Чт, 04 Июня, 2020
Липецк: +14° $ 71.60 77.88

Владимир СЕЛЯВКИН: "Пудовый аккордеон пока ещё поднимаю одной рукой"

Роман ХОМУТСКИЙ | 22.10.2012

Владимира Алексеевича Селявкина в лицо знает если не каждый, то уж точно каждый второй липчанин. Шутка ли: за год аккордеонист давал в регионе по нескольку сотен концертов. Музыкант объехал все сёла и деревушки Липецкого края. В воскресенье 21 октября поклонников заслуженного артиста РФ Владимира Селявкина принимал один из самых больших залов Липецка в Областном центре культуры и народного творчества. Там прошёл юбилейный концерт исполнителя. Владимир Селявкин – музыкант разноплановый: солист-виртуоз, в репертуаре которого произведения композиторов разных национальных школ и эпох. Это и классические миниатюры, и оригинальные вещи для аккордеона, и популярные эстрадные и джазовые мелодии

Фото из архива Липецкой областной филармонии и семейного альбома СЕЛЯВКИНЫХ

В программу, специально подготовленную артистом к своему 65-летию, вошло всего по чуть-чуть и даже немного больше. Сомнений в том, что «бенефис» соберёт аншлаг, не было никаких. Ведь Владимир Селявкин является одним из самых опытных и известных исполнителей в Липецкой областной филармонии. Как говорят о Владимире Алексеевиче, звук его аккордеона – «светящийся». Впрочем, об особенностях техники и звукоизвлечения виртуоза его слушатели могли судить по концерту, ну а мы отправляемся к юбиляру с поздравлениями и вопросами.

– С каким чувством подходите к юбилею, Владимир Алексеевич?

– Собственно, юбилей у меня уже был в апреле, просто торжественную часть – концерт, в силу некоторых обстоятельств перенесли на начало филармонического сезона. Конечно, я полон надежд и вижу перед собой новые творческие горизонты. Юбилей – это лишь одна из возможностей представить новую программу, пообщаться с друзьями, коллегами-музыкантами, сыграть что-то новенькое, порадовать своих поклонников.

– Юбилей всегда закрывает какой-то этап жизни. Не обидно прощаться с тем хорошим, добрым, ярким, что было в нём?

– В каждом возрасте есть свои прелести. Как сказал один философ, люди в суете ищут счастья, а находят его в созерцании. Истина там, где ты сейчас. На ум приходит изречение ещё одного исследователя: люди, не волнуйтесь, – через миллион лет нас всех забудут! Поэтому надо просто жить, и всё!

– Оглядываясь назад, какой период для себя вы находите наиболее плодотворным?

– Не могу ничего сознательно выделить. До 1992 года я давал двести двадцать концертов в год – при ежемесячной норме в двадцать концертов, но сейчас и филармония, и страна сильно изменились. Теперь есть время и для себя, поскольку в моём плане – пять концертов в месяц. Постигаю сейчас то, что не успел в молодости. Моя жизненная позиция такова: надо успеть сделать как можно больше полезного и в творчестве, и в жизни вообще.

– Музыкальная карьера и политика – естественное сочетание для вас?

– До распада Советского Союза я был в филармонии секретарём парторганизации. С тех пор на этот пост после меня никто не переизбирался (смеётся). Я сохранил свой интерес к политической сфере. И считаю, что с артистическим амплуа это сочетается вполне естественным образом. Для одной из газет я даже как-то написал статью под названием «У меня власти больше, чем у любого президента». Смелое утверждение, не правда ли? Тем не менее, когда я играю, даже президент будет слушать. Конечно, я завершаю выступление, и мои властные полномочия немедленно истекают. Что касается прямой политической деятельности, я участвую и в ней – в государственных интересах. Скажем, помогал в проведении выборов. Был членом избиркома с правом решающего голоса. Думаю, я был полезен. Кстати, могу смело утверждать: за всё время я не припомню никаких подтасовок и подлогов на выборах. И ещё одно наблюдение: о том, что они имели место, громче всех обычно кричат про­игравшие, – а что им остаётся делать?

– Мне кажется, ваш опыт путешествий и соприкосновения с самыми разными людьми позволяет более глобально судить о происходящих в стране общественно-политических процессах и, возможно, даже даёт полномочия влиять на них.

– Знаете, давать по двести с лишним концертов в год – это и есть влияние. Влияние на развитие культуры, на формирование отношения к искусству. Причём влияние осуществлялось по разным каналам, если можно так выразиться, поскольку программы были и поэтические, и цирковые, и камерные, и академические, и народные. Всё, что только возможно. И неизменно я давал людям лучшее. А что до слушателей, так мне довелось выступать и перед крестьянами и (дважды!) перед президентом страны. Я видел весь срез российского социума. И скажу совершенно уверенно: искусство понимают все. Естественно, если речь идёт об истинном искусстве, профессиональном подходе и ответственности исполнителя.

Приятно признать, что люди в нашем государстве культурные. А культура народа свидетельствует о его ответственности. Поэтому, если народ делает свой выбор в пользу того или иного политического строя, лидера, то выбор этот стоит уважать и прислушиваться к воле граждан. И, само собой, исполнять то, чего желает народ. Это ведь тоже часть демократии. Через два-три года у нас будет совсем другая страна. Самое главное – надо шевелиться, пробовать законы, корректировать их, если надо – отменять вовсе. Идёт процесс, он сложен. Но мы на правильном пути, как мне кажется.

– А в области культуры? Сейчас много говорят о чёткой структурированной программе в этой сфере...

– Менять что-то необходимо, причём коренным образом. Последняя встреча Владимира Путина с деятелями искусства и культуры свидетельствует: преобразования требуются срочно, в пожарном порядке. Ситуация критическая, надо бить тревогу. Нам дали свободу, но свобода без культуры, без интеллигенции – страшная, неуправляемая вещь! В отсутствие культуры рождается хамство. А что такое хамство? Как сказал академик Лихачёв, это невежество, помноженное на безнаказанность. Культура должна исходить от каждого члена общества, нужно начинать с себя и нести ответственность за свои действия. Хорошо, что в Липецкой области о культуре всё-таки не забывают. Это характеризуется неожиданными, на первый взгляд, примерами. В наших сёлах до домов культуры – асфальтированные дороги. А в других регионах – не проехать. Это я заявляю как много гастролирующий артист и автомобилист. Что уж говорить об областном ДК – тут каждый день какой-нибудь да праздник.

Наша филармония во главе с Наталией Николаевной Мекаевой участвовала в создании оперы, а теперь ещё и оратории. «Легенда о граде Ельце» стала настоящим, громким, крупнокалиберным событием, прогремевшим по всей стране. Сейчас Александр Чайковский работает ещё над одной многообещающей вещью. Управление культуры, заместитель главы администрации области Людмила Валентиновна Куракова многое делают для поддержания высокого культурного статуса Липецка. А деньги кто даёт? Олег Петрович Королёв, который заявил: не выделит средств Дума, – мы всё равно найдём на культурные проекты. Пусть область у нас и молодая, но крепкие традиции в филармонии успели сложиться. Их надо только поддерживать.

– Культурный анклав в виде филармонии не может существовать отдельно от людей, которые там трудятся. Кадры решают всё. Опыт, передаваемый поколениями, преемственность – как сохранить их?

– Успешностью филармонии мы во многом обязаны нашему директору – Наталии Николаевне. У неё был отличный потенциал, она проявила себя талантливым администратором, у неё соответствующее образование. Основное её достижение, на мой взгляд, заключается в том, что она сумела наладить продуктивный диалог между властью и артистами. А быть посредником – это самое тяжёлое. Плюс к тому внутри филармонии сформировался штат высококвалифицированных сотрудников. Мекаева всегда поддерживала именно тех, кто профессионально работает, с отдачей. Я горд всеми своими коллегами, не хочу даже выделять кого-то конкретно. Это мастера своего дела, и все они преданы нашему учреждению. Хорошо, что они сплотились сейчас в один крепкий и мобильный коллектив, но нужно растить достойную смену. Для этого, я считаю, нужно усовершенствовать систему обучения. То есть специально всесторонне подготавливать молодёжь для последующего трудоустройства в филармониях. Да и вообще расширять границы учебных курсов. Помню, в 1967 году мне пришлось готовить программу с одним оперным режиссёром. Вот это был настоящий кладезь знаний, интеллекта, опыта. Он знал о музыке буквально всё – такая была раньше подготовка. И работалось с этим человеком чрезвычайно плодотворно и интересно. В наши дни, такое ощущение, специалистов выпускают из вузов с очень узкой специализацией, с ограниченным кругозором. Очень много пробелов. В том числе и у аккордеонистов. Я лично переживаю за судьбу любимого инструмента, хочу, чтобы на нём играли виртуозы. Но, к сожалению, о виртуозах приходится говорить зачастую в прошедшем времени.

– Давайте поговорим об аккордеоне – всё-таки вы посвятили ему всю свою жизнь.

– Удивительный инструмент. Вы знаете, что его в 1949 году негласно запретили в СССР? Лазарь Моисеевич Каганович «наложил вето» на массовое исполнение на гитаре, саксофоне и аккордеоне. Точнее, это была рекомендация Политбюро ЦК КПСС, но, как вы понимаете, это было равносильно закону. Перечисленные инструменты объявили космополитичными, то есть не соответствующими образу советского человека.

Помню, я буквально плакал от досады, когда все мои коллеги, игравшие на других инструментах, могли выступать на крупных мероприятиях, а меня лишали такой возможности и говорили – «не положено!». Но я не сдавался. И до сих пор не сдаюсь. Хоть я уже и пенсионер, но шестнадцатикилограммовый аккордеон поднять одной рукой могу. Мне интересно играть. Ведь под моими пальцами – и классика, и эстрада, и мюзет. Невозможно говорить об аккордеоне без упоминания этого жанра – мюзет. Одни его обожают, другие — презирают. Этот жанр для многих является синонимом Парижа, концентрированным выражением «парижского образа жизни». Стиль был создан как танцевальный, но и на концертах слушается прекрасно. Я очень люблю произведения в стиле мюзет. А ещё начал делать программу по переработке старых советских и русских песен. Открывается множество новых и неожиданных граней. Да и весело это – композиторы-то у нас были замечательные!

Вот, кстати, расскажу вам напоследок историю про Тихона Николаевича Хренникова. Как-то раз говорю ему: очень хорошо импровизируется на вашу песню «Московские окна». Он засмеялся и вспомнил один случай. Они с приятелем были в Париже. Зашли по­ужинать в ресторан, сидят, отдыхают. И тут ресторанный ансамбль ни с того ни с сего начинает играть песню, которую Тихон Николаевич только-только сочинил. Как так? Хренников дождался, пока музыканты закончат, подошёл и поинтересовался, откуда во французской столице знают его мелодию. Парижане смутились и признались, что слышали «Московские окна» по радио, им понравилась песня, и они немедленно включили её в репертуар. Конфуз состоял в том, что на Западе закон об авторском праве соблюдался строго, и исполнители не на шутку перепугались возможности судебной тяжбы. Русский композитор довольно рассмеялся и разрешил мелодию его авторства исполнять и дальше. Музыканты очень обрадовались такому благоприятному исходу и тут же сыграли советский шлягер снова.

– Что ж, Владимир Алексеевич, спасибо вам за интересные истории, и ещё раз с юбилеем! Желаем удачного концерта и полного зала поклонников! Всегда!

Фото Ольги Беляковой

Фото Ольги Беляковой

Фото Ольги Беляковой
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных