Ср, 11 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50

Потребляй умеренно

Александр Косякин | 13.11.2019 05:45:55
Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому регионы смогут создавать вытрезвители. В который раз важная для России тема выходит на первый план. С пьянством
у нас боролись всегда. Пили и боролись.  


Была даже медаль «За пьянство». Ее учредил в 1714 году царь Петр. Вместе с ошейником и цепями она весила восемь килограммов. «Награждали» ею в полицейском участке и крепили так, что снять было невозможно. Носить медаль нужно было неделю.

Большим оригиналом был государь Петр Алексеевич: одной рукой рвал чубы да бороды у пьяниц, другой наливал чарку. Вот что, например, написано в монаршем Указе «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем»: «Яства потребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не причинять. Зелье же пить вволю, понеже ноги держат: буде откажут — пить сидя. Лежащему не подносить, дабы не захлебнулся, хотя бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси издревле почетна». Шутил, наверное, государь.

В таком деликатном деле, как борьба с пьянством, без перегибов у нас никогда не получалось. В «андроповские времена» в деревне помянуть усопшего можно было по справке сельсовета: только она давала право взять пол-ящика в сельпо. В городе было сравнительно проще, но пока любители тянули в «стекляшке» пивко, на улице их поджидал наряд заскучавших сержантов. Милиция гнала «наверх» отчетность: «за истекшие сутки за появление в общественном месте в нетрезвом виде задержано...»

При следующем генсеке борьба возобновилась с новой силой. «Нация спивается»,— доложили Михаилу Горбачеву горькую, но правду. И он ударил по самому больному. И пошел гулять топор по виноградникам. В результате — километровые очереди в гастрономы. За водкой ходили группой, как в бой. Подбиралась команда, человек пять, и клином, «свиньей», врезалась в очередь. Лица у мужиков от напряжения становились фиолетовыми, но искомое брали. В большом количестве. Многие после этого даже выживали.

17 мая 1985 года было объявлено постановление ЦК «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Результат: в бюджет за 1985-1990 годы денежных средств от реализации алкоголя поступило меньше на 39 миллиардов рублей. В 1988 году от продажи алкоголя теневые дельцы получили 33 миллиарда рублей.

Именно тогда в ходу появилось жутковатое словечко — «зона». Зона трезвости. Это были своего рода резервации нравственности. В числе первых в Задонском районе, отзываясь на призывы партии, объявили свои территории этой самой зоной два Совета — Болховской и Тимирязевский. Только в 1985 году в районе за появление в общественных местах в нетрезвом виде было привлечено к административной ответственности 3600 человек.

Тогда же образовалось новое районное общество трезвости, где рабочий день начинался с мучительного вопроса: чем бы заняться? Тем не менее к 1 марта 1986 года в Задонском районе в это общество вступили 450 человек. «Шли» целыми колоннами. Однако статистику портил факт: пролетариат вместе с крестьянством делегировали в общество всего 125 человек, остальные были — так себе, интеллигенция, «прослойка».

В разгар борьбы с пьянством ассортимент липецких гастрономов выглядел так. Водка — от 2,7 до 5,25 рубля, вино яблочное сухое — 1,07 и 1,17 рубля, вино яблочное, столовое (в народе «слезы Мичурина») — 1,27 рубля, вино яблочное, крепленое — 1,52 рубля, вино плодово-ягодное (в народе — «плодово-выгодное») — 1,57 рубля, шампанское — 5,27 рубля, ликер-«липучка» — 3,7 рубля, коньяк — 7,5 или 12 рублей (в зависимости от звезд).

В стране повсюду усилиями работников культуры и комсомола прошумели «родниковые свадьбы» — с питьем на вынос и за углом. На столах отсутствовало спиртное, зато самовар «с чаем» до самой трубы был залит водкой, а гости слишком часто выбегали «покурить», чтобы еще хлебнуть из припрятанной бутылочки.

Но народ выжил и в этих условиях. Хотя горечь осталась, ведь людей снова стригли под одну гребенку, и вместе с алкашом на одной скамеечке в КПЗ оказывался малопьющий гражданин, может быть, ценитель испанских вин.

Был в те времена такой случай. Александр Тихонович Давыдов, известный в районе художник, музыкант, заслуженный работник культуры, попал в вытрезвитель. Он только что похоронил отца и шел после поминок пешком из села Верхнее Казачье в Задонск. Мимо ехал милицейский «уазик». Притормозил: «Садитесь, подвезем». Тут сержанты «учуяли» запах (кто же не выпивает на поминках?) и подвезли… до самого райотдела. Давыдову объявили строгий выговор по партийной линии, с которым он не согласился и не пошел через год в райком «снимать» взыскание. Обиделся. И было за что.

Было недавно в Задонске одно кафе. Потенциальные клиенты вытрезвителя штабелями лежали возле «точки» под елками и просто на дороге. На главной туристической тропе — возле библиотеки, бассейна, парка Победы, монастыря и Дома культуры. Полицейские замучались с этой клиентурой — некуда было ее отравлять, вытрезвителя-то не было. Наконец, руководством торговли было принято трудное (заведение давало прибыль), но радикальное решение — точку закрыли. Выпивать, конечно, «любители» не перестали, но под елками больше не валяются.

Что нам принесет новый закон, который Госдума, надо полагать, вскоре примет? Доживем, увидим.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных