Чт, 04 Июня, 2020
Липецк: +14° $ 71.60 77.88

Легендарная церковь Чёрной Слободы

Евгения Ионова, Николай Черкасов (фото) | 06.12.2010

В Ельце восстанавливают храм Владимирской иконы Божией Матери. Прихожане мечтают найти в нём уголок для православного музея.

Многое в Ельце и округе окутано тайной. И храмы – не исключение. Например, в городе считают, что самая первая на Руси церковь, посвящённая Сергию Радонежскому, была возведена именно в Ельце.

… Она же Владимирская

Когда появился первый елецкий храм, неизвестно. Наиболее вероятно, что произошло это где-то в веке двенадцатом. Согласно же народным преданиям, деревянная Сергиевская церковь была поставлена в Чёрной Слободе уже в конце XIV столетия. «Официально» это событие связано с освобождением Руси от Тамерлана и перенесением русской национальной святыни – Владимирской иконы Божией Матери – в Москву. Ельчане же считают, что местоположение храма ещё ранее определил князь Фёдор Елецкий, который, как известно, был соратником Дмитрия Донского в Куликовской битве. А ведь именно преподобный Сергий, на тот момент «всего лишь» Радонежский игумен, благословлял князя Московского на бой с захватчиками. В благодарность батюшке Сергию на елецкой земле и возвели деревянную церковь. А так как чудотворец был ещё жив, то нарекли её в честь его небесного покровителя.

Существуют ещё как минимум две версии относительно выбора места для строительства храма. По одной из них, церковь находится именно там, где некогда располагалась ставка грозного «Железного хромца» Темир-Аксака, то есть Тимура (Тамерлана). Другое предание гласит, что на этом самом месте собиралась на битву с Мамаем елецкая дружина, отсюда она уходила по Старо-Московской дороге на Куликово поле.

Но это всего лишь легенды. Первое документальное упоминание о Сергиевской церкви в Чёрной Слободе Ельца встречается в окладных книгах Рязанской митрополии за 1676 год. А уже в конце XVII столетия она меняет «имя» на Владимирскую, но по-прежнему остаётся деревянной. И чудесным образом переживает сильнейший пожар 1769 года, спаливший почти весь Елец. Есть версия, что «кто-то непрестанно звонил в колокола на колокольне храма посреди бушующего вокруг огня и не прекращал до тех пор, пока не затихла огненная стихия» (книга «Храмы и монастыри Липецкой и Елецкой епархии», авторы: А.Ю. Клоков, А.А. Найдёнов, А.В. Новосельцев). Однако в середине 1770-х годов решено было строить (немного севернее) каменный храм Владимирской иконы Божией Матери. Старый деревянный перенесли в село Злобин Воргол, а на его месте поставили столб, напоминавший ельчанам о бывшей здесь некогда Сергиевской церкви.

Царское это дело

Несмотря на переименование, Сергий из храма не ушёл. Владимирская церковь была пятипридельной. Главный придел – в честь Владимирской иконы Богоматери, четыре алтаря посвящены Сергию Радонежскому, Тихону Задонскому, Феодосию Тотемскому и Михаилу Малеину. Последний, кстати, некоторое время даже считался самостоятельным храмом, но на самом деле таковым не являлся. Просто этот придел имел свои земли, а это было редчайшим исключением. Земли находились в собственности либо монастырей, либо храмов. Интересна история посвящения придела ещё Сергиевской церкви святому Михаилу Малеину. Легенда говорит о том, что неподалёку от Ельца расположились родовые вотчины Романовых. Первый царь из этой династии – Михаил Фёдорович – частенько бывал здесь и останавливался в Чёрной Слободе. Однажды царский экипаж не смог подняться в гору по дороге, тогда чернослободцы отнесли его на руках на три версты. Растроганный Михаил Романов в благодарность сделал местным царский подарок – отписал жителям слободы землю от их домов до того места, куда они вынесли его экипаж. Спустя некоторое время Михаил Фёдорович «оформил» свой подарок иначе: выдал копию указа – свиток с золотыми буквами, который, к сожалению, сгорел в пожаре 1848 года. После этого земля, пожалованная царём Михаилом Романовым жителям Чёрной Слободы, перешла во владения города. Но так или иначе, а ельчане в благодарность царю-батюшке посвятили один из придельных алтарей Сергиевского храма его небесному покровителю Михаилу Малеину.

Памятник елецким кружевницам

История сохранила имена главных жертвователей на строительство каменного храма. Это были елецкие купцы Конон Никитич Кожухов, Мартын Ульянов, Ермил Никитин, Конон Шеламов, Игнатов, Гаврилов, Калабины. Представители купеческого рода Валуйских более ста лет были постоянными благодетелями и старостами Владимирской церкви, основателями и попечителями церковно-приходского училища. Можно сделать предположение, что храм не бедствовал. А о том, насколько он был красив, сегодня, к сожалению, можно только догадываться. «По положению пешки догадываешься о короле», – писал Иосиф Бродский. Тонкий намёк на былое великолепие делают нам чудом сохранившиеся остатки лепнины. Долгое время в самом Ельце считалось, что росписи внутри храма и декоративное убранство фасадов делали французы, оставшиеся в городе после войны 1812 года, – настолько мастерски они были исполнены. Но историкам и краеведам удалось выяснить, что в пятидесятые годы XIX века иностранцев в Ельце не было, следовательно, все «украшательские» работы исполняли местные мастера. По словам исследователя архитектуры Г.И. Гунькина, Владимирский храм, если бы он сохранил весь свой первоначальный убор, можно было бы считать памятником елецким кружевницам, так как он был по-народному красив, наряден, орнамент сделан профессионально и щедро разбросан по фасадам. До нас дошли лишь жалкие осколки того великолепия. Нынешнее состояние храма елецкий краевед, архитектор Александр Васильевич Новосельцев называет «страшными, взывающими к совести руинами». Разрушение и разграбление Владимирской началось в двадцатые годы прошлого столетия. Как раз в это время храм стал елецким символом противостояния внутри Русской Православной Церкви. Именно в этих стенах некоторое время служили батюшки, не принявшие декларацию митрополита Сергия. В 1928 году священство и причт Владимирского храма встали в оппозицию советской власти, что, безусловно, не способствовало его процветанию. Но, несмотря на это, службы здесь продолжались до 1937 года, и лишь с расстрелом последнего священника отца Иосифа Афанасьевича Булгакова храм закрыли. В его пространство вошло военное ведомство, как оказалось, это и спасло церковь от уничтожения. Во время войны верующие обращались в Верховный Совет СССР с просьбой о возвращении Владимирского храма, однако сами же впоследствии ушли отсюда, опасаясь обновленчества. В пятидесятые годы прошлого века было принято решение о разборе церкви, правда, до конца свой замысел власти не довели – в 1971 году здание храма признали памятником местного значения. Это, собственно, и помогло что-то сохранить, но разрушительный процесс остановить не удалось. Долгое время в здании хранилась соль, и её испарения погубили всё, что не успели погубить люди. Кстати, один из приделов храма, как уже говорилось выше, посвящён Феодосию Тотемскому. А этот подвижник, ещё до того как основал свой монастырь, был известен в Вологде как самый продуктивный начальник над монастырскими соляными варницами. Такие вот параллели судьбы…

Что я могу один?

Мы частенько задаём себе этот вопрос, когда начинаем какое-либо новое дело. А ведь, по существу, человек одиноким не бывает никогда – всегда рядом с нами Господь. Это нужно не столько понять, сколько принять на веру.

Неоднократно бывая в Ельце, во Владимирскую церковь мне так и не удавалось зайти. А тут – удача. Проезжая мимо, мы увидели двери её отворёнными. И зашли. Застали там прихожанку Ирину Стаханову, нашу давнюю знакомую. Познакомились мы с Ириной Валентиновной накануне Дня Победы – приезжали к её подопечным (Стаханова заведует консультационно-методическим отделением комплексного Центра соцобслуживания населения города Ельца).

– Знаете, когда мы сюда вошли, здесь было столько мусора! Машинами вывозили! Строение было совершенно развалено – стены осыпались, если пытались повесить иконы. Когда восстановительные работы только начинались, здесь молились и служили батюшки и монахини Знаменского женского монастыря. Потом они ушли… Первый молебен прошёл 7 февраля нынешнего года. Его отслужил отец Михаил из храма села Преображение Измалковского района. Наша община из десяти человек собирается каждую неделю. Часто к нам присоединяются люди, живущие неподалёку. Летом много туристов заходит. Большинство из тех, кто посещает службы, – пожилые горожане, они нам многое о себе рассказывают, поэтому мы их всех знаем. А молодёжь сразу же после службы исчезает. Правда, недавно пришёл к нам молодой человек и предложил расписать Царские Врата иконостаса. До окончания работ ему осталось совсем чуть-чуть. Очень много хлопот доставляет нам лепнина: снаружи она продолжает осыпаться, и чтобы зафиксировать и сохранить её, мы решили обратиться к профессионалам. Да на всё же нужны деньги. А пока мы их искали, к нам пришла елецкая студентка, которая бесплатно зарисовала все декоративные части фасада, защитив при этом и дипломную работу. Как и раньше, храм восстанавливается всем миром, у нас есть и безымянные жертвователи, и те, кого мы знаем в лицо. Но мы всегда рассказываем, на что тратим деньги. Жертвуют нам и иконы, и подсвечники, и книги. Например, одной некрещёной женщине очень понравились две иконы, она купила их и принесла нам, начала посещать службы, а теперь уже созрела и для крещения. Пока в церкви нет возможности совершения таинства крещения – подождём тепла. Но она хочет непременно сделать это у нас, в церкви, где крестился Нектарий Оптинский!

Служба в храме ведётся в форме обедницы, то есть в переводе на светский язык – в сокращённом варианте. В 2007 году епископ Липецкий и Елецкий Никон освящал столб-часовню, что была обретена неподалёку от села Рогатово, пригорода Ельца. Владыка сделал предположение, что раньше она была посвящена именно Владимирской Божией Матери, так как находится в 250 метрах от Старо-Московской дороги, которая как раз и приводит путников к Владимирскому храму. Вот тогда-то батюшка Никон и благословил восстановить эту церковь. Только человек, первым принявший благословение и вначале было взявшийся за работу, не осилил её. И тут нашёлся раб Божий Виктор, который не убоялся «одиночества». Его молитвами и усердием возвращён к жизни не один православный храм в России. Теперь он восстанавливает Владимирскую церковь, ищет благотворителей, жертвователей…

– Есть у членов общины задумка – сделать в стенах храма своеобразный музей, куда соберут все старые и новые фотографии, документы, сохранившиеся части лепнины, старинные кованые врата, – говорит напоследок Ирина Валентиновна Стаханова. – Нечто подобное я увидела в Толгском монастыре, что в Ярославле. Там собирают всё, что некогда принадлежало обители, что было в его храмах освящено, являлось частью монастырской жизни. Вот и нам потихонечку начали приносить нательные крестики. Никакой исторической или антикварной ценности они не представляют, но они принадлежали ельчанам, крестившимся во Владимирском храме, или его прихожанам… Храм ожил, потихонечку он набирает силы. Будем молиться, чтобы он восстановился как можно скорее.

По Старо-Московской дороге дружина князя Фёдора Елецкого уходила на Куликово поле

По Старо-Московской дороге дружина князя Фёдора Елецкого уходила на Куликово поле

Каменный храм Владимирской иконы Божией Матери, построенный в середине 1770-х годов, стоит немного севернее легендарной церкви Сергия Радонежского (следующее фото)

Каменный храм Владимирской иконы Божией Матери, построенный в середине 1770-х годов, стоит немного севернее легендарной церкви Сергия Радонежского (следующее фото)

По Старо-Московской дороге дружина князя Фёдора Елецкого уходила на Куликово поле Каменный храм Владимирской иконы Божией Матери, построенный в середине 1770-х годов, стоит немного севернее легендарной церкви Сергия Радонежского (следующее фото)
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных