Пн, 17 Июня, 2019
Липецк: +24° $ 64.43 72.70
Виктор Страхов

Виктор Страхов

Обозреватель "Липецкой газеты"

Публикаций: 28
Виктор Страхов  |  02.06.2017 00:00:00

Каковы они, контуры будущего

Идеология — слово сегодня почти ругательное. Таковым оно стало в начале девяностых годов прошлого века, когда Советский Союз рухнул. Вместе с ним новые постсоветские реформаторы отменили 70 лет нашей неправильной истории. И инициировали правильную,..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "631" ["~ID"]=> string(3) "631" ["BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["TITLE"]=> string(52) "Каковы они, контуры будущего" ["~TITLE"]=> string(52) "Каковы они, контуры будущего" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2017-06-02 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2017-06-02 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.06.2017 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.06.2017 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10743) "

Идеология — слово сегодня почти ругательное. Таковым оно стало в начале девяностых годов прошлого века, когда Советский Союз рухнул. Вместе с ним новые постсоветские реформаторы отменили 70 лет нашей неправильной истории. И инициировали правильную, начав ее с чистого листа. Не будем сейчас спорить, хорошо это или плохо. Однако факт, что идеологические установки, доставшиеся нам из знаменитого сталинского «Краткого курса…», к тому времени благоухали нафталином.

Впрочем, и раньше «первой свежестью» они не отличались. Уже через несколько лет после своего провозглашения в качестве модели будущего общественного устройства коммунизм оказался химерой. Подавляющее большинство сознательных советских граждан вступали в КПСС не потому, что исповедовали коммунистические идеи. А исключительно потому, что этого требовали правила игры: ну не мог в 60-70-х годах пусть даже очень талантливый инженер, не олицетворяющий собой «ум, честь и совесть нашей эпохи», стать инженером главным.

С пришествием перестройки эта норма, к счастью, перестала быть актуальной. Но отказавшись от приснопамятных лозунгов «Фабрики — рабочим!», «Землю — крестьянам!», «Власть — Советам!», организаторы наших очередных побед, к сожалению, постарались забыть и о смысле социальных преобразований, начавшихся 100 лет назад. Как, кстати, и о смысле самого существования СССР, ставшего к моменту распада второй сверхдержавой планеты.

Между тем смысл этот был зафиксирован еще в программе РСДРП от 1903 года. В ней целью российских социал-демократов, а они в 1917-м и пришли к власти, объявлялось полное благосостояние народа, а также свободное и всестороннее развитие всех членов общества. Казалось бы, кто и что мог иметь против этого? Тем более что идеология, позже названная застойной, работала. Успехи Советского Союза признавали друзья и недруги, для многих стран они служили примером для подражания.

Даже в не лучшие для себя времена во второй половине 80-х годов прошлого века СССР, насчитывая что-то в пределах пяти процентов населения планеты, производил 14,5 процента мировой продукции. Наш национальный доход составлял почти 60 процентов американского. В СССР выпускалось 63 процента мирового энергетического оборудования, 46 процентов комбайнов, 27 процентов самолетов, 22 процента станков, 21 процент грузовых автомобилей…

С автомобилями легковыми были проблемы. Но и они не казались фатальными. Чтобы снять дефицит, да и вообще повысить качество отечественного ширпотреба, требовалась более тонкая и гибкая, можно сказать, ювелирная, нейрохирургическая настройка гигантского хозяйственного механизма. Вот только механизм этот, принадлежавший всем, равно как и идеология, ориентированная опять же на развитие всех, значительную часть элиты перестали устраивать.

И вместо нейрохирургов в правительство в начале 90-х пожаловали очередные революционеры. Их стараниями, а также избранных «эффективных собственников» многие отрасли экономики были вырублены под корень. При этом вместе с коммунизмом и социализмом адепты радикальных перемен решительно отвергли и идеологию созидания, а в Конституции специально подчеркнули, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Так, отказавшись от идеологии, общество утрачивает любые хоть сколько-нибудь гуманистические ориентиры, ценности и цели, перестает видеть контуры будущего. Что-то строить в таких условиях — все равно что сооружать здание без проекта.

Разумеется, либералы, оказавшиеся у власти, причины всех своих неудач склонны видеть в обществе. Мол, народ стране достался не тот. Но вот ведь парадокс: тот же самый народ, прописавшийся за границей, предстает совершенно иным. Да что за примерами далеко ходить? Россияне, переехавшие в Кремниевую долину, творят чудеса, создавая наноматериалы и разрабатывая цифровые технологии. Бывшие советские граждане, перебравшиеся в свое время в Израиль, превратили безжизненную пустыню Негев в цветущий оазис и завалили бывшую родину клубникой и редиской. Наконец, те же самые люди (только старшее поколение) в свое время первыми отправились в космос и почти 63 года назад построили первую в мире атомную электростанцию.

Почему когда-то у нас все получалось, а сейчас далеко не все? Может быть, дело в идеологии? В том, что тогда мы знали, почему и ради чего эту станцию строим. Целью любых экономических и социальных преобразований были люди. Все люди. Независимо от статуса и состояния. Так было. До тех самых времен, пока мерилом всего и вся не стал только рынок. Именно он и изменил нас. Разделил на богатых и бедных, до предела коммерциализировал отношения и породил невиданную прежде социальную апатию.

Богатых все устраивает, они заинтересованы в сохранении статус-кво. Им уже ничего не нужно. Ни инновации, ни модернизации. Разве что безвизовый выезд за пределы родины. Надо же на что-то тратить заработанное. Бедные в переменах, во всяком случае, технологических тоже не очень заинтересованы.

Самые умные из них хорошо понимают, что если забытые сегодня Карл Маркс и Герберт Маркузе видели в машинах способ упразднения рутинной работы и освобождения труда, то современные магнаты видят в них способ освобождения персонала, упразднения зарплат и, как следствие, повышение эффективности производства. А вот нужна ли им такая эффективность?

Может быть, правительству, прежде чем строить планы на будущее, поработать над сколько-нибудь привлекательным обликом этого будущего?! Придумать идеологию проекта. Может быть, тогда все у нас получится. Трудно чего-либо добиться, когда старые ориентиры обесценены, а новых просто нет.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10743) "

Идеология — слово сегодня почти ругательное. Таковым оно стало в начале девяностых годов прошлого века, когда Советский Союз рухнул. Вместе с ним новые постсоветские реформаторы отменили 70 лет нашей неправильной истории. И инициировали правильную, начав ее с чистого листа. Не будем сейчас спорить, хорошо это или плохо. Однако факт, что идеологические установки, доставшиеся нам из знаменитого сталинского «Краткого курса…», к тому времени благоухали нафталином.

Впрочем, и раньше «первой свежестью» они не отличались. Уже через несколько лет после своего провозглашения в качестве модели будущего общественного устройства коммунизм оказался химерой. Подавляющее большинство сознательных советских граждан вступали в КПСС не потому, что исповедовали коммунистические идеи. А исключительно потому, что этого требовали правила игры: ну не мог в 60-70-х годах пусть даже очень талантливый инженер, не олицетворяющий собой «ум, честь и совесть нашей эпохи», стать инженером главным.

С пришествием перестройки эта норма, к счастью, перестала быть актуальной. Но отказавшись от приснопамятных лозунгов «Фабрики — рабочим!», «Землю — крестьянам!», «Власть — Советам!», организаторы наших очередных побед, к сожалению, постарались забыть и о смысле социальных преобразований, начавшихся 100 лет назад. Как, кстати, и о смысле самого существования СССР, ставшего к моменту распада второй сверхдержавой планеты.

Между тем смысл этот был зафиксирован еще в программе РСДРП от 1903 года. В ней целью российских социал-демократов, а они в 1917-м и пришли к власти, объявлялось полное благосостояние народа, а также свободное и всестороннее развитие всех членов общества. Казалось бы, кто и что мог иметь против этого? Тем более что идеология, позже названная застойной, работала. Успехи Советского Союза признавали друзья и недруги, для многих стран они служили примером для подражания.

Даже в не лучшие для себя времена во второй половине 80-х годов прошлого века СССР, насчитывая что-то в пределах пяти процентов населения планеты, производил 14,5 процента мировой продукции. Наш национальный доход составлял почти 60 процентов американского. В СССР выпускалось 63 процента мирового энергетического оборудования, 46 процентов комбайнов, 27 процентов самолетов, 22 процента станков, 21 процент грузовых автомобилей…

С автомобилями легковыми были проблемы. Но и они не казались фатальными. Чтобы снять дефицит, да и вообще повысить качество отечественного ширпотреба, требовалась более тонкая и гибкая, можно сказать, ювелирная, нейрохирургическая настройка гигантского хозяйственного механизма. Вот только механизм этот, принадлежавший всем, равно как и идеология, ориентированная опять же на развитие всех, значительную часть элиты перестали устраивать.

И вместо нейрохирургов в правительство в начале 90-х пожаловали очередные революционеры. Их стараниями, а также избранных «эффективных собственников» многие отрасли экономики были вырублены под корень. При этом вместе с коммунизмом и социализмом адепты радикальных перемен решительно отвергли и идеологию созидания, а в Конституции специально подчеркнули, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Так, отказавшись от идеологии, общество утрачивает любые хоть сколько-нибудь гуманистические ориентиры, ценности и цели, перестает видеть контуры будущего. Что-то строить в таких условиях — все равно что сооружать здание без проекта.

Разумеется, либералы, оказавшиеся у власти, причины всех своих неудач склонны видеть в обществе. Мол, народ стране достался не тот. Но вот ведь парадокс: тот же самый народ, прописавшийся за границей, предстает совершенно иным. Да что за примерами далеко ходить? Россияне, переехавшие в Кремниевую долину, творят чудеса, создавая наноматериалы и разрабатывая цифровые технологии. Бывшие советские граждане, перебравшиеся в свое время в Израиль, превратили безжизненную пустыню Негев в цветущий оазис и завалили бывшую родину клубникой и редиской. Наконец, те же самые люди (только старшее поколение) в свое время первыми отправились в космос и почти 63 года назад построили первую в мире атомную электростанцию.

Почему когда-то у нас все получалось, а сейчас далеко не все? Может быть, дело в идеологии? В том, что тогда мы знали, почему и ради чего эту станцию строим. Целью любых экономических и социальных преобразований были люди. Все люди. Независимо от статуса и состояния. Так было. До тех самых времен, пока мерилом всего и вся не стал только рынок. Именно он и изменил нас. Разделил на богатых и бедных, до предела коммерциализировал отношения и породил невиданную прежде социальную апатию.

Богатых все устраивает, они заинтересованы в сохранении статус-кво. Им уже ничего не нужно. Ни инновации, ни модернизации. Разве что безвизовый выезд за пределы родины. Надо же на что-то тратить заработанное. Бедные в переменах, во всяком случае, технологических тоже не очень заинтересованы.

Самые умные из них хорошо понимают, что если забытые сегодня Карл Маркс и Герберт Маркузе видели в машинах способ упразднения рутинной работы и освобождения труда, то современные магнаты видят в них способ освобождения персонала, упразднения зарплат и, как следствие, повышение эффективности производства. А вот нужна ли им такая эффективность?

Может быть, правительству, прежде чем строить планы на будущее, поработать над сколько-нибудь привлекательным обликом этого будущего?! Придумать идеологию проекта. Может быть, тогда все у нас получится. Трудно чего-либо добиться, когда старые ориентиры обесценены, а новых просто нет.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_500" ["~CODE"]=> string(4) "_500" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/18/?page=blog&blog=18" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/18/?page=post&blog=18&id=_500" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/18/?page=user&id=19" ["AuthorName"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10743) "

Идеология — слово сегодня почти ругательное. Таковым оно стало в начале девяностых годов прошлого века, когда Советский Союз рухнул. Вместе с ним новые постсоветские реформаторы отменили 70 лет нашей неправильной истории. И инициировали правильную, начав ее с чистого листа. Не будем сейчас спорить, хорошо это или плохо. Однако факт, что идеологические установки, доставшиеся нам из знаменитого сталинского «Краткого курса…», к тому времени благоухали нафталином.

Впрочем, и раньше «первой свежестью» они не отличались. Уже через несколько лет после своего провозглашения в качестве модели будущего общественного устройства коммунизм оказался химерой. Подавляющее большинство сознательных советских граждан вступали в КПСС не потому, что исповедовали коммунистические идеи. А исключительно потому, что этого требовали правила игры: ну не мог в 60-70-х годах пусть даже очень талантливый инженер, не олицетворяющий собой «ум, честь и совесть нашей эпохи», стать инженером главным.

С пришествием перестройки эта норма, к счастью, перестала быть актуальной. Но отказавшись от приснопамятных лозунгов «Фабрики — рабочим!», «Землю — крестьянам!», «Власть — Советам!», организаторы наших очередных побед, к сожалению, постарались забыть и о смысле социальных преобразований, начавшихся 100 лет назад. Как, кстати, и о смысле самого существования СССР, ставшего к моменту распада второй сверхдержавой планеты.

Между тем смысл этот был зафиксирован еще в программе РСДРП от 1903 года. В ней целью российских социал-демократов, а они в 1917-м и пришли к власти, объявлялось полное благосостояние народа, а также свободное и всестороннее развитие всех членов общества. Казалось бы, кто и что мог иметь против этого? Тем более что идеология, позже названная застойной, работала. Успехи Советского Союза признавали друзья и недруги, для многих стран они служили примером для подражания.

Даже в не лучшие для себя времена во второй половине 80-х годов прошлого века СССР, насчитывая что-то в пределах пяти процентов населения планеты, производил 14,5 процента мировой продукции. Наш национальный доход составлял почти 60 процентов американского. В СССР выпускалось 63 процента мирового энергетического оборудования, 46 процентов комбайнов, 27 процентов самолетов, 22 процента станков, 21 процент грузовых автомобилей…

С автомобилями легковыми были проблемы. Но и они не казались фатальными. Чтобы снять дефицит, да и вообще повысить качество отечественного ширпотреба, требовалась более тонкая и гибкая, можно сказать, ювелирная, нейрохирургическая настройка гигантского хозяйственного механизма. Вот только механизм этот, принадлежавший всем, равно как и идеология, ориентированная опять же на развитие всех, значительную часть элиты перестали устраивать.

И вместо нейрохирургов в правительство в начале 90-х пожаловали очередные революционеры. Их стараниями, а также избранных «эффективных собственников» многие отрасли экономики были вырублены под корень. При этом вместе с коммунизмом и социализмом адепты радикальных перемен решительно отвергли и идеологию созидания, а в Конституции специально подчеркнули, что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Так, отказавшись от идеологии, общество утрачивает любые хоть сколько-нибудь гуманистические ориентиры, ценности и цели, перестает видеть контуры будущего. Что-то строить в таких условиях — все равно что сооружать здание без проекта.

Разумеется, либералы, оказавшиеся у власти, причины всех своих неудач склонны видеть в обществе. Мол, народ стране достался не тот. Но вот ведь парадокс: тот же самый народ, прописавшийся за границей, предстает совершенно иным. Да что за примерами далеко ходить? Россияне, переехавшие в Кремниевую долину, творят чудеса, создавая наноматериалы и разрабатывая цифровые технологии. Бывшие советские граждане, перебравшиеся в свое время в Израиль, превратили безжизненную пустыню Негев в цветущий оазис и завалили бывшую родину клубникой и редиской. Наконец, те же самые люди (только старшее поколение) в свое время первыми отправились в космос и почти 63 года назад построили первую в мире атомную электростанцию.

Почему когда-то у нас все получалось, а сейчас далеко не все? Может быть, дело в идеологии? В том, что тогда мы знали, почему и ради чего эту станцию строим. Целью любых экономических и социальных преобразований были люди. Все люди. Независимо от статуса и состояния. Так было. До тех самых времен, пока мерилом всего и вся не стал только рынок. Именно он и изменил нас. Разделил на богатых и бедных, до предела коммерциализировал отношения и породил невиданную прежде социальную апатию.

Богатых все устраивает, они заинтересованы в сохранении статус-кво. Им уже ничего не нужно. Ни инновации, ни модернизации. Разве что безвизовый выезд за пределы родины. Надо же на что-то тратить заработанное. Бедные в переменах, во всяком случае, технологических тоже не очень заинтересованы.

Самые умные из них хорошо понимают, что если забытые сегодня Карл Маркс и Герберт Маркузе видели в машинах способ упразднения рутинной работы и освобождения труда, то современные магнаты видят в них способ освобождения персонала, упразднения зарплат и, как следствие, повышение эффективности производства. А вот нужна ли им такая эффективность?

Может быть, правительству, прежде чем строить планы на будущее, поработать над сколько-нибудь привлекательным обликом этого будущего?! Придумать идеологию проекта. Может быть, тогда все у нас получится. Трудно чего-либо добиться, когда старые ориентиры обесценены, а новых просто нет.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "02.06.2017, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "02.06.2017" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "02" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "06" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2017" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "138" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:04:23" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "14376" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/414" ["FILE_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "7dda815081cd4957a6184f5d7d646185" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/414/18.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/414/100_100_2/18.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Виктор Страхов  |  29.03.2017 00:00:00

Главная гарантия благополучия

Придумав конвейер, известный американский промышленник Генри Форд практически одновременно «придумал» и новую зарплату. Правда, ничего революционного в этом случае он уже не изобретал: просто однажды стал платить сотрудникам вдвое больше, чем прежде...
array(62) { ["ID"]=> string(3) "630" ["~ID"]=> string(3) "630" ["BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["TITLE"]=> string(60) " Главная гарантия благополучия " ["~TITLE"]=> string(60) " Главная гарантия благополучия " ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2017-03-29 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2017-03-29 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "29.03.2017 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "29.03.2017 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9171) "

Придумав конвейер, известный американский промышленник Генри Форд практически одновременно «придумал» и новую зарплату. Правда, ничего революционного в этом случае он уже не изобретал: просто однажды стал платить сотрудникам вдвое больше, чем прежде. Дневное жалованье на фордовских заводах в одно мгновение подскочило до фантастической для начала прошлого века суммы в пять долларов.


Разразился скандал. Подогретые бурными выступлениями рабочих коллеги-капиталисты попытались призвать Форда к ответу. Грозно предупредили, что тот ввергает стабильный штатовский рынок в опасный хаос и что неплохо было бы возвратить старый добрый порядок. «Можно, конечно, и возвратить, — философски заметил Форд. — А кто в таком случае будет покупать мои автомобили?»


Резон в подобном заявлении был. В отличие от прочих воротил американского бизнеса Форд прекрасно понимал, что прежде чем делать предложение, желательно убедиться, что оно будет благосклонно принято. Иными словами, любому предложению должен соответствовать спрос. Чуть позже элементарный смысл фордовской акции дошел и до всего бизнес-сообщества: чтобы покупать необходимые товары, люди должны иметь необходимые деньги.


Зачем этот исторический экскурс? Да затем, что перед нами практически классический пример четко сформулированной задачи, а также эффективного и последовательного способа ее решения.


Подробная по масштабам цель стояла на рубеже девяностых годов и перед советскими промышленниками. Требовалось срочно заполнить опустевшие прилавки магазинов и обеспечить людей продуктами, обувью, одеждой и мылом, наконец. Ну и, разумеется, холодильниками, пылесосами, телевизорами, кондиционерами, автомобилями. И это не было роскошью. Это было тем необходимым минимумом бытовых приборов, который стал обычным не только для США или Европы, но и для новых индустриальных стран Азии.


Безусловно, варианты решения проблемы были хорошо известны и отработаны. Однако в России немедленно приступили к поиску новых, пожалуй, самых экзотических путей. Для начала громогласно провозгласили ускорение социально-экономического развития. Когда ничего из затеи не получилось, загибающиеся заводы стали реанимировать с помощью демократизации и гласности.


У нас сегодня не принято разбираться в причинах постсоветского застоя. Но почему-то принято бесстрастно констатировать наши антидостижения. Например, на недавнем инвестиционном форуме в Сочи бывший министр финансов Алексей Кудрин безучастно заявил, что по темпам цифровизации Россия в десять раз отстает от ведущих экономик мира.


Конечно, нужно признавать собственные просчеты. Но почему только сейчас бывшие и действующие чиновники начинают прозревать? Кудрин, например, в добавление ко всему прочему туманно заметил, что после развала СССР не произошло перезапуска механизма технологического развития в современном формате. Вице-премьер правительства Ольга Голодец в Сочи признала, что россиянам платят заниженную зарплату, которая не соответствует уровню их квалификации. Из-за дешевизны рабочей силы у нас невыгодно вкладываться в инновационные технологии.


Между тем цель социального государства, которое мы создаем уже четверть века, не выживание, а нечто большее. И об этом постоянно говорят многие политики и экономисты. Прежде всего, не московские. Руководители регионов, которые знают жизнь и реалии глубинки. Глава администрации Липецкой области Олег Королёв, например, утверждает, что нынешние производственные отношения — архаизм, почти дословно списанный нами с лекал позднего средневековья. Он считает, что именно по этой причине доходы работников местных предприятий явно не соответствуют вкладу региона в экономику страны. Да, возможно, нет у нас Фордов, которые хотели бы добровольно делиться с работниками доходами.


Поэтому глава нашего региона Олег Королёв убежден, что будущее за коллективными формами собственности. Они на сегодня главная гарантия всеобщего благополучия и социального мира. Не случайно даже всемирно известная авиастроительная корпорация «Боинг», сохранив имя своего основателя, давно принадлежит не семье, а тысячам акционеров. И «Боинг» не одинок. В оплоте капитализма США — 27 процентов предприятий с коллективной формой собственности, в Китае — 40 процентов. В Европе понятие работник-собственник, или если хотите капиталист, давно не вызывает ни малейшего удивления. В России же на народных предприятиях занято всего 0,01 процента трудоспособного населения. И, кстати, значительная их часть расположена в Липецкой области, где была принята специальная целевая программа. Смысл их создания сегодня, возможно, понял бы и Генри Форд. С московскими либералами сложнее...

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9171) "

Придумав конвейер, известный американский промышленник Генри Форд практически одновременно «придумал» и новую зарплату. Правда, ничего революционного в этом случае он уже не изобретал: просто однажды стал платить сотрудникам вдвое больше, чем прежде. Дневное жалованье на фордовских заводах в одно мгновение подскочило до фантастической для начала прошлого века суммы в пять долларов.


Разразился скандал. Подогретые бурными выступлениями рабочих коллеги-капиталисты попытались призвать Форда к ответу. Грозно предупредили, что тот ввергает стабильный штатовский рынок в опасный хаос и что неплохо было бы возвратить старый добрый порядок. «Можно, конечно, и возвратить, — философски заметил Форд. — А кто в таком случае будет покупать мои автомобили?»


Резон в подобном заявлении был. В отличие от прочих воротил американского бизнеса Форд прекрасно понимал, что прежде чем делать предложение, желательно убедиться, что оно будет благосклонно принято. Иными словами, любому предложению должен соответствовать спрос. Чуть позже элементарный смысл фордовской акции дошел и до всего бизнес-сообщества: чтобы покупать необходимые товары, люди должны иметь необходимые деньги.


Зачем этот исторический экскурс? Да затем, что перед нами практически классический пример четко сформулированной задачи, а также эффективного и последовательного способа ее решения.


Подробная по масштабам цель стояла на рубеже девяностых годов и перед советскими промышленниками. Требовалось срочно заполнить опустевшие прилавки магазинов и обеспечить людей продуктами, обувью, одеждой и мылом, наконец. Ну и, разумеется, холодильниками, пылесосами, телевизорами, кондиционерами, автомобилями. И это не было роскошью. Это было тем необходимым минимумом бытовых приборов, который стал обычным не только для США или Европы, но и для новых индустриальных стран Азии.


Безусловно, варианты решения проблемы были хорошо известны и отработаны. Однако в России немедленно приступили к поиску новых, пожалуй, самых экзотических путей. Для начала громогласно провозгласили ускорение социально-экономического развития. Когда ничего из затеи не получилось, загибающиеся заводы стали реанимировать с помощью демократизации и гласности.


У нас сегодня не принято разбираться в причинах постсоветского застоя. Но почему-то принято бесстрастно констатировать наши антидостижения. Например, на недавнем инвестиционном форуме в Сочи бывший министр финансов Алексей Кудрин безучастно заявил, что по темпам цифровизации Россия в десять раз отстает от ведущих экономик мира.


Конечно, нужно признавать собственные просчеты. Но почему только сейчас бывшие и действующие чиновники начинают прозревать? Кудрин, например, в добавление ко всему прочему туманно заметил, что после развала СССР не произошло перезапуска механизма технологического развития в современном формате. Вице-премьер правительства Ольга Голодец в Сочи признала, что россиянам платят заниженную зарплату, которая не соответствует уровню их квалификации. Из-за дешевизны рабочей силы у нас невыгодно вкладываться в инновационные технологии.


Между тем цель социального государства, которое мы создаем уже четверть века, не выживание, а нечто большее. И об этом постоянно говорят многие политики и экономисты. Прежде всего, не московские. Руководители регионов, которые знают жизнь и реалии глубинки. Глава администрации Липецкой области Олег Королёв, например, утверждает, что нынешние производственные отношения — архаизм, почти дословно списанный нами с лекал позднего средневековья. Он считает, что именно по этой причине доходы работников местных предприятий явно не соответствуют вкладу региона в экономику страны. Да, возможно, нет у нас Фордов, которые хотели бы добровольно делиться с работниками доходами.


Поэтому глава нашего региона Олег Королёв убежден, что будущее за коллективными формами собственности. Они на сегодня главная гарантия всеобщего благополучия и социального мира. Не случайно даже всемирно известная авиастроительная корпорация «Боинг», сохранив имя своего основателя, давно принадлежит не семье, а тысячам акционеров. И «Боинг» не одинок. В оплоте капитализма США — 27 процентов предприятий с коллективной формой собственности, в Китае — 40 процентов. В Европе понятие работник-собственник, или если хотите капиталист, давно не вызывает ни малейшего удивления. В России же на народных предприятиях занято всего 0,01 процента трудоспособного населения. И, кстати, значительная их часть расположена в Липецкой области, где была принята специальная целевая программа. Смысл их создания сегодня, возможно, понял бы и Генри Форд. С московскими либералами сложнее...

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_476" ["~CODE"]=> string(4) "_476" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/18/?page=blog&blog=18" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/18/?page=post&blog=18&id=_476" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/18/?page=user&id=19" ["AuthorName"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9171) "

Придумав конвейер, известный американский промышленник Генри Форд практически одновременно «придумал» и новую зарплату. Правда, ничего революционного в этом случае он уже не изобретал: просто однажды стал платить сотрудникам вдвое больше, чем прежде. Дневное жалованье на фордовских заводах в одно мгновение подскочило до фантастической для начала прошлого века суммы в пять долларов.


Разразился скандал. Подогретые бурными выступлениями рабочих коллеги-капиталисты попытались призвать Форда к ответу. Грозно предупредили, что тот ввергает стабильный штатовский рынок в опасный хаос и что неплохо было бы возвратить старый добрый порядок. «Можно, конечно, и возвратить, — философски заметил Форд. — А кто в таком случае будет покупать мои автомобили?»


Резон в подобном заявлении был. В отличие от прочих воротил американского бизнеса Форд прекрасно понимал, что прежде чем делать предложение, желательно убедиться, что оно будет благосклонно принято. Иными словами, любому предложению должен соответствовать спрос. Чуть позже элементарный смысл фордовской акции дошел и до всего бизнес-сообщества: чтобы покупать необходимые товары, люди должны иметь необходимые деньги.


Зачем этот исторический экскурс? Да затем, что перед нами практически классический пример четко сформулированной задачи, а также эффективного и последовательного способа ее решения.


Подробная по масштабам цель стояла на рубеже девяностых годов и перед советскими промышленниками. Требовалось срочно заполнить опустевшие прилавки магазинов и обеспечить людей продуктами, обувью, одеждой и мылом, наконец. Ну и, разумеется, холодильниками, пылесосами, телевизорами, кондиционерами, автомобилями. И это не было роскошью. Это было тем необходимым минимумом бытовых приборов, который стал обычным не только для США или Европы, но и для новых индустриальных стран Азии.


Безусловно, варианты решения проблемы были хорошо известны и отработаны. Однако в России немедленно приступили к поиску новых, пожалуй, самых экзотических путей. Для начала громогласно провозгласили ускорение социально-экономического развития. Когда ничего из затеи не получилось, загибающиеся заводы стали реанимировать с помощью демократизации и гласности.


У нас сегодня не принято разбираться в причинах постсоветского застоя. Но почему-то принято бесстрастно констатировать наши антидостижения. Например, на недавнем инвестиционном форуме в Сочи бывший министр финансов Алексей Кудрин безучастно заявил, что по темпам цифровизации Россия в десять раз отстает от ведущих экономик мира.


Конечно, нужно признавать собственные просчеты. Но почему только сейчас бывшие и действующие чиновники начинают прозревать? Кудрин, например, в добавление ко всему прочему туманно заметил, что после развала СССР не произошло перезапуска механизма технологического развития в современном формате. Вице-премьер правительства Ольга Голодец в Сочи признала, что россиянам платят заниженную зарплату, которая не соответствует уровню их квалификации. Из-за дешевизны рабочей силы у нас невыгодно вкладываться в инновационные технологии.


Между тем цель социального государства, которое мы создаем уже четверть века, не выживание, а нечто большее. И об этом постоянно говорят многие политики и экономисты. Прежде всего, не московские. Руководители регионов, которые знают жизнь и реалии глубинки. Глава администрации Липецкой области Олег Королёв, например, утверждает, что нынешние производственные отношения — архаизм, почти дословно списанный нами с лекал позднего средневековья. Он считает, что именно по этой причине доходы работников местных предприятий явно не соответствуют вкладу региона в экономику страны. Да, возможно, нет у нас Фордов, которые хотели бы добровольно делиться с работниками доходами.


Поэтому глава нашего региона Олег Королёв убежден, что будущее за коллективными формами собственности. Они на сегодня главная гарантия всеобщего благополучия и социального мира. Не случайно даже всемирно известная авиастроительная корпорация «Боинг», сохранив имя своего основателя, давно принадлежит не семье, а тысячам акционеров. И «Боинг» не одинок. В оплоте капитализма США — 27 процентов предприятий с коллективной формой собственности, в Китае — 40 процентов. В Европе понятие работник-собственник, или если хотите капиталист, давно не вызывает ни малейшего удивления. В России же на народных предприятиях занято всего 0,01 процента трудоспособного населения. И, кстати, значительная их часть расположена в Липецкой области, где была принята специальная целевая программа. Смысл их создания сегодня, возможно, понял бы и Генри Форд. С московскими либералами сложнее...

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "29.03.2017, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "29.03.2017" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "29" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "03" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2017" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "138" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:04:23" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "14376" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/414" ["FILE_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "7dda815081cd4957a6184f5d7d646185" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/414/18.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/414/100_100_2/18.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Виктор Страхов  |  16.11.2016 00:00:00

Полиграф для… диссертанта

В Липецке прошла международная научно-практическая конференция, темой которой стал плагиат и способы борьбы с ним. Проблема для областного центра, может быть, и не самая актуальная. Все-таки город больше известен как промышленный центр. Однако и недо..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "629" ["~ID"]=> string(3) "629" ["BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["TITLE"]=> string(49) "Полиграф для… диссертанта" ["~TITLE"]=> string(49) "Полиграф для… диссертанта" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-11-16 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-11-16 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "16.11.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "16.11.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9901) "

В Липецке прошла международная научно-практическая конференция, темой которой стал плагиат и способы борьбы с ним. Проблема для областного центра, может быть, и не самая актуальная. Все-таки город больше известен как промышленный центр. Однако и недооценивать ее, полагает профессор Валерий Кузовлев, в недавнем прошлом ректор Елецкого госуниверситета, нельзя. Она уже давно влияет на качество образования и знаний выпускников вузов и, как следствие, качество управленческих решений.


Последнее оставляет желать много лучшего. За два с лишним десятка лет, прошедших со времен перестройки, страна получила огромное количество менеджеров, бухгалтеров, экономистов, юристов, но так и не обрела специалистов, способных вдохнуть жизнь в производство. И это несмотря на то, что количество вузов, призванных готовить профессионалов, лишь увеличилось, что появились студенты, готовые это образование оплачивать и, казалось бы, априори заинтересованные в приобретении качественного продукта.


Но, увы. Как признался профессор Европейского института права Justo, доктор юридических наук Юрий Голик, сейчас даже аспиранты не хотят и не готовы самостоятельно грызть гранит науки. Их цель — не столько образование, сколько диплом, ученая степень, которая пусть и не имеет того значения и веса, что в советские времена, но все-таки существенно упрощает восхождение по карьерной лестнице.


Понятно, что сформировалась подобная система ценностей отнюдь не сегодня. И десять, и двадцать, и тридцать лет назад липовые курсовые, дипломы, диссертации и ставшие результатом трудов неправедных всевозможные научные регалии тоже никто не отменял. Не однажды города и веси расплачивались за это, поскольку наиболее значительные, сложные, ответственные и, как следствие, коммерчески выгодные проекты доставались людям, чья квалификация как раз и подтверждалась квазистепенями и званиями. Ну а чего они стоили, выяснялось только постфактум, как это случилось в Москве, когда рухнул мгновенно ставший печально знаменитым «Трансвааль-парк».


Под обломками внезапно обрушившейся кровли крупного спортивно-развлекательного комплекса тогда погибли 28 человек, а еще почти 200 были травмированы. Имя человека, кажется, доктора наук, проектировавшего крышу модного аква-парка, стало синонимом преступного непрофессионализма.


Нынешнее образование — для кого-то шаг к созиданию, а для кого-то к благополучному трудоустройству. А оно мало зависит от способностей и знаний. Оно — производное добрых отношений, связей, умения понравиться и устроиться. И в этой системе координат способность беззастенчиво «слямзить» курсовую в Интернете не порок, а доблесть. Списанный диплом — тоже не самый большой грех, что, кстати, подтверждают невероятно расплодившиеся сегодня рекрутеры рабсилы.


Экономика, если не вся, то наиболее успешная, продвинутая ее часть, выстроенная в точном соответствии с формулой «купи-продай», ничего другого просто не требует. А отсюда и соответствующее — вполне рыночное — отношение к дипломам и диссертациям. За исключением преподавателей вузов они мало кому нужны. Но, как говорят французы, noblesse oblige — положение обязывает, и университетскими дипломами, кандидатскими и докторскими диссертациями обзавелись все, кому не лень, — новые «эффективные» собственники (да и чем им еще удостоверить собственную эффективность), банкиры, чиновники.


Ситуация в конце концов стала настолько критической, что липовые дипломы и диссертации оказались в центре внимания не только научной, но и всей прочей общественности. Вынуждены были отреагировать и власти, издавшие в прошлом году приказ номер 636 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования…» Но еще раньше и еще дальше пошли сами ученые, придумавшие в середине нулевых интернет-проект «Антиплагиат».


Кстати, на встрече в Липецке побывал основатель одноименной компании Юрий Чехович, который и подтвердил, что Интернет давно стал популярным источником многих дипломных работ и диссертаций. При этом, по его словам, их новые «авторы» часто не утруждают себя даже чтением «своих» сочинений. А зачем? Модный сегодня метод написания научных работ, получивший название «копипаст», требует личных усилий разве что при оформлении титульного листа. Иначе общество так и не поймет, кому оно обязано столь тяжким трудом.


Правда, в обозримом будущем труд этот может оказаться неблагодарным. Как утверждают некоторые участники конференции, в кулуарах вынашиваются планы проверки всех научных работ системами «Антиплагиата», а кроме того, дипломы и диссертации, возможно, появятся в Интернете.


Впрочем, для состоятельных соискателей степеней очередные драконовские меры вряд ли станут препятствием. Они прекрасно знают, что создание дипломов и диссертаций для многих неглупых людей стало бизнесом, и те не позволят себе нахально копировать чужие изыскания. А раз так, то не лучше ли сразу же подвергать проверке не диссертации, а диссертантов? На полиграфе. Есть такой приборчик. «Детектором лжи» называется.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9901) "

В Липецке прошла международная научно-практическая конференция, темой которой стал плагиат и способы борьбы с ним. Проблема для областного центра, может быть, и не самая актуальная. Все-таки город больше известен как промышленный центр. Однако и недооценивать ее, полагает профессор Валерий Кузовлев, в недавнем прошлом ректор Елецкого госуниверситета, нельзя. Она уже давно влияет на качество образования и знаний выпускников вузов и, как следствие, качество управленческих решений.


Последнее оставляет желать много лучшего. За два с лишним десятка лет, прошедших со времен перестройки, страна получила огромное количество менеджеров, бухгалтеров, экономистов, юристов, но так и не обрела специалистов, способных вдохнуть жизнь в производство. И это несмотря на то, что количество вузов, призванных готовить профессионалов, лишь увеличилось, что появились студенты, готовые это образование оплачивать и, казалось бы, априори заинтересованные в приобретении качественного продукта.


Но, увы. Как признался профессор Европейского института права Justo, доктор юридических наук Юрий Голик, сейчас даже аспиранты не хотят и не готовы самостоятельно грызть гранит науки. Их цель — не столько образование, сколько диплом, ученая степень, которая пусть и не имеет того значения и веса, что в советские времена, но все-таки существенно упрощает восхождение по карьерной лестнице.


Понятно, что сформировалась подобная система ценностей отнюдь не сегодня. И десять, и двадцать, и тридцать лет назад липовые курсовые, дипломы, диссертации и ставшие результатом трудов неправедных всевозможные научные регалии тоже никто не отменял. Не однажды города и веси расплачивались за это, поскольку наиболее значительные, сложные, ответственные и, как следствие, коммерчески выгодные проекты доставались людям, чья квалификация как раз и подтверждалась квазистепенями и званиями. Ну а чего они стоили, выяснялось только постфактум, как это случилось в Москве, когда рухнул мгновенно ставший печально знаменитым «Трансвааль-парк».


Под обломками внезапно обрушившейся кровли крупного спортивно-развлекательного комплекса тогда погибли 28 человек, а еще почти 200 были травмированы. Имя человека, кажется, доктора наук, проектировавшего крышу модного аква-парка, стало синонимом преступного непрофессионализма.


Нынешнее образование — для кого-то шаг к созиданию, а для кого-то к благополучному трудоустройству. А оно мало зависит от способностей и знаний. Оно — производное добрых отношений, связей, умения понравиться и устроиться. И в этой системе координат способность беззастенчиво «слямзить» курсовую в Интернете не порок, а доблесть. Списанный диплом — тоже не самый большой грех, что, кстати, подтверждают невероятно расплодившиеся сегодня рекрутеры рабсилы.


Экономика, если не вся, то наиболее успешная, продвинутая ее часть, выстроенная в точном соответствии с формулой «купи-продай», ничего другого просто не требует. А отсюда и соответствующее — вполне рыночное — отношение к дипломам и диссертациям. За исключением преподавателей вузов они мало кому нужны. Но, как говорят французы, noblesse oblige — положение обязывает, и университетскими дипломами, кандидатскими и докторскими диссертациями обзавелись все, кому не лень, — новые «эффективные» собственники (да и чем им еще удостоверить собственную эффективность), банкиры, чиновники.


Ситуация в конце концов стала настолько критической, что липовые дипломы и диссертации оказались в центре внимания не только научной, но и всей прочей общественности. Вынуждены были отреагировать и власти, издавшие в прошлом году приказ номер 636 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования…» Но еще раньше и еще дальше пошли сами ученые, придумавшие в середине нулевых интернет-проект «Антиплагиат».


Кстати, на встрече в Липецке побывал основатель одноименной компании Юрий Чехович, который и подтвердил, что Интернет давно стал популярным источником многих дипломных работ и диссертаций. При этом, по его словам, их новые «авторы» часто не утруждают себя даже чтением «своих» сочинений. А зачем? Модный сегодня метод написания научных работ, получивший название «копипаст», требует личных усилий разве что при оформлении титульного листа. Иначе общество так и не поймет, кому оно обязано столь тяжким трудом.


Правда, в обозримом будущем труд этот может оказаться неблагодарным. Как утверждают некоторые участники конференции, в кулуарах вынашиваются планы проверки всех научных работ системами «Антиплагиата», а кроме того, дипломы и диссертации, возможно, появятся в Интернете.


Впрочем, для состоятельных соискателей степеней очередные драконовские меры вряд ли станут препятствием. Они прекрасно знают, что создание дипломов и диссертаций для многих неглупых людей стало бизнесом, и те не позволят себе нахально копировать чужие изыскания. А раз так, то не лучше ли сразу же подвергать проверке не диссертации, а диссертантов? На полиграфе. Есть такой приборчик. «Детектором лжи» называется.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_438" ["~CODE"]=> string(4) "_438" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/18/?page=blog&blog=18" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/18/?page=post&blog=18&id=_438" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/18/?page=user&id=19" ["AuthorName"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9901) "

В Липецке прошла международная научно-практическая конференция, темой которой стал плагиат и способы борьбы с ним. Проблема для областного центра, может быть, и не самая актуальная. Все-таки город больше известен как промышленный центр. Однако и недооценивать ее, полагает профессор Валерий Кузовлев, в недавнем прошлом ректор Елецкого госуниверситета, нельзя. Она уже давно влияет на качество образования и знаний выпускников вузов и, как следствие, качество управленческих решений.


Последнее оставляет желать много лучшего. За два с лишним десятка лет, прошедших со времен перестройки, страна получила огромное количество менеджеров, бухгалтеров, экономистов, юристов, но так и не обрела специалистов, способных вдохнуть жизнь в производство. И это несмотря на то, что количество вузов, призванных готовить профессионалов, лишь увеличилось, что появились студенты, готовые это образование оплачивать и, казалось бы, априори заинтересованные в приобретении качественного продукта.


Но, увы. Как признался профессор Европейского института права Justo, доктор юридических наук Юрий Голик, сейчас даже аспиранты не хотят и не готовы самостоятельно грызть гранит науки. Их цель — не столько образование, сколько диплом, ученая степень, которая пусть и не имеет того значения и веса, что в советские времена, но все-таки существенно упрощает восхождение по карьерной лестнице.


Понятно, что сформировалась подобная система ценностей отнюдь не сегодня. И десять, и двадцать, и тридцать лет назад липовые курсовые, дипломы, диссертации и ставшие результатом трудов неправедных всевозможные научные регалии тоже никто не отменял. Не однажды города и веси расплачивались за это, поскольку наиболее значительные, сложные, ответственные и, как следствие, коммерчески выгодные проекты доставались людям, чья квалификация как раз и подтверждалась квазистепенями и званиями. Ну а чего они стоили, выяснялось только постфактум, как это случилось в Москве, когда рухнул мгновенно ставший печально знаменитым «Трансвааль-парк».


Под обломками внезапно обрушившейся кровли крупного спортивно-развлекательного комплекса тогда погибли 28 человек, а еще почти 200 были травмированы. Имя человека, кажется, доктора наук, проектировавшего крышу модного аква-парка, стало синонимом преступного непрофессионализма.


Нынешнее образование — для кого-то шаг к созиданию, а для кого-то к благополучному трудоустройству. А оно мало зависит от способностей и знаний. Оно — производное добрых отношений, связей, умения понравиться и устроиться. И в этой системе координат способность беззастенчиво «слямзить» курсовую в Интернете не порок, а доблесть. Списанный диплом — тоже не самый большой грех, что, кстати, подтверждают невероятно расплодившиеся сегодня рекрутеры рабсилы.


Экономика, если не вся, то наиболее успешная, продвинутая ее часть, выстроенная в точном соответствии с формулой «купи-продай», ничего другого просто не требует. А отсюда и соответствующее — вполне рыночное — отношение к дипломам и диссертациям. За исключением преподавателей вузов они мало кому нужны. Но, как говорят французы, noblesse oblige — положение обязывает, и университетскими дипломами, кандидатскими и докторскими диссертациями обзавелись все, кому не лень, — новые «эффективные» собственники (да и чем им еще удостоверить собственную эффективность), банкиры, чиновники.


Ситуация в конце концов стала настолько критической, что липовые дипломы и диссертации оказались в центре внимания не только научной, но и всей прочей общественности. Вынуждены были отреагировать и власти, издавшие в прошлом году приказ номер 636 «Об утверждении Порядка проведения государственной итоговой аттестации по образовательным программам высшего образования…» Но еще раньше и еще дальше пошли сами ученые, придумавшие в середине нулевых интернет-проект «Антиплагиат».


Кстати, на встрече в Липецке побывал основатель одноименной компании Юрий Чехович, который и подтвердил, что Интернет давно стал популярным источником многих дипломных работ и диссертаций. При этом, по его словам, их новые «авторы» часто не утруждают себя даже чтением «своих» сочинений. А зачем? Модный сегодня метод написания научных работ, получивший название «копипаст», требует личных усилий разве что при оформлении титульного листа. Иначе общество так и не поймет, кому оно обязано столь тяжким трудом.


Правда, в обозримом будущем труд этот может оказаться неблагодарным. Как утверждают некоторые участники конференции, в кулуарах вынашиваются планы проверки всех научных работ системами «Антиплагиата», а кроме того, дипломы и диссертации, возможно, появятся в Интернете.


Впрочем, для состоятельных соискателей степеней очередные драконовские меры вряд ли станут препятствием. Они прекрасно знают, что создание дипломов и диссертаций для многих неглупых людей стало бизнесом, и те не позволят себе нахально копировать чужие изыскания. А раз так, то не лучше ли сразу же подвергать проверке не диссертации, а диссертантов? На полиграфе. Есть такой приборчик. «Детектором лжи» называется.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "16.11.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "16.11.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "16" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "11" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "138" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:04:23" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "14376" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/414" ["FILE_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "7dda815081cd4957a6184f5d7d646185" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/414/18.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/414/100_100_2/18.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Виктор Страхов  |  19.10.2016 00:00:00

Надежды питают не только юношей...

Новые выборы — новые надежды. На более достойное настоящее и будущее. Желательно — ближайшее. Очередные радужные помыслы общества (во всяком случае, той его части, что исполнила гражданский долг и пожаловала к избирательным урнам) связаны с констит..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "628" ["~ID"]=> string(3) "628" ["BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "17" ["TITLE"]=> string(63) "Надежды питают не только юношей..." ["~TITLE"]=> string(63) "Надежды питают не только юношей..." ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-10-19 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2016-10-19 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "19.10.2016 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "19.10.2016 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "19" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10449) "

Новые выборы — новые надежды. На более достойное настоящее и будущее. Желательно —
ближайшее. Очередные радужные помыслы общества (во всяком случае, той его части, что исполнила гражданский долг и пожаловала к избирательным урнам) связаны с конституционным большинством, которое получила в Государственной Думе партия «Единая Россия». Именно от него оптимистично настроенные соотечественники вновь ждут энергичных экономических преобразований. И не из разряда «хотели как лучше», а оперативных, точных, результативных.

К сожалению, ни один из предыдущих депутатских корпусов надежд большинства избирателей не оправдал. В итоге эра всеобщего благоденствия (миллионеры и миллиардеры не в счет), о которой общество мечтало еще в середине восьмидесятых прошлого века, не наступила даже сегодня, 25 лет спустя. Напомню, некогда обещанные всем нам первыми постсоветскими реформаторами Гайдаром, Чубайсом и иже с ними процветающие промышленность и сельское хозяйство оказались химерой. Райские яблочно-грушево-вишневые кущи с молочными реками и кисельными берегами засохли на корню. Цеха усилиями «эффективных собственников» трансформировались в «барахолки», то бишь торгово-развлекательные комплексы. А «умные» станки с числовым программным управлением сдали на металлолом.

Выстояли лишь отдельно взятые территории. В том числе и Липецкая область. Утратив в лихие девяностые несколько крупных предприятий, включая станкостроительный и тракторный заводы, она сумела в «нулевых» реабилитировать себя. В регионе появилась сначала особая экономическая зона федерального уровня, а затем с десяток региональных ОЭЗ. Именно здесь и прописались наиболее современные и востребованные предприятия, без проблем пережившие все последние потрясения. Благодаря этому заделу вполне стабильно чувствует себя и регион в целом. ВРП растет на зависть соседям, а о спаде не помышляют даже хорошо информированные оптимисты.

Впрочем, в последние месяцы воспряли духом и столичные аналитики. Некоторые из них уже в следующем году предрекают полупроцентный подъем экономики. Относительный энтузиазм демонстрируют чиновники. При этом, правда, они осторожно намекают на некую новую экономическую реальность, для которой высокие темпы роста — непозволительная роскошь, нонсенс, а вот прибавка в один, в лучшем случае полтора процента в год — это едва ли не предел мечтаний.

Вот только хватит ли этого предела, чтобы достичь декларируемой правительством цели и пополнить группу стран с наиболее высоким качеством жизни? Для космополитической бюрократии, озабоченной лишь уровнем собственного благосостояния, очевидно, вполне. Качество ее жизни не пострадает. Однако для страны, претендующей на статус преуспевающей и комфортной для каждого гражданина державы, этого явно недостаточно. Нам нужен не микроскопический в пределах статистической погрешности рост, а настоящий прорыв. Экономический, технологический, научный. Нам нужны масштабные проекты, объединяющие и мобилизующие общество.

Кто-нибудь работает над ними? Разумеется. Результаты? А вот с результатами пока беда. Правительство не обещает в обозримом будущем ничего обнадеживающего. Да и откуда вдруг чему взяться, если все попытки оживить экономику в рамках либерального проекта оказались, мягко говоря, несостоятельными. Счастливое исключение — военно-промышленный комплекс, управляемый в ручном режиме. Но он находится под жестким контролем самого президента. Задача же Кабмина пока, похоже, куда скромнее: сохранить хотя бы статус-кво. До лучших времен. До тех самых, когда бывший министр финансов Алексей Кудрин, назначенный руководителем Центра стратегических разработок, а также зампредом президентского экономического совета, сочинит собственную программу реабилитации российской экономики.

Ее основные положения уже известны. Среди чудодейственных кудринских рецептов — усиление конкуренции в экономике и в политике, совершенствование государственного управления и судебной системы, структурные реформы. Однако едва ли не главным пунктом реабилитационной программы остается повышение пенсионного возраста для россиян и россиянок соответственно до 63 и 60 лет. Безусловно, замеченный и отмеченный на Западе экономист прекрасно понимает, что на качестве жизни любителей тихих пенсионных радостей его новации отразятся не самым лучшим образом. Зато экономика, обещает Кудрин, начнет расти. Черепашьими темпами, правда. В 2012-2018 годах они будут вдвое ниже среднемировых. Почему? Доля России в мировой экономике снижается, обреченно отмечает бывший министр, а вместе с ней снижаются инвестиционная привлекательность и технологические возможности.

Вот с такими настроениями мы пытаемся въехать в светлое будущее. Понятно, что ничего из этой славной затеи не получается. Ну а раз так, нужно радикально менять курс, что и предлагают сделать многие ведущие экономисты страны.

Советник президента Сергей Глазьев, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов и бывший заместитель министра экономики Андрей Клепач предложили свою программу масштабных экономических преобразований. И здесь речь отнюдь не о корректировке нынешних либеральных планов, что, собственно, и предлагает сделать Кудрин, а о радикальной смене экономического курса страны, и в том числе более широком использовании плановых мобилизационных методов управления хозяйством. В условиях гибридной войны, объявленной США и их сателлитами России, у нее просто не остается другого выбора.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10449) "

Новые выборы — новые надежды. На более достойное настоящее и будущее. Желательно —
ближайшее. Очередные радужные помыслы общества (во всяком случае, той его части, что исполнила гражданский долг и пожаловала к избирательным урнам) связаны с конституционным большинством, которое получила в Государственной Думе партия «Единая Россия». Именно от него оптимистично настроенные соотечественники вновь ждут энергичных экономических преобразований. И не из разряда «хотели как лучше», а оперативных, точных, результативных.

К сожалению, ни один из предыдущих депутатских корпусов надежд большинства избирателей не оправдал. В итоге эра всеобщего благоденствия (миллионеры и миллиардеры не в счет), о которой общество мечтало еще в середине восьмидесятых прошлого века, не наступила даже сегодня, 25 лет спустя. Напомню, некогда обещанные всем нам первыми постсоветскими реформаторами Гайдаром, Чубайсом и иже с ними процветающие промышленность и сельское хозяйство оказались химерой. Райские яблочно-грушево-вишневые кущи с молочными реками и кисельными берегами засохли на корню. Цеха усилиями «эффективных собственников» трансформировались в «барахолки», то бишь торгово-развлекательные комплексы. А «умные» станки с числовым программным управлением сдали на металлолом.

Выстояли лишь отдельно взятые территории. В том числе и Липецкая область. Утратив в лихие девяностые несколько крупных предприятий, включая станкостроительный и тракторный заводы, она сумела в «нулевых» реабилитировать себя. В регионе появилась сначала особая экономическая зона федерального уровня, а затем с десяток региональных ОЭЗ. Именно здесь и прописались наиболее современные и востребованные предприятия, без проблем пережившие все последние потрясения. Благодаря этому заделу вполне стабильно чувствует себя и регион в целом. ВРП растет на зависть соседям, а о спаде не помышляют даже хорошо информированные оптимисты.

Впрочем, в последние месяцы воспряли духом и столичные аналитики. Некоторые из них уже в следующем году предрекают полупроцентный подъем экономики. Относительный энтузиазм демонстрируют чиновники. При этом, правда, они осторожно намекают на некую новую экономическую реальность, для которой высокие темпы роста — непозволительная роскошь, нонсенс, а вот прибавка в один, в лучшем случае полтора процента в год — это едва ли не предел мечтаний.

Вот только хватит ли этого предела, чтобы достичь декларируемой правительством цели и пополнить группу стран с наиболее высоким качеством жизни? Для космополитической бюрократии, озабоченной лишь уровнем собственного благосостояния, очевидно, вполне. Качество ее жизни не пострадает. Однако для страны, претендующей на статус преуспевающей и комфортной для каждого гражданина державы, этого явно недостаточно. Нам нужен не микроскопический в пределах статистической погрешности рост, а настоящий прорыв. Экономический, технологический, научный. Нам нужны масштабные проекты, объединяющие и мобилизующие общество.

Кто-нибудь работает над ними? Разумеется. Результаты? А вот с результатами пока беда. Правительство не обещает в обозримом будущем ничего обнадеживающего. Да и откуда вдруг чему взяться, если все попытки оживить экономику в рамках либерального проекта оказались, мягко говоря, несостоятельными. Счастливое исключение — военно-промышленный комплекс, управляемый в ручном режиме. Но он находится под жестким контролем самого президента. Задача же Кабмина пока, похоже, куда скромнее: сохранить хотя бы статус-кво. До лучших времен. До тех самых, когда бывший министр финансов Алексей Кудрин, назначенный руководителем Центра стратегических разработок, а также зампредом президентского экономического совета, сочинит собственную программу реабилитации российской экономики.

Ее основные положения уже известны. Среди чудодейственных кудринских рецептов — усиление конкуренции в экономике и в политике, совершенствование государственного управления и судебной системы, структурные реформы. Однако едва ли не главным пунктом реабилитационной программы остается повышение пенсионного возраста для россиян и россиянок соответственно до 63 и 60 лет. Безусловно, замеченный и отмеченный на Западе экономист прекрасно понимает, что на качестве жизни любителей тихих пенсионных радостей его новации отразятся не самым лучшим образом. Зато экономика, обещает Кудрин, начнет расти. Черепашьими темпами, правда. В 2012-2018 годах они будут вдвое ниже среднемировых. Почему? Доля России в мировой экономике снижается, обреченно отмечает бывший министр, а вместе с ней снижаются инвестиционная привлекательность и технологические возможности.

Вот с такими настроениями мы пытаемся въехать в светлое будущее. Понятно, что ничего из этой славной затеи не получается. Ну а раз так, нужно радикально менять курс, что и предлагают сделать многие ведущие экономисты страны.

Советник президента Сергей Глазьев, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов и бывший заместитель министра экономики Андрей Клепач предложили свою программу масштабных экономических преобразований. И здесь речь отнюдь не о корректировке нынешних либеральных планов, что, собственно, и предлагает сделать Кудрин, а о радикальной смене экономического курса страны, и в том числе более широком использовании плановых мобилизационных методов управления хозяйством. В условиях гибридной войны, объявленной США и их сателлитами России, у нее просто не остается другого выбора.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "18" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "strahov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "19" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_430" ["~CODE"]=> string(4) "_430" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/18/?page=blog&blog=18" ["urlToPost"]=> string(50) "/blog/autors/18/?page=post&blog=18&id=_430" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/18/?page=user&id=19" ["AuthorName"]=> string(27) "Виктор Страхов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10449) "

Новые выборы — новые надежды. На более достойное настоящее и будущее. Желательно —
ближайшее. Очередные радужные помыслы общества (во всяком случае, той его части, что исполнила гражданский долг и пожаловала к избирательным урнам) связаны с конституционным большинством, которое получила в Государственной Думе партия «Единая Россия». Именно от него оптимистично настроенные соотечественники вновь ждут энергичных экономических преобразований. И не из разряда «хотели как лучше», а оперативных, точных, результативных.

К сожалению, ни один из предыдущих депутатских корпусов надежд большинства избирателей не оправдал. В итоге эра всеобщего благоденствия (миллионеры и миллиардеры не в счет), о которой общество мечтало еще в середине восьмидесятых прошлого века, не наступила даже сегодня, 25 лет спустя. Напомню, некогда обещанные всем нам первыми постсоветскими реформаторами Гайдаром, Чубайсом и иже с ними процветающие промышленность и сельское хозяйство оказались химерой. Райские яблочно-грушево-вишневые кущи с молочными реками и кисельными берегами засохли на корню. Цеха усилиями «эффективных собственников» трансформировались в «барахолки», то бишь торгово-развлекательные комплексы. А «умные» станки с числовым программным управлением сдали на металлолом.

Выстояли лишь отдельно взятые территории. В том числе и Липецкая область. Утратив в лихие девяностые несколько крупных предприятий, включая станкостроительный и тракторный заводы, она сумела в «нулевых» реабилитировать себя. В регионе появилась сначала особая экономическая зона федерального уровня, а затем с десяток региональных ОЭЗ. Именно здесь и прописались наиболее современные и востребованные предприятия, без проблем пережившие все последние потрясения. Благодаря этому заделу вполне стабильно чувствует себя и регион в целом. ВРП растет на зависть соседям, а о спаде не помышляют даже хорошо информированные оптимисты.

Впрочем, в последние месяцы воспряли духом и столичные аналитики. Некоторые из них уже в следующем году предрекают полупроцентный подъем экономики. Относительный энтузиазм демонстрируют чиновники. При этом, правда, они осторожно намекают на некую новую экономическую реальность, для которой высокие темпы роста — непозволительная роскошь, нонсенс, а вот прибавка в один, в лучшем случае полтора процента в год — это едва ли не предел мечтаний.

Вот только хватит ли этого предела, чтобы достичь декларируемой правительством цели и пополнить группу стран с наиболее высоким качеством жизни? Для космополитической бюрократии, озабоченной лишь уровнем собственного благосостояния, очевидно, вполне. Качество ее жизни не пострадает. Однако для страны, претендующей на статус преуспевающей и комфортной для каждого гражданина державы, этого явно недостаточно. Нам нужен не микроскопический в пределах статистической погрешности рост, а настоящий прорыв. Экономический, технологический, научный. Нам нужны масштабные проекты, объединяющие и мобилизующие общество.

Кто-нибудь работает над ними? Разумеется. Результаты? А вот с результатами пока беда. Правительство не обещает в обозримом будущем ничего обнадеживающего. Да и откуда вдруг чему взяться, если все попытки оживить экономику в рамках либерального проекта оказались, мягко говоря, несостоятельными. Счастливое исключение — военно-промышленный комплекс, управляемый в ручном режиме. Но он находится под жестким контролем самого президента. Задача же Кабмина пока, похоже, куда скромнее: сохранить хотя бы статус-кво. До лучших времен. До тех самых, когда бывший министр финансов Алексей Кудрин, назначенный руководителем Центра стратегических разработок, а также зампредом президентского экономического совета, сочинит собственную программу реабилитации российской экономики.

Ее основные положения уже известны. Среди чудодейственных кудринских рецептов — усиление конкуренции в экономике и в политике, совершенствование государственного управления и судебной системы, структурные реформы. Однако едва ли не главным пунктом реабилитационной программы остается повышение пенсионного возраста для россиян и россиянок соответственно до 63 и 60 лет. Безусловно, замеченный и отмеченный на Западе экономист прекрасно понимает, что на качестве жизни любителей тихих пенсионных радостей его новации отразятся не самым лучшим образом. Зато экономика, обещает Кудрин, начнет расти. Черепашьими темпами, правда. В 2012-2018 годах они будут вдвое ниже среднемировых. Почему? Доля России в мировой экономике снижается, обреченно отмечает бывший министр, а вместе с ней снижаются инвестиционная привлекательность и технологические возможности.

Вот с такими настроениями мы пытаемся въехать в светлое будущее. Понятно, что ничего из этой славной затеи не получается. Ну а раз так, нужно радикально менять курс, что и предлагают сделать многие ведущие экономисты страны.

Советник президента Сергей Глазьев, уполномоченный по правам предпринимателей Борис Титов и бывший заместитель министра экономики Андрей Клепач предложили свою программу масштабных экономических преобразований. И здесь речь отнюдь не о корректировке нынешних либеральных планов, что, собственно, и предлагает сделать Кудрин, а о радикальной смене экономического курса страны, и в том числе более широком использовании плановых мобилизационных методов управления хозяйством. В условиях гибридной войны, объявленной США и их сателлитами России, у нее просто не остается другого выбора.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "19.10.2016, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "19.10.2016" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "19" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2016" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "138" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:04:23" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "14376" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/414" ["FILE_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "18.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "7dda815081cd4957a6184f5d7d646185" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/414/18.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/414/100_100_2/18.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных