Ср, 11 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50

Убийство в рамках закона

Елена Бредис | 27.02.2019 07:35:25
Елена Бредис, lbredis@mail.ru
       
Буквально на днях в штате Нью-Йорк был подписан закон, разрешающий аборты почти до родов. «Нью-Йоркский акт репродуктивного здоровья» сделал максимально доступными убийства детей после 24-й недели внутриутробного развития, вплоть за минуту до рождения.
Также новый закон исключает уголовную ответственность за совершение «искусственного прерывания беременности» для врачей, не обладающих квалификацией гинеколога. Более того, закон исключает уголовную ответственность для преступников, напавших на беременную женщину, если в результате этого погибнет ребенок. По новому закону при искусственных родах не требуется присутствие второго врача, чтобы в случае чего ребенку была оказана медицинская помощь.
Что это? Реализация мечты о «золотом миллиарде», для чего и необходимо снижение рождаемости? Или это торжество движения феминисток, которые громко кричат, что только они имеют право распоряжаться собственным телом? Или это наступление «постхристианской» эпохи, когда заповедь «не убий» просто перестает существовать? Трудно ответить на эти вопросы. Но где же тогда хваленые «беби-боксы», которые так пропагандировали сторонники западных ювенальных технологий? При всех их огромных минусах уж лучше младенца в ящик бросить, чем убить по закону.
В конце восьмидесятых мне довелось присутствовать на заседании комиссии облздрава по прерыванию беременности на поздних сроках. Речь шла либо о медицинских, либо о социальных   показаниях. Подавляющее большинство женщин были из сельской местности. Кто-то старше, кто-то моложе. Последние ссылались на то, что все надеялись, а вдруг парень сделает предложение и женится. Потому и тянули, а сам по себе ребенок не нужен...
Ладно, спишем все на инфантилизм: белую фату хочу, а младенца — нет. Но ответ старших меня потряс до глубины души: оказывается, они тянули до шести месяцев беременности только из-за того, что искусственные роды наносят меньший вред женскому здоровью, чем аборт на ранних сроках. И вообще, беременность омолаживает организм женщины. А ребенок ей не нужен, у нее и так уже четверо.
Выходила я после этого заседания в том состоянии, о каком, наверное, Михаил Булгаков писал свой рассказ «Тьма Египетская». Всем этим женщинам врачи в сотый раз объясняли, что существует масса способов контрацепции, но, глядя в прозрачные женские глаза, я понимала, что этой информацией они никогда не воспользуются. Они будут жить по сложившимся стереотипам.  
Ломать стереотипы сложно. И это дело не одного дня и года. В конце 2006-го у нас в области было создано Общество православных врачей, в которое вошло немало акушеров-гинекологов. Они не только читают лекции в школах и проводят семинары для коллег. Моя знакомая рассказывала, что из десяти женщин, обратившихся к ней с просьбой прерывания беременности, ей только одну не удалось отговорить. Остальные девять благополучно родили здоровых малышей. Да, в таких случаях гинекологам приходится становиться психологами, подругами, родственными душами. Да, для такого доверительного разговора десяти минут мало. Но речь-то идет о человеческой жизни.
Есть такая притча. Обеспокоенная женщина пришла к гинекологу и говорит: «Доктор, у меня серьезная проблема, я в отчаянии, мне нужна ваша помощь! Моему ребенку еще нет года, а я снова беременна. Я не хочу, чтобы мои дети были почти одного возраста. Я хочу, чтобы вы прервали беременность, я рассчитываю на вашу помощь».
Доктор, поразмыслив, сказал: «Думаю, у меня для вас есть решение получше. И к тому же менее опасное для вас. Чтобы вам не заботиться сразу о двоих детях, давайте убьем того ребенка, который у вас уже есть. В таком случае вы могли бы немного отдохнуть, пока не родится второй. А если мы собираемся убить одного ребенка, то нет разницы, кого из них. Вы не подвергнете риску свое здоровье, если убьете уже рожденного ребенка». Женщина в ужасе воскликнула: «Нет, доктор! Какой ужас! Убить ребенка — это же преступление!» — «Согласен, — ответил доктор. — Но, по-моему, вы были готовы идти на это, и я подумал, может быть, это было бы лучшим решением». Полагаю, эта притча могла бы отрезвить многих.
Летом 2018-го были опубликованы статистические данные, из которых следует, что в семнадцатом году, по сравнению с шестнадцатым, количество абортов в России значительно снизилось. Конечно, тут немалую роль сыграли меры финансовой и социальной поддержки, инициированные президентом.
Между тем американский губернатор назвал подписанный им закон «исторической победой для жителей Нью-Йорка и наших прогрессивных ценностей». Чтобы отпраздновать, он распорядился подсветить розовым цветом 124-метровый шпиль Всемирного торгового центра, а также несколько мостов и другие объекты.
С каких же это пор узаконенное убийство стало относиться к прогрессивным ценностям? И это при том, что современные медицинские технологии позволяют проводить переливание крови, операции на сердце и многое другое, что защищает и спасает жизни детей еще во чреве, равно как и беременных женщин.    

Так что же происходит в западном толерантном мире? Убийство беременной уже не считается убийством двух человек, папа Франциск вынужден разбирать случаи педофилии среди священников. Еще кто-то хочет на все это равняться?

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных