lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
14 мая 2018г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Чёрно-белое кино (ФОТО)

14.05.2018 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Анатолия Евстропова
Фото Анатолия Евстропова

28 мая Леонид Михайлович Широкожухов из Усмани готовится отметить сто первый день рождения! Век его жизни вместил всё, в том числе и войну. А самое главное – любовь



Всполохи


Его воспоминания похожи на авторское кино. Или фотографию. Леонид Михайлович неведомым образом выхватывает из памяти какой-то эпизод, неожиданно проявляющий целый отрезок его жизни, как снимок на бумаге.


А ещё его воспоминания – как всполохи огня – на мгновение освещают какую-то часть его биографии и тут же затихают, словно замолкают.


– Как сейчас помню: после ранения лежу я в родительском доме. В комнате – образа, лампадки. Вдруг сквозь сон чувствую: мама заходит на цыпочках. Поправила одеяло, поцеловала в голову и перекрестила – снова благословила на фронт. Молча, без каких-либо слов напутствия.


Леонид Михайлович стал девятым ребёнком в большой и музыкальной семье Широкожуховых. Все его восемь братьев и сестёр появились на свет в Липецке. Лишь он один – последыш – в Шацке Тамбовской губернии, куда отца Михаила Матвеевича – финансового специалиста – перевели работать. Мама – Лидия Поликарповна – занималась детьми и пела. Её любимый романс «Выхожу один я на дорогу» так же сильно любит и младший сын. И сегодня Леонид Михайлович без инструмента – а капелла – тихонечко напевает стихи Михаила Лермонтова.


ФОТО



– Мне ещё и пяти лет не исполнилось, когда мы всей семьёй переехали в город Петропавловск, что на севере Казахстана, – рассказывает Леонид Михайлович. – И я сразу же попал в компанию. Однажды меня привели на чердак и заставили участвовать в своеобразном ритуале: сидящая в кресле шестнадцатилетняя девочка показывала пальцем на того, кто должен ругаться матом. Когда очередь дошла до меня, я не знал, что сказать, ведь у нас дома даже слово «чёрт» считалось пошлостью, вместо него говорили – шут. Чтобы ещё раз не ударить в грязь лицом, утром следующего дня я вышел на задний двор, лёг на спину в траву, уставился глазами в небо и начал повторять всё, что услышал вчера. И вдруг затылком почувствовал, что сзади стоит мама, оглянулся и бросился бежать, куда глаза глядели. Вернулся лишь поздно вечером. Мама как ни в чём не бывало накормила меня ужином, помыла ноги, смазала их глицерином, чтобы цыпки не появились, и уложила спать. И только день спустя подошла, погладила рукой по голове и тихонечко произнесла: «Я ведь знаю, ты – хороший мальчик, а ведёшь себя очень плохо. Не будешь больше так делать?» Помню, я в голос, навзрыд расплакался – так мне было стыдно, а потом стало легко от маминых слов. До сих пор не могу произнести ни одного бранного слова.


Зато однажды, в сорок пятом году, эти бранные многоэтажные слова сыпались на голову офицера артиллерийской разведки Леонида Широкожухова как град с неба. После Победы Широкожухова перебросили на приграничный контрольно-пропускной пункт.


– В подвале большого здания содержались немецкие женщины с детьми, – вспоминает Леонид Михайлович. – Тогда несладко приходилось всем, в том числе и им – голодали они сильно, каждое утро вывозили трупы из этого подвала. Мне было жаль людей и когда мог, просил машины перевезти женщин и детей через границу в Германию и там высадить – по своей земле они и сами домой дойдут. Вдруг однажды слышу нечеловеческий вопль! Подхожу и вижу, как двое солдат из польского полка вырывают у пожилой немки золотые зубы. Она в крови, один из поляков её держит, второй выдёргивает коронки. Я выстрелил в воздух и разогнал эту компанию. На следующий день ко мне с матюгами ворвался полковник – русский, но служивший в польском подразделении. Его подчинённые пожаловались на меня, и плюс к этому рассказали, что я помогаю женщинам перебираться через границу. Тогда я доложил ему не только о случае с зубами, но и о систематическом мародёрстве его ребят. Пошли в казарму, и полковник своими глазами увидел, сколько женской одежды там собрано – он её прямо из окон выбрасывал на землю.



Лё


В Казахстане Леонид Широкожухов пошёл в первый класс. Здесь с ним приключилась и первая любовь – только её имя не сохранилось в памяти. Что он запомнил? Коротенькое платьице, чулочки… И свои мечты – взрослым приехать к ней на белом коне и увезти в замок…


В пять лет Леонид прекрасно читал, благо в семье «учителей» хватало: и букву подскажут, и книжку дадут. Многие братья и сёстры писали стихи. Несколько строк Серафимы Михайловны брат помнит до сих пор:


«Ветер вой и шуми», – пел старик


И седой бородою качал.


В окна жалобно ветер стучал…


С плачем вьюга в окно ворвалась,


Побледнел, закачался старик


И издал страшный, жалобный крик…


В 1929 году Широкожуховы потихонечку потянулись на родину. Первой уехала старшая сестра Евгения. В Липецке у неё что-то не заладилось, и она оказалась в должности главного бухгалтера совхоза «Мятный» в Усмани. Вслед за ней переехали и все остальные.


– И здесь у меня сложилась очень хорошая компания, – говорит Леонид Михайлович. – Чтобы к нам в группу попасть, нужно было много читать, особенно приключенческой литературы. У нас был клич: «Лё» – едва заслышишь его, и сразу же, хоть из окна мчишь к друзьям. Мы сами придумывали иногда различные приключенческие истории, за одну из них даже в милицию угодили. Бывало, по ночам бегали в лес смотреть, не зацветёт ли папоротник, или зажигали свечи на старом кладбище, искали там клады.


На войне, утверждает Леонид Михайлович, превыше всего ценилась дружба. Друг и папироску найдёт, когда курить охота, и словом тёплым обогреет. Много раз самая близкая спутница Жизни – Смерть – проходила просто в миллиметре от него, задевала своим пологом, но не прикрывала.


– Однажды рано утром вышел на орудие, в бинокль наблюдаю за противником. Подошёл солдатик и попросил посмотреть. Через секунду его убил снайпер – выследил и выстрелил прямо в рот. В следующий раз зимой мы зашли с комбатом погреться в один дом – месяц не были в помещении. Хозяйка пожарила картошку, тыквенные семечки, согрела кипяток и бросила в него горсть сухой вишни. Мы наелись, согрелись и порешили наперёд: когда будем садиться за стол, где бы и с кем бы ни были, всегда вспомним друг о друге. Кинули жребий – чья очередь идти на орудие. Мне выпало спать. Через час меня разбудили – комбат погиб…


По волнам его памяти


В армию Леонида Михайловича забрали в 1939 году. Сначала – артиллерийская школа в Ливнах, где обучение вели в обстановке, приближенной к боевой, – шла война с Финляндией. Спали курсанты на голых досках, кормили их скудно, казармы не отапливали. Через три месяца их уже ждала солнечная, тёплая и гостеприимная Феодосия. Впервые Леонид Широкожухов увидел море. Говорит, что во время прилива решил поплавать и ощутил на себе всю мощь морской стихии – еле живым остался.


– Там был белый хлеб, и мы, голодные, все сумки от противогазов им забили, – улыбается ветеран. – Здесь-то такого отродясь не видели.


Через полгода – новая дислокация. Одесса! Этот чудо-город встретил красноармейцев землетрясением. Шёл предвоенный сороковой год. Следующий пункт – Яссы в Молдавии (теперь эта некогда столица Молдавского княжества – город в Румынии. – Прим. ред.)


– Поначалу к нам отнеслись очень доброжелательно, но уже спустя несколько недель вместо часов доставали из кармана луковицу на цепочке – так местные жители оценивали присутствие русских на их земле.


А в середине июня 1941 года артиллеристов расквартировали в местечке Скулень (село в Молдавии – Прим. ред.)…


– В казарме мы спали не в кроватях, а на коврах – по местному обычаю. Передо мной на стене красовалась большая фреска с надписью «Бог всё видит. Бог всё примечает». Мы всегда поднимались в четыре утра. Вот и двадцать второго июня едва я на рассвете вышел умыться, как заговорили все огневые точки со стороны немцев. И тут же полетели самолёты… Мы быстро собрались, добрались до Одессы, где находился штаб округа. И началась самая мрачная, серая, холодная, грязная, кровавая, голодная полоса моей жизни…


Ещё в самом начале разговора Леонид Михайлович предупредил, что о войне старается не вспоминать и не говорить – горько и больно. Да и память выхватывает только всполохи каких-то негероических, с точки зрения обывателей, сюжетов. Так и крутится лента его военной кинохроники: чернота – светлый кадр – снова темнота.


– Вот прочтёт кто-нибудь и решит, что я – барон Мюнхгаузен, – сомневается, рассказывать-не рассказывать, Леонид Михайлович. – В чём заключается задача артиллерийской разведки? Нужно обнаружить огневые точки противника и передать их координаты в штаб. Однажды мы с радистом забрались в стог сена – знали, что это хороший ориентир для врага, но делать было нечего. Не успели расположиться, как в нас выстрелили, снаряд, слава Богу, не разорвался, а снёс верхушку стога и вместе с нами пронёс его метров пятнадцать. Остались целы… Чуть позже, уже зимой, мы вели наблюдение из окопа. Поднялась сильнейшая метель – ничего вокруг не видно. Вдруг смотрим, к нам что-то приближается и вваливается в наш окоп – это немецкий повар нёс еду своим, а пришлось накормить нас. Да ещё и кофе напоить…


Кишинёв, Вена, немецкие города, в одном из которых Леонид Широкожухов встретил Победу. Пол-Европы артиллерист-разведчик прошагал с Западным, Юго-Западным и Украинским фронтами. Его боевые ордена Отечественной войны I и II степени о многом говорят.


– Бывало, наша артиллерийская разведка работала вместе со штрафниками, – продолжает Леонид Михайлович. – Сначала в бой командование бросало штрафной батальон – это так называемая ложная атака. Штрафники идут, фашисты по ним открывают огонь, мы фиксируем вражеские точки и уже потом начинаем уничтожать гитлеровцев. Однажды я попал под огонь наших катюш. Шёл из госпиталя, вдруг над головой – страшный грохот и свет, будто в преисподней оказался. Вот это оружие!


– Одна из самых ярких картин войны – девочка, укутанная в тряпки, стоит на пепелище дома, от которого осталась одна печка. А рядом – тощая ободранная кошка, норовящая согреться то у печки, то у ног девочки, – Леонид Михайлович делает паузу.


Дважды Леонид Широкожухов был тяжело ранен. Один осколок прошёл прямо под сердцем. И остался там на долгие полвека. Лишь недавно сам вышел – Леонид Михайлович хранит его теперь уже не под сердцем, а в небольшой ёмкости.


– Врачи сказали, что без божественного вмешательства не обошлось.


– А Бог на войне был? – осторожно спрашиваю Леонида Михайловича.


– В Бога я верю с детства. Помню, сделал что-то нехорошее, и мама пригрозила: «Боженька накажет». Тогда я встал на стул и скалкой замахнулся на икону. И в тот же миг почувствовал, как что-то невидимое, но очень хорошо осязаемое, меня остановило и поставило обратно на пол. Тогда я не просто понял, ощутил – Господь существует. Некоторое время на икону даже боялся смотреть, а потом начал молиться. На фронте просил за тех, кто остался дома… Один раз я смертельно устал и решил ночью отдохнуть в сторожке лесника. Зашёл, в темноте не стал никого будить, раздвинул солдатиков, постелил свою шинель и мертвецки заснул. Утром увидел: спал среди убитых, которых просто снесли в один дом. По-моему, тогда мне приснился сон, как в Усмани прыгаю с одной колокольни на другую. Вышел я из этой сторожки, сел на пригорке, закурил. Вдруг передо мной возник человек в серой затасканной шинели, взял мою руку и сказал, что все мои живы и здоровы, а я вскоре получу ранение. Он поведал мне многое о моей будущей жизни. И даже предрёк войну с Америкой, по-моему, в 2020 году. А потом неожиданно исчез.


Однажды командиру артиллерийской разведки Широкожухову приказали обнаружить танки. С радистом Леонид пополз к лесу, засёк вражеские машины и принялся было диктовать координаты, как понял – связь прервана. Сначала устранять разрыв отправился радист, потом сам разведчик. Увидел, что рядом с порывом лежит убитый связист, только соединил провода, как сам получил ранение. В госпитале, среди крови, вони и стонов услышал, как два бойца тихонечко запели «На позицию девушка провожала бойца…» С тех самых пор эта песня – его самая любимая.



С любимыми не расставайтесь


После ранения в 1943 году Леонид Михайлович ненадолго оказался дома. В гостях у своей сестры Лилии увидел юную босоногую девчонку – она принесла молоко. И пропал… На следующий день специально подождал, пока девушка придёт с молоком снова, и пригласил её погулять. Она не отказала. Нине шёл семнадцатый год, ему – двадцать шестой.


– Мы пошли в сад, где на танцевальной площадке играл духовой оркестр, – не сдерживает слёзы ветеран. – Кто-то из мальчишек кинул взрывпакет, все к этому отнеслись спокойно, а я по фронтовой привычке бросился прикрывать собой Нину. И пришла любовь. В этот день я впервые со страхом поцеловал её.


И уехал обратно на фронт. Вернулся Леонид Михайлович в Усмань только в 1946 году. С Ниной Алексеевной они прожили 73 года! Это даже больше, чем жизнь! У них есть сын, внуки. В прошлом году его Нины не стало…


– Берегите своих жён! – как заклинание твердит Леонид Михайлович Широкожухов. – К жене даже слово любовь не совсем подходит. Жена – это что-то своё, родное – моё сердце. Она – это я. Нина была для меня всем, я её очень любил и люблю… Вот она ушла и унесла с собой часть меня, самую значимую. Это и есть самое главное в жизни!


После войны Леонид Михайлович нашёл себя в самой мирной профессии – он ветеран педагогического труда, его стаж исчисляется более чем пятьюдесятью годами. Кто-то боится отыскать смысл жизни, Широкожухов его нашёл. И чётко для себя сформулировал. В его кинолетописи любовь, жена – это цветные кадры, которые оправдывают всё. И слова, сказанные на прощание:


– Не зря жизнь прожита. Не зря! .





Фото из личного архива Леонида Михайловича Широкожухова



P.S. Редакция благодарит директора Центра социальной защиты населения по Усманскому району Галину Васильевну Зелепукину и её сотрудниц за помощь в подготовке материала.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 июля 2018 г.

Погода в Липецке День: +24 C°  Ночь: +19 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Большой вред от маленького комара

Светлана Ларина, врач-инфекционист, заместитель главного врача Липецкой областной клинической инфекционной больницы
// Здоровье

Опасности «сладкой» болезни

Елена Копытина, главный детский эндокринолог управления здравоохранения Липецкой области
// Здоровье

Жизнь ребенка в ваших руках

Мария Бутова, акушер-гинеколог Липецкой городской поликлиники № 4
// Здоровье
Даты
Популярные темы 



  Вверх