lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
7 августа 2017г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Старший брат Ивана Бунина

07.08.2017 "ЛГ:итоги недели". Виктор ЕЛИСЕЕВ, краевед, лауреат областной премии имени И. А. Бунина
// История
В этом доме в Воронеже семья Буниных прожила до 1874 года. Здесь родился Иван Бунин Воронежская мужская гимназия, которую в 1874 году с золотой медалью окончил 
Юлий Алексеевич БунинЮлий Бунин с братом Иваном в Полтаве. 1893 годСибирский поэт Георгий Вяткин (в центре) и братья Бунины. 1914 годМогила Ю.А. Бунина на кладбище Донского монастыря в Москве

19 июля исполнилось 160 лет со дня рождения русского литератора, журналиста, общественного деятеля, педагога, участника революционного народнического движения, кандидата математических наук Юлия Алексеевича Бунина. С самого раннего детства влияние его на младшего брата было огромное. Как человеку широко образованному, ценившему и понимавшему мировую литературу, лауреат Нобелевской премии Иван Бунин очень многим обязан брату в своём развитии


Дневниковые записи И. А. Бунина за 1922 год наполнены горечью невозвратимой утраты о старшем брате Юлии. 21 января Иван Алексеевич пишет: «…И все мысли о Юлии, о том, как когда-то приезжал он, молодой, начинающий жизнь, в Озёрки… И всё как-то не верится, что больше я никогда его не увижу». Через три дня новая запись: «Я не страдаю о Юлии так отчаянно и сильно, как следовало бы, может быть, потому, что не додумываю значения этой смерти, не могу, боюсь <...> Ужасающая мысль о нём часто такая далёкая, потрясающая молния <…> Да можно ли додумывать? Ведь это сказать себе уже совсем твёрдо: всему конец».



Рождённый в июле


Родился Юлий Алесеевич 7(19) июля 1857 года в уездном городе Усмань Тамбовской губернии (ныне Липецкой области). Родители, по-видимому, выехали из имения Мосоловка, что ныне в Усманском районе. Сохранилось свидетельство о рождении старшего брата Ивана Алексеевича: «По указу Его Императорского Величества, из Тамбовской Духовной Консистории в том, что рождение и крещение сына Елецкого помещика Коллежского Регистратора Алексея Николаевича Бунина, Юлия, по метрическим книгам города Усмани, Соборной церкви за тысяча восемьсот пятьдесят седьмой год значится так: проезжающий через город Усмань Коллежский Регистратор Алексей Николаевич Бунин и законная жена его Людмила Александровна, у них родился сын Юлий седьмого июля, того же месяца и числа крещён священником Стефаном Добровым с прич­том…». Крестили Юлия Алексеевича в усманской Богоявленской соборной церкви.



Золотой медалист


В Воронеж Алексей Николаевич и Людмила Александровна переехали в 1867 году. Старший Юлий, а позже и его брат Евгений стали посещать Воронежскую мужскую классическую гимназию на Большой Дворянской улице (ныне проспект Революции). Учебное заведение располагалось недалеко от дома, где жило семейство Буниных. Кстати, здание гимназии сохранилось – это один из корпусов технологической академии.


Как вспоминал Иван Алексеевич и как свидетельствуют документы, Юлий был на редкость способным учеником. Он свободно писал сочинения на трудной «мёртвой» латыни. Особые успехи показывал и по математике. Здесь Бунин познакомился с произведениями писателей-демократов. Гимназисты читали Чернышевского, Писарева, Доб­ролюбова. Среди учеников вёл пропаганду один из преподавателей, и в гимназии был создан тайный кружок. Увлечение революционными идеями не сказалось на учёбе. 1-ю Воронежскую классическую мужскую гимназию Юлий окончил с золотой медалью.


Но в это время семья уже перебралась на хутор Бутырки Елецкого уезда Орловской губернии (ныне Становлянский район Липецкой области).



Студент-народник


Осенью 1874 года Юлий поступил на математический факультет Московского университета. Как большинство студентов, он старался быть ближе к своим землякам. С пятью воронежцами он обосновался в Козицком переулке. В это время молодёжь бурлила, в стране происходили студенческие сходки, интеллигенция пошла в народ, пропагандируя «социалистические» учения, призывая крестьян к революции. Не избежал увлечения народническими идеями и Юлий. Он вступил в народнический кружок, распространял запрещённую литературу. Узнав об аресте в марте 1878 года студентов Киевского университета, московские студенты не только собрали для них деньги и тёплые вещи, но и провели в стенах альма-матер митинг. Полиция отметила, что среди выступающих был и Юлий Бунин.


Как вспоминала родная сестра видного «землевольца», а позднее соратника Г. В. Плеханова по марксистской группе «Освобождение труда» В. Н. Игнатова – Е. Н. Игнатова: «Через Бунина и его товарищей мы трое приобщились к новому миру, о котором до знакомства только слышали издалека». В марте 1879 года у ряда студентов университета начались обыски. Осенью 1879 года на квартире сестёр Игнатовых Юлий Алексеевич организовывал собрание кружка партии «Чёрный передел», на котором выступил соратник Плеханова Л. Г. Дейч. Как вспоминает жена И. А. Бунина – В. Н. Муромцева: «Юлий Бунин был участником съезда партии народников в июне 1879 года в уездном городе-курорте Липецке. Окончив успешно математический факультет, Юлий поступает на юридический факультет университета. Он увлекается статистикой». Та же В. Н. Муромцева пишет, что Юлию Алексеевичу «и в гимназии, и в университете прочили научную карьеру, но он от неё отказался ради желания приносить пользу народу и бороться с существующим строем».


В начале 1880 года полиция провела новые аресты во многих городах империи, но группа Ю. Бунина продолжала борьбу. В конце этого года Юлий Алексеевич познакомился с революционером-народником А. И. Желябовым. Позднее Бунин оставит об этом воспоминания в седьмом номере «Вестника воспитания» за 1909 год.



Псевдоним Алексеев


В марте 1881 года в Петербурге на Екатерининском канале взрывом бомбы, брошенной народовольцами, был убит император Александр II. Народовольцы ожидали, что после смерти царя начнётся революционное выступление масс. Однако ничего похожего не произошло. В течение нескольких дней к присяге новому императору Александру III были приведены все государственные органы страны и армия. Студенты Московского университета категорически отказались от посылки венка на гроб убитого самодержца. Полиция провела очередные аресты. Был задержан и подозреваемый Ю. А. Бунин. Его исключили из университета и выслали на Украину, в Харьков.


Юлий Алексеевич, прибыв в Харьков, сумел поступить в университет. Он с головой окунулся в революционное движение. В Харькове народники организовали типографию, в которой стали печатать листовки, прокламации на русском и украинском языках. Среди подпольщиков особо выделялся некто по фамилии Алексеев. Это и был Ю. Бунин. В ноябре 1883 года он выпускает брошюру «Несколько слов о прошлом русского социализма и о задачах интеллигенции». Эту работу позднее будут включать в программу занятий с рабочими в марксистских кружках. Брошюру гектографировали в Киеве, Санкт-Петербурге и Москве. Харьковские народники послали Бунина в столицу на переговоры с так называемой «рабочей группой» народовольцев. Но обе стороны так и не нашли общего языка, ни о чём не договорились.


Полиция внимательно следила за Буниным. Она даже зафиксировала его пребывание у родителей в Озёрках летом 1883 года. Особенно ждал приезда старшего брата Иван. Юлий помог ему подготовиться к поступлению в Елецкую мужскую гимназию. По воспоминаниям Буниной-Муромцевой, Юлий Алексеевич «…после дневного чтения и других занятий по вечерам гулял и брал с собою Ваню, рассказывал о звёздах, о планетах, зная, что с младенчества его маленький брат любил небесные светила…». В первый раз провожал Ваню в гимназию и Юлий. По воспоминаниям Муромцевой, «только Юлий с отцом посмеивались, а все остальные «сдерживали рыдания, плакали». Маленький Ваня боялся вступительных экзаменов, но «Юлий уверял, что нет ничего страшного». Подготовленный старшим братом, Иван Алексеевич успешно сдал экзамены.


В ряды харьковских народовольцев пробрался провокатор и агент полиции. И хотя его ликвидировали, полиция уже многое знала о революционерах. И первый удар она нанесла по подпольной типографии. Юлий Алексеевич, опасаясь ареста, покинул Харьков и с января 1884 года поселился в Москве. В течение пяти месяцев без паспорта он скрывался у знакомых. Но и в Москве оказался провокатор…



Арест кандидата прав


Стараясь скрыть своё пребывание в столице, Бунин покидает Первопрестольную. Он живёт на Северном Кавказе в Кисловодске и Пятигорске. Позднее в своих воспоминаниях он писал: «Возвратившись оттуда (с Северного Кавказа) осенью, я был арестован в имении моего отца в Орловской губернии, куда я отправился, предварительно осведомившись, что против меня нет достаточных улик и мне не угрожает ничего страшного». Но полиция очень тщательно и кропотливо искала автора брошюры под фамилией Алексеев. Департамент полиции вскоре объявил о всероссийском розыске по империи кандидата прав (Юлий Алексеевич окончил юридический факультет Харьковского университета). Сообщались и его приметы: «…26 лет, роста ниже среднего, усы маленькие, бреет бороду, лицо продолговатое, нос длинный с горбиной, телосложения худощавого». И уже в сентябре 1884 года Юлий Алексеевич был арестован помощником начальника Орловского губернского жандармского управления в имении отца – Озёрках. Заточили его на недолгое время первоначально в Елецкую уездную тюрьму, а затем по требованию жандармов из Харькова по делу типографии отправили на Украину. Проститься с сыном приехали родители. Был с ними и гимназист Ваня. Позднее в романе «Жизнь Арсеньева» Иван Алексеевич так опишет встречу: «…Меня так и ударил в сердце вид брата, его арес­тантская обособленность и бесправность, он и сам хорошо понимал её, чувствовал всю свою униженность и неловко улыбался. Он одиноко сидел в самом дальнем углу возле дверей на платформу, юношески милый и жалкий своей худощавостью, своим лёгким сереньким костюмчиком, на который была накинута отцовская енотовая шуба. Возле него было пусто. Жандармы то и дело отстраняли баб, мужиков и мещан, толпившихся вокруг и с любопытством, со страхом глядевших на живого социалиста <…> Но вот брата увезли, отец с матерью уехали… Мне понадобилось после того немало времени, чтобы пережить свой новый душевный недуг». В семье Буниных были потрясены арестом старшего сына. По словам Буниной-Муромцевой: «Им никогда не приходило в голову, что их Юленька, такой тихий, мухи не обидит, принимает участие в революционном движении…».



Лекции и семинары в Озёрках


В Харькове в местной тюрьме Бунин содержался более года, пока шло следствие. Одной из главных улик полиции был найденный в подпольной типографии адрес Бунина. Но Юлий Алексеевич, «…очень конспиративный, с мягкими чертами характера, он и на следователя произвёл впечатление случайно замешанного в революционное дело, а потому и отделался легко…».


3 июля 1885 года, обвиняемый в государственном преступлении, Юлий Бунин был «подчинён гласному надзору полиции на три года с воспрещением в течение означенного времени проживать в местностях, объявленных в положении усиленной охраны». В конце июля 1885 года Юлий Алексеевич прибыл в Елец и с разрешения полицмейстера был «водворён» в имение отца Озёрки Елецкого уезда Орловской губернии. Приезд брата Бунин описывает в «Жизни Арсеньева»: «До сих пор помню ту особенную острожную бледность, которой меня поразило знакомое и вместе с тем совсем какое-то новое, чужое лицо брата <…> Это был один из счастливейших вечеров в жизни нашей семьи».


Материальное положение семьи Буниных было ужасным. Юлий «занятий не имеет, пособия не получает…», имение доходов не приносило. Младший Иван был вынужден из-за неуплаты за учёбу покинуть гимназию. Старший Юлий настоял на том, что он, имея два университетских образования, будет заниматься с братом и подготовит его к аттестату зрелости, по крайней мере к седьмому классу мужской гимназии. Юлий оказался прекрасным педагогом. Он вспоминал позднее: «Когда я при­ехал из тюрьмы, я застал Ваню ещё совсем неразвитым мальчиком, но я сразу увидел его одарённость. Не прошло и года, как он так умственно вырос, что я уже мог с ним почти как с равным вести беседы на многие темы. Знаний у него ещё было мало, и мы продолжали пополнять их, занимаясь гуманитарными науками». Интересен и тот факт, что Юлий Алексеевич вскоре перешёл к такой методике преподавания, которая характерна для высшей школы, как лекция и семинар. Частыми стали прогулки. В своём дневнике от 27 января 1886 года Иван Алексеевич записал: «Юлий живёт в Озёрках – под надзором полиции, обязан три года не выезжать никуда. Зимой пишу стихи. В памяти морозные солнечные дни, лунные ночи, прогулки и разговоры с Юлием».


Братья совершали прогулки обычно два раза в день – перед дневным чаем и после ужина. Они вели различные беседы, много говорили о литературе. Убедившись в том, что младший брат не склонен к точным наукам, и особенно к математике, Юлий Алексеевич стал поощрять его литературные занятия. Именно он настоял на том, чтобы Иван отправил своё стихотворение «Деревенский нищий» в журнал «Родина». А когда его напечатали, восторгу младшего брата и всей семьи не было предела. Радовался за Ивана и Юлий Алексеевич, не осознавая, что стал «крёстным отцом» будущего классика русской и мировой литературы.



Посвящение дорогому брату


Срок ссылки закончился. 24 августа 1888 года Юлий Алексеевич, получив свидетельство на выезд, поспешил в Харьков. Полиция теперь внимательно следила за ним. Весной 1889 года к нему приехал и Иван Алексеевич. Здесь он прожил не более двух месяцев. Весной 1890 года Юлий переезжает в Полтаву, где получил тогда доходное место в статистическом отделении губернского земства. Иван просил его найти ему «место в Полтаве, рублей на сорок, тридцать пять», чтобы иметь возможность прожить с «нею (гражданская жена Ивана Алексеевича – Варвара Владимировна Пащенко), а главное, с тобою (с братом Юлием) в одном городе!». Иван Алексеевич поселился в Полтаве, работал библиотекарем, статистом, корреспондентом. Именно в Полтаве младший Бунин «впервые приступил более или менее серьёзно к беллетристике. В Полтаве произошёл разрыв Бунина с Пащенко. И на помощь брату пришёл в это трудное время Юлий. В знак огромной благодарности именно первый сборник стихов Ивана Алексеевича, вышедший в 1891 году в Орле, был посвящён «дорогому брату и глубокоуважаемому другу Ю. А. Бунину».



«Вестник воспитания»


В марте 1895 года Юлий Алексеевич решил переселиться из Полтавы в Москву. Он пригласил с собой и брата: «Необходимо тебе завести личные сношения с редакторами, ты уже печатаешься в толстых журналах, а с тобой никто не знаком». Он советовал брату завязать знакомства с редакторами «Русских ведомостей» и «Русской мысли». Но в первый приезд работу в Первопрестольной ему найти не удалось. Хотя Юлия Алексеевича звали в столицу в министерство финансов, туда он не мог пойти «по своим убеждениям». Вскоре место старшему брату нашлось. Редактор-издатель журнала «Вестник воспитания» Н. Ф. Михайлов предложил ему место заведующего редакцией. 15 июня 1897 года Иван Алексеевич в письме к поэту И. А. Белоусову сообщал, что он тоже собирается вслед за братом переезжать в Москву: «Я теперь в Москве буду по зимам почти безвыездно…».


С приходом Юлия Алексеевича «Вестник воспитания» стал одним из лучших российских педагогических изданий. Когда в январе 1915 года отмечался 25-летний юбилей этого журнала, то, по словам младшего Бунина, это было «чествование Юлия». В журнале под псевдонимом И. Озёрский печатался и Иван Алексеевич Бунин. Кроме «Вестника воспитания», Юлий Алексеевич плодотворно сотрудничал с солидными изданиями, такими как «Журналист», «Новое слово», «Школа и жизнь». Недаром в начале XX столетия старшего Бунина ряд журналов и газет России считали «своим корреспондентом и сотрудником». В Москве Юлий Алексеевич стал активным участником разных литературных кружков. В середине 1890-х годов он входил в состав тихомировского кружка. В кругу его знакомств – В. А. Гиляровский, Н. Н. Златовратский, К. М. Станюкович, Д. Н. Мамин-Сибиряк, Л. В. Собинов. Н. Д. Телешов в своих «Записках писателя» отмечает, что «Старший Бунин, Юлий Алексеевич, был заведующим редакцией журнала «Вестник воспитания». Начавшееся между мною и Юлием Буниным знакомство привело нас к теснейшей дружбе в течение двадцати пяти лет – вплоть до его смерти <…> Младший Бунин, Иван Алексеевич, хотя и помещал свои стихи и рассказы в журналах, но известен в то время был ещё очень мало…».


Вскоре стали собираться и у самого Н. Д. Телешова. Первоначально кружок назывался «Парнас». Встречались сначала по вторникам, а потом неизменно по средам. Впоследствии это объединение стало известным как «Московская литературная среда». Осенью 1899 года возник новый кружок, объединивший не только писателей, поэтов, но и артистов. Членом дирекции кружка избрали Юлия Алексеевича. Вошёл Бунин-старший и в правление «Общества деятелей периодической печати и литературы». По воспоминаниям Буниной-Муромцевой, у Юлия Алексеевича «в пятом часу, когда кончается приём в редакции, <…> происходит чаепитие. Младший брат (Иван), во время своего пребывания в Москве, не пропускает этих сборищ…».



«Дорогой брат Иван!»


Братья иногда встречались по несколько раз в день, вместе совершали прогулки по Москве, отправлялись в поездки по России. Вместе они заботились о сестре Марии, которая была замужем за машинистом Ласкаржевским и жила с матерью на узловой станции Грязи (ныне Липецкая область). В одном из писем к младшему брату от 25 сентября 1909 года Юлий спрашивал: «Посылал ли ты, как обещал, деньги нашим, а то они сидят, вероятно, без копейки. Как я тебе говорил, я им оставил всего 25 руб­лей. Пожалуйста, тотчас же пошли, если не посылал».


Братья часто приезжали в Грязи, навещая сестру, мать и племянников. Первая жена Ивана Алексеевича – Анна Николаевна Цакни-Дерибас – однажды заметила, что её память сохранила «чудесного человека Юлия Алексеевича Бунина, – вот кто был буквально отцом для Ивана Алексеевича, без него не стал бы он тем, чем стал: прекрасным поэтом и писателем. Мягкий, душевный человек, он буквально очаровывал и не мог не нравиться».


Когда в 1912 году отмечали 25-летие литературной деятельности Ивана Алексеевича, многие издания поместили фотографию, на которой изображены братья, а свою речь на всех торжествах Юлий Алексеевич непременно начинал одинаково: «Дорогой брат Иван!».



«Он спокоен, прост и добр…»


Начавшаяся Февральская, а затем и Октябрьская революции разметали братьев. В мае 1918 года Юлий проводил из Москвы младшего брата и его жену Муромцеву. Они не знали, что расстаются навсегда. Иван Алексеевич следил издалека за братом. В сентябре 1918 года он писал, волнуясь о судьбе родных: «вечной тревоге за близких <...> меж тем как Юлий Алексеевич снова тяжело заболел».


Вскоре Юлий Бунин становится членом литературного отдела «Дворца искусств». Сюда вошли Есенин, Приш­вин, Гиляровский, Белоусов. Он часто болеет. Его поместили в здравницу № 2 Москвы. Но болезнь не отступала. В июле 1921 года жизнь Юлия Алексеевича Бунина оборвалась. Похоронили его на кладбище Донского монастыря.


Иван Алексеевич, узнав о смерти старшего брата, был потрясён. В дневнике он пишет: «И все мысли о Юлии, о том, как когда-то приезжал он, молодой, начинающий жизнь, в Озёрки <…> и всё как-то не верится, что больше я никогда его не увижу. Четыре года тому назад, прощаясь со мной на вокзале, он заплакал <…> Вспомнить этого не могу». В другой записи: «Вот я написал 3 новых рассказа, но теперь Юлий уже никогда не узнает их – он, знавший всегда мою новую строчку, начиная с самых первых озёрских». В записи от 5 февраля 1922 года: «Видел во сне поезд, что-то вроде большой теплушки, в которой мы с Верой куда-то едем. И Юлий. Я плакал, чувствуя к нему великую нежность, говорил ему, каково мне без него. Он спокоен, прост и добр…». Старший брат часто снится Ивану Алексеевичу: «Его пустая квартира, со связанными и уложенными газетами на столах. Вот уже без остроты вспоминаю о нём. Иногда опять мысль: «а он в Москве, где-то в могиле, сгнил уже!» – и уже не режет, а только тупо давит, только умственно ужасает».


Жизнь раскидала Буниных по белу свету. Юлий похоронен в Москве. Могилы матери и брата Евгения – в Ефремове, три брата и сестра покоятся за оградой Покровского храма Воронежа. Вот только Иван Алексеевич нашёл последнее пристанище на чужбине – во Франции, которая приютила его после отъезда из России. .



Воспоминание Бориса Зайцева о Юлии Бунине:


«В нём было редкое сочетание пессимистически настроенного ума с необыкновенно жизнерадостной натурой. Он был добр, умел возбуждать к себе добрые чувства людей. К нему шли за советом, за помощью, с просьбой выручить из беды. <…> В практической жизни он был до странности беспомощен. <…> Он стал редактировать вместе с др. Михайловым педагогический журнал, потому что ему были вместе с жалованием предложены квартира с отоплением, освещением и полный пансион. <…> Юлий Алексеевич был барин, да, именно барин. <…> Делаю потому, что хочу, что считаю нужным»





Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 21 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +18C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

В активном стиле


// Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова
// История

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова
// Культура

«Малиновый звон» под куполом неба (ФОТО)

Дарья Шпакова, фото автора
// Общество
Даты
Популярные темы 

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество



  Вверх