Вт, 19 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25
И. Неверов

И. Неверов

Обозреватель "Липецкой газеты"
Публикаций: 168
И. Неверов  |  02.02.2019 15:25:36

Когда рука тянется к перу...

Писательство — извечный соблазн для русского человека. Почтительно промолчим об избранниках, кому сюжеты и слова, метафоры и рифмы диктуют, наверное, крылатые серафимы. Поговорим об остальных. Однажды бывший начальник, некогда курировавший культуру, ..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "673" ["~ID"]=> string(3) "673" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(49) "Когда рука тянется к перу..." ["~TITLE"]=> string(49) "Когда рука тянется к перу..." ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-02-02 15:25:36" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-02-02 15:25:36" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.02.2019 15:25:36" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "02.02.2019 15:25:36" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9898) "[SIZE=12pt][B]Писательство — извечный соблазн для русского человека. Почтительно промолчим об избранниках, кому сюжеты и слова, метафоры и рифмы диктуют, наверное, крылатые серафимы. Поговорим об остальных. [/B]

Однажды бывший начальник, некогда курировавший культуру, а значит, и местных литераторов, демонстрировал мне антресоли, заваленные книгами. «И все с дарственными надписями, — усмехнулся он. — Будто у меня есть время читать  графоманов. Я вот Толстого Льва Николаевича никак не соберусь перечесть».

Спорить с ним сложно. Графоманов действительно хватает. Иные готовы сидеть на картошке с хлебом, лишь бы накопить деньжат на издание какого-нибудь убогого опуса. Но не забудем: за собственный счет печатать свои пророческие труды случалось, к примеру, и калужскому чудаку и гению Константину Циолковскому.

За перо народ берется по разным мотивам. Известный историк признавался: «Я пишу для того, чтобы понять, что я думаю». Чем плохо, господа, привести мысли в порядок? А может, и душу в равновесие. Вообще не зря подмечено: каждый в принципе способен написать полезную книжку — о себе, о пережитом, о том, что любил, что ненавидел, чему верил и чему научился у людей, с кем его сводила судьба.

Возьмем прославленного полярного  летчика и нашего земляка Михаила Водопьянова. Он всерьез занимался литературой. Написал пьесу, роман. Но главное — не утрачивающие до сих пор ценности воспоминания. Осенью нынешнего года исполнится сто двадцать лет со дня рождения одного из первых Героев Советского Союза. По-моему, будет справедливо, если найдутся энтузиасты и спонсоры и помогут переиздать его «Небо начинается с земли» и «Рассказ  о моей жизни». Сейчас эти книги — библиографические редкости.

Внимания достойны не только мемуаристы, чья жизнь стала легендой. Я дорожу и документальными  повестями скромнейшего Геннадия  Капустенка. После войны он долго работал на Новолипецком металлургическом. А до того, на войне, совсем мальчишкой, сражался в Белоруссии в партизанском отряде. Он не претендовал на вклад в большую литературу. Он просто хотел сохранить для будущего имена, подвиги, подробности, дух сопротивления великих и страшных военных лет.

А почти ровесник Геннадия Владимировича Борис Цветаев был поэтом. Негромким, но искренним. Он тоже свидетельствовал о войне, но в стихах. И мне никто не докажет, что это не настоящая поэзия. Уж позволю себе  привести хотя бы одно стихотворение, а дальше — судите  сами. Название: «Томик Есенина».

Выцвела от времени обложка.
Отдают страницы желтизной.
В городке,
Разрушенном бомбежкой,
Он лежал в пыли на мостовой.
О поэте знал я понаслышке.
И, доверясь первой же строке,
Я отвел местечко этой книжке,
Потеснив патроны, в вещмешке.
Каждый день — бои, бои.
Но все же
Я прочесть в окопе  книжку смог.
Стали мне родней,
Еще дороже
Каждый холмик,
Каждый ручеек.

В бесхитростные строки вместилась та правда, которую не отыщешь в сотне монографий военных историков. Они, по-моему, с неопровержимой точностью и честностью дают ответ на вопрос: как поколению Водопьянова, Цветаева, Капустенка достало сил устоять и победить?

Вот о чем я задумался, получив недавно от ветерана Вооруженных сил  Алексея Владимировича Маликова сразу три его книги. Коротко о нем. Четверть с лишним века  воинской службы. Он  защищал Родину на дальних подступах: в тогдашней Восточной Германии, Чехословакии, даже Египте — на берега Нила наших пригласил обучать арабских офицеров и солдат президент Насер. Он многое повидал, многое понял отчетливо, до конца, как, пожалуй, не поймешь, живя дома. Потому и составил книги, потребовавшие  большой и сложной работы. А посвящены они трем столетним юбилеям: Октября, Красной Армии и комсомола.

Для Маликова это не дань ностальгии по былой великой державе. И уж наверняка не плод авторского честолюбия. Ему странно и горько, что сегодняшние подростки путают Куликовскую битву с Курской. Либо методом тыка пытаются угадать, почему на Чудском озере псы-рыцари ушли под лед — не потому ли, что броня  их танков была слишком тяжелой? Либо, попав в бундестаг, срывают аплодисменты, рассказывая, до чего опечалены ужасной участью миролюбивых солдат вермахта, оказавшихся в «сталинградском котле» и советских лагерях для военнопленных.

Вряд ли Маликов наивно  полагает, будто что-то кардинально изменит своими малотиражными книгами, в одиночку компенсирует то, что наши дети не получили на школьных уроках истории, не услышали от родителей. Но все-таки он пытается заполнить пустоту в молодых головах и душах. Делает что может. Он офицер и продолжает держать оборону — на сей раз оборону коллективной памяти России. Маликов настойчиво пишет о крестьянском сыне, командире первого подразделения «катюш» капитане Флерове из грязинского села Двуречки и подвиге фронтовой медсестры Ксении Константиновой. Девушка погибла, защищая раненых бойцов от «мирных» гитлеровцев. Маликов   гордится, что рос в том же селе, где родилась она.

Я листаю его книги. Алексей Владимирович старательно, от руки исправил в них опечатки. Он же вынужден был обходиться и без редактора, и без корректора. Так вот, я их  листаю и понимаю: писательство писательству рознь.  И не каждую книжку  автора-земляка правильно, даже не раскрыв, засовывать  на антресоль.[/SIZE]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9513) "[SIZE=12pt][B]Писательство — извечный соблазн для русского человека. Почтительно промолчим об избранниках, кому сюжеты и слова, метафоры и рифмы диктуют, наверное, крылатые серафимы. Поговорим об остальных. [/B] Однажды бывший начальник, некогда курировавший культуру, а значит, и местных литераторов, демонстрировал мне антресоли, заваленные книгами. «И все с дарственными надписями, — усмехнулся он. — Будто у меня есть время читать графоманов. Я вот Толстого Льва Николаевича никак не соберусь перечесть». Спорить с ним сложно. Графоманов действительно хватает. Иные готовы сидеть на картошке с хлебом, лишь бы накопить деньжат на издание какого-нибудь убогого опуса. Но не забудем: за собственный счет печатать свои пророческие труды случалось, к примеру, и калужскому чудаку и гению Константину Циолковскому. За перо народ берется по разным мотивам. Известный историк признавался: «Я пишу для того, чтобы понять, что я думаю». Чем плохо, господа, привести мысли в порядок? А может, и душу в равновесие. Вообще не зря подмечено: каждый в принципе способен написать полезную книжку — о себе, о пережитом, о том, что любил, что ненавидел, чему верил и чему научился у людей, с кем его сводила судьба. Возьмем прославленного полярного летчика и нашего земляка Михаила Водопьянова. Он всерьез занимался литературой. Написал пьесу, роман. Но главное — не утрачивающие до сих пор ценности воспоминания. Осенью нынешнего года исполнится сто двадцать лет со дня рождения одного из первых Героев Советского Союза. По-моему, будет справедливо, если найдутся энтузиасты и спонсоры и помогут переиздать его «Небо начинается с земли» и «Рассказ о моей жизни». Сейчас эти книги — библиографические редкости. Внимания достойны не только мемуаристы, чья жизнь стала легендой. Я дорожу и документальными повестями скромнейшего Геннадия Капустенка. После войны он долго работал на Новолипецком металлургическом. А до того, на войне, совсем мальчишкой, сражался в Белоруссии в партизанском отряде. Он не претендовал на вклад в большую литературу. Он просто хотел сохранить для будущего имена, подвиги, подробности, дух сопротивления великих и страшных военных лет. А почти ровесник Геннадия Владимировича Борис Цветаев был поэтом. Негромким, но искренним. Он тоже свидетельствовал о войне, но в стихах. И мне никто не докажет, что это не настоящая поэзия. Уж позволю себе привести хотя бы одно стихотворение, а дальше — судите сами. Название: «Томик Есенина». Выцвела от времени обложка. Отдают страницы желтизной. В городке, Разрушенном бомбежкой, Он лежал в пыли на мостовой. О поэте знал я понаслышке. И, доверясь первой же строке, Я отвел местечко этой книжке, Потеснив патроны, в вещмешке. Каждый день — бои, бои. Но все же Я прочесть в окопе книжку смог. Стали мне родней, Еще дороже Каждый холмик, Каждый ручеек. В бесхитростные строки вместилась та правда, которую не отыщешь в сотне монографий военных историков. Они, по-моему, с неопровержимой точностью и честностью дают ответ на вопрос: как поколению Водопьянова, Цветаева, Капустенка достало сил устоять и победить? Вот о чем я задумался, получив недавно от ветерана Вооруженных сил Алексея Владимировича Маликова сразу три его книги. Коротко о нем. Четверть с лишним века воинской службы. Он защищал Родину на дальних подступах: в тогдашней Восточной Германии, Чехословакии, даже Египте — на берега Нила наших пригласил обучать арабских офицеров и солдат президент Насер. Он многое повидал, многое понял отчетливо, до конца, как, пожалуй, не поймешь, живя дома. Потому и составил книги, потребовавшие большой и сложной работы. А посвящены они трем столетним юбилеям: Октября, Красной Армии и комсомола. Для Маликова это не дань ностальгии по былой великой державе. И уж наверняка не плод авторского честолюбия. Ему странно и горько, что сегодняшние подростки путают Куликовскую битву с Курской. Либо методом тыка пытаются угадать, почему на Чудском озере псы-рыцари ушли под лед — не потому ли, что броня их танков была слишком тяжелой? Либо, попав в бундестаг, срывают аплодисменты, рассказывая, до чего опечалены ужасной участью миролюбивых солдат вермахта, оказавшихся в «сталинградском котле» и советских лагерях для военнопленных. Вряд ли Маликов наивно полагает, будто что-то кардинально изменит своими малотиражными книгами, в одиночку компенсирует то, что наши дети не получили на школьных уроках истории, не услышали от родителей. Но все-таки он пытается заполнить пустоту в молодых головах и душах. Делает что может. Он офицер и продолжает держать оборону — на сей раз оборону коллективной памяти России. Маликов настойчиво пишет о крестьянском сыне, командире первого подразделения «катюш» капитане Флерове из грязинского села Двуречки и подвиге фронтовой медсестры Ксении Константиновой. Девушка погибла, защищая раненых бойцов от «мирных» гитлеровцев. Маликов гордится, что рос в том же селе, где родилась она. Я листаю его книги. Алексей Владимирович старательно, от руки исправил в них опечатки. Он же вынужден был обходиться и без редактора, и без корректора. Так вот, я их листаю и понимаю: писательство писательству рознь. И не каждую книжку автора-земляка правильно, даже не раскрыв, засовывать на антресоль.[/SIZE]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(2) "47" ["~VIEWS"]=> string(2) "47" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(27) "kogda-ruka-tyanetsya-k-peru" ["~CODE"]=> string(27) "kogda-ruka-tyanetsya-k-peru" ["urlToBlog"]=> string(43) "/blog/autors/16/2.htm?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(78) "/blog/autors/16/2.htm?page=post&blog=16&id=kogda-ruka-tyanetsya-k-peru" ["urlToAuthor"]=> string(41) "/blog/autors/16/2.htm?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(18) "И. Неверов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9820) "Писательство — извечный соблазн для русского человека. Почтительно промолчим об избранниках, кому сюжеты и слова, метафоры и рифмы диктуют, наверное, крылатые серафимы. Поговорим об остальных.

Однажды бывший начальник, некогда курировавший культуру, а значит, и местных литераторов, демонстрировал мне антресоли, заваленные книгами. «И все с дарственными надписями, — усмехнулся он. — Будто у меня есть время читать  графоманов. Я вот Толстого Льва Николаевича никак не соберусь перечесть».

Спорить с ним сложно. Графоманов действительно хватает. Иные готовы сидеть на картошке с хлебом, лишь бы накопить деньжат на издание какого-нибудь убогого опуса. Но не забудем: за собственный счет печатать свои пророческие труды случалось, к примеру, и калужскому чудаку и гению Константину Циолковскому.

За перо народ берется по разным мотивам. Известный историк признавался: «Я пишу для того, чтобы понять, что я думаю». Чем плохо, господа, привести мысли в порядок? А может, и душу в равновесие. Вообще не зря подмечено: каждый в принципе способен написать полезную книжку — о себе, о пережитом, о том, что любил, что ненавидел, чему верил и чему научился у людей, с кем его сводила судьба.

Возьмем прославленного полярного  летчика и нашего земляка Михаила Водопьянова. Он всерьез занимался литературой. Написал пьесу, роман. Но главное — не утрачивающие до сих пор ценности воспоминания. Осенью нынешнего года исполнится сто двадцать лет со дня рождения одного из первых Героев Советского Союза. По-моему, будет справедливо, если найдутся энтузиасты и спонсоры и помогут переиздать его «Небо начинается с земли» и «Рассказ  о моей жизни». Сейчас эти книги — библиографические редкости.

Внимания достойны не только мемуаристы, чья жизнь стала легендой. Я дорожу и документальными  повестями скромнейшего Геннадия  Капустенка. После войны он долго работал на Новолипецком металлургическом. А до того, на войне, совсем мальчишкой, сражался в Белоруссии в партизанском отряде. Он не претендовал на вклад в большую литературу. Он просто хотел сохранить для будущего имена, подвиги, подробности, дух сопротивления великих и страшных военных лет.

А почти ровесник Геннадия Владимировича Борис Цветаев был поэтом. Негромким, но искренним. Он тоже свидетельствовал о войне, но в стихах. И мне никто не докажет, что это не настоящая поэзия. Уж позволю себе  привести хотя бы одно стихотворение, а дальше — судите  сами. Название: «Томик Есенина».

Выцвела от времени обложка.
Отдают страницы желтизной.
В городке,
Разрушенном бомбежкой,
Он лежал в пыли на мостовой.
О поэте знал я понаслышке.
И, доверясь первой же строке,
Я отвел местечко этой книжке,
Потеснив патроны, в вещмешке.
Каждый день — бои, бои.
Но все же
Я прочесть в окопе  книжку смог.
Стали мне родней,
Еще дороже
Каждый холмик,
Каждый ручеек.

В бесхитростные строки вместилась та правда, которую не отыщешь в сотне монографий военных историков. Они, по-моему, с неопровержимой точностью и честностью дают ответ на вопрос: как поколению Водопьянова, Цветаева, Капустенка достало сил устоять и победить?

Вот о чем я задумался, получив недавно от ветерана Вооруженных сил  Алексея Владимировича Маликова сразу три его книги. Коротко о нем. Четверть с лишним века  воинской службы. Он  защищал Родину на дальних подступах: в тогдашней Восточной Германии, Чехословакии, даже Египте — на берега Нила наших пригласил обучать арабских офицеров и солдат президент Насер. Он многое повидал, многое понял отчетливо, до конца, как, пожалуй, не поймешь, живя дома. Потому и составил книги, потребовавшие  большой и сложной работы. А посвящены они трем столетним юбилеям: Октября, Красной Армии и комсомола.

Для Маликова это не дань ностальгии по былой великой державе. И уж наверняка не плод авторского честолюбия. Ему странно и горько, что сегодняшние подростки путают Куликовскую битву с Курской. Либо методом тыка пытаются угадать, почему на Чудском озере псы-рыцари ушли под лед — не потому ли, что броня  их танков была слишком тяжелой? Либо, попав в бундестаг, срывают аплодисменты, рассказывая, до чего опечалены ужасной участью миролюбивых солдат вермахта, оказавшихся в «сталинградском котле» и советских лагерях для военнопленных.

Вряд ли Маликов наивно  полагает, будто что-то кардинально изменит своими малотиражными книгами, в одиночку компенсирует то, что наши дети не получили на школьных уроках истории, не услышали от родителей. Но все-таки он пытается заполнить пустоту в молодых головах и душах. Делает что может. Он офицер и продолжает держать оборону — на сей раз оборону коллективной памяти России. Маликов настойчиво пишет о крестьянском сыне, командире первого подразделения «катюш» капитане Флерове из грязинского села Двуречки и подвиге фронтовой медсестры Ксении Константиновой. Девушка погибла, защищая раненых бойцов от «мирных» гитлеровцев. Маликов   гордится, что рос в том же селе, где родилась она.

Я листаю его книги. Алексей Владимирович старательно, от руки исправил в них опечатки. Он же вынужден был обходиться и без редактора, и без корректора. Так вот, я их  листаю и понимаю: писательство писательству рознь.  И не каждую книжку  автора-земляка правильно, даже не раскрыв, засовывать  на антресоль.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "02.02.2019, 15:25" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "02.02.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "15:25" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "02" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "02" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:03:24" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
И. Неверов  |  15.01.2019 12:17:46

Время постправды

Как-то очень уж много и скопом образовалось в нашем языке слов, начинающихся, на первый взгляд, с невинного, нейтрального «пост». Постмодернизм. Постиндустриализация. Философ Александр Зиновьев заговорил о постдемократии. Все чаще мелькают и постгума..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "659" ["~ID"]=> string(3) "659" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(31) "Время постправды" ["~TITLE"]=> string(31) "Время постправды" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-01-15 12:17:46" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-01-15 12:17:46" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "15.01.2019 12:17:46" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "15.01.2019 12:17:46" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10337) "[p]Как-то очень уж много и скопом образовалось в нашем языке слов, начинающихся, на первый взгляд, с невинного, нейтрального «пост». Постмодернизм. Постиндустриализация. Философ Александр Зиновьев заговорил о постдемократии. Все чаще мелькают и постгуманизм, и постхристианство. А недавно я услышал о постправде.  [/p]
[P][/P]
[P][/P]
[P]По-русски «пост» означает «после». Похоже, мы оставляем в прошлом какие-то традиции и ценности, с которыми человечество жило века. А что получаем взамен? Что приходит, к примеру, после христианства, вместо христианства? Боюсь, антихристианство. Приметы его заметны, особенно в благополучном западном мире. Нет, внешние атрибуты веры налицо. Люди бывают в церкви, исповедуются, молятся. Но сплошь и рядом не собираются следовать евангельским заповедям «не убий», «не прелюбодействуй», «не пожелай жены ближнего». Они не возражают против однополых браков. Готовы одобрить педофилию. Выбрасывают в мусорные баки горы еды, не вспоминая, что каждый девятый житель планеты голодает. [/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]А что наступает после демократии? Майданное право с горящими покрышками, снайперами на крышах и обстрелами детских садов и больниц. И посланцы самой могущественной и передовой демократии эти якобы «оранжевые», а на самом деле кроваво-алые перевороты поддерживают и оплачивают. Они прикармливают «своих» террористов и сердечно пожимают руки прибалтийским или украинским нацистам. Они не усматривают ничего антидемократичного, когда те унижают, а то и уничтожают говорящих на русском языке. Также как не возмущаются, когда в ранг героев возводятся эсэсовцы, каратели, Бандера и Шухевич. [/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Ну а без постправды подобные трансформации не удались бы. Человек с мало-мальски нормальной логикой легко понимает: синонимы постправды — вранье и демагогия. Собственно, нам давно уже демонстрируют: правды нет. Есть версии. И они не нуждаются в доказательствах. Была версия с пробиркой, развязавшая руки для атаки на Ирак. Озвучена версия отравления Скрипалей. Разумеется, русскими. Больше некому. Вот версия применения химоружия в Сирии. В борьбе версий верх берет не тот, у кого доказательства, а тот, у кого глотка луженая и он в силах перекричать оппонентов, чтобы все обыватели земного шарика поверили в исконный  русский беспредел.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Особая область постправды — историческая. Тут, господа, чем грубее, тупее, нелепее, тем эффективнее. Главное — назначить виноватого. А дальше сойдет любая дичь. «Секрет» этого знал хорошо Наполеон. Он провозгласил: «В политике абсурд не является препятствием». Так что сочиняйте прошлое, какое вам выгодно, подтасовывайте все подряд. [/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Кому неймется, пусть попробует опровергнуть. Да, несколько лет назад американские ученые выступили с обращением, предъявив счет своему правительству за фальсификацию научных данных. Подписей было немного-немало десять тысяч. В том числе пятидесяти двух нобелевских лауреатов. А что изменилось? Как врали, так и врут. И бесстыдней всего о России.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Итальянский журналист и настоящий друг нашей страны Джульетто Кьеза выделил отправной пункт западной русофобии: русские — прирожденные, хронические агрессоры. Россия всегда нападала на бедных соседей. А как иначе она стала бы настолько огромной? Ребята судят по себе. Это они захватывали чужие земли, не жалея пуль и снарядов, не брезгуя геноцидом. Россия расширяла свои территории по-другому.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Но в эпоху постправды  это не аргумент. Требуется коротенькая, простейшая цепочка из двух, трех звеньев. Первое звено: русские, если их не уничтожить, — ужасная опасность для всех. Следующее звено: они напополам с Гитлером развязали Вторую мировую. И звено последнее: раз за русскими столько грехов в прошлом, чего от них ожидать в настоящем? [/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Но постправда сейчас для нас не только импортный продукт. Она хозяйничает и в наших городах, весях, умах. Я имею ввиду не одних неолибералов, мечтающих о русском Пиночете, открывающих Ельцин-центр и подхватывающих какую попало ересь, лишь бы она наносила ущерб их стране. На историческом поприще подвизается и другая пуб­лика. Хотя бы неоязычники. Кому-то они кажутся безобидными чудаками вроде поклонников исторических реконструкций. Но это не так.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]В массе их книжек подробно расписано про антирусскость христианства. Тоже, знаете ли, версия, тоже вранье, но политкорректно именуемое мифом. Так вот, это миф о том, как нехороший князь Владимир коварно крестил своих подданных, поскольку его мама была, подумать страшно, дочерью раввина. [/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Вывод: пора покончить с Православием. Кресты в переплавку, Евангелия в макулатуру, а иконами, по любимой пословице «неистового Виссариона», горшки покрывать. А народ вернется на капища поклоняться племенным богам, Перунам да Сварогам.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Вы еще сомневаетесь, что неоязыческие игры не начинены взрывчаткой для разрушения тысячелетней православной страны? У русофобии и постправды ликов и масок не счесть. И псевдоисторические экскурсы неоязычников не менее опасны, чем мифы о голодоморе как целенаправленном геноциде украинского народа или о том, что генерал Власов и другие предатели были подлинными патриотами.[/P]
[P][/P]
[P][/P]
[P]Постправда. Постхристианство. Постгуманизм. Если мы дадим слабину и не сумеем противостоять этим настырным «пост», перечень их пополнится новыми словообразованиями: постнравственность, постсовесть, постздравый смысл, постсплоченность народа. Это надо трезво понимать. Тогда наша надежда на будущее не станет постнадеждой, а мы, наши дети и внуки будем по-прежнему жить в России, а не в постРоссии.[/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10157) "[p]Как-то очень уж много и скопом образовалось в нашем языке слов, начинающихся, на первый взгляд, с невинного, нейтрального «пост». Постмодернизм. Постиндустриализация. Философ Александр Зиновьев заговорил о постдемократии. Все чаще мелькают и постгуманизм, и постхристианство. А недавно я услышал о постправде.  [/p] [P][/P] [P][/P] [P]По-русски «пост» означает «после». Похоже, мы оставляем в прошлом какие-то традиции и ценности, с которыми человечество жило века. А что получаем взамен? Что приходит, к примеру, после христианства, вместо христианства? Боюсь, антихристианство. Приметы его заметны, особенно в благополучном западном мире. Нет, внешние атрибуты веры налицо. Люди бывают в церкви, исповедуются, молятся. Но сплошь и рядом не собираются следовать евангельским заповедям «не убий», «не прелюбодействуй», «не пожелай жены ближнего». Они не возражают против однополых браков. Готовы одобрить педофилию. Выбрасывают в мусорные баки горы еды, не вспоминая, что каждый девятый житель планеты голодает. [/P] [P][/P] [P][/P] [P]А что наступает после демократии? Майданное право с горящими покрышками, снайперами на крышах и обстрелами детских садов и больниц. И посланцы самой могущественной и передовой демократии эти якобы «оранжевые», а на самом деле кроваво-алые перевороты поддерживают и оплачивают. Они прикармливают «своих» террористов и сердечно пожимают руки прибалтийским или украинским нацистам. Они не усматривают ничего антидемократичного, когда те унижают, а то и уничтожают говорящих на русском языке. Также как не возмущаются, когда в ранг героев возводятся эсэсовцы, каратели, Бандера и Шухевич. [/P] [P][/P] [P][/P] [P]Ну а без постправды подобные трансформации не удались бы. Человек с мало-мальски нормальной логикой легко понимает: синонимы постправды — вранье и демагогия. Собственно, нам давно уже демонстрируют: правды нет. Есть версии. И они не нуждаются в доказательствах. Была версия с пробиркой, развязавшая руки для атаки на Ирак. Озвучена версия отравления Скрипалей. Разумеется, русскими. Больше некому. Вот версия применения химоружия в Сирии. В борьбе версий верх берет не тот, у кого доказательства, а тот, у кого глотка луженая и он в силах перекричать оппонентов, чтобы все обыватели земного шарика поверили в исконный  русский беспредел.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]Особая область постправды — историческая. Тут, господа, чем грубее, тупее, нелепее, тем эффективнее. Главное — назначить виноватого. А дальше сойдет любая дичь. «Секрет» этого знал хорошо Наполеон. Он провозгласил: «В политике абсурд не является препятствием». Так что сочиняйте прошлое, какое вам выгодно, подтасовывайте все подряд. [/P] [P][/P] [P][/P] [P]Кому неймется, пусть попробует опровергнуть. Да, несколько лет назад американские ученые выступили с обращением, предъявив счет своему правительству за фальсификацию научных данных. Подписей было немного-немало десять тысяч. В том числе пятидесяти двух нобелевских лауреатов. А что изменилось? Как врали, так и врут. И бесстыдней всего о России.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]Итальянский журналист и настоящий друг нашей страны Джульетто Кьеза выделил отправной пункт западной русофобии: русские — прирожденные, хронические агрессоры. Россия всегда нападала на бедных соседей. А как иначе она стала бы настолько огромной? Ребята судят по себе. Это они захватывали чужие земли, не жалея пуль и снарядов, не брезгуя геноцидом. Россия расширяла свои территории по-другому.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]Но в эпоху постправды  это не аргумент. Требуется коротенькая, простейшая цепочка из двух, трех звеньев. Первое звено: русские, если их не уничтожить, — ужасная опасность для всех. Следующее звено: они напополам с Гитлером развязали Вторую мировую. И звено последнее: раз за русскими столько грехов в прошлом, чего от них ожидать в настоящем? [/P] [P][/P] [P][/P] [P]Но постправда сейчас для нас не только импортный продукт. Она хозяйничает и в наших городах, весях, умах. Я имею ввиду не одних неолибералов, мечтающих о русском Пиночете, открывающих Ельцин-центр и подхватывающих какую попало ересь, лишь бы она наносила ущерб их стране. На историческом поприще подвизается и другая пуб­лика. Хотя бы неоязычники. Кому-то они кажутся безобидными чудаками вроде поклонников исторических реконструкций. Но это не так.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]В массе их книжек подробно расписано про антирусскость христианства. Тоже, знаете ли, версия, тоже вранье, но политкорректно именуемое мифом. Так вот, это миф о том, как нехороший князь Владимир коварно крестил своих подданных, поскольку его мама была, подумать страшно, дочерью раввина. [/P] [P][/P] [P][/P] [P]Вывод: пора покончить с Православием. Кресты в переплавку, Евангелия в макулатуру, а иконами, по любимой пословице «неистового Виссариона», горшки покрывать. А народ вернется на капища поклоняться племенным богам, Перунам да Сварогам.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]Вы еще сомневаетесь, что неоязыческие игры не начинены взрывчаткой для разрушения тысячелетней православной страны? У русофобии и постправды ликов и масок не счесть. И псевдоисторические экскурсы неоязычников не менее опасны, чем мифы о голодоморе как целенаправленном геноциде украинского народа или о том, что генерал Власов и другие предатели были подлинными патриотами.[/P] [P][/P] [P][/P] [P]Постправда. Постхристианство. Постгуманизм. Если мы дадим слабину и не сумеем противостоять этим настырным «пост», перечень их пополнится новыми словообразованиями: постнравственность, постсовесть, постздравый смысл, постсплоченность народа. Это надо трезво понимать. Тогда наша надежда на будущее не станет постнадеждой, а мы, наши дети и внуки будем по-прежнему жить в России, а не в постРоссии.[/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> string(1) "7" ["~VIEWS"]=> string(1) "7" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(17) "vremya-postpravdy" ["~CODE"]=> string(17) "vremya-postpravdy" ["urlToBlog"]=> string(43) "/blog/autors/16/2.htm?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(68) "/blog/autors/16/2.htm?page=post&blog=16&id=vremya-postpravdy" ["urlToAuthor"]=> string(41) "/blog/autors/16/2.htm?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(18) "И. Неверов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10091) "

Как-то очень уж много и скопом образовалось в нашем языке слов, начинающихся, на первый взгляд, с невинного, нейтрального «пост». Постмодернизм. Постиндустриализация. Философ Александр Зиновьев заговорил о постдемократии. Все чаще мелькают и постгуманизм, и постхристианство. А недавно я услышал о постправде.  

По-русски «пост» означает «после». Похоже, мы оставляем в прошлом какие-то традиции и ценности, с которыми человечество жило века. А что получаем взамен? Что приходит, к примеру, после христианства, вместо христианства? Боюсь, антихристианство. Приметы его заметны, особенно в благополучном западном мире. Нет, внешние атрибуты веры налицо. Люди бывают в церкви, исповедуются, молятся. Но сплошь и рядом не собираются следовать евангельским заповедям «не убий», «не прелюбодействуй», «не пожелай жены ближнего». Они не возражают против однополых браков. Готовы одобрить педофилию. Выбрасывают в мусорные баки горы еды, не вспоминая, что каждый девятый житель планеты голодает.

А что наступает после демократии? Майданное право с горящими покрышками, снайперами на крышах и обстрелами детских садов и больниц. И посланцы самой могущественной и передовой демократии эти якобы «оранжевые», а на самом деле кроваво-алые перевороты поддерживают и оплачивают. Они прикармливают «своих» террористов и сердечно пожимают руки прибалтийским или украинским нацистам. Они не усматривают ничего антидемократичного, когда те унижают, а то и уничтожают говорящих на русском языке. Также как не возмущаются, когда в ранг героев возводятся эсэсовцы, каратели, Бандера и Шухевич.

Ну а без постправды подобные трансформации не удались бы. Человек с мало-мальски нормальной логикой легко понимает: синонимы постправды — вранье и демагогия. Собственно, нам давно уже демонстрируют: правды нет. Есть версии. И они не нуждаются в доказательствах. Была версия с пробиркой, развязавшая руки для атаки на Ирак. Озвучена версия отравления Скрипалей. Разумеется, русскими. Больше некому. Вот версия применения химоружия в Сирии. В борьбе версий верх берет не тот, у кого доказательства, а тот, у кого глотка луженая и он в силах перекричать оппонентов, чтобы все обыватели земного шарика поверили в исконный  русский беспредел.

Особая область постправды — историческая. Тут, господа, чем грубее, тупее, нелепее, тем эффективнее. Главное — назначить виноватого. А дальше сойдет любая дичь. «Секрет» этого знал хорошо Наполеон. Он провозгласил: «В политике абсурд не является препятствием». Так что сочиняйте прошлое, какое вам выгодно, подтасовывайте все подряд.

Кому неймется, пусть попробует опровергнуть. Да, несколько лет назад американские ученые выступили с обращением, предъявив счет своему правительству за фальсификацию научных данных. Подписей было немного-немало десять тысяч. В том числе пятидесяти двух нобелевских лауреатов. А что изменилось? Как врали, так и врут. И бесстыдней всего о России.

Итальянский журналист и настоящий друг нашей страны Джульетто Кьеза выделил отправной пункт западной русофобии: русские — прирожденные, хронические агрессоры. Россия всегда нападала на бедных соседей. А как иначе она стала бы настолько огромной? Ребята судят по себе. Это они захватывали чужие земли, не жалея пуль и снарядов, не брезгуя геноцидом. Россия расширяла свои территории по-другому.

Но в эпоху постправды  это не аргумент. Требуется коротенькая, простейшая цепочка из двух, трех звеньев. Первое звено: русские, если их не уничтожить, — ужасная опасность для всех. Следующее звено: они напополам с Гитлером развязали Вторую мировую. И звено последнее: раз за русскими столько грехов в прошлом, чего от них ожидать в настоящем?

Но постправда сейчас для нас не только импортный продукт. Она хозяйничает и в наших городах, весях, умах. Я имею ввиду не одних неолибералов, мечтающих о русском Пиночете, открывающих Ельцин-центр и подхватывающих какую попало ересь, лишь бы она наносила ущерб их стране. На историческом поприще подвизается и другая пуб­лика. Хотя бы неоязычники. Кому-то они кажутся безобидными чудаками вроде поклонников исторических реконструкций. Но это не так.

В массе их книжек подробно расписано про антирусскость христианства. Тоже, знаете ли, версия, тоже вранье, но политкорректно именуемое мифом. Так вот, это миф о том, как нехороший князь Владимир коварно крестил своих подданных, поскольку его мама была, подумать страшно, дочерью раввина.

Вывод: пора покончить с Православием. Кресты в переплавку, Евангелия в макулатуру, а иконами, по любимой пословице «неистового Виссариона», горшки покрывать. А народ вернется на капища поклоняться племенным богам, Перунам да Сварогам.

Вы еще сомневаетесь, что неоязыческие игры не начинены взрывчаткой для разрушения тысячелетней православной страны? У русофобии и постправды ликов и масок не счесть. И псевдоисторические экскурсы неоязычников не менее опасны, чем мифы о голодоморе как целенаправленном геноциде украинского народа или о том, что генерал Власов и другие предатели были подлинными патриотами.

Постправда. Постхристианство. Постгуманизм. Если мы дадим слабину и не сумеем противостоять этим настырным «пост», перечень их пополнится новыми словообразованиями: постнравственность, постсовесть, постздравый смысл, постсплоченность народа. Это надо трезво понимать. Тогда наша надежда на будущее не станет постнадеждой, а мы, наши дети и внуки будем по-прежнему жить в России, а не в постРоссии.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "15.01.2019, 12:17" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "15.01.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "12:17" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "15" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "01" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:03:24" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
И. Неверов  |  07.12.2018 00:00:00

«Иль нам с Европой спорить ново?»

Помните, как растерялись и, простите, заткнулись наши либералы, в одночасье полюбившие Украину крепче своих банковских счетов, когда в Интернете появились стихи Иосифа Бродского о «незалежной»? Еще бы не растеряться. Западник, диссидент, эмигрант, по..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "666" ["~ID"]=> string(3) "666" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(60) "«Иль нам с Европой спорить ново?»" ["~TITLE"]=> string(60) "«Иль нам с Европой спорить ново?»" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-12-07 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-12-07 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "07.12.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "07.12.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10697) "

Помните, как растерялись и, простите, заткнулись наши либералы, в одночасье полюбившие Украину крепче своих банковских счетов, когда в Интернете появились стихи Иосифа Бродского о «незалежной»? Еще бы не растеряться. Западник, диссидент, эмигрант, получивший Нобелевку, — и вдруг:


Скажем им звонкой матерью, паузы метя строго,

Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,

По адресу на три буквы, на стороны все четыре.

Пусть теперь в мазанках хором гансы

Ставят вас на четыре кости, поганцы...


Да какой великодержавный шовинист-экстремист осмелился бы на такое кощунство! А ведь эти строчки написаны задолго до президентства Порошенко. В ту пору еще не повалили столько советских памятников. Еще не случилось одесского аутодафе. Еще не убивали детей на Донбассе. Еще не отправляли в тайный рейс через Керченский пролив боевые корабли.


Поэты, получается, прозорливее политиков. Бродский понял, куда идет Украина и чем это обернется. Тогда как раз в Киеве и Львове громкость призывов вступить в НАТО многократно усилилась. И нобелевский лауреат, согласен, неполиткорректно, а то и грубо, отреагировал на предательство людей, которых мы потом еще десяток лет называли братьями. Он все-таки напрасно не отделил наследников Бандеры и будущий электорат Порошенко от украинцев, не желающих враждовать с Россией. Но, по выражению одного классического персонажа, у гнева есть свои права. А подлая измена киевской верхушки русскому миру вызвала у Бродского эмоциональный взрыв.


Говорят, у нас только что издали историю русофобии. Автор не то англичанин, не то американец. Мне его книгу полистать пока не удалось. Но я не понимаю, почему никто из русских, российских серьезных историков не взялся за подобное исследование. Стесняемся? Не хотим нагнетать? Да куда уж больше-то нагнетать, господа?


Зато поэты двести, если не триста лет делают то, от чего отлынивают ученые мужи. Сейчас в соцсетях ищут и репостят текст «Подражание Пушкину». Небесталанный автор Владимир Веров стилизовал под классика стихи на злобу дня о России, обвиняемой Западом в агрессивности, коварстве, бессовестности. По сути, в том, чем не брезгует прежде всего сам Запад.


На Александра Сергеевича Ветров ориентируется не зря. После войны 1812 года происходили события, весьма похожие на нынешние, даром что слова «русофобия», кажется, еще даже не придумали. И Пушкин вступился за честь Родины. Вот маленький отрывок из стихотворения «Клеветникам России»:


...Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной ответа —

И ненавидите вы нас...

За что ж? Ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, пред кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?


А дальше Пушкин задает, по школьной терминологии, риторический вопрос: «Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык?». Вы правы, Александр Сергеевич: ох как не ново. Спорили с нею до вас, при вас, спорим и через двести лет, как вас не стало. Точнее, не мы спорим, а спорят с нами — политиканы, окрещенные в других ваших стихах — «Бородинская годовщина» — мутителями палат, легкоязычными витиями, набатом черни. Им необходимо сломать Россию, разрушить ее до основания. Опять же вы не ошиблись, написав:


Сильна ли Русь? Война и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясли —

Смотрите ж: все стоит она!


Спустя столетие пушкинское эхо отозвалось у другого Александра — Блока: «Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,/И обливаясь черной кровью,/Она глядит, глядит в тебя/И с ненавистью, и с любовью». В кого вглядывается Россия с этими двойственными, несовместимыми чувствами? Да все в тех же европейских соседей. И в своих недавних сограждан. А те и другие предают, и не впервые, не только ее, но и себя.


Нынешняя Россия, тревожная, живущая очень сложно, тем не менее верна европейским ценностям. А сами европейцы плюс американцы плюс новоиспеченные защитники демократии вроде прибалтов, украинцев, поляков их топчут. Топчут, размахивая штандартами Бандеры. Топчут, прославляя эсэсовцев и «лесных братьев». Топчут, подпитывая игиловцев и расправляясь с «неудобными» государствами. А Россия повторяет вслед за Блоком: «Пока не поздно — старый меч в ножны...»


Но ее стараются не слышать, заглушить бранью и клеветой. Пожалуй, происходящее похуже, чем десятилетия первой «холодной войны». И здесь ободряющие слова звучат уже не на страницах томика поэзии, а в книге прозы. История «утешает в годину бедствий, свидетельствует, что и прежде бывали подобные, были еще ужаснейшие, и Государство не разрушилось...»


Николай Михайлович Карамзин наверняка имел в виду и Смуту, и наполеоновское вторжение. А мы, естественно, прибавляем к этому Гражданскую вой­ну, нашествие гитлеровцев, вторую смуту «лихих девяностых». И что в сравнении с ними торгашеские расчеты Трампа и все его нынешние санкции.


Россия столько раз возрождалась из пепла, на руинах. И эта неуничтожимость, упрямое возвращение статуса великой державы приводили и приводят в ярость ее клеветников разных эпох и национальностей.

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10697) "

Помните, как растерялись и, простите, заткнулись наши либералы, в одночасье полюбившие Украину крепче своих банковских счетов, когда в Интернете появились стихи Иосифа Бродского о «незалежной»? Еще бы не растеряться. Западник, диссидент, эмигрант, получивший Нобелевку, — и вдруг:


Скажем им звонкой матерью, паузы метя строго,

Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,

По адресу на три буквы, на стороны все четыре.

Пусть теперь в мазанках хором гансы

Ставят вас на четыре кости, поганцы...


Да какой великодержавный шовинист-экстремист осмелился бы на такое кощунство! А ведь эти строчки написаны задолго до президентства Порошенко. В ту пору еще не повалили столько советских памятников. Еще не случилось одесского аутодафе. Еще не убивали детей на Донбассе. Еще не отправляли в тайный рейс через Керченский пролив боевые корабли.


Поэты, получается, прозорливее политиков. Бродский понял, куда идет Украина и чем это обернется. Тогда как раз в Киеве и Львове громкость призывов вступить в НАТО многократно усилилась. И нобелевский лауреат, согласен, неполиткорректно, а то и грубо, отреагировал на предательство людей, которых мы потом еще десяток лет называли братьями. Он все-таки напрасно не отделил наследников Бандеры и будущий электорат Порошенко от украинцев, не желающих враждовать с Россией. Но, по выражению одного классического персонажа, у гнева есть свои права. А подлая измена киевской верхушки русскому миру вызвала у Бродского эмоциональный взрыв.


Говорят, у нас только что издали историю русофобии. Автор не то англичанин, не то американец. Мне его книгу полистать пока не удалось. Но я не понимаю, почему никто из русских, российских серьезных историков не взялся за подобное исследование. Стесняемся? Не хотим нагнетать? Да куда уж больше-то нагнетать, господа?


Зато поэты двести, если не триста лет делают то, от чего отлынивают ученые мужи. Сейчас в соцсетях ищут и репостят текст «Подражание Пушкину». Небесталанный автор Владимир Веров стилизовал под классика стихи на злобу дня о России, обвиняемой Западом в агрессивности, коварстве, бессовестности. По сути, в том, чем не брезгует прежде всего сам Запад.


На Александра Сергеевича Ветров ориентируется не зря. После войны 1812 года происходили события, весьма похожие на нынешние, даром что слова «русофобия», кажется, еще даже не придумали. И Пушкин вступился за честь Родины. Вот маленький отрывок из стихотворения «Клеветникам России»:


...Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной ответа —

И ненавидите вы нас...

За что ж? Ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, пред кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?


А дальше Пушкин задает, по школьной терминологии, риторический вопрос: «Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык?». Вы правы, Александр Сергеевич: ох как не ново. Спорили с нею до вас, при вас, спорим и через двести лет, как вас не стало. Точнее, не мы спорим, а спорят с нами — политиканы, окрещенные в других ваших стихах — «Бородинская годовщина» — мутителями палат, легкоязычными витиями, набатом черни. Им необходимо сломать Россию, разрушить ее до основания. Опять же вы не ошиблись, написав:


Сильна ли Русь? Война и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясли —

Смотрите ж: все стоит она!


Спустя столетие пушкинское эхо отозвалось у другого Александра — Блока: «Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,/И обливаясь черной кровью,/Она глядит, глядит в тебя/И с ненавистью, и с любовью». В кого вглядывается Россия с этими двойственными, несовместимыми чувствами? Да все в тех же европейских соседей. И в своих недавних сограждан. А те и другие предают, и не впервые, не только ее, но и себя.


Нынешняя Россия, тревожная, живущая очень сложно, тем не менее верна европейским ценностям. А сами европейцы плюс американцы плюс новоиспеченные защитники демократии вроде прибалтов, украинцев, поляков их топчут. Топчут, размахивая штандартами Бандеры. Топчут, прославляя эсэсовцев и «лесных братьев». Топчут, подпитывая игиловцев и расправляясь с «неудобными» государствами. А Россия повторяет вслед за Блоком: «Пока не поздно — старый меч в ножны...»


Но ее стараются не слышать, заглушить бранью и клеветой. Пожалуй, происходящее похуже, чем десятилетия первой «холодной войны». И здесь ободряющие слова звучат уже не на страницах томика поэзии, а в книге прозы. История «утешает в годину бедствий, свидетельствует, что и прежде бывали подобные, были еще ужаснейшие, и Государство не разрушилось...»


Николай Михайлович Карамзин наверняка имел в виду и Смуту, и наполеоновское вторжение. А мы, естественно, прибавляем к этому Гражданскую вой­ну, нашествие гитлеровцев, вторую смуту «лихих девяностых». И что в сравнении с ними торгашеские расчеты Трампа и все его нынешние санкции.


Россия столько раз возрождалась из пепла, на руинах. И эта неуничтожимость, упрямое возвращение статуса великой державы приводили и приводят в ярость ее клеветников разных эпох и национальностей.

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_678" ["~CODE"]=> string(4) "_678" ["urlToBlog"]=> string(43) "/blog/autors/16/2.htm?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(55) "/blog/autors/16/2.htm?page=post&blog=16&id=_678" ["urlToAuthor"]=> string(41) "/blog/autors/16/2.htm?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(18) "И. Неверов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10697) "

Помните, как растерялись и, простите, заткнулись наши либералы, в одночасье полюбившие Украину крепче своих банковских счетов, когда в Интернете появились стихи Иосифа Бродского о «незалежной»? Еще бы не растеряться. Западник, диссидент, эмигрант, получивший Нобелевку, — и вдруг:


Скажем им звонкой матерью, паузы метя строго,

Скатертью вам, хохлы, и рушником дорога.

Ступайте от нас в жупане, не говоря в мундире,

По адресу на три буквы, на стороны все четыре.

Пусть теперь в мазанках хором гансы

Ставят вас на четыре кости, поганцы...


Да какой великодержавный шовинист-экстремист осмелился бы на такое кощунство! А ведь эти строчки написаны задолго до президентства Порошенко. В ту пору еще не повалили столько советских памятников. Еще не случилось одесского аутодафе. Еще не убивали детей на Донбассе. Еще не отправляли в тайный рейс через Керченский пролив боевые корабли.


Поэты, получается, прозорливее политиков. Бродский понял, куда идет Украина и чем это обернется. Тогда как раз в Киеве и Львове громкость призывов вступить в НАТО многократно усилилась. И нобелевский лауреат, согласен, неполиткорректно, а то и грубо, отреагировал на предательство людей, которых мы потом еще десяток лет называли братьями. Он все-таки напрасно не отделил наследников Бандеры и будущий электорат Порошенко от украинцев, не желающих враждовать с Россией. Но, по выражению одного классического персонажа, у гнева есть свои права. А подлая измена киевской верхушки русскому миру вызвала у Бродского эмоциональный взрыв.


Говорят, у нас только что издали историю русофобии. Автор не то англичанин, не то американец. Мне его книгу полистать пока не удалось. Но я не понимаю, почему никто из русских, российских серьезных историков не взялся за подобное исследование. Стесняемся? Не хотим нагнетать? Да куда уж больше-то нагнетать, господа?


Зато поэты двести, если не триста лет делают то, от чего отлынивают ученые мужи. Сейчас в соцсетях ищут и репостят текст «Подражание Пушкину». Небесталанный автор Владимир Веров стилизовал под классика стихи на злобу дня о России, обвиняемой Западом в агрессивности, коварстве, бессовестности. По сути, в том, чем не брезгует прежде всего сам Запад.


На Александра Сергеевича Ветров ориентируется не зря. После войны 1812 года происходили события, весьма похожие на нынешние, даром что слова «русофобия», кажется, еще даже не придумали. И Пушкин вступился за честь Родины. Вот маленький отрывок из стихотворения «Клеветникам России»:


...Бессмысленно прельщает вас

Борьбы отчаянной ответа —

И ненавидите вы нас...

За что ж? Ответствуйте: за то ли,

Что на развалинах пылающей Москвы

Мы не признали наглой воли

Того, пред кем дрожали вы?

За то ль, что в бездну повалили

Мы тяготеющий над царствами кумир

И нашей кровью искупили

Европы вольность, честь и мир?


А дальше Пушкин задает, по школьной терминологии, риторический вопрос: «Иль нам с Европой спорить ново? Иль русский от побед отвык?». Вы правы, Александр Сергеевич: ох как не ново. Спорили с нею до вас, при вас, спорим и через двести лет, как вас не стало. Точнее, не мы спорим, а спорят с нами — политиканы, окрещенные в других ваших стихах — «Бородинская годовщина» — мутителями палат, легкоязычными витиями, набатом черни. Им необходимо сломать Россию, разрушить ее до основания. Опять же вы не ошиблись, написав:


Сильна ли Русь? Война и мор,

И бунт, и внешних бурь напор

Ее, беснуясь, потрясли —

Смотрите ж: все стоит она!


Спустя столетие пушкинское эхо отозвалось у другого Александра — Блока: «Россия — Сфинкс. Ликуя и скорбя,/И обливаясь черной кровью,/Она глядит, глядит в тебя/И с ненавистью, и с любовью». В кого вглядывается Россия с этими двойственными, несовместимыми чувствами? Да все в тех же европейских соседей. И в своих недавних сограждан. А те и другие предают, и не впервые, не только ее, но и себя.


Нынешняя Россия, тревожная, живущая очень сложно, тем не менее верна европейским ценностям. А сами европейцы плюс американцы плюс новоиспеченные защитники демократии вроде прибалтов, украинцев, поляков их топчут. Топчут, размахивая штандартами Бандеры. Топчут, прославляя эсэсовцев и «лесных братьев». Топчут, подпитывая игиловцев и расправляясь с «неудобными» государствами. А Россия повторяет вслед за Блоком: «Пока не поздно — старый меч в ножны...»


Но ее стараются не слышать, заглушить бранью и клеветой. Пожалуй, происходящее похуже, чем десятилетия первой «холодной войны». И здесь ободряющие слова звучат уже не на страницах томика поэзии, а в книге прозы. История «утешает в годину бедствий, свидетельствует, что и прежде бывали подобные, были еще ужаснейшие, и Государство не разрушилось...»


Николай Михайлович Карамзин наверняка имел в виду и Смуту, и наполеоновское вторжение. А мы, естественно, прибавляем к этому Гражданскую вой­ну, нашествие гитлеровцев, вторую смуту «лихих девяностых». И что в сравнении с ними торгашеские расчеты Трампа и все его нынешние санкции.


Россия столько раз возрождалась из пепла, на руинах. И эта неуничтожимость, упрямое возвращение статуса великой державы приводили и приводят в ярость ее клеветников разных эпох и национальностей.

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "07.12.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "07.12.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "07" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "12" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:03:24" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
И. Неверов  |  30.11.2018 00:00:00

Давка в... керосиновой лавке

В годы нашей перестроечной наивности один умный американец подметил обидную закономерность: в Россию завозят из-за рубежа не лучшее, а худшее. Речь шла не о турецких дубленках, а о культуре. Вы, говорил он, думаете, что присоединились к нашему водопр..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "665" ["~ID"]=> string(3) "665" ["BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "15" ["TITLE"]=> string(50) "Давка в... керосиновой лавке" ["~TITLE"]=> string(50) "Давка в... керосиновой лавке" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-11-30 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2018-11-30 00:00:00" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "30.11.2018 00:00:00" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "30.11.2018 00:00:00" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "17" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10460) "

В годы нашей перестроечной наивности один умный американец подметил обидную закономерность: в Россию завозят из-за рубежа не лучшее, а худшее. Речь шла не о турецких дубленках, а о культуре. Вы, говорил он, думаете, что присоединились к нашему водопроводу, а подключились-то к канализации...


Впрочем, сперва это выглядело невинно. Ну стали праздновать Хэллоуин. Так и не выучив английского, кое-кто пускает пыль в глаза, к месту и не к месту бросая «окей» и «зе бест». Киношники и телевизионщики крадут или покупают сюжеты американских сериалов и ток-шоу. Русские «звезды» предпочитают нерусские песни. А если все-таки исполняют что-нибудь русское, то старательно воспроизводят английский акцент, американскую интонацию.


Но дальше больше. И вот уже искренность, честность, прямоту клеймят ужасными словами — нетолерантность, неполиткорректность. А учителей лишают права сделать замечание ученику, а не то что выставить с урока малолетнего наглеца — что вы, что вы, в цивилизованной школе подобное недопустимо! Передовая немецкая или американская педагогика накладывает табу на любое наказание деткам!


С того времени мы, бесспорно, поумнели. И не смотрим на Запад сквозь розовые очки. Но инерция копирования, подражания окончательно не прервалась. Элементарное подтверждение этого — энтузиазм, с каким на Руси подхвачена идея «черной пятницы». Нет способа вернее расчеловечить человека, кроме как превратить его в часть толпы, одержимой страхом и жадностью, злостью и азартом. Это может быть толпа на майдане. Или толпа футбольных фанатов. Или толпа ожидающих халяву. Даже нормальные люди, попав в ее тиски, перестают быть сами собой, подчиняются не разуму, не чувству, а инстинкту.


Итак, к красным датам российского календаря прибавилась американская «черная пятница». Вы не полюбопытствовали, господа, по какой причине она почернела? Кажется, все прекрасно: дешевая распродажа, бери, что твоей душеньке угодно. Так отчего бы не назвать эту пятницу счастливой, светлой, праздничной? Но она — черная.


И тут появляются очень печальные ассоциации. Скажем, с 29 октября 1929 года, вошедшим в историю Соединенных Штатов как «черный вторник». Именно тогда там начался обвальный кризис, Великая депрессия. Черным именуют и 11 сентября 2001-го. В тот день террористы обрушили манхэттенские башни-близнецы.


С «черной пятницей» эти события как будто ничем не связаны. Но если подумать — эпитет «черная» прилип к пятнице, символизирующей старт рождественских распродаж, не зря. Замысел соблазнять покупателей бросовыми ценами родился в девятнадцатом веке. Оборотистые дельцы смекнули: заманив народ в магазины и лавки, они хорошо наживутся. И к ним действительно повалили. Причем, и бедные, и обеспеченные. Они ломали двери. Шагали по головам. Калечили и калечились. Не щадили женщин и стариков. Зверели.


Я напрасно употребил здесь глаголы в прошедшем времени. Ничего ведь не изменилось. Разве что ассортимент. Когда-то хватали какие-нибудь штаны и утюги. Теперь рвут из рук, а то и с руками электронику. Все по-прежнему. Скандалы, драки, травмы. Бывают и трупы — затоптанных, раздавленных, скончавшихся от асфиксии. Некая мисс или миссис однажды, прокладывая путь к прилавку, попшикала на мешавших ей перцовым спреем. А два джентльмена выхватили пистолеты, борясь за место под солнцем, пардон, — на стоянке около супермаркета, где открывалась торговля под девизом: «Налетай — подешевело!».


Возвратимся к прилагательным. Есть версия, что «черной» эту самую пятницу нарекли полицейские. У них на таких непотребных праздниках потребительства слишком уж много тяжелой работы. Не знаю, может, у потомков американских первопоселенцев, что извели индейские племена и убивали соседа за несколько крупинок золота, подобные забавы не вызывают отторжения. Но вот цивилизованная Европа... Неужели лейбл «Made in USA» имеет над нею безграничную власть? Раз американское — стало быть, правильное, демократичное, прогрессивное. Прогрессивная давка с демократическим мордобоем — не исключение.


Зачем же к ним в хвост пристроилась и Россия? Как это совмещается с русским менталитетом, этикой, православными понятиями? Мы тоже втянулись. И втянули нас, разумеется, торгаши. Их мало волнует, если кто-то, растворившись в толпе, пусть на короткое время превратится в дикаря, хама, вандала. Обидно, однако, что мы так вяло сопротивляемся подобным манипуляциям.


Детский поэт Самуил Маршак писал и замечательные взрослые стихи. Вот одно из них:


Как вежлив ты в покое и тепле.

Но будешь ли таким во время давки

На поврежденном бурей корабле

Или в толпе у керосинной лавки?


Вопрос не риторический. И ответить на него необходимо, в первую очередь, себе. Чтобы не поддаться влиянию толпы, не стать ее ничтожной клеткой, в которой живут лишь корысть да страх. Вероятность оказаться на тонущем корабле для нас невелика. То есть речь о спасении жизни не идет. А вот попасть в толчею у «керосинной лавки» — в бутике, напичканном модными гаджетами, — почти стопроцентная.


На мой взгляд, «черная пятница» — провокация из богатого набора импортных технологий, которые вытравливают национальные представления о том, что такое «хорошо», что такое «плохо». И нам нет резона ставить на черное...

" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10460) "

В годы нашей перестроечной наивности один умный американец подметил обидную закономерность: в Россию завозят из-за рубежа не лучшее, а худшее. Речь шла не о турецких дубленках, а о культуре. Вы, говорил он, думаете, что присоединились к нашему водопроводу, а подключились-то к канализации...


Впрочем, сперва это выглядело невинно. Ну стали праздновать Хэллоуин. Так и не выучив английского, кое-кто пускает пыль в глаза, к месту и не к месту бросая «окей» и «зе бест». Киношники и телевизионщики крадут или покупают сюжеты американских сериалов и ток-шоу. Русские «звезды» предпочитают нерусские песни. А если все-таки исполняют что-нибудь русское, то старательно воспроизводят английский акцент, американскую интонацию.


Но дальше больше. И вот уже искренность, честность, прямоту клеймят ужасными словами — нетолерантность, неполиткорректность. А учителей лишают права сделать замечание ученику, а не то что выставить с урока малолетнего наглеца — что вы, что вы, в цивилизованной школе подобное недопустимо! Передовая немецкая или американская педагогика накладывает табу на любое наказание деткам!


С того времени мы, бесспорно, поумнели. И не смотрим на Запад сквозь розовые очки. Но инерция копирования, подражания окончательно не прервалась. Элементарное подтверждение этого — энтузиазм, с каким на Руси подхвачена идея «черной пятницы». Нет способа вернее расчеловечить человека, кроме как превратить его в часть толпы, одержимой страхом и жадностью, злостью и азартом. Это может быть толпа на майдане. Или толпа футбольных фанатов. Или толпа ожидающих халяву. Даже нормальные люди, попав в ее тиски, перестают быть сами собой, подчиняются не разуму, не чувству, а инстинкту.


Итак, к красным датам российского календаря прибавилась американская «черная пятница». Вы не полюбопытствовали, господа, по какой причине она почернела? Кажется, все прекрасно: дешевая распродажа, бери, что твоей душеньке угодно. Так отчего бы не назвать эту пятницу счастливой, светлой, праздничной? Но она — черная.


И тут появляются очень печальные ассоциации. Скажем, с 29 октября 1929 года, вошедшим в историю Соединенных Штатов как «черный вторник». Именно тогда там начался обвальный кризис, Великая депрессия. Черным именуют и 11 сентября 2001-го. В тот день террористы обрушили манхэттенские башни-близнецы.


С «черной пятницей» эти события как будто ничем не связаны. Но если подумать — эпитет «черная» прилип к пятнице, символизирующей старт рождественских распродаж, не зря. Замысел соблазнять покупателей бросовыми ценами родился в девятнадцатом веке. Оборотистые дельцы смекнули: заманив народ в магазины и лавки, они хорошо наживутся. И к ним действительно повалили. Причем, и бедные, и обеспеченные. Они ломали двери. Шагали по головам. Калечили и калечились. Не щадили женщин и стариков. Зверели.


Я напрасно употребил здесь глаголы в прошедшем времени. Ничего ведь не изменилось. Разве что ассортимент. Когда-то хватали какие-нибудь штаны и утюги. Теперь рвут из рук, а то и с руками электронику. Все по-прежнему. Скандалы, драки, травмы. Бывают и трупы — затоптанных, раздавленных, скончавшихся от асфиксии. Некая мисс или миссис однажды, прокладывая путь к прилавку, попшикала на мешавших ей перцовым спреем. А два джентльмена выхватили пистолеты, борясь за место под солнцем, пардон, — на стоянке около супермаркета, где открывалась торговля под девизом: «Налетай — подешевело!».


Возвратимся к прилагательным. Есть версия, что «черной» эту самую пятницу нарекли полицейские. У них на таких непотребных праздниках потребительства слишком уж много тяжелой работы. Не знаю, может, у потомков американских первопоселенцев, что извели индейские племена и убивали соседа за несколько крупинок золота, подобные забавы не вызывают отторжения. Но вот цивилизованная Европа... Неужели лейбл «Made in USA» имеет над нею безграничную власть? Раз американское — стало быть, правильное, демократичное, прогрессивное. Прогрессивная давка с демократическим мордобоем — не исключение.


Зачем же к ним в хвост пристроилась и Россия? Как это совмещается с русским менталитетом, этикой, православными понятиями? Мы тоже втянулись. И втянули нас, разумеется, торгаши. Их мало волнует, если кто-то, растворившись в толпе, пусть на короткое время превратится в дикаря, хама, вандала. Обидно, однако, что мы так вяло сопротивляемся подобным манипуляциям.


Детский поэт Самуил Маршак писал и замечательные взрослые стихи. Вот одно из них:


Как вежлив ты в покое и тепле.

Но будешь ли таким во время давки

На поврежденном бурей корабле

Или в толпе у керосинной лавки?


Вопрос не риторический. И ответить на него необходимо, в первую очередь, себе. Чтобы не поддаться влиянию толпы, не стать ее ничтожной клеткой, в которой живут лишь корысть да страх. Вероятность оказаться на тонущем корабле для нас невелика. То есть речь о спасении жизни не идет. А вот попасть в толчею у «керосинной лавки» — в бутике, напичканном модными гаджетами, — почти стопроцентная.


На мой взгляд, «черная пятница» — провокация из богатого набора импортных технологий, которые вытравливают национальные представления о том, что такое «хорошо», что такое «плохо». И нам нет резона ставить на черное...

" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "16" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(7) "neverov" ["AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(18) "И. Неверов" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "17" ["VIEWS"]=> NULL ["~VIEWS"]=> NULL ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "html" ["CATEGORY_ID"]=> NULL ["~CATEGORY_ID"]=> NULL ["CODE"]=> string(4) "_675" ["~CODE"]=> string(4) "_675" ["urlToBlog"]=> string(43) "/blog/autors/16/2.htm?page=blog&blog=16" ["urlToPost"]=> string(55) "/blog/autors/16/2.htm?page=post&blog=16&id=_675" ["urlToAuthor"]=> string(41) "/blog/autors/16/2.htm?page=user&id=17" ["AuthorName"]=> string(18) "И. Неверов" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10460) "

В годы нашей перестроечной наивности один умный американец подметил обидную закономерность: в Россию завозят из-за рубежа не лучшее, а худшее. Речь шла не о турецких дубленках, а о культуре. Вы, говорил он, думаете, что присоединились к нашему водопроводу, а подключились-то к канализации...


Впрочем, сперва это выглядело невинно. Ну стали праздновать Хэллоуин. Так и не выучив английского, кое-кто пускает пыль в глаза, к месту и не к месту бросая «окей» и «зе бест». Киношники и телевизионщики крадут или покупают сюжеты американских сериалов и ток-шоу. Русские «звезды» предпочитают нерусские песни. А если все-таки исполняют что-нибудь русское, то старательно воспроизводят английский акцент, американскую интонацию.


Но дальше больше. И вот уже искренность, честность, прямоту клеймят ужасными словами — нетолерантность, неполиткорректность. А учителей лишают права сделать замечание ученику, а не то что выставить с урока малолетнего наглеца — что вы, что вы, в цивилизованной школе подобное недопустимо! Передовая немецкая или американская педагогика накладывает табу на любое наказание деткам!


С того времени мы, бесспорно, поумнели. И не смотрим на Запад сквозь розовые очки. Но инерция копирования, подражания окончательно не прервалась. Элементарное подтверждение этого — энтузиазм, с каким на Руси подхвачена идея «черной пятницы». Нет способа вернее расчеловечить человека, кроме как превратить его в часть толпы, одержимой страхом и жадностью, злостью и азартом. Это может быть толпа на майдане. Или толпа футбольных фанатов. Или толпа ожидающих халяву. Даже нормальные люди, попав в ее тиски, перестают быть сами собой, подчиняются не разуму, не чувству, а инстинкту.


Итак, к красным датам российского календаря прибавилась американская «черная пятница». Вы не полюбопытствовали, господа, по какой причине она почернела? Кажется, все прекрасно: дешевая распродажа, бери, что твоей душеньке угодно. Так отчего бы не назвать эту пятницу счастливой, светлой, праздничной? Но она — черная.


И тут появляются очень печальные ассоциации. Скажем, с 29 октября 1929 года, вошедшим в историю Соединенных Штатов как «черный вторник». Именно тогда там начался обвальный кризис, Великая депрессия. Черным именуют и 11 сентября 2001-го. В тот день террористы обрушили манхэттенские башни-близнецы.


С «черной пятницей» эти события как будто ничем не связаны. Но если подумать — эпитет «черная» прилип к пятнице, символизирующей старт рождественских распродаж, не зря. Замысел соблазнять покупателей бросовыми ценами родился в девятнадцатом веке. Оборотистые дельцы смекнули: заманив народ в магазины и лавки, они хорошо наживутся. И к ним действительно повалили. Причем, и бедные, и обеспеченные. Они ломали двери. Шагали по головам. Калечили и калечились. Не щадили женщин и стариков. Зверели.


Я напрасно употребил здесь глаголы в прошедшем времени. Ничего ведь не изменилось. Разве что ассортимент. Когда-то хватали какие-нибудь штаны и утюги. Теперь рвут из рук, а то и с руками электронику. Все по-прежнему. Скандалы, драки, травмы. Бывают и трупы — затоптанных, раздавленных, скончавшихся от асфиксии. Некая мисс или миссис однажды, прокладывая путь к прилавку, попшикала на мешавших ей перцовым спреем. А два джентльмена выхватили пистолеты, борясь за место под солнцем, пардон, — на стоянке около супермаркета, где открывалась торговля под девизом: «Налетай — подешевело!».


Возвратимся к прилагательным. Есть версия, что «черной» эту самую пятницу нарекли полицейские. У них на таких непотребных праздниках потребительства слишком уж много тяжелой работы. Не знаю, может, у потомков американских первопоселенцев, что извели индейские племена и убивали соседа за несколько крупинок золота, подобные забавы не вызывают отторжения. Но вот цивилизованная Европа... Неужели лейбл «Made in USA» имеет над нею безграничную власть? Раз американское — стало быть, правильное, демократичное, прогрессивное. Прогрессивная давка с демократическим мордобоем — не исключение.


Зачем же к ним в хвост пристроилась и Россия? Как это совмещается с русским менталитетом, этикой, православными понятиями? Мы тоже втянулись. И втянули нас, разумеется, торгаши. Их мало волнует, если кто-то, растворившись в толпе, пусть на короткое время превратится в дикаря, хама, вандала. Обидно, однако, что мы так вяло сопротивляемся подобным манипуляциям.


Детский поэт Самуил Маршак писал и замечательные взрослые стихи. Вот одно из них:


Как вежлив ты в покое и тепле.

Но будешь ли таким во время давки

На поврежденном бурей корабле

Или в толпе у керосинной лавки?


Вопрос не риторический. И ответить на него необходимо, в первую очередь, себе. Чтобы не поддаться влиянию толпы, не стать ее ничтожной клеткой, в которой живут лишь корысть да страх. Вероятность оказаться на тонущем корабле для нас невелика. То есть речь о спасении жизни не идет. А вот попасть в толчею у «керосинной лавки» — в бутике, напичканном модными гаджетами, — почти стопроцентная.


На мой взгляд, «черная пятница» — провокация из богатого набора импортных технологий, которые вытравливают национальные представления о том, что такое «хорошо», что такое «плохо». И нам нет резона ставить на черное...

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "30.11.2018, 00:00" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "30.11.2018" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "00:00" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "30" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "11" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2018" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "134" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "11.01.2019 07:03:24" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "22095" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/0cc" ["FILE_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "16.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "84edb160fdb62984d206ea2771e0c930" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/0cc/16.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/0cc/100_100_2/16.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных