Чт, 09 Апреля, 2020
Липецк: +2° $ 77.73 85.74

Время собирать камни

Александр Косякин | 02.12.2010

Осенью мы поехали в Гнилушу.  Дорога шла лесом, но рядом, в сотнях метров, шумела федеральная трасса. Это было непривычное сочетание: громадные щиты дорожной разметки, а рядом — грибники с лукошками. Но грибы для местных — не просто закуска к праздничному столу, а средство пополнения семейного бюджета. В прошлые, теперь почти былинные времена за сезон некоторые на «Жигули» зарабатывали.

 Даже в Задонском районе Липецкой области, окруженном лесами, Гнилуша выделяется своим природным местоположением, своей дивной экологией и красотой: здесь сосны стеной стоят за околицей. Зайцы бегают по огородам, а лисы знают всех здешних псов в лицо, то есть в морду.

 А вот знают ли сами гнилушинцы историю своего села, и прежде всего историю его необычного названия? Что думает об этом молодая поросль? С этого вопроса мы и решили начать командировку, тем более что ватага ребятни в это время направлялась из школы в столовую.

Прячась друг за друга, оглядываясь на «классную», ребята разговорились. И дали-таки правильный ответ: мы его уже знали по «Липецкой топонимике». «Гнилуша. Село Задонского района, центр Гнилушинского сельсовета. В 12 километрах к юго-востоку от Задонска. Возникла в начале XVII века как село с церковью. Отмечается в документах 1705 года. Название — по ручью Гнилуше с застойной, «гнилой» водой».

 Ручей пересох за века окончательно, так что его теперь  не разглядеть в зарослях, а название осталось.

Социальное положение поселения определяет известная в области фирма «Зерос» — надежда и подмога местного бюджета, главная инфраструктурная и производственная единица территории. Здесь производят индейку, по которой с ума сходят американцы, полагая приучить к деликатесу и россиян. Кажется, получается — рынок сбыта продукции дотянулся до столицы. А вот бывшего совхоза, носившего гордое имя «50 лет Октября», жаль. Ветры перемен, как и повсюду, выдули многое. Вот и поднялся в воздух, как в сказке, совхоз и растворился в далях небесных — только контора осталась с разбитыми ступеньками. Но не столько конторы жалко, сколько дела, что требовало десятков рабочих рук. Ведь хозяйство занималось животноводством, имело солидную пашню, выращивало различные сельхозкультуры. Утрачены не только строка в доходной части местного бюджета, но традиции, а для кого-то и смысл жизни. Кто-то устроился на фабрику, кто-то уехал в город, остальные ушли на огороды.

 В общем, перед местной властью стояла задача: как сделать так, чтобы руки у людей не опустились, чтобы они верили в себя и в будущее своего села. И вот тут самое время вспомнить истину: руки опускаются у того, кто не привык работать.

Именно в разгар всей этой смуты пост главы поселения занял Юрий Фаустов, из местных. Занял по воле земляков, выиграв выборы с весомым преимуществом. Веру в будущее он решил укреплять на…  развалинах школы. Еще бы чуть-чуть, и здание, и без того аварийное, пришлось бы закрыть как непригодное. А какое же будущее села без школы? Сколько кабинетов да коридоров прошел молодой глава, знает только он сам. Но его поддержали и в районе, и в области. Словом, десять миллионов бюджетных рублей были освоены на капремонте. Это была первая крупная стратегическая победа Фаустова, а село получило прекрасную школу.

В селе есть детский садик, а в нем две группы ребятишек — 36 человек. И на очереди почти столько же. Рождаемость год от года растет, а ведь всего тринадцать лет назад, как вспоминают воспитатели садика, его хотели закрыть — не было детишек. Но очередь, увеличивающаяся с годами, — это и радость, и проблема одновременно: уплотнить группы по санитарным нормам нельзя, а на расширение (реконструкцию, новое строительство) нужны средства.

Впрочем, где, в какой сфере они не нужны? В Гнилуше умеют и зарабатывать, и осваивать деньги, сохраняя социальный вектор деревенской политики. Успешно действует известная схема благоустройства «рубль на рубль». Только за последние пять лет с умом потратили 7 миллионов бюджетных рублей. Занимались отсыпкой дорог, газификацией. Все поселения территории до последнего закоулка теперь с природным газом. В этом году проложено три километра нового водопровода, предстоит пробурить еще одну скважину, и тогда будет выполнена и программа водоснабжения.

А еще есть в местной инфраструктуре очень важная вещь — собственная больничка. Редкое село в наших краях может похвалиться подобным. И не потому, что в  Гнилуше люди чаще, чем где-либо, болеют, а ровно наоборот. Здесь все почти как в городской больнице: палаты, процедурные кабинеты. Люди, конечно, довольны. В больнице мы говорили с пенсионерками Надеждой Фаустовой и Антониной Рыбаковой. Они благодарят медперсонал, но с болью рассказывают о нешуточной проблеме: в селе нет аптеки. Была, да закрыли. Вот и приходится больным  ездить за лекарствами в Липецк, потому что в Задонск добраться рейсовым автобусом — еще одна проблема. Казалось бы, самое подходящее место для аптеки — больница, где, кстати, и место для нее есть. Но пока не получается, инстанции «добро» не дают: оказывается, закрыть — легко, открыть — неимоверно трудно.

 Центр деловой жизни села — администрация. Здание еще по-старинному, по привычке, называют сельсоветом. Суть, конечно, не в названии: здесь — средоточение всех проблем и стратегий, сюда с утра идут люди со своим житейским, насущным. С утра же здесь еще можно застать главу администрации, потом уже будет проблематично, у него жизнь буквально на колесах. В кабинете у Фаустова на видном месте — архиерейская грамота: это владыка Никон отметил труды местной власти на восстановлении Божьего храма. А на книжной полке мы обнаружили красиво оформленную табличку «Святой источник». На наши расспросы Юрий Анатольевич сказал: «Лучше один раз увидеть». И мы поехали к студенцу, что за околицей села. Знаменитому, как оказалось. Здесь когда-то совершались молебны о дожде и урожае, сюда приходили молодые и старики — попить целебной водицы от  хворей. Потом, как это часто случалось, родник забросили.

Молодой глава учел и историю, и  традиции, и потребность человеческой души. Восстанавливали источник всем миром, собирали деньги и… камни, причем в буквальном смысле. Сегодня под гору к обустроенному уже ключу во имя Святой Троицы ведет лестница из громадных известняковых ступеней. Наверху — оберегающий деревянный крест, внизу — журчание водицы под вмонтированной в арку иконкой. А вскоре здесь будет построена и купель. Вот тогда табличка «Святой источник» и пригодится.

 Трепетное отношение к православному опыту предков — четкое для местной власти правило, нравственный приоритет. Здесь понимают, что социальное благополучие, атмосферу и мир в душе определяет храм Божий — нравственная доминанта села, самое заметное, самое изящное здание в округе. Первая церквушка была построена еще при святителе Тихоне Задонском, им и освящена. А в 1856 году на средства купца Васильева здесь возвели каменный храм. Недавно после долгих лет забвения его освятили вновь. И жизнь села будто изменилась, наполнилась новым смыслом. Рядом с церковью — школа, дети стали посещать службы, а в само село вот уже пять лет  заворачивает крестный ход (именно заворачивает со столбовой дороги, преодолевая лишние десять верст), который идет из Воронежа в Задонск ко дню Памяти  святителя Тихона. Крестоходцы молятся в храме, а затем устраиваются на ночлег в домах гнилушинцев, чтобы утром продолжить путь. Люди наперебой «разбирают» паломников, ведь издревле считалось, что приютить богоноса — самое праведное для христианина дело. Так вернулась еще одна традиция, доставшаяся от предков.

 Обращение к истории, бережное отношение к прошлому здесь вовсе не на уровне ощущений и деклараций, как это часто бывает, а осознанная необходимость. В Гнилуше мы посетили сразу два музея. Один — в школе, другой — в библиотеке. Первый еще формируется, второму уже тесно от экспонатов. Но и там, и там чувствуешь искреннее желание понять свое прошлое, ведь каждая вещь хранит тепло чьих-то рук. Например, как рояльная гармошка, подаренная музею заядлым гармонистом, бывшим фронтовиком, участником  Сталинградской битвы Василием Михайловичем Рудневым. Нет уже в живых солдата, а гармонь его живет. Живет и память о нем. Вещи вообще умеют говорить с нами и шепотом, и громко. Они могут даже кричать, если их научиться слушать.

 Очень важную вещь сказал нам директор школы Алексей Лысых:

 — Изучая свою историю, собирая вещи прошлой жизни, дети возвращают память своим родителям и, получается, воспитывают их. 

Юрий Фаустов гордится капитально отремонтированной гнилушинской средней школой. Фото Олега Власова

Юрий Фаустов гордится капитально отремонтированной гнилушинской средней школой. Фото Олега Власова

Юрий Фаустов гордится капитально отремонтированной гнилушинской средней школой. Фото Олега Власова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных