Пн, 18 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Из Истории факта не выбросишь...

Александр Косякин | 08.02.2019 10:09:24
Наши предки не ведали, как далеко от края Руси-России отстоит их деревенька и как долго длятся русские земли, но и тогда они хорошо понимали, что это все — от колодца у дома до Москвы-столицы, Сибири-таежницы и южных морей — Оте­чество, которое им хранить-оберегать и вести впредь через столетия…

Не это ли единое чувство, это ощущение своей Родины и помогало им собраться и выстоять в лихую годину? И даже теперь, когда многое распотрошили в нашем общем доме новые хозяева жизни, далекие острова на Курилах, до которых нам никогда не доплыть, вызывают сердечную тревогу, когда на них зарятся чужие. И потому когда нам говорят: «отдайте!», «верните!» «подвиньтесь!», — мы сворачиваем дулю: а это вы видели?
Россия, конечно, большая… Даже слишком, как считают многие за ее пределами. Но если мы будем выслушивать (а то и силами нашей либеральной  общественности поддерживать) эти размышлизмы — дело дойдет до Калининграда, бывшего когда-то Кенигсбергом — отдайте, скажут нам! И тогда в ответ нужно ласково так промолвить: да берите…Только с условием: вы уж тоже, будьте любезны, верните Америку индейцам, Австралию — аборигенам, а нам — Финляндию, Польшу, Малороссию… Да и с Аляской не все было понятно. Только уже сегодня хватит заливать нам про Крым, который когда-то пропил соседям генсек, прозванный в народе Никитой. Подписать корявой рукой бумажку было просто, а вот отстоять и обустроить в веках эту землю — несравненно сложнее.
На днях в автобусе ввязался в дискуссию с молодыми ребятами. У них было такое предложение: а пусть японцы каждому россиянину положат на счет по миллиону долларов и забирают эти острова. Каждому из ста сорока миллионов! Я спросил: не загнули ли они с расчетами, все ли нормально у них с арифметикой? Тут они включили заднюю и согласились… на рубли. А я вспомнил, как в начале перестройки один паренек в эфире ЦТ обсуждал ту же проблему. Он взял ножницы, подошел к карте и отхватил Курильскую гряду — вон и без островов России сколько! Но и у него тогда было условие: можно отдать, но каждому россиянину пусть пришлют по японскому видеомагнитофону… Цена вопроса, как видим, с тех пор изменилась.
В самом деле, только за последний месяц в результате ажиотажа (а временами и психоза) шикотанская недвижимость выросла в цене. Если деревянная избенка месяц назад оценивалась в 10 тысяч долларов, то теперь уже в 80-90 тысяч. Понаехали родственники курильчан, чтобы прописаться на потенциально выгодной жилплощади. Пошли разговоры о том, что скоро японцы превратят острова в оазис цивилизации. То есть червячок коллаборационизма завозился в организме некоторых граждан, и тень Смердякова с его мечтой «чтоб нас хоть французы завоевали» уже мечется между сопками. Конечно, и митинги протеста против претензий соседей тоже имеют место быть. В общем, все непросто.
Но при любом раскладе, при любых настроениях отдавать свою  землю нельзя. Даже если на ней вместо дорог — направления, а вместо черепичных крыш — пока только шиферные… Вот нельзя, и все! Есть одна единая территория страны. И она неприкосновенна. И по Конституции, и по более важному историческому праву — итогам кровопролитной Мировой войны.
Молчат только французы. У них пока все хорошо с исторической памятью. Наполеон шел к Москве, слабо представляя, что оно такое — Россия. А за белокаменной она только начиналась. Бонапарт сидел у камина, попивал «Анжуйское», тут ему принесли карту, и он увидел Урал, Сибирь, Дальний Восток… Ему стало плохо, у императора случилась даже диарея. Он не слышал фразу Кутузова о том, что с потерей Москвы не потеряна Россия, но эта правда заставила его страдать, и он побежал из Москвы вон, как побитая собака… А ведь и у Наполеона была придуманная-сочиненная им самим миссия — освободить Россию от крепостного права и насадить демократию, как какой-нибудь южный фрукт. Много позже французы снова пришли к Москве — целая дивизия воевала под знаменами рейха в декабре сорок первого. Но ее, помороженную, засопливившую и деморализованную, срочно отозвали с фронта.
Да, Россия приходила на чужие земли. Но только на время и только за тем, чтобы кончить дело и поставить точку в мировой проблеме. В 1814-м Александр Первый на белом коне въехал в Париж, и город съежился от страха. Но русский император с порога запретил что-либо трогать в этой прекрасной европейской столице и отправился молиться в храм. Русские офицеры, а это были в основном помещики, на свои средства (закладывая даже имения) содержали полки на постое, не беря с французов ничего. В 1944 году мы снова были в Европе, и она, обезумевшая от ужаса оккупации, встречала русских цветами — что бы ни сочиняла писатель Улицкая, наделавшая сегодня шуму своими скандальными «разоблачениями»…
Да, мы были и в Венгрии, и в Чехословакии, и в Афганистане — уже не по воле народов этих стран — это горькая, но правда. Но всегда — только после официальных обращений правительств. Посмотрите, что сегодня делают США в Африке, в Латинской Америке и по всему миру. Они решают все сами, кому оторвать голову и на кого замахнуться ядерной дубинкой… И, конечно, Америка «не помнит», что даже ей, такой от нас далекой, в свое время помогла в войне Россия…
В голове каждого русского человека должны разместиться все эти факты Истории, из которой, как и из песни, слов не выкинешь.
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных