будто наши фильмы привлекательны лишь для очень уж узкого круга знатоков и эстетов. Я сужу об этом по соцсетям, по блогу «Ностальгии» — на него выходят ни много ни мало двадцать четыре тысячи человек. А знаете, как мы поначалу рекламировали клуб? «Ностальгия» представляет фильмы (не) для всех». «Не» заключали в скобки. Любой мог их мысленно отбросить. И должен был понять: фильм не для всех — это просто фильм для каждого, у кого есть глаза, душевная отзывчивость, кто хочет не смотреть, а видеть, не слушать, а слышать. И что всего важнее — думать. Основная миссия клуба — просветительская. Не забудьте: мы готовим в первую очередь педагогов. И надо, чтобы они владели помимо знания — в нашем случае — языка, обширным арсеналом культуры. А кино — огромная и мощная часть культурного багажа.

Возвращение к истокам

— Кстати, лет сорок назад ставился вопрос, что в школах нужен кинофакультатив. Образованному, развитому человеку смотреть Феллини, Кубрика, Параджанова или Тарковского так же необходимо, как читать Шекспира, Достоевского, Чехова, слушать Баха и Чайковского, видеть произведения Леонардо, Серова, Ренуара. У меня до сих пор на полке хранится, по-моему, отличный двухтомник бесед о киноискусстве для старшеклассников «Встречи с Х музой». Он как раз тогда и был издан. Не логично ли в Год кино вернуться к этой идее? А если бы дело дошло до ее реализации, ваши «смотрящие вместе» могли бы немало и хорошо потрудиться на этом поприще.

— А кто-то из них уже пытается, работая в школе и раскрывая перед своими учениками горизонты кино как высокого искусства. Наши выпускники, действительно, предоставляют подросткам шанс выйти за пределы традиционных молодежных интересов и пристрастий. К слову, на нашей кафедре лингвистики и межкультурных коммуникаций большое внимание уделяется междисциплинарным студенческим исследованиям. В том числе, связанным с искусством кино. Про Аню Клюеву вы уже в курсе: победитель университетского конкурса «Моя профессия — УЧИТЕЛЬ», она занимается прекрасным немецким романом и не менее ярким фильмом, который по нему поставлен. В дальнейшем подобные опыты, не сомневаюсь, будут продолжены.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных