Чт, 24 Января, 2019
Липецк: -15° $ 66.33 75.39

Когда удочка не нужна

Александр Косякин | 15.09.2018

В свободное от службы время глава сельской администрации Виктор Татаринцев запирает дверь кабинета и идет на рыбалку. За ним следом — жена Ольга Дмитриевна, учитель начальной школы. Тут же свекровь Тамара Ивановна, отставив все дела, с радостью направляется на речку. И примкнувший к ним сосед Александр Князев, учитель, берет садок и шагает в том же направлении. Такая вот дружная компания рыболовов живет в задонском селе Калабино. Кстати, на днях они восемнадцать килограммов поймали…

Но это не все. И не главное. Дело в том, что все четверо ловят рыбу… руками. Началось все не вчера — к примеру, Татаринцев занимается этим пятьдесят лет. А Тамара Ивановна — все семьдесят, ведь ей теперь восемьдесят один годок. Она-то всех и приучила, в том числе сноху. Сидела как-то Ольга Дмитриевна на бережку, пока муж с матерью под кустами шарили, да еще поторапливала: пора, мол, домой — дела… И тут на берег прямо к ее ногам прилетела рыбина. Одна, вторая, третья… Усидишь тут! И она смело шагнула в воду.

…Мы приехали на Дон к назначенному часу. Был полдень, облака попрятались, солнце старалось на пятерку, но вода… Свежо: середина сентября все-таки! Ах, как славно любоваться этими донскими перекатами, этими речными морщинками и солнечными бликами, но снять, я извиняюсь за подробность, штаны и сунуться в воду — это уж как-то не очень романтично! А кое-кому предстояло залезть в реку по шею и, отплевываясь от волны, искать наощупь скользких язей, плотвиц, карпов — что попадется. И так час или два…

У рыболовов на крыше авто привязана резиновая лодка, в багажнике — мотор. Предстояло плыть к другому берегу, где кусты и прочие неявные признаки «рыбьего места». В это время Тамара Ивановна шутя отбивалась от нас, липецких журналистов:

— Не надо меня снимать… Нашли артистку! Да и не поймала еще ничего, о чем говорить…

— А вдруг ничего не попадется?

— Это уж как получится…

— Течения не боитесь, ведь это Дон, да и до того берега вон сколько?

— Последний раз я его в семьдесят семь лет переплывала. Да и сейчас могу…

— Но водичка-то студеная…

Пока мы беседовали, Князев уже присел в воде за кустами — какой рыбак будет тянуть волынку?

— Ну что там, Иваныч? — бросает нас бабуля и ходко семенит к воде.

— Тут одна мелочь… Не формат!

А Виктор Сергеевич вспоминает позавчерашнее:

— Жена нашла голавля под корягой… Не достать! Руки коротки. Лезу я — почти до жабр дотянулся. Но ведь почти! А он рванул и ушел. А был, я думаю, килограмма на четыре. Ну, ничего, сегодня попадется…

Дальше все как на съемочной площадке. Все лезут в лодку. Мотор! Выбрав место у берега, вчетвером, растопырив руки, как бы берут сегмент реки в охапку и тихонько шагают к берегу. А там, в сплошной темноте, руки находят гладкую спину рыбы и легонько, нежно, трепетно подбираются к жабрам. Дальше — дело техники.

— Есть! — слышим сдавленный шепот рыбака, и первая добыча шлепается на дно лодки.

Выражать радость (как и иные чувства) тут нельзя: рыба хорошо слышит (а может, и понимает). Конечно, нам было интересно наблюдать за Тамарой Ивановной. Но кусты скрывали детали. Периодически она бросала в лодку крепких, с ладошку, рыб. Радостной улыбки на лице за осокой было не видно…

И еще...

Итог рыбалки: десять килограммов за полтора часа! И никаких червячков, мормышек, живцов и мудреных крючков с катушками. Правда, того самого голавля на четыре кило не поймали. Ну, до следующего раза. Деваться-то ему некуда.

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова

Фото Николая Черкасова