Чт, 12 Декабря, 2019
Липецк: +1° $ 63.72 70.50
Александр Косякин

Александр Косякин

Обозреватель "Липецкой газеты"
Публикаций: 154
Александр Косякин  |  10.12.2019 03:27:50

Увидеть в туристе гостя

Всех путешественников нашей страны поделили на две категории: паломников и туристов. Из соответствующего федерального закона (№ 170) убрали паломничество как направление туризма, теперь это самостоятельная сфера деятельности. И это честный подход, п..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "747" ["~ID"]=> string(3) "747" ["BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["TITLE"]=> string(44) "Увидеть в туристе гостя" ["~TITLE"]=> string(44) "Увидеть в туристе гостя" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-12-10 03:27:50" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-12-10 03:27:50" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "10.12.2019 03:27:50" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "10.12.2019 03:27:50" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10045) "[CENTER][SIZE=9px] [/SIZE][/CENTER]
[LEFT][B]Всех путешественников нашей страны поделили на две категории: паломников и туристов. Из соответствующего федерального закона (№ 170) убрали паломничество как направление туризма, теперь это самостоятельная сфера деятельности. И это честный подход, потому что бабушка со свечкой у алтаря даже не догадывалась, что она заядлая туристка. @Ее никак нельзя было «ставить в отчетность». @А ведь ставили. Каждый год цифры в докладах ползли вверх, их подгоняли по стародавней традиции — «от достигнутого».

[/B][/LEFT]
[JUSTIFY]Лукавые это были цифры. Во-первых, потому что считали не «по головам», а по «потолочному»: что-то брали из статистики гостиниц, что-то от… журавлиного клина в небесах. Особенно удавалась отчетность Задонску — три действующих монастыря, святые источники веками собирают тысячи паломников. Но на простой вопрос: сколько денег в бюджет от этих «туристов» попало в текущем году — никто не ответит. Зачастую паломник дальше монастырского двора никуда и не ходит, он даже о городе мало что знает.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Разумеется, при грамотной политике нескончаемый поток паломников (как историческую данность) можно постараться обратить на пользу светской туристической зоне. Однако для этого много чего придется предложить гостю уже за церковной оградой. Один только пример. Самое крупное календарное событие в Липецком крае — День памяти святителя Тихона Задонского. Тысячи крестоходцев и паломников собирает этот день. Так почему накануне, за день-два, или сразу после праздника не проводить мирские мероприятия — тематические «круглые столы» с приглашением известных писателей, краеведов, а также выставки, галереи, флешмобы, состязание хоров, конкурсы и прочая, используя два ресурса — большое скопление народа и интересную тему. Это хлопотно, это непросто, поэтому никто и не берется.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Но оставим православный народ монастырям, у них уже есть и свои гостиницы (в том числе и частные), и экскурсоводы, и контакты с турагентствами, и сетевые ресурсы. Давайте учиться у них, давайте подпевать той ноте, которая звучит давно. Вот выйдет, отстояв службу, паломник за монастырскую ограду и спросит первого встречного: скажи, мил человек, а что в городе посмотреть можно? Прохожий кроме краеведческого музея (кстати, расположенного рядом), вряд что-то вспомнит.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]В общем, надо сказать горькую, но правду: кроме монастырей Задонску предъявить гостю особенно нечего. И с этим нужно как минимум считаться, как максимум — затевать маленькую революцию в тур­индустрии. Тема туризма сегодня попала в тренд, но есть масса проблем, о которых пока вообще не говорят и даже не думают. А обсуждать есть что, начиная с концепции креативного развития территории до стимулирования музейного творчества. Потенциал города не востребован, а ведь у него прекрасная экология, он с трех сторон окружен лесами, при этом находясь в самом центре России, да еще у главной федеральной трассы.


[/JUSTIFY]
[JUSTIFY] Есть ли свежие идеи в этом сегменте экономики? Есть. Разработана программа, которая предполагает создание уже в будущем году в Задонске сразу пяти музеев и одного событийного фестиваля федерального звучания. Прожектерство? Нет. Сформированный год назад при мэрии Общественный совет «Задонск: взгляд в будущее» уже строит три музея, причем пока без бюджетного финансирования.


[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Общественностью же разработан план развития центральных улиц города «Туристический квартал», и теперь с помощью архитектора (которого не было долгие годы) можно переходить к деталям. Глава администрации района Алексей Щедров не раз встречался с членами совета, и какие-то его предложения взял в свой портфель. Согласен он и с тем, что пока мы не освоили науку принимать ГОСТЯ.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Много теперь говорят о событийном туризме, причем всегда с таким же придыханием, как раньше о сверхплановых надоях и вспашке зяби. Этому есть объяснение. Событийный туризм, к примеру, задонского розлива, все эти клубничные и сахарные фестивали — это реинкарнация советского агитпропа, повторение праздников первого снопа (борозды, каравая…). Дело знакомое, нужное, для души полезное, но не добывающее казне ни копейки. Нужны новые идеи, прорывные технологии в туристическом сегменте экономики и, конечно, инвестиции.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]В свое время по глупости чиновников из района буквально выставили «Русборг» (он начинался на Кургане), самый раскрученный в области фестиваль. Кусаем локти. Но и сегодня в районе есть примеры масштабной креативной политики в области туризма. Я о «Скорняково-Архангельском». Вот где день на день не похож, творчество бьет ключом, но при главной мотивации — во что бы то ни стало услужить ГОСТЮ. Джазовые фестивали, цыганские хоры, псовая охота, чтение классики у камина — обычные будни усадьбы. Конечно, мне возразят: мол, там деньги, там частный бизнес, сплошной капитализм. Отвечу: там работают фантазеры, любящие свое дело, — вот в чем штука.
[/JUSTIFY]
[P]В последние годы наша мечта об инвесторе с голубыми глазами и толстым кошельком заменила идею капитализма недоделанного. Не верим мы больше в капитализм и не заламываем руки у плетня: где ты бродишь, мистер Твистер, со своими миллионами? Понимаем — мистеру подавай и инфраструктуру, и преференции, и гарантии, и думающих творческих исполнителей. Но ясно уже одно: инвесторов, как новогодних пряников, на всех не хватит. А нам самим-то — желания изменить свою жизнь, засучить рукава — хватит?[/P]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9844) "[CENTER][SIZE=9px] [/SIZE][/CENTER] [LEFT][B]Всех путешественников нашей страны поделили на две категории: паломников и туристов. Из соответствующего федерального закона (№ 170) убрали паломничество как направление туризма, теперь это самостоятельная сфера деятельности. И это честный подход, потому что бабушка со свечкой у алтаря даже не догадывалась, что она заядлая туристка. Ее никак нельзя было «ставить в отчетность». А ведь ставили. Каждый год цифры в докладах ползли вверх, их подгоняли по стародавней традиции — «от достигнутого». [/B][/LEFT] [JUSTIFY]Лукавые это были цифры. Во-первых, потому что считали не «по головам», а по «потолочному»: что-то брали из статистики гостиниц, что-то от… журавлиного клина в небесах. Особенно удавалась отчетность Задонску — три действующих монастыря, святые источники веками собирают тысячи паломников. Но на простой вопрос: сколько денег в бюджет от этих «туристов» попало в текущем году — никто не ответит. Зачастую паломник дальше монастырского двора никуда и не ходит, он даже о городе мало что знает. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Разумеется, при грамотной политике нескончаемый поток паломников (как историческую данность) можно постараться обратить на пользу светской туристической зоне. Однако для этого много чего придется предложить гостю уже за церковной оградой. Один только пример. Самое крупное календарное событие в Липецком крае — День памяти святителя Тихона Задонского. Тысячи крестоходцев и паломников собирает этот день. Так почему накануне, за день-два, или сразу после праздника не проводить мирские мероприятия — тематические «круглые столы» с приглашением известных писателей, краеведов, а также выставки, галереи, флешмобы, состязание хоров, конкурсы и прочая, используя два ресурса — большое скопление народа и интересную тему. Это хлопотно, это непросто, поэтому никто и не берется. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Но оставим православный народ монастырям, у них уже есть и свои гостиницы (в том числе и частные), и экскурсоводы, и контакты с турагентствами, и сетевые ресурсы. Давайте учиться у них, давайте подпевать той ноте, которая звучит давно. Вот выйдет, отстояв службу, паломник за монастырскую ограду и спросит первого встречного: скажи, мил человек, а что в городе посмотреть можно? Прохожий кроме краеведческого музея (кстати, расположенного рядом), вряд что-то вспомнит. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]В общем, надо сказать горькую, но правду: кроме монастырей Задонску предъявить гостю особенно нечего. И с этим нужно как минимум считаться, как максимум — затевать маленькую революцию в тур­индустрии. Тема туризма сегодня попала в тренд, но есть масса проблем, о которых пока вообще не говорят и даже не думают. А обсуждать есть что, начиная с концепции креативного развития территории до стимулирования музейного творчества. Потенциал города не востребован, а ведь у него прекрасная экология, он с трех сторон окружен лесами, при этом находясь в самом центре России, да еще у главной федеральной трассы. [/JUSTIFY] [JUSTIFY] Есть ли свежие идеи в этом сегменте экономики? Есть. Разработана программа, которая предполагает создание уже в будущем году в Задонске сразу пяти музеев и одного событийного фестиваля федерального звучания. Прожектерство? Нет. Сформированный год назад при мэрии Общественный совет «Задонск: взгляд в будущее» уже строит три музея, причем пока без бюджетного финансирования. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Общественностью же разработан план развития центральных улиц города «Туристический квартал», и теперь с помощью архитектора (которого не было долгие годы) можно переходить к деталям. Глава администрации района Алексей Щедров не раз встречался с членами совета, и какие-то его предложения взял в свой портфель. Согласен он и с тем, что пока мы не освоили науку принимать ГОСТЯ. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Много теперь говорят о событийном туризме, причем всегда с таким же придыханием, как раньше о сверхплановых надоях и вспашке зяби. Этому есть объяснение. Событийный туризм, к примеру, задонского розлива, все эти клубничные и сахарные фестивали — это реинкарнация советского агитпропа, повторение праздников первого снопа (борозды, каравая…). Дело знакомое, нужное, для души полезное, но не добывающее казне ни копейки. Нужны новые идеи, прорывные технологии в туристическом сегменте экономики и, конечно, инвестиции. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]В свое время по глупости чиновников из района буквально выставили «Русборг» (он начинался на Кургане), самый раскрученный в области фестиваль. Кусаем локти. Но и сегодня в районе есть примеры масштабной креативной политики в области туризма. Я о «Скорняково-Архангельском». Вот где день на день не похож, творчество бьет ключом, но при главной мотивации — во что бы то ни стало услужить ГОСТЮ. Джазовые фестивали, цыганские хоры, псовая охота, чтение классики у камина — обычные будни усадьбы. Конечно, мне возразят: мол, там деньги, там частный бизнес, сплошной капитализм. Отвечу: там работают фантазеры, любящие свое дело, — вот в чем штука. [/JUSTIFY] [P]В последние годы наша мечта об инвесторе с голубыми глазами и толстым кошельком заменила идею капитализма недоделанного. Не верим мы больше в капитализм и не заламываем руки у плетня: где ты бродишь, мистер Твистер, со своими миллионами? Понимаем — мистеру подавай и инфраструктуру, и преференции, и гарантии, и думающих творческих исполнителей. Но ясно уже одно: инвесторов, как новогодних пряников, на всех не хватит. А нам самим-то — желания изменить свою жизнь, засучить рукава — хватит?[/P]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["VIEWS"]=> string(3) "116" ["~VIEWS"]=> string(3) "116" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(24) "uvidet-v-turiste-gostya-" ["~CODE"]=> string(24) "uvidet-v-turiste-gostya-" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/15/?page=blog&blog=15" ["urlToPost"]=> string(70) "/blog/autors/15/?page=post&blog=15&id=uvidet-v-turiste-gostya-" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/15/?page=user&id=16" ["AuthorName"]=> string(33) "Александр Косякин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10022) "
Всех путешественников нашей страны поделили на две категории: паломников и туристов. Из соответствующего федерального закона (№ 170) убрали паломничество как направление туризма, теперь это самостоятельная сфера деятельности. И это честный подход, потому что бабушка со свечкой у алтаря даже не догадывалась, что она заядлая туристка. Ее никак нельзя было «ставить в отчетность». А ведь ставили. Каждый год цифры в докладах ползли вверх, их подгоняли по стародавней традиции — «от достигнутого».

Лукавые это были цифры. Во-первых, потому что считали не «по головам», а по «потолочному»: что-то брали из статистики гостиниц, что-то от… журавлиного клина в небесах. Особенно удавалась отчетность Задонску — три действующих монастыря, святые источники веками собирают тысячи паломников. Но на простой вопрос: сколько денег в бюджет от этих «туристов» попало в текущем году — никто не ответит. Зачастую паломник дальше монастырского двора никуда и не ходит, он даже о городе мало что знает.

Разумеется, при грамотной политике нескончаемый поток паломников (как историческую данность) можно постараться обратить на пользу светской туристической зоне. Однако для этого много чего придется предложить гостю уже за церковной оградой. Один только пример. Самое крупное календарное событие в Липецком крае — День памяти святителя Тихона Задонского. Тысячи крестоходцев и паломников собирает этот день. Так почему накануне, за день-два, или сразу после праздника не проводить мирские мероприятия — тематические «круглые столы» с приглашением известных писателей, краеведов, а также выставки, галереи, флешмобы, состязание хоров, конкурсы и прочая, используя два ресурса — большое скопление народа и интересную тему. Это хлопотно, это непросто, поэтому никто и не берется.

Но оставим православный народ монастырям, у них уже есть и свои гостиницы (в том числе и частные), и экскурсоводы, и контакты с турагентствами, и сетевые ресурсы. Давайте учиться у них, давайте подпевать той ноте, которая звучит давно. Вот выйдет, отстояв службу, паломник за монастырскую ограду и спросит первого встречного: скажи, мил человек, а что в городе посмотреть можно? Прохожий кроме краеведческого музея (кстати, расположенного рядом), вряд что-то вспомнит.

В общем, надо сказать горькую, но правду: кроме монастырей Задонску предъявить гостю особенно нечего. И с этим нужно как минимум считаться, как максимум — затевать маленькую революцию в тур­индустрии. Тема туризма сегодня попала в тренд, но есть масса проблем, о которых пока вообще не говорят и даже не думают. А обсуждать есть что, начиная с концепции креативного развития территории до стимулирования музейного творчества. Потенциал города не востребован, а ведь у него прекрасная экология, он с трех сторон окружен лесами, при этом находясь в самом центре России, да еще у главной федеральной трассы.


Есть ли свежие идеи в этом сегменте экономики? Есть. Разработана программа, которая предполагает создание уже в будущем году в Задонске сразу пяти музеев и одного событийного фестиваля федерального звучания. Прожектерство? Нет. Сформированный год назад при мэрии Общественный совет «Задонск: взгляд в будущее» уже строит три музея, причем пока без бюджетного финансирования.


Общественностью же разработан план развития центральных улиц города «Туристический квартал», и теперь с помощью архитектора (которого не было долгие годы) можно переходить к деталям. Глава администрации района Алексей Щедров не раз встречался с членами совета, и какие-то его предложения взял в свой портфель. Согласен он и с тем, что пока мы не освоили науку принимать ГОСТЯ.

Много теперь говорят о событийном туризме, причем всегда с таким же придыханием, как раньше о сверхплановых надоях и вспашке зяби. Этому есть объяснение. Событийный туризм, к примеру, задонского розлива, все эти клубничные и сахарные фестивали — это реинкарнация советского агитпропа, повторение праздников первого снопа (борозды, каравая…). Дело знакомое, нужное, для души полезное, но не добывающее казне ни копейки. Нужны новые идеи, прорывные технологии в туристическом сегменте экономики и, конечно, инвестиции.

В свое время по глупости чиновников из района буквально выставили «Русборг» (он начинался на Кургане), самый раскрученный в области фестиваль. Кусаем локти. Но и сегодня в районе есть примеры масштабной креативной политики в области туризма. Я о «Скорняково-Архангельском». Вот где день на день не похож, творчество бьет ключом, но при главной мотивации — во что бы то ни стало услужить ГОСТЮ. Джазовые фестивали, цыганские хоры, псовая охота, чтение классики у камина — обычные будни усадьбы. Конечно, мне возразят: мол, там деньги, там частный бизнес, сплошной капитализм. Отвечу: там работают фантазеры, любящие свое дело, — вот в чем штука.

В последние годы наша мечта об инвесторе с голубыми глазами и толстым кошельком заменила идею капитализма недоделанного. Не верим мы больше в капитализм и не заламываем руки у плетня: где ты бродишь, мистер Твистер, со своими миллионами? Понимаем — мистеру подавай и инфраструктуру, и преференции, и гарантии, и думающих творческих исполнителей. Но ясно уже одно: инвесторов, как новогодних пряников, на всех не хватит. А нам самим-то — желания изменить свою жизнь, засучить рукава — хватит?

" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "10.12.2019, 03:27" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "10.12.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "03:27" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "12" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "116" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "08.01.2019 10:38:42" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "20837" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/282" ["FILE_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "73e1c8bacafd1be92bc64f90e1f9f5d5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/282/15.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/282/100_100_2/15.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Александр Косякин  |  23.11.2019 12:28:20

Всем мамам посвящается

Человек не может быть без Матери. И когда она еще носит его под своим сердцем, и когда сама уходит из мира насовсем, отдав ребенку, Человеку и Человечеству все, что было в ее силах без остатка.Каждый в свою пору нес ей свои детские обиды, содранные ..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "745" ["~ID"]=> string(3) "745" ["BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["TITLE"]=> string(42) "Всем мамам посвящается" ["~TITLE"]=> string(42) "Всем мамам посвящается" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-11-23 12:28:20" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-11-23 12:28:20" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "23.11.2019 12:28:20" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "23.11.2019 12:28:20" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10794) "[B]Человек не может быть без Матери. И когда она еще носит его под своим сердцем, и когда сама уходит из мира насовсем, отдав ребенку, Человеку и Человечеству @все, что было в ее силах [/B][B]без остатка.[/B]

[LEFT]Каждый в свою пору нес ей свои детские обиды, содранные коленки и прятал заплаканное лицо в материнских ладонях. И — затихал, успокоенный ее лаской @и нежностью. Помним ли мы всю жизнь эти драгоценные минуты?

[/LEFT]
[LEFT]Надо помнить. Чтобы помнили...Именно поэтому «Липецкая газета» инициировала создание  @на нашей земле музея Матери.

[/LEFT]
[JUSTIFY]Когда-то газета написала о семье Фроловых из Задонска, у которых война отняла восьмерых сыновей. Читатели живо откликнулись. Начали собирать деньги на памятник. И он появился в Задонске, в городском парке Победы.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Дело сделано, спасибо прессе? Нет, дело не доведено до конца. Домик, в котором жила семья Фроловых и где мог бы разместиться  музей, весной этого года был снесен вместе с мемориальной табличкой,  и на его месте появился осанистый особняк. Опоздали. Но лучше поздно, чем никогда.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY] Сегодня наша газета предлагает создать уникальный общероссийский Музей обобщенного символа — Матери-солдатке, Матери-вдове, Матери-труженице тыла-женщине, которая приняла на себя главный удар войны, — потерю близких.  Своеобразие его будет в том, что жить он начнет сначала в Сети. Многие семьи в России увидят в нем и свою историю, смогут поделиться материалом. Это широкая тема нашей памяти. И беспамятства. Есть долги, которые, кроме нас, отдавать никто не будет. Просто не сможет. Ни дети, ни внуки, только мы — не воевавшие, но успевшие пожить рядом с нашими отцами-фронтовиками и рано состарившимися, нахлебавшимися всего матерями. Идею уже поддержали многие читатели, наши неравнодушные земляки.

[/JUSTIFY]

[JUSTIFY][B]Алексей Щедров, [/B][B]глава администрации Задонского района:

[/B][/JUSTIFY]
[JUSTIFY]— Если вдуматься, то нет в нашей истории более весомого примера патриотизма народа, чем подвиг во время войны. Миллионы воевавших и миллионы погибших — это чьи-то дети. У каждого была своя мать. Страшно даже представить: как это было. В дом к Марии Матвеевне Фроловой боялись приходить почтальоны, и она боялась их! Как смогло вместить чудовищную боль сердце матери. Как не разорвалось от горя?! Пример этой женщины  должен стать своего рода образом и символом, потому что больше других на любой войне достается ей — матери.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Задонская земля дала Родине многих героев, а знаем ли мы, например, как звали мать дважды Героя Советского Союза Михаила Степанищева? Как воспитывала своего сына мать Георгия Иванова, Героя Советского Союза? Ответы на эти вопросы за давностью лет получить трудно, но работа для поисковиков, школьников, историков есть.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]В моей семье воевал дед, дошел до Кенигсберга, бабушка трудилась в тылу. Выживали как могли. Думаю, что каждый человек сможет привести такие же примеры. Война постучалась в каждую дверь.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Конечно, мы поддерживаем инициативу «Липецкой газеты» о создании музея Матери. Есть свободные муниципальные здания, где  он может разместиться. Постараемся учесть мнение и горожан и специалистов.

[/JUSTIFY]

[LEFT][B]Полина Перегудова, [/B][B]директор Центра соцзащиты населения [/B][B]по Задонскому району:

[/B][/LEFT]
[JUSTIFY]— Война перепахала всю нашу семью вдоль и поперек. Нас было восемь детей. В живых осталось шестеро. Долго был в плену отец, немец заходил в наше село дважды и оставил жуткий след. Девятерым детям фашисты что-то закапали в глаза (был какой -то эксперимент), и одна из них, это была моя трехлетняя сестра Александра, навсегда ослепла. Что и как пережила моя мать в эти годы, словами не расскажешь, но она выстояла и сумела сохранить семью и воспитать всех детей.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]В 2002 году в храме Христа Спасителя в Москве состоялся Первый Всемирный слет матерей Планеты, в котором приняли участие 86 стран. На нем была создана организация «Матери», и ее представители были в Задонске не случайно. Именно тогда был открыт специальный счет для строительства памятника Марии Матвеевне Фроловой. Первым взнос сделал посол ФРГ в России. Был объявлен конкурс художников на проект памятника, тогда же написан гимн Матери.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Что же помешает нам, задонцам, всем липчанам вспомнить этот опыт и открыть музей Матери? Это тем более важно сделать сегодня, когда уничтожен дом, где жили Фроловы, но не уничтожена память о семье и ее подвиге.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Для меня образ матери в высоком смысле — образ Богородицы. Если вдуматься, каждая мама хоть одну черточку от ее образа, но в себе обязательно несет. Не случайно многие, может быть, даже самые главные слова нашей жизни женского рода: родина, земля, жизнь.

[/JUSTIFY]
[JUSTIFY]Конечно, где будет создан музей нужно думать. Но мне он видится в бывшем здании соцзащиты, где всегда была аура защиты материнства. У нас уже сегодня есть готовые экспонаты. Наш клуб «Кружево судьбы» существует уже четыре года, есть материал, и мы готовы им с радостью поделиться.
[/JUSTIFY]

[JUSTIFY][B]Леонид Рощупкин, [/B][B]председатель Липецкого регионального[/B][B] [/B][B]отделения Всероссийской общественной[/B][B] [/B][B]организации ветеранов войны:

[/B][/JUSTIFY]
[JUSTIFY]— Я думаю, для Задонска, как и для всей нашей области, создание музея Матери должно стать главным приоритетом юбилейного года Победы. А среди человеческих потерь в истории той страшной войны пример задонской женщины вообще редкий. Восемь похоронок! Начиная проект, хорошо бы вспомнить о матерях, не дождавшихся своих сыновей и с Афганской, и с Чеченской войн. А задонцам я хочу сказать, что наша организация готова оказать посильную помощь, в том числе и финансовую. Ветеранов в Липецкой области более 40 тысяч человек. Если каждый отправит на спецсчет хотя бы десять рублей, то будет уже четыре миллиона. Но ведь это только начало.[/JUSTIFY]" ["~DETAIL_TEXT"]=> string(10451) "[B]Человек не может быть без Матери. И когда она еще носит его под своим сердцем, и когда сама уходит из мира насовсем, отдав ребенку, Человеку и Человечеству все, что было в ее силах [/B][B]без остатка.[/B] [LEFT]Каждый в свою пору нес ей свои детские обиды, содранные коленки и прятал заплаканное лицо в материнских ладонях. И — затихал, успокоенный ее лаской и нежностью. Помним ли мы всю жизнь эти драгоценные минуты? [/LEFT] [LEFT]Надо помнить. Чтобы помнили...Именно поэтому «Липецкая газета» инициировала создание на нашей земле музея Матери. [/LEFT] [JUSTIFY]Когда-то газета написала о семье Фроловых из Задонска, у которых война отняла восьмерых сыновей. Читатели живо откликнулись. Начали собирать деньги на памятник. И он появился в Задонске, в городском парке Победы. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Дело сделано, спасибо прессе? Нет, дело не доведено до конца. Домик, в котором жила семья Фроловых и где мог бы разместиться музей, весной этого года был снесен вместе с мемориальной табличкой, и на его месте появился осанистый особняк. Опоздали. Но лучше поздно, чем никогда. [/JUSTIFY] [JUSTIFY] Сегодня наша газета предлагает создать уникальный общероссийский Музей обобщенного символа — Матери-солдатке, Матери-вдове, Матери-труженице тыла-женщине, которая приняла на себя главный удар войны, — потерю близких. Своеобразие его будет в том, что жить он начнет сначала в Сети. Многие семьи в России увидят в нем и свою историю, смогут поделиться материалом. Это широкая тема нашей памяти. И беспамятства. Есть долги, которые, кроме нас, отдавать никто не будет. Просто не сможет. Ни дети, ни внуки, только мы — не воевавшие, но успевшие пожить рядом с нашими отцами-фронтовиками и рано состарившимися, нахлебавшимися всего матерями. Идею уже поддержали многие читатели, наши неравнодушные земляки. [/JUSTIFY] [JUSTIFY][B]Алексей Щедров, [/B][B]глава администрации Задонского района: [/B][/JUSTIFY] [JUSTIFY]— Если вдуматься, то нет в нашей истории более весомого примера патриотизма народа, чем подвиг во время войны. Миллионы воевавших и миллионы погибших — это чьи-то дети. У каждого была своя мать. Страшно даже представить: как это было. В дом к Марии Матвеевне Фроловой боялись приходить почтальоны, и она боялась их! Как смогло вместить чудовищную боль сердце матери. Как не разорвалось от горя?! Пример этой женщины должен стать своего рода образом и символом, потому что больше других на любой войне достается ей — матери. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Задонская земля дала Родине многих героев, а знаем ли мы, например, как звали мать дважды Героя Советского Союза Михаила Степанищева? Как воспитывала своего сына мать Георгия Иванова, Героя Советского Союза? Ответы на эти вопросы за давностью лет получить трудно, но работа для поисковиков, школьников, историков есть. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]В моей семье воевал дед, дошел до Кенигсберга, бабушка трудилась в тылу. Выживали как могли. Думаю, что каждый человек сможет привести такие же примеры. Война постучалась в каждую дверь. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Конечно, мы поддерживаем инициативу «Липецкой газеты» о создании музея Матери. Есть свободные муниципальные здания, где он может разместиться. Постараемся учесть мнение и горожан и специалистов. [/JUSTIFY] [LEFT][B]Полина Перегудова, [/B][B]директор Центра соцзащиты населения [/B][B]по Задонскому району: [/B][/LEFT] [JUSTIFY]— Война перепахала всю нашу семью вдоль и поперек. Нас было восемь детей. В живых осталось шестеро. Долго был в плену отец, немец заходил в наше село дважды и оставил жуткий след. Девятерым детям фашисты что-то закапали в глаза (был какой -то эксперимент), и одна из них, это была моя трехлетняя сестра Александра, навсегда ослепла. Что и как пережила моя мать в эти годы, словами не расскажешь, но она выстояла и сумела сохранить семью и воспитать всех детей. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]В 2002 году в храме Христа Спасителя в Москве состоялся Первый Всемирный слет матерей Планеты, в котором приняли участие 86 стран. На нем была создана организация «Матери», и ее представители были в Задонске не случайно. Именно тогда был открыт специальный счет для строительства памятника Марии Матвеевне Фроловой. Первым взнос сделал посол ФРГ в России. Был объявлен конкурс художников на проект памятника, тогда же написан гимн Матери. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Что же помешает нам, задонцам, всем липчанам вспомнить этот опыт и открыть музей Матери? Это тем более важно сделать сегодня, когда уничтожен дом, где жили Фроловы, но не уничтожена память о семье и ее подвиге. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Для меня образ матери в высоком смысле — образ Богородицы. Если вдуматься, каждая мама хоть одну черточку от ее образа, но в себе обязательно несет. Не случайно многие, может быть, даже самые главные слова нашей жизни женского рода: родина, земля, жизнь. [/JUSTIFY] [JUSTIFY]Конечно, где будет создан музей нужно думать. Но мне он видится в бывшем здании соцзащиты, где всегда была аура защиты материнства. У нас уже сегодня есть готовые экспонаты. Наш клуб «Кружево судьбы» существует уже четыре года, есть материал, и мы готовы им с радостью поделиться. [/JUSTIFY] [JUSTIFY][B]Леонид Рощупкин, [/B][B]председатель Липецкого регионального[/B][B] [/B][B]отделения Всероссийской общественной[/B][B] [/B][B]организации ветеранов войны: [/B][/JUSTIFY] [JUSTIFY]— Я думаю, для Задонска, как и для всей нашей области, создание музея Матери должно стать главным приоритетом юбилейного года Победы. А среди человеческих потерь в истории той страшной войны пример задонской женщины вообще редкий. Восемь похоронок! Начиная проект, хорошо бы вспомнить о матерях, не дождавшихся своих сыновей и с Афганской, и с Чеченской войн. А задонцам я хочу сказать, что наша организация готова оказать посильную помощь, в том числе и финансовую. Ветеранов в Липецкой области более 40 тысяч человек. Если каждый отправит на спецсчет хотя бы десять рублей, то будет уже четыре миллиона. Но ведь это только начало.[/JUSTIFY]" ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["VIEWS"]=> string(3) "673" ["~VIEWS"]=> string(3) "673" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(27) "vsem-mamam-posvyashchaetsya" ["~CODE"]=> string(27) "vsem-mamam-posvyashchaetsya" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/15/?page=blog&blog=15" ["urlToPost"]=> string(73) "/blog/autors/15/?page=post&blog=15&id=vsem-mamam-posvyashchaetsya" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/15/?page=user&id=16" ["AuthorName"]=> string(33) "Александр Косякин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(10751) "Человек не может быть без Матери. И когда она еще носит его под своим сердцем, и когда сама уходит из мира насовсем, отдав ребенку, Человеку и Человечеству все, что было в ее силах без остатка.

Каждый в свою пору нес ей свои детские обиды, содранные коленки и прятал заплаканное лицо в материнских ладонях. И — затихал, успокоенный ее лаской и нежностью. Помним ли мы всю жизнь эти драгоценные минуты?

Надо помнить. Чтобы помнили...Именно поэтому «Липецкая газета» инициировала создание   на нашей земле музея Матери.

Когда-то газета написала о семье Фроловых из Задонска, у которых война отняла восьмерых сыновей. Читатели живо откликнулись. Начали собирать деньги на памятник. И он появился в Задонске, в городском парке Победы.

Дело сделано, спасибо прессе? Нет, дело не доведено до конца. Домик, в котором жила семья Фроловых и где мог бы разместиться  музей, весной этого года был снесен вместе с мемориальной табличкой,  и на его месте появился осанистый особняк. Опоздали. Но лучше поздно, чем никогда.

Сегодня наша газета предлагает создать уникальный общероссийский Музей обобщенного символа — Матери-солдатке, Матери-вдове, Матери-труженице тыла-женщине, которая приняла на себя главный удар войны, — потерю близких.  Своеобразие его будет в том, что жить он начнет сначала в Сети. Многие семьи в России увидят в нем и свою историю, смогут поделиться материалом. Это широкая тема нашей памяти. И беспамятства. Есть долги, которые, кроме нас, отдавать никто не будет. Просто не сможет. Ни дети, ни внуки, только мы — не воевавшие, но успевшие пожить рядом с нашими отцами-фронтовиками и рано состарившимися, нахлебавшимися всего матерями. Идею уже поддержали многие читатели, наши неравнодушные земляки.


Алексей Щедров, глава администрации Задонского района:

— Если вдуматься, то нет в нашей истории более весомого примера патриотизма народа, чем подвиг во время войны. Миллионы воевавших и миллионы погибших — это чьи-то дети. У каждого была своя мать. Страшно даже представить: как это было. В дом к Марии Матвеевне Фроловой боялись приходить почтальоны, и она боялась их! Как смогло вместить чудовищную боль сердце матери. Как не разорвалось от горя?! Пример этой женщины  должен стать своего рода образом и символом, потому что больше других на любой войне достается ей — матери.

Задонская земля дала Родине многих героев, а знаем ли мы, например, как звали мать дважды Героя Советского Союза Михаила Степанищева? Как воспитывала своего сына мать Георгия Иванова, Героя Советского Союза? Ответы на эти вопросы за давностью лет получить трудно, но работа для поисковиков, школьников, историков есть.

В моей семье воевал дед, дошел до Кенигсберга, бабушка трудилась в тылу. Выживали как могли. Думаю, что каждый человек сможет привести такие же примеры. Война постучалась в каждую дверь.

Конечно, мы поддерживаем инициативу «Липецкой газеты» о создании музея Матери. Есть свободные муниципальные здания, где  он может разместиться. Постараемся учесть мнение и горожан и специалистов.


Полина Перегудова, директор Центра соцзащиты населения по Задонскому району:

— Война перепахала всю нашу семью вдоль и поперек. Нас было восемь детей. В живых осталось шестеро. Долго был в плену отец, немец заходил в наше село дважды и оставил жуткий след. Девятерым детям фашисты что-то закапали в глаза (был какой -то эксперимент), и одна из них, это была моя трехлетняя сестра Александра, навсегда ослепла. Что и как пережила моя мать в эти годы, словами не расскажешь, но она выстояла и сумела сохранить семью и воспитать всех детей.

В 2002 году в храме Христа Спасителя в Москве состоялся Первый Всемирный слет матерей Планеты, в котором приняли участие 86 стран. На нем была создана организация «Матери», и ее представители были в Задонске не случайно. Именно тогда был открыт специальный счет для строительства памятника Марии Матвеевне Фроловой. Первым взнос сделал посол ФРГ в России. Был объявлен конкурс художников на проект памятника, тогда же написан гимн Матери.

Что же помешает нам, задонцам, всем липчанам вспомнить этот опыт и открыть музей Матери? Это тем более важно сделать сегодня, когда уничтожен дом, где жили Фроловы, но не уничтожена память о семье и ее подвиге.

Для меня образ матери в высоком смысле — образ Богородицы. Если вдуматься, каждая мама хоть одну черточку от ее образа, но в себе обязательно несет. Не случайно многие, может быть, даже самые главные слова нашей жизни женского рода: родина, земля, жизнь.

Конечно, где будет создан музей нужно думать. Но мне он видится в бывшем здании соцзащиты, где всегда была аура защиты материнства. У нас уже сегодня есть готовые экспонаты. Наш клуб «Кружево судьбы» существует уже четыре года, есть материал, и мы готовы им с радостью поделиться.

Леонид Рощупкин, председатель Липецкого регионального отделения Всероссийской общественной организации ветеранов войны:

— Я думаю, для Задонска, как и для всей нашей области, создание музея Матери должно стать главным приоритетом юбилейного года Победы. А среди человеческих потерь в истории той страшной войны пример задонской женщины вообще редкий. Восемь похоронок! Начиная проект, хорошо бы вспомнить о матерях, не дождавшихся своих сыновей и с Афганской, и с Чеченской войн. А задонцам я хочу сказать, что наша организация готова оказать посильную помощь, в том числе и финансовую. Ветеранов в Липецкой области более 40 тысяч человек. Если каждый отправит на спецсчет хотя бы десять рублей, то будет уже четыре миллиона. Но ведь это только начало.
" ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "23.11.2019, 12:28" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "23.11.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "12:28" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "23" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "11" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "116" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "08.01.2019 10:38:42" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "20837" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/282" ["FILE_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "73e1c8bacafd1be92bc64f90e1f9f5d5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/282/15.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/282/100_100_2/15.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Александр Косякин  |  13.11.2019 05:45:55

Потребляй умеренно

Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому регионы смогут создавать вытрезвители. В который раз важная для России тема выходит на первый план. С пьянством у нас боролись всегда. Пили и боролись.  Была даже медаль «За пьянств..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "741" ["~ID"]=> string(3) "741" ["BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["TITLE"]=> string(35) "Потребляй умеренно" ["~TITLE"]=> string(35) "Потребляй умеренно" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-11-13 05:45:55" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-11-13 05:45:55" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "13.11.2019 05:45:55" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "13.11.2019 05:45:55" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["DETAIL_TEXT"]=> string(9649) "[B]Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому регионы смогут создавать вытрезвители. В который раз важная для России тема выходит на первый план. С пьянством
у нас боролись всегда. Пили и боролись.  [/B]

Была даже медаль «За пьянство». Ее учредил в 1714 году царь Петр. Вместе с ошейником и цепями она весила восемь килограммов. «Награждали» ею в полицейском участке и крепили так, что снять было невозможно. Носить медаль нужно было неделю.

Большим оригиналом был государь Петр Алексеевич: одной рукой рвал чубы да бороды у пьяниц, другой наливал чарку. Вот что, например, написано в монаршем Указе «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем»: «Яства потребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не причинять. Зелье же пить вволю, понеже ноги держат: буде откажут — пить сидя. Лежащему не подносить, дабы не захлебнулся, хотя бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси издревле почетна». Шутил, наверное, государь.

В таком деликатном деле, как борьба с пьянством, без перегибов у нас никогда не получалось. В «андроповские времена» в деревне помянуть усопшего можно было по справке сельсовета: только она давала право взять пол-ящика в сельпо. В городе было сравнительно проще, но пока любители тянули в «стекляшке» пивко, на улице их поджидал наряд заскучавших сержантов. Милиция гнала «наверх» отчетность: «за истекшие сутки за появление в общественном месте в нетрезвом виде задержано...»

При следующем генсеке борьба возобновилась с новой силой. «Нация спивается»,— доложили Михаилу Горбачеву горькую, но правду. И он ударил по самому больному. И пошел гулять топор по виноградникам. В результате — километровые очереди в гастрономы. За водкой ходили группой, как в бой. Подбиралась команда, человек пять, и клином, «свиньей», врезалась в очередь. Лица у мужиков от напряжения становились фиолетовыми, но искомое брали. В большом количестве. Многие после этого даже выживали.

17 мая 1985 года было объявлено постановление ЦК «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Результат: в бюджет за 1985-1990 годы денежных средств от реализации алкоголя поступило меньше на 39 миллиардов рублей. В 1988 году от продажи алкоголя теневые дельцы получили 33 миллиарда рублей.

Именно тогда в ходу появилось жутковатое словечко — «зона». Зона трезвости. Это были своего рода резервации нравственности. В числе первых в Задонском районе, отзываясь на призывы партии, объявили свои территории этой самой зоной два Совета — Болховской и Тимирязевский. Только в 1985 году в районе за появление в общественных местах в нетрезвом виде было привлечено к административной ответственности 3600 человек.

Тогда же образовалось новое районное общество трезвости, где рабочий день начинался с мучительного вопроса: чем бы заняться? Тем не менее к 1 марта 1986 года в Задонском районе в это общество вступили 450 человек. «Шли» целыми колоннами. Однако статистику портил факт: пролетариат вместе с крестьянством делегировали в общество всего 125 человек, остальные были — так себе, интеллигенция, «прослойка».

В разгар борьбы с пьянством ассортимент липецких гастрономов выглядел так. Водка — от 2,7 до 5,25 рубля, вино яблочное сухое — 1,07 и 1,17 рубля, вино яблочное, столовое (в народе «слезы Мичурина») — 1,27 рубля, вино яблочное, крепленое — 1,52 рубля, вино плодово-ягодное (в народе — «плодово-выгодное») — 1,57 рубля, шампанское — 5,27 рубля, ликер-«липучка» — 3,7 рубля, коньяк — 7,5 или 12 рублей (в зависимости от звезд).

В стране повсюду усилиями работников культуры и комсомола прошумели «родниковые свадьбы» — с питьем на вынос и за углом. На столах отсутствовало спиртное, зато самовар «с чаем» до самой трубы был залит водкой, а гости слишком часто выбегали «покурить», чтобы еще хлебнуть из припрятанной бутылочки.

Но народ выжил и в этих условиях. Хотя горечь осталась, ведь людей снова стригли под одну гребенку, и вместе с алкашом на одной скамеечке в КПЗ оказывался малопьющий гражданин, может быть, ценитель испанских вин.

Был в те времена такой случай. Александр Тихонович Давыдов, известный в районе художник, музыкант, заслуженный работник культуры, попал в вытрезвитель. Он только что похоронил отца и шел после поминок пешком из села Верхнее Казачье в Задонск. Мимо ехал милицейский «уазик». Притормозил: «Садитесь, подвезем». Тут сержанты «учуяли» запах (кто же не выпивает на поминках?) и подвезли… до самого райотдела. Давыдову объявили строгий выговор по партийной линии, с которым он не согласился и не пошел через год в райком «снимать» взыскание. Обиделся. И было за что.

Было недавно в Задонске одно кафе. Потенциальные клиенты вытрезвителя штабелями лежали возле «точки» под елками и просто на дороге. На главной туристической тропе — возле библиотеки, бассейна, парка Победы, монастыря и Дома культуры. Полицейские замучались с этой клиентурой — некуда было ее отравлять, вытрезвителя-то не было. Наконец, руководством торговли было принято трудное (заведение давало прибыль), но радикальное решение — точку закрыли. Выпивать, конечно, «любители» не перестали, но под елками больше не валяются.

Что нам принесет новый закон, который Госдума, надо полагать, вскоре примет? Доживем, увидим." ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9464) "[B]Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому регионы смогут создавать вытрезвители. В который раз важная для России тема выходит на первый план. С пьянством у нас боролись всегда. Пили и боролись. [/B] Была даже медаль «За пьянство». Ее учредил в 1714 году царь Петр. Вместе с ошейником и цепями она весила восемь килограммов. «Награждали» ею в полицейском участке и крепили так, что снять было невозможно. Носить медаль нужно было неделю. Большим оригиналом был государь Петр Алексеевич: одной рукой рвал чубы да бороды у пьяниц, другой наливал чарку. Вот что, например, написано в монаршем Указе «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем»: «Яства потребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не причинять. Зелье же пить вволю, понеже ноги держат: буде откажут — пить сидя. Лежащему не подносить, дабы не захлебнулся, хотя бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси издревле почетна». Шутил, наверное, государь. В таком деликатном деле, как борьба с пьянством, без перегибов у нас никогда не получалось. В «андроповские времена» в деревне помянуть усопшего можно было по справке сельсовета: только она давала право взять пол-ящика в сельпо. В городе было сравнительно проще, но пока любители тянули в «стекляшке» пивко, на улице их поджидал наряд заскучавших сержантов. Милиция гнала «наверх» отчетность: «за истекшие сутки за появление в общественном месте в нетрезвом виде задержано...» При следующем генсеке борьба возобновилась с новой силой. «Нация спивается»,— доложили Михаилу Горбачеву горькую, но правду. И он ударил по самому больному. И пошел гулять топор по виноградникам. В результате — километровые очереди в гастрономы. За водкой ходили группой, как в бой. Подбиралась команда, человек пять, и клином, «свиньей», врезалась в очередь. Лица у мужиков от напряжения становились фиолетовыми, но искомое брали. В большом количестве. Многие после этого даже выживали. 17 мая 1985 года было объявлено постановление ЦК «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Результат: в бюджет за 1985-1990 годы денежных средств от реализации алкоголя поступило меньше на 39 миллиардов рублей. В 1988 году от продажи алкоголя теневые дельцы получили 33 миллиарда рублей. Именно тогда в ходу появилось жутковатое словечко — «зона». Зона трезвости. Это были своего рода резервации нравственности. В числе первых в Задонском районе, отзываясь на призывы партии, объявили свои территории этой самой зоной два Совета — Болховской и Тимирязевский. Только в 1985 году в районе за появление в общественных местах в нетрезвом виде было привлечено к административной ответственности 3600 человек. Тогда же образовалось новое районное общество трезвости, где рабочий день начинался с мучительного вопроса: чем бы заняться? Тем не менее к 1 марта 1986 года в Задонском районе в это общество вступили 450 человек. «Шли» целыми колоннами. Однако статистику портил факт: пролетариат вместе с крестьянством делегировали в общество всего 125 человек, остальные были — так себе, интеллигенция, «прослойка». В разгар борьбы с пьянством ассортимент липецких гастрономов выглядел так. Водка — от 2,7 до 5,25 рубля, вино яблочное сухое — 1,07 и 1,17 рубля, вино яблочное, столовое (в народе «слезы Мичурина») — 1,27 рубля, вино яблочное, крепленое — 1,52 рубля, вино плодово-ягодное (в народе — «плодово-выгодное») — 1,57 рубля, шампанское — 5,27 рубля, ликер-«липучка» — 3,7 рубля, коньяк — 7,5 или 12 рублей (в зависимости от звезд). В стране повсюду усилиями работников культуры и комсомола прошумели «родниковые свадьбы» — с питьем на вынос и за углом. На столах отсутствовало спиртное, зато самовар «с чаем» до самой трубы был залит водкой, а гости слишком часто выбегали «покурить», чтобы еще хлебнуть из припрятанной бутылочки. Но народ выжил и в этих условиях. Хотя горечь осталась, ведь людей снова стригли под одну гребенку, и вместе с алкашом на одной скамеечке в КПЗ оказывался малопьющий гражданин, может быть, ценитель испанских вин. Был в те времена такой случай. Александр Тихонович Давыдов, известный в районе художник, музыкант, заслуженный работник культуры, попал в вытрезвитель. Он только что похоронил отца и шел после поминок пешком из села Верхнее Казачье в Задонск. Мимо ехал милицейский «уазик». Притормозил: «Садитесь, подвезем». Тут сержанты «учуяли» запах (кто же не выпивает на поминках?) и подвезли… до самого райотдела. Давыдову объявили строгий выговор по партийной линии, с которым он не согласился и не пошел через год в райком «снимать» взыскание. Обиделся. И было за что. Было недавно в Задонске одно кафе. Потенциальные клиенты вытрезвителя штабелями лежали возле «точки» под елками и просто на дороге. На главной туристической тропе — возле библиотеки, бассейна, парка Победы, монастыря и Дома культуры. Полицейские замучались с этой клиентурой — некуда было ее отравлять, вытрезвителя-то не было. Наконец, руководством торговли было принято трудное (заведение давало прибыль), но радикальное решение — точку закрыли. Выпивать, конечно, «любители» не перестали, но под елками больше не валяются. Что нам принесет новый закон, который Госдума, надо полагать, вскоре примет? Доживем, увидим." ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["VIEWS"]=> string(4) "1165" ["~VIEWS"]=> string(4) "1165" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(19) "potreblyay-umerenno" ["~CODE"]=> string(19) "potreblyay-umerenno" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/15/?page=blog&blog=15" ["urlToPost"]=> string(65) "/blog/autors/15/?page=post&blog=15&id=potreblyay-umerenno" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/15/?page=user&id=16" ["AuthorName"]=> string(33) "Александр Косякин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9577) "Госдума приняла в первом чтении законопроект, согласно которому регионы смогут создавать вытрезвители. В который раз важная для России тема выходит на первый план. С пьянством
у нас боролись всегда. Пили и боролись.  


Была даже медаль «За пьянство». Ее учредил в 1714 году царь Петр. Вместе с ошейником и цепями она весила восемь килограммов. «Награждали» ею в полицейском участке и крепили так, что снять было невозможно. Носить медаль нужно было неделю.

Большим оригиналом был государь Петр Алексеевич: одной рукой рвал чубы да бороды у пьяниц, другой наливал чарку. Вот что, например, написано в монаршем Указе «О достоинстве гостевом, на ассамблеях быть имеющем»: «Яства потребляй умеренно, дабы брюхом отяжелевшим препятствий танцам не причинять. Зелье же пить вволю, понеже ноги держат: буде откажут — пить сидя. Лежащему не подносить, дабы не захлебнулся, хотя бы и просил. Захлебнувшемуся же слава, ибо сия смерть на Руси издревле почетна». Шутил, наверное, государь.

В таком деликатном деле, как борьба с пьянством, без перегибов у нас никогда не получалось. В «андроповские времена» в деревне помянуть усопшего можно было по справке сельсовета: только она давала право взять пол-ящика в сельпо. В городе было сравнительно проще, но пока любители тянули в «стекляшке» пивко, на улице их поджидал наряд заскучавших сержантов. Милиция гнала «наверх» отчетность: «за истекшие сутки за появление в общественном месте в нетрезвом виде задержано...»

При следующем генсеке борьба возобновилась с новой силой. «Нация спивается»,— доложили Михаилу Горбачеву горькую, но правду. И он ударил по самому больному. И пошел гулять топор по виноградникам. В результате — километровые очереди в гастрономы. За водкой ходили группой, как в бой. Подбиралась команда, человек пять, и клином, «свиньей», врезалась в очередь. Лица у мужиков от напряжения становились фиолетовыми, но искомое брали. В большом количестве. Многие после этого даже выживали.

17 мая 1985 года было объявлено постановление ЦК «О мерах по преодолению пьянства и алкоголизма, искоренению самогоноварения». Результат: в бюджет за 1985-1990 годы денежных средств от реализации алкоголя поступило меньше на 39 миллиардов рублей. В 1988 году от продажи алкоголя теневые дельцы получили 33 миллиарда рублей.

Именно тогда в ходу появилось жутковатое словечко — «зона». Зона трезвости. Это были своего рода резервации нравственности. В числе первых в Задонском районе, отзываясь на призывы партии, объявили свои территории этой самой зоной два Совета — Болховской и Тимирязевский. Только в 1985 году в районе за появление в общественных местах в нетрезвом виде было привлечено к административной ответственности 3600 человек.

Тогда же образовалось новое районное общество трезвости, где рабочий день начинался с мучительного вопроса: чем бы заняться? Тем не менее к 1 марта 1986 года в Задонском районе в это общество вступили 450 человек. «Шли» целыми колоннами. Однако статистику портил факт: пролетариат вместе с крестьянством делегировали в общество всего 125 человек, остальные были — так себе, интеллигенция, «прослойка».

В разгар борьбы с пьянством ассортимент липецких гастрономов выглядел так. Водка — от 2,7 до 5,25 рубля, вино яблочное сухое — 1,07 и 1,17 рубля, вино яблочное, столовое (в народе «слезы Мичурина») — 1,27 рубля, вино яблочное, крепленое — 1,52 рубля, вино плодово-ягодное (в народе — «плодово-выгодное») — 1,57 рубля, шампанское — 5,27 рубля, ликер-«липучка» — 3,7 рубля, коньяк — 7,5 или 12 рублей (в зависимости от звезд).

В стране повсюду усилиями работников культуры и комсомола прошумели «родниковые свадьбы» — с питьем на вынос и за углом. На столах отсутствовало спиртное, зато самовар «с чаем» до самой трубы был залит водкой, а гости слишком часто выбегали «покурить», чтобы еще хлебнуть из припрятанной бутылочки.

Но народ выжил и в этих условиях. Хотя горечь осталась, ведь людей снова стригли под одну гребенку, и вместе с алкашом на одной скамеечке в КПЗ оказывался малопьющий гражданин, может быть, ценитель испанских вин.

Был в те времена такой случай. Александр Тихонович Давыдов, известный в районе художник, музыкант, заслуженный работник культуры, попал в вытрезвитель. Он только что похоронил отца и шел после поминок пешком из села Верхнее Казачье в Задонск. Мимо ехал милицейский «уазик». Притормозил: «Садитесь, подвезем». Тут сержанты «учуяли» запах (кто же не выпивает на поминках?) и подвезли… до самого райотдела. Давыдову объявили строгий выговор по партийной линии, с которым он не согласился и не пошел через год в райком «снимать» взыскание. Обиделся. И было за что.

Было недавно в Задонске одно кафе. Потенциальные клиенты вытрезвителя штабелями лежали возле «точки» под елками и просто на дороге. На главной туристической тропе — возле библиотеки, бассейна, парка Победы, монастыря и Дома культуры. Полицейские замучались с этой клиентурой — некуда было ее отравлять, вытрезвителя-то не было. Наконец, руководством торговли было принято трудное (заведение давало прибыль), но радикальное решение — точку закрыли. Выпивать, конечно, «любители» не перестали, но под елками больше не валяются.

Что нам принесет новый закон, который Госдума, надо полагать, вскоре примет? Доживем, увидим." ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "13.11.2019, 05:45" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "13.11.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "05:45" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "13" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "11" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "116" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "08.01.2019 10:38:42" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "20837" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/282" ["FILE_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "73e1c8bacafd1be92bc64f90e1f9f5d5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/282/15.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/282/100_100_2/15.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Александр Косякин  |  15.10.2019 07:55:10

И соборная молитва у алтарей

На днях произошло событие, которое пресса почти не заметила, между тем оно поистине эпохального значения: в состав Русской Православной Церкви вошла Архиепископия западных приходов. Долгое время она находилась в юрисдикции Константинопольского Патриа..
array(62) { ["ID"]=> string(3) "732" ["~ID"]=> string(3) "732" ["BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["~BLOG_ID"]=> string(2) "14" ["TITLE"]=> string(52) "И соборная молитва у алтарей" ["~TITLE"]=> string(52) "И соборная молитва у алтарей" ["DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-10-15 07:55:10" ["~DATE_PUBLISH_X1"]=> string(19) "2019-10-15 07:55:10" ["DATE_PUBLISH"]=> string(19) "15.10.2019 07:55:10" ["~DATE_PUBLISH"]=> string(19) "15.10.2019 07:55:10" ["AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["~AUTHOR_ID"]=> string(2) "16" ["DETAIL_TEXT"]=> string(10051) "[B]На днях произошло событие, которое пресса почти не заметила, между тем оно поистине эпохального значения: в состав Русской Православной Церкви вошла Архиепископия западных приходов. Долгое время она находилась в юрисдикции Константинопольского Патриархата, но, видно, перестарался Варфоломей со своим Томасом и настырной попыткой присвоить приходы (а главное — собственность) Русской Православной Церкви на Украине. А уж когда там начали грабить храмы, тащить от алтарей на улицу священников, бить прямо в церковной ограде старух, многое вспомнилось.[/B]


Все это смутное время за ситуацией внимательно наблюдали в Архиепископии Европы. И наконец — сделали выбор. Позади у «Парижской» церковной эмиграции был очень сложный путь — конфронтации с Русской Церковью, от Октября семнадцатого и дальше, до наших дней. Но разрыву с Константинополем предшествовало еще более масштабное событие, случившееся в 2007 году. Тогда после затяжного, в 80 лет, конфликта воссоединились Русская Православная Церковь и Православная Зарубежная, которая стала «неотъемлемой самоуправляемой частью поместной Русской Православной Церкви».


Это движение навстречу друг другу многое объясняет. И многому должно научить православных. Вспомним, что пришлось преодолеть. Почему две церкви, две сестры так долго и мучительно искали пути к сближению? Горели лампадки у икон одних и тех же святых по ту и другую сторону океана, на коленях молили Господа о спасении России и претерпевшие на Родине, и ее изгнанники, но не было общего слитного соборного плача о судьбе Дома Богородицы и престола Божьего, как называют верующие наше Отечество. Разногласия случились сразу после революции. Тогда часть представителей Русской Православной Церкви на последних кораблях отплыла из очумевшей от горя России в Константинополь и далее, с тех пор она стала именоваться «белой» церковью.  Оставшаяся же у разоренных храмов и алтарей — соответственно «красной».


И каждая пошла своей дорогой — какая исповеднической, какая мученической. Зарубежная всегда укоряла сестру, оставшуюся в СССР, в том, что та стала служить Советам, в частности, их неугомонным органам — от ЧК до КГБ. Там, на Западе, всегда вспоминали «покаянное» письмо-обращение к верующим патриарха Тихона, соболезнование, выраженное официально церковью на смерть Сталина (а панихиды по нему служили во всех приходах), и прочие «грехи». В грехах принято каяться — вот на всеобщем покаянии и настаивала Зарубежная Православная Церковь. После чего, по ее мнению, и можно бы было говорить о примирении.


Вот в чем была пружина конфликта. Но покаяние — таинство индивидуальное. И именно таинство, а не открытое публичное действо, совершаемое на авансцене Истории. Каяться можно перед Богом, но не перед Зарубежной Церковью и кем бы то ни было еще. И кто может судить священников и архиереев, понесших свой крест служения в страшные годы богоборчества, когда  их расстреливали и топили в прорубях, а они, глядя в дуло нагана, благословляли и молили: «Прости им, Господи, не ведают что творят».


Только в 1922 году были зверски замучены и расстреляны 28 епископов и несколько тысяч священников, клириков и монашествующих. Епископа Тобольского Гермогена утопили уральские чекисты: вывезли на лодке на середину реки и столкнули с чугунными колосниками. Архиепископ Воронежский и Задонский Тихон был повешен большевиками прямо в храме на Царских вратах. Епископ Липецкий Уар замучен уголовниками в лагерях.


Что касается «покаянного» письма патриарха Тихона и панихид по Сталину... С первых дней революции Святейший открыто выступил против Советской власти, обличая ее в кощунстве по отношению к народу русскому и к его святыням. Он и многие архиереи и простые приходские батюшки как могли противодействовали воцарению беззакония и безбожия. Но когда эта власть утвердилась все же как государственная форма правления, патриарх стал искать пути если и не доброго, то, по крайней мере, реалистического с ней сосуществования. Надо было остановить кровавый вал репрессий и поруганий святынь. Высший иерарх еще исходил из того, что всякая власть попущена Богом — по нашим ли грехам или по какому-то неведомому нам Промыслу.


Да, есть фотография: патриарх Московский и всея Руси Алексий I стоит в почетном карауле у гроба Сталина, но при чем здесь конформизм церкви, когда тот же Сталин для страны был (стал) символом многих  побед и свершений? Церковь, живя в ЭТОМ государстве, в стране Советов, не могла не считаться с реалиями. Будь все иначе — и в России вообще не осталось бы ни храмов, ни священников, православные лишились бы возможности крестить детей, отпевать близких, хотя бы изредка исповедоваться и причащаться. Все было бы гораздо хуже и страшнее.


Горькая жизнь была и в приходской жизни Зарубежья. Вообще русскому, особенно верующему, за границей тяжелей чем кому бы то ни было, и «виноват» в этом не шепот берез — душа не у родных алтарей молится, вот в чем дело. Крест Зарубежной Церкви — в изгнании, горечи отлучения от Родины. И не стоит взвешивать — чей был тяжелее. Именно к этому выводу и пришли иерархи двух сестринских церквей.


Каждый день в православных храмах звучит «Символ веры» — соборная читаемая всеми молитва. Есть в ней такие слова: «Верую во единую святую, соборную и апостольскую Церковь». Единую! Это единство и есть Царство Божие, и именно это единство — во Христе — и призвана являть, ему служить, его осуществлять церковь всюду и всегда." ["~DETAIL_TEXT"]=> string(9862) "[B]На днях произошло событие, которое пресса почти не заметила, между тем оно поистине эпохального значения: в состав Русской Православной Церкви вошла Архиепископия западных приходов. Долгое время она находилась в юрисдикции Константинопольского Патриархата, но, видно, перестарался Варфоломей со своим Томасом и настырной попыткой присвоить приходы (а главное — собственность) Русской Православной Церкви на Украине. А уж когда там начали грабить храмы, тащить от алтарей на улицу священников, бить прямо в церковной ограде старух, многое вспомнилось.[/B] Все это смутное время за ситуацией внимательно наблюдали в Архиепископии Европы. И наконец — сделали выбор. Позади у «Парижской» церковной эмиграции был очень сложный путь — конфронтации с Русской Церковью, от Октября семнадцатого и дальше, до наших дней. Но разрыву с Константинополем предшествовало еще более масштабное событие, случившееся в 2007 году. Тогда после затяжного, в 80 лет, конфликта воссоединились Русская Православная Церковь и Православная Зарубежная, которая стала «неотъемлемой самоуправляемой частью поместной Русской Православной Церкви». Это движение навстречу друг другу многое объясняет. И многому должно научить православных. Вспомним, что пришлось преодолеть. Почему две церкви, две сестры так долго и мучительно искали пути к сближению? Горели лампадки у икон одних и тех же святых по ту и другую сторону океана, на коленях молили Господа о спасении России и претерпевшие на Родине, и ее изгнанники, но не было общего слитного соборного плача о судьбе Дома Богородицы и престола Божьего, как называют верующие наше Отечество. Разногласия случились сразу после революции. Тогда часть представителей Русской Православной Церкви на последних кораблях отплыла из очумевшей от горя России в Константинополь и далее, с тех пор она стала именоваться «белой» церковью. Оставшаяся же у разоренных храмов и алтарей — соответственно «красной». И каждая пошла своей дорогой — какая исповеднической, какая мученической. Зарубежная всегда укоряла сестру, оставшуюся в СССР, в том, что та стала служить Советам, в частности, их неугомонным органам — от ЧК до КГБ. Там, на Западе, всегда вспоминали «покаянное» письмо-обращение к верующим патриарха Тихона, соболезнование, выраженное официально церковью на смерть Сталина (а панихиды по нему служили во всех приходах), и прочие «грехи». В грехах принято каяться — вот на всеобщем покаянии и настаивала Зарубежная Православная Церковь. После чего, по ее мнению, и можно бы было говорить о примирении. Вот в чем была пружина конфликта. Но покаяние — таинство индивидуальное. И именно таинство, а не открытое публичное действо, совершаемое на авансцене Истории. Каяться можно перед Богом, но не перед Зарубежной Церковью и кем бы то ни было еще. И кто может судить священников и архиереев, понесших свой крест служения в страшные годы богоборчества, когда их расстреливали и топили в прорубях, а они, глядя в дуло нагана, благословляли и молили: «Прости им, Господи, не ведают что творят». Только в 1922 году были зверски замучены и расстреляны 28 епископов и несколько тысяч священников, клириков и монашествующих. Епископа Тобольского Гермогена утопили уральские чекисты: вывезли на лодке на середину реки и столкнули с чугунными колосниками. Архиепископ Воронежский и Задонский Тихон был повешен большевиками прямо в храме на Царских вратах. Епископ Липецкий Уар замучен уголовниками в лагерях. Что касается «покаянного» письма патриарха Тихона и панихид по Сталину... С первых дней революции Святейший открыто выступил против Советской власти, обличая ее в кощунстве по отношению к народу русскому и к его святыням. Он и многие архиереи и простые приходские батюшки как могли противодействовали воцарению беззакония и безбожия. Но когда эта власть утвердилась все же как государственная форма правления, патриарх стал искать пути если и не доброго, то, по крайней мере, реалистического с ней сосуществования. Надо было остановить кровавый вал репрессий и поруганий святынь. Высший иерарх еще исходил из того, что всякая власть попущена Богом — по нашим ли грехам или по какому-то неведомому нам Промыслу. Да, есть фотография: патриарх Московский и всея Руси Алексий I стоит в почетном карауле у гроба Сталина, но при чем здесь конформизм церкви, когда тот же Сталин для страны был (стал) символом многих побед и свершений? Церковь, живя в ЭТОМ государстве, в стране Советов, не могла не считаться с реалиями. Будь все иначе — и в России вообще не осталось бы ни храмов, ни священников, православные лишились бы возможности крестить детей, отпевать близких, хотя бы изредка исповедоваться и причащаться. Все было бы гораздо хуже и страшнее. Горькая жизнь была и в приходской жизни Зарубежья. Вообще русскому, особенно верующему, за границей тяжелей чем кому бы то ни было, и «виноват» в этом не шепот берез — душа не у родных алтарей молится, вот в чем дело. Крест Зарубежной Церкви — в изгнании, горечи отлучения от Родины. И не стоит взвешивать — чей был тяжелее. Именно к этому выводу и пришли иерархи двух сестринских церквей. Каждый день в православных храмах звучит «Символ веры» — соборная читаемая всеми молитва. Есть в ней такие слова: «Верую во единую святую, соборную и апостольскую Церковь». Единую! Это единство и есть Царство Божие, и именно это единство — во Христе — и призвана являть, ему служить, его осуществлять церковь всюду и всегда." ["BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["~BLOG_ACTIVE"]=> string(1) "Y" ["BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["~BLOG_URL"]=> string(2) "15" ["BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["~BLOG_GROUP_ID"]=> string(1) "1" ["BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["~BLOG_GROUP_SITE_ID"]=> string(2) "s1" ["AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["~AUTHOR_LOGIN"]=> string(8) "kosyakin" ["AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["~AUTHOR_NAME"]=> string(33) "Александр Косякин" ["AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_LAST_NAME"]=> string(0) "" ["AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["~AUTHOR_SECOND_NAME"]=> string(0) "" ["BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["~BLOG_USER_ALIAS"]=> string(0) "" ["BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["~BLOG_OWNER_ID"]=> string(2) "16" ["VIEWS"]=> string(4) "1498" ["~VIEWS"]=> string(4) "1498" ["NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["~NUM_COMMENTS"]=> string(1) "0" ["ATTACH_IMG"]=> NULL ["~ATTACH_IMG"]=> NULL ["BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["~BLOG_SOCNET_GROUP_ID"]=> NULL ["DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["~DETAIL_TEXT_TYPE"]=> string(4) "text" ["CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["~CATEGORY_ID"]=> string(0) "" ["CODE"]=> string(29) "i-sobornaya-molitva-u-altarey" ["~CODE"]=> string(29) "i-sobornaya-molitva-u-altarey" ["urlToBlog"]=> string(38) "/blog/autors/15/?page=blog&blog=15" ["urlToPost"]=> string(75) "/blog/autors/15/?page=post&blog=15&id=i-sobornaya-molitva-u-altarey" ["urlToAuthor"]=> string(36) "/blog/autors/15/?page=user&id=16" ["AuthorName"]=> string(33) "Александр Косякин" ["TEXT_FORMATED"]=> string(9985) "На днях произошло событие, которое пресса почти не заметила, между тем оно поистине эпохального значения: в состав Русской Православной Церкви вошла Архиепископия западных приходов. Долгое время она находилась в юрисдикции Константинопольского Патриархата, но, видно, перестарался Варфоломей со своим Томасом и настырной попыткой присвоить приходы (а главное — собственность) Русской Православной Церкви на Украине. А уж когда там начали грабить храмы, тащить от алтарей на улицу священников, бить прямо в церковной ограде старух, многое вспомнилось.


Все это смутное время за ситуацией внимательно наблюдали в Архиепископии Европы. И наконец — сделали выбор. Позади у «Парижской» церковной эмиграции был очень сложный путь — конфронтации с Русской Церковью, от Октября семнадцатого и дальше, до наших дней. Но разрыву с Константинополем предшествовало еще более масштабное событие, случившееся в 2007 году. Тогда после затяжного, в 80 лет, конфликта воссоединились Русская Православная Церковь и Православная Зарубежная, которая стала «неотъемлемой самоуправляемой частью поместной Русской Православной Церкви».


Это движение навстречу друг другу многое объясняет. И многому должно научить православных. Вспомним, что пришлось преодолеть. Почему две церкви, две сестры так долго и мучительно искали пути к сближению? Горели лампадки у икон одних и тех же святых по ту и другую сторону океана, на коленях молили Господа о спасении России и претерпевшие на Родине, и ее изгнанники, но не было общего слитного соборного плача о судьбе Дома Богородицы и престола Божьего, как называют верующие наше Отечество. Разногласия случились сразу после революции. Тогда часть представителей Русской Православной Церкви на последних кораблях отплыла из очумевшей от горя России в Константинополь и далее, с тех пор она стала именоваться «белой» церковью.  Оставшаяся же у разоренных храмов и алтарей — соответственно «красной».


И каждая пошла своей дорогой — какая исповеднической, какая мученической. Зарубежная всегда укоряла сестру, оставшуюся в СССР, в том, что та стала служить Советам, в частности, их неугомонным органам — от ЧК до КГБ. Там, на Западе, всегда вспоминали «покаянное» письмо-обращение к верующим патриарха Тихона, соболезнование, выраженное официально церковью на смерть Сталина (а панихиды по нему служили во всех приходах), и прочие «грехи». В грехах принято каяться — вот на всеобщем покаянии и настаивала Зарубежная Православная Церковь. После чего, по ее мнению, и можно бы было говорить о примирении.


Вот в чем была пружина конфликта. Но покаяние — таинство индивидуальное. И именно таинство, а не открытое публичное действо, совершаемое на авансцене Истории. Каяться можно перед Богом, но не перед Зарубежной Церковью и кем бы то ни было еще. И кто может судить священников и архиереев, понесших свой крест служения в страшные годы богоборчества, когда  их расстреливали и топили в прорубях, а они, глядя в дуло нагана, благословляли и молили: «Прости им, Господи, не ведают что творят».


Только в 1922 году были зверски замучены и расстреляны 28 епископов и несколько тысяч священников, клириков и монашествующих. Епископа Тобольского Гермогена утопили уральские чекисты: вывезли на лодке на середину реки и столкнули с чугунными колосниками. Архиепископ Воронежский и Задонский Тихон был повешен большевиками прямо в храме на Царских вратах. Епископ Липецкий Уар замучен уголовниками в лагерях.


Что касается «покаянного» письма патриарха Тихона и панихид по Сталину... С первых дней революции Святейший открыто выступил против Советской власти, обличая ее в кощунстве по отношению к народу русскому и к его святыням. Он и многие архиереи и простые приходские батюшки как могли противодействовали воцарению беззакония и безбожия. Но когда эта власть утвердилась все же как государственная форма правления, патриарх стал искать пути если и не доброго, то, по крайней мере, реалистического с ней сосуществования. Надо было остановить кровавый вал репрессий и поруганий святынь. Высший иерарх еще исходил из того, что всякая власть попущена Богом — по нашим ли грехам или по какому-то неведомому нам Промыслу.


Да, есть фотография: патриарх Московский и всея Руси Алексий I стоит в почетном карауле у гроба Сталина, но при чем здесь конформизм церкви, когда тот же Сталин для страны был (стал) символом многих  побед и свершений? Церковь, живя в ЭТОМ государстве, в стране Советов, не могла не считаться с реалиями. Будь все иначе — и в России вообще не осталось бы ни храмов, ни священников, православные лишились бы возможности крестить детей, отпевать близких, хотя бы изредка исповедоваться и причащаться. Все было бы гораздо хуже и страшнее.


Горькая жизнь была и в приходской жизни Зарубежья. Вообще русскому, особенно верующему, за границей тяжелей чем кому бы то ни было, и «виноват» в этом не шепот берез — душа не у родных алтарей молится, вот в чем дело. Крест Зарубежной Церкви — в изгнании, горечи отлучения от Родины. И не стоит взвешивать — чей был тяжелее. Именно к этому выводу и пришли иерархи двух сестринских церквей.


Каждый день в православных храмах звучит «Символ веры» — соборная читаемая всеми молитва. Есть в ней такие слова: «Верую во единую святую, соборную и апостольскую Церковь». Единую! Это единство и есть Царство Божие, и именно это единство — во Христе — и призвана являть, ему служить, его осуществлять церковь всюду и всегда." ["IMAGES"]=> array(0) { } ["DATE_PUBLISH_FORMATED"]=> string(17) "15.10.2019, 07:55" ["DATE_PUBLISH_DATE"]=> string(10) "15.10.2019" ["DATE_PUBLISH_TIME"]=> string(5) "07:55" ["DATE_PUBLISH_D"]=> string(2) "15" ["DATE_PUBLISH_M"]=> string(2) "10" ["DATE_PUBLISH_Y"]=> string(4) "2019" ["POST_PROPERTIES"]=> array(2) { ["SHOW"]=> string(1) "Y" ["DATA"]=> array(1) { ["UF_BLOG_POST_DOC"]=> array(21) { ["ID"]=> string(1) "1" ["ENTITY_ID"]=> string(9) "BLOG_POST" ["FIELD_NAME"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["XML_ID"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["SORT"]=> string(3) "100" ["MULTIPLE"]=> string(1) "Y" ["MANDATORY"]=> string(1) "N" ["SHOW_FILTER"]=> string(1) "N" ["SHOW_IN_LIST"]=> string(1) "N" ["EDIT_IN_LIST"]=> string(1) "Y" ["IS_SEARCHABLE"]=> string(1) "Y" ["SETTINGS"]=> array(6) { ["SIZE"]=> int(20) ["LIST_WIDTH"]=> int(0) ["LIST_HEIGHT"]=> int(0) ["MAX_SHOW_SIZE"]=> int(0) ["MAX_ALLOWED_SIZE"]=> int(0) ["EXTENSIONS"]=> array(0) { } } ["EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" ["LIST_COLUMN_LABEL"]=> NULL ["LIST_FILTER_LABEL"]=> NULL ["ERROR_MESSAGE"]=> NULL ["HELP_MESSAGE"]=> NULL ["USER_TYPE"]=> array(6) { ["USER_TYPE_ID"]=> string(4) "file" ["CLASS_NAME"]=> string(13) "CUserTypeFile" ["DESCRIPTION"]=> string(8) "Файл" ["BASE_TYPE"]=> string(4) "file" ["VIEW_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicView" } ["EDIT_CALLBACK"]=> array(2) { [0]=> string(13) "CUserTypeFile" [1]=> string(13) "GetPublicEdit" } } ["VALUE"]=> bool(false) ["~EDIT_FORM_LABEL"]=> string(16) "UF_BLOG_POST_DOC" } } } ["BlogUser"]=> array(3) { ["AVATAR_file"]=> array(15) { ["ID"]=> string(3) "116" ["TIMESTAMP_X"]=> string(19) "08.01.2019 10:38:42" ["MODULE_ID"]=> string(4) "blog" ["HEIGHT"]=> string(3) "240" ["WIDTH"]=> string(3) "240" ["FILE_SIZE"]=> string(5) "20837" ["CONTENT_TYPE"]=> string(10) "image/jpeg" ["SUBDIR"]=> string(15) "blog/avatar/282" ["FILE_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["ORIGINAL_NAME"]=> string(6) "15.jpg" ["DESCRIPTION"]=> string(0) "" ["HANDLER_ID"]=> NULL ["EXTERNAL_ID"]=> string(32) "73e1c8bacafd1be92bc64f90e1f9f5d5" ["~src"]=> bool(false) ["SRC"]=> string(30) "/upload/blog/avatar/282/15.jpg" } ["Avatar_resized"]=> array(4) { ["src"]=> string(53) "/upload/resize_cache/blog/avatar/282/100_100_2/15.jpg" ["width"]=> int(0) ["height"]=> int(0) ["size"]=> NULL } ["AVATAR_img"]=> string(122) "" } }
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных