Пн, 17 Января, 2022
Липецк: -4° $ 74.29 84.07

Драма нигилиста

Сергей Малюков | 14.01.2016

«…что можно разбить, то и нужно разбивать; что выдержит удар, то годится, что разлетится вдребезги, то хлам; во всяком случае, бей направо и налево, от этого вреда не будет и не может быть». Эти слова, похожие на хлёсткий манифест современного радикала, написал в 1861 году наш земляк, известный публицист и литературный критик Дмитрий Иванович Писарев. Он родился 175 лет назад в дворянской семье в селе Знаменское Елецкого уезда, входившего тогда в Орловскую губернию. За свою недолгую жизнь (1840—1868) Писарев успел очень много. Консерваторы-охранители презрительно называли молодого критика «коноводом нигилистов», революционные демократы, напротив, считали его выдающимся мыслителем-«шестидесятником», властителем дум прогрессивной молодежи. Писатель и философ Д.С. Мережковский характеризовал Писарева как «представителя русского варварства в литературе».

Кем же он был на самом деле? Об этом корреспондент «Липецкой газеты» беседует с доктором исторических наук, профессором исторического факультета Липецкого государственного педагогического университета Леонидом Земцовым.


— Леонид Иосифович, сохранились ли сведения о детстве Писарева в Знаменском, как эти годы повлияли на формирование личности критика?

— Дмитрий Иванович рос в эпоху больших перемен в Российской империи. В 1855 году на престоле Николая I сменил Александр II, начавший проводить более либеральную внутреннюю политику по сравнению с курсом своего отца. Эти перемены вызвали невероятный подъем в обществе. Нечто подобное наблюдалось потом в СССР в конце восьмидесятых. Даже слова использовались одни и те же — «гласность» и «перестройка». По данным статистики, к началу шестидесятых годов почти половину населения России составляли молодые люди в возрасте до 19 лет. Молодежь острее других жаждала перемен, нуждалась в духовных вождях и острых текстах. Все это самым непосредственным образом влияло на становление Писарева как общественного деятеля и критика режима.

В Знаменском он провел первые одиннадцать лет своей жизни, сведений об этом осталось очень мало. Рос Дмитрий очень искренним, открытым. Мать Варвара Дмитриевна, образованная и культурная женщина, приложила массу усилий, чтобы сделать из него мыслящего человека, сконцентрированного на учебе и последующей успешной карьере. К моменту отъезда на учебу в Санкт-Петербург он уже получил в семье очень многое, был прекрасно начитан, хорошо знал иностранные языки, «как маленький парижанин» говорил по-французски. К сожалению, у нас нет сведений о том, сталкивался ли юный Писарев с проявлениями крепостничества и как это могло повлиять на его личность. Тексты его говорят о том, что он ориентировался в первую очередь на молодежную прогрессивную аудиторию, был далек от народа и не был досконально знаком с его повседневными проблемами.

— Труды и высказывания Писарева крайне радикальны, даже по нынешним временам, и не вполне типичны для потомственного дворянина. Что привело его в компанию нигилистов?

— Действительно, было даже такое присловье, что революцию в России делают семинаристы — вспомним того же Чернышевского или Добролюбова. Но надо сказать, что социальное происхождение никогда не было барьером в среде думающих людей, мечтающих изменить мир. Да и дворяне бывали разные. Писарева радикализировала атмо­сфера в обществе, возможность выразить свои представления о безобразиях, творящихся в стране, разочарование в университетском образовании. Именно в те годы появилась «обличительная литература», и Дмитрий Иванович следовал в этом фарватере.

— Как отразилось на личности Писарева его пребывание в психиатрической лечебнице и заключение в Петропавловской крепости? Могли ли эти испытания ожесточить его, сделав непримиримым борцом с царским режимом?

— Думаю, что тот факт его лечения в 1860 году в больнице после нервного срыва свидетельствует о глубоком личностном кризисе. Идеалистичный, романтический молодой человек вдруг сталкивается с жестокой действительностью, мучаясь от неразделенной любви к кузине Кореневой. Любовная драма, нереализованные желания наносят сильнейший удар по его жизненным представлениям. Интересен факт — в это время двадцатилетний автор, третьекурсник историко-филологического факультета Петербургского университета вел раздел в журнале для девиц «Рассвет», в котором советовал читательницам опираться в жизни на себя, получать хорошее образование, быть независимыми от мужчин. Достаточно смелые идеи для того времени и для девушек из общества. Стране нужны перемены, но они идут не так решительно, как хотелось бы, следовательно, я должен подтолкнуть преобразования, воздействуя на читающую молодежь, а для этого все средства хороши, считал литератор. Отсюда его молодежный радикализм.

Писарев считается одним из тех, кто четко сформулировал основные положения нигилизма. В дневнике известного писателя Решетникова есть любопытная запись о том, как двенадцатилетняя сестренка Писарева Катя на вопрос, почему у нее такая короткая стрижка, гордо заявила: «Я нигилистка, в Бога не верую и ничего не признаю!». И так в этот период мыслила значительная часть интеллигентной русской молодежи. Отчасти это было осознанное отношение к действительности, отчасти мода. Подобные моральные установки оказывали сильнейшее давление на общество. Один из консервативных мыслителей эпохи Владимир Мещерский чуть позже опуб­ликовал в своем издании письмо матери гимназиста. Ее сын просит забрать его из гимназии, поскольку к нему относятся очень негативно одноклассники, потому что он верит в Бога и читает не те книги. Такой была тогда атмосфера среди «передовой» молодежи.

Бесспорно, заключение в Петропавловскую крепость оказало на Писарева серьезнейшее влияние. Он написал текст в поддержку Герцена, в котором, поскольку печатать его предполагалось анонимно и в нелегальной типографии, высказался резко и жестко о необходимости уничтожения царской династии и коренного переустройства России. За это в июне 1862 года он был арестован и заключен в крепость. Впрочем, наши представления о жестокости царского правительства несколько преувеличены. Как известно, Чернышевский написал свой программный роман «Что делать?», находясь в заключении. Это что же за репрессивная система, если она позволяет у себя под носом воспитывать пламенных революционеров? Плодотворно работал и Писарев, написал в неволе огромное количество замечательных, резких статей, опубликованных в журнале «Русское слово». Впечатлений об условиях заключения в крепости, где он провел почти четыре с половиной года, критик не оставил, но, очевидно, вряд ли бы он смог написать столько на свободе.

— Как можно охарактеризовать взгляды Писарева и значение их для русской общественной мысли с точки зрения современной исторической науки?

— Как и прежде, оценки воззрений и деятельности Писарева очень сильно разнятся. Часто его называют «просвещенцем», ратовавшим за переустройство общества с помощью естественных наук. И сегодня статьи Писарева производят сильнейшее впечатление, хотя и не обязательно соглашаться с ними. Представьте, как можно в те годы так резко написать о Пушкине?

— Может быть, он сознательно, выражаясь современным сленгом, «троллил» консервативную публику?

— Я думаю, он был искренен, считая, что место Пушкина в лавке старьевщика. Но как знать, не читал ли Дмитрий Иванович в трудные минуты жизни строки Александра Сергеевича? Писарев был уверен, что нужны активные действия, художник обязан побуждать к ним своим творчеством. Скорее это молодежный запал, определенный настрой. Такой подход можно назвать катастрофизмом мышления, когда все видится в черном цвете. В своих родителях молодежь видела только крепостников, мучителей крестьян. Нет необходимости доказывать ошибочность таких воззрений.

Что касается общественно-политических трудов Писарева, то многие видят в нем революционера. В те годы в стране существовала цензура, все тексты писались с оглядкой на нее. Аудитория же умела читать между строк. Если Чернышевский писал про лошадь, которая может внезапно понести и в кратчайший срок переместить седока далеко вперед на расстояние, которое и за час не пройдешь пешим ходом, то все понимали, о чем идет речь — о революции.

Как литератор Писарев был замечателен — талант, сноровка, слог, этого у него не отнять. Ниспровергал всё и вся. Как резко критиковал он, двадцатидвухлетний молодой человек, «посредственность» — профессора Михаила Каткова, который придумал слово «нигилизм». Это была одна из самых яростных схваток эпохи, надолго запомнившаяся современникам.

— В личной жизни Дмитрий Иванович был также свободен от условностей и предрассудков «старого мира»?

— Нигилистическая установка — долой старую нравственность и моральные ценности — отчетливо звучит в произведениях Писарева. Однако его личную жизнь нельзя назвать бурной и беспорядочной. Многие из его соратников были гораздо раскрепощеннее в отношениях. Семейные устои — основа любого государства. До каких же пределов должна распространяться свобода? Свобода там, где дух Господень, говорится в Библии. Но нигилисты считали иначе. Феноменом эпохи шестидесятых-семидесятых годов XIX века стало значительное распространение в среде просвещенной молодежи проповеди «свободной любви», фиктивных браков. Современные историки охарактеризовали это явление как «сексуальную революцию», которую мы не заметили. Когда юноши и девушки узнавали о семейной жизни Герцена и Огарёва, Людмилы Шелгуновой и близкого друга Чернышевского поэта Михайлова, других кумиров интеллигенции, то это для них служило примером, некой моделью современных отношений. Для прогрессивной молодежи утверждение неограниченной свободы, отрицание всех ценностей, в том числе религиозных, в конечном итоге и привело к крайним формам террора в семидесятых как методу борьбы против государства и его руководителей.

Первая любовь Писарева — двоюродная сестра Раиса Коренева — вышла замуж за другого. С троюродной сестрой Писарева, известной писательницей и переводчицей Марко Вовчок, урожденной Марией Вилинской, еще одной нашей землячкой, родившейся в селе Екатерининское Елецкого уезда, у критика тоже были странные, запутанные отношения. Писарев писал в письме матери: «Я считаю, что женщина должна абсолютно свободно располагать своей душой и телом, и она вольна действовать так, как считает нужным». Но одно дело быть теоретически сторонником свободных отношений, и другое дело, когда на практике ситуация касается лично тебя. У избранницы Писарева была непростая личная жизнь — муж, ребенок, близкие друзья… Никакой определенности в отношениях с Писаревым не было и быть не могло. Среди образованных дам тогда были очень распространены идеи Жорж Санд — я свободна в своих чувствах, и раз полюбила другого, то значит, я должна быть с ним. Видимо, эмоциональному Писареву было очень тяжело смириться с этим. Пережить это бывает очень болезненно.

Летом 1868 года он приехал на Рижское взморье с Вилинской и ее сыном. Купаясь в море в районе курорта Дубулты, 4 июля Писарев утонул. Современники высказывали предположение, что Писарев утопился в расцвете сил, не дожив до 28 лет, из-за несчастной любви. Полицейского расследования обстоятельств его гибели не было, доказательств самоубийства — тоже. Однозначно утверждать ничего невозможно.

— Какое место мог бы занять Писарев в русском общественном движении, если бы не его ранняя гибель?

— Если исходить из его заявлений о необходимости низвержения Романовых, поднять на борьбу народ, разжечь из искры недовольства действительностью революционное пламя, то он должен был приветствовать крайности революционной борьбы и жестокий террор, начавшийся в семидесятые. Но если бы возоб­ладала просветительская составляющая взглядов Писарева, то, возможно, он занял бы иную позицию. Бакунисты требовали немедленного бунта и анархического переустройства общества. Сторонники Петра Лаврова говорили о необходимости образования собственной личности, затем подготовки тех, кому строить новое общество, и лишь потом возможен революционный переворот. Сложно сказать, кого бы поддержал Писарев. Хотя весьма символично то, что Владимир Ильич Ульянов очень любил читать статьи критика, взял его книги с собой в ссылку в Шушенское. Они были тогда почти ровесниками, их объединял молодежный радикализм, психология, энергичный стиль.

Советская историография рассматривала Писарева как революционного демократа и социалиста, пусть и ошибающегося. Относились с уважением — наш человек.

Когда я думаю об идеях Писарева, всегда вспоминаю, что в октябре 1840 года родился еще один Дмитрий — террорист Каракозов. 4 апреля 1866 года он стрелял в императора. Когда его схватили, он произнес знаменитую фразу: «Дурачьё! Ведь я для вас же, а вы не понимаете!». Думаю, эти слова могли бы потом повторить многие представители русской интеллигенции. Наталья Петровна Грот, известная публицистка и писательница, старшая сестра Петра Петровича Семенова-Тян-Шанского, писала, что литература, публицистика и педагогия 60-70-х годов несут страшную ответственность за растление русского юношества, ослабление в обществе веры и семейных уз, разрушение человеческих судеб…Как знать, может быть, она права? И эти слова и о Писареве тоже?

У людей должны быть некие определяющие поведение ценности, нравственный стержень. Если их нет, то расплата неизбежна. Эта проблема невероятно актуальна сегодня. Многие лишены идеалов, ценности зыбки и неопределенны, религиозная мораль не оказывает достойного влияния на умы, у многих ушли представления о справедливости и достоинстве… Трудно молодежи определиться в современном мире, выделить ценности, ради которых стоит жить… Да и когда это было легко человеку, вступающему в жизнь? А радикальные идеи Дмитрия Ивановича Писарева... Их очень хорошо характеризуют гениальные строки Федора Тютчева «Нам не дано предполагать, как наше слово отзовется…»

Профессор Леонид Земцов.

Профессор Леонид Земцов.

Профессор Леонид Земцов.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных