lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
10 марта 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Бог любит тружеников

10.03.2016 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Любовь Логунова со своими детьми.

Казалось бы, совсем недавно еще мы сетовали, что только иностранцы готовы взять к себе в семьи больных российских сирот. Дескать, всем им зеленый свет надо давать на усыновление, поскольку наши сограждане на подобные подвиги не способны: им подавай здоровых да с хорошей генетикой младенцев. Но прошло каких-то полтора десятка лет, и все круто изменилось.



Я уже писала, что сегодня у нас в области более восьмидесяти человек стоит в очереди, чтобы взять в семью ребенка до семи лет. Читатели, которые следят за нашей рубрикой, наверняка уже успели заметить, что, выбирая ребенка, приемные мамы ориентируются не на его медкарту, а на отзвук собственного сердца: ёкнуло — значит, мой, и никому его больше не отдам. Это потом уже начинаются посещения врачей, подтверждения или снятия диагнозов, мучительные недели в больницах, бессонные ночи и переживания. Но никто из них не жалуется и о принятом когда-то решении не жалеет. Как и моя сегодняшняя собеседница из села Ратчино Добровского района Любовь Логунова.


Первый опыт


— Мы с мужем взяли двух девочек, Соню и Настю, когда одной был годик, а другой — два. Я тогда сразу поняла, что Настя не слышит. Но не забрать их мы просто не могли, когда узнали, в каком состоянии были обнаружены малышки: одна лежала на кровати, а другая — под кроватью, и никого из взрослых рядом не было.


— Но вы же понимали, что это очень серьезная патология. Неужели вас это не напугало?


— Просто мы сразу купили литературу по языку жестов, по дактильной азбуке, стали сами учиться. Я знала только одно: буду бороться до конца, ради того чтобы Настя слышала. К счастью, оказалось, что слух может вернуться, но для этого нам пришлось в пять лет сделать операцию в Санкт-Петербурге.


— И как сейчас дела?


— Настенька уже слышит, но период глухоты дал свой негативный результат: у нее очень маленький словарный запас для десяти лет, надо наверстывать. Сейчас она учится в задонском интернате, где есть специалисты, которые учат таких детей говорить. Сама бы я, конечно, с этим не справилась.


— Нескромный вопрос: государство платит вам за Настю деньги?


— Нет, она же там на полном гособеспечении. Но это все равно моя доченька, я привожу ее домой на выходные. Вот недавно преподаватель сказала, чтобы мы дома перестали общаться с ней на языке жестов, а только говорили — чтобы у нее ушки приучались распознавать звуки и слова. Дело в том, что Соня тоже быстро языком жестов овладела, так что у девочек проблем с общением не было.


Родные братья


— Но ведь у вас в семье есть еще и мальчики. Как они появились?


— Нам позвонили из опеки и сказали, что на соседней улице мать ушла из дома и бросила двух детей: мальчиков восьми месяцев и тринадцати лет. Ну не отдавать же их в детдом? Решили взять. С младшим, Андрюшенькой, никаких проблем не было, он сразу стал меня мамой называть. А вот с Алешей поначалу было очень нелегко: он и на прочность нас испытывал, и пугал, и ультиматумы выдвигал. Есть, говорит, я люблю лазанью. Пока мы ему не сказали: «Хочешь — иди в детдом, но ведь из-за тебя и Андрюшу заберут, его мнения никто спрашивать не будет!» И вот после этого все как-то наладилось. Алеша закончил колледж, у него в руках пять строительных специальностей. А сейчас он в армии дослуживает, звонит часто, мы ему посылки шлем. Договор-то с опекой уже закончился, он мне и говорит: «Тетя Люба, а куда мне после армии ехать?» Как, спрашиваю, куда? Домой, конечно, твоя комната у нас тебя ждет. Вот в апреле ждем его возвращения, будет у нас семейный праздник.


— Значит, медицинские карты вы предварительно не просматриваете?


— Но ведь и так понятно, что если родители пили, то абсолютно здоровых детей быть не может. С каждым надо будет ходить по врачам, каждого надо будет вытаскивать из разных болячек. Вот у Сонечки астигматизм, у Андрюши раньше времени зарос родничок, гиперактивность у нас наблюдается. Так что, это причина сделать ребенка несчастным? Ведь с родными детьми мамы возятся. В любом случае в семейной атмосфере болезни пройдут быстрее, чем в детдоме. Тут сами стены лечат. А вообще, у каждого ребенка есть талант. Вот у Сонечки хороший голос обнаружился, буду возить ее в Доброе в вокальную студию. Андрюшу думаю отдать в танцевальный коллектив. Кстати, у Насти большие успехи в хореографии, она даже на конкурсе победила.


— Вы считаете правильным, что сейчас детей стараются отдать под разные формы опеки?


— Вообще детский дом — это не место для ребенка. Я как-то брала на выходные мальчика, уже немаленького, так он во многом на Маугли походил. Увидел у меня на газовой плите горелку и как закричит: «Огонь!!! Горим!!!» Они там знают, что их накормят, а вот как и что готовят, это непонятно. Зато требования мальчик сразу выдвинул: ему нужны смартфон, планшет и ноутбук. У них во многом потребительская психология в детдомах вырабатывается: нам все должны, нам все дадут. А как дальше жить? Вот такую жизненную подготовку только семья дать может. Они же видят, что у меня большой огород, козы, свиньи, куры. Видят, как я заготовки на зиму делаю, как за скотиной ухаживаю. Сонечка уже помогать начинает потихоньку. Главное, они понимают: чтобы нормально жить, надо трудиться. Вот это им и поможет в жизни.


Что в будущем?


— Вы больше не планируете брать детей?


— Ну как же? Тут недавно были мы в школе приемных родителей, где нам объяснили, почему детки должны знать, что они приемные. А тут еще совпало: Сонечку в школе вдруг стали обзывать детдомовкой. Ну, собралась я с духом и рассказала ей, что я ее мама, но приемная. Удивительно, но она очень спокойно это восприняла. А потом вдруг говорит мне: «Мама, а давай еще возьмем девочку!» Я думала, она маленькую хочет, но оказалось — свою ровесницу. И вот теперь к нам уже несколько раз приезжала на выходные Аня.


— В таком возрасте ребенок легко входит в семью?


— Легче всего с малышами, а с Аней пока не все просто. Сначала вообще молчала, в угол забившись. Даже поцеловать себя не позволяла. Но когда после выходных в интернат возвращаться, то в слезы. Потом вдруг стала в еде капризничать — то буду, это не буду. Ну, это уже хороший признак, значит, признала наш дом своим. Вообще, воспитатели в интернате заметили, что она стала гораздо чаще улыбаться и смеяться. Короче, я документы уже подготовила, так что Алешу из армии встречать, надеюсь, уже вместе с Аней будем.


— Одна мамочка мне сказала, что приемные дети — это как наркотик: возьмешь одного, другого, и уже остановиться не можешь…


— Я ее очень понимаю! Я сама, когда по телевизору показывают детей-сирот, готова кинуться звонить, ехать, лишь бы забрать их домой. Парадокс, но чем больше детей берешь в семью, тем больше ощущаешь любви в сердце и душевных сил. И уже странно как-то: ты столько всего можешь отдать, а ребенок где-то страдает без материнской любви.


— Мы все о ваших приемных детях говорим, но ведь вы и родных вырастили?


— Да, у меня четверо взрослых детей и одиннадцать внуков, так что я очень многодетная мама и бабушка, жаль, приемных к родным не приравнивают.


— А дети не просили вас помогать с внуками?


— Так я и помогаю! Вот понадобилось одной дочери, так трое ее деток какое-то время с нами жили. Мы часто друг к другу в гости ездим, детвора общается. У меня две дочери живут совсем недалеко — в Каликино, третья дом рядом с нами построила. Сын тоже подумывает перебраться из города, поселиться около нас.


— Но ведь говорят, в селе нет работы…


— Да не верьте! Для того, кто хочет работать, работа всегда найдется. Когда надо было, я ночью ток сторожила, а днем почтальоном работала. Плачутся те, кто ничего не хочет делать. Сын у меня — газоэлектросварщик высокого класса, труда не боится. Бог тружеников любит.


Одна семья


— Выходит, скоро вся ваша большая семья вместе соберется?


— Да, скоро мы все вместе будем. Алеша из армии вернется, сам будет решать, что делать дальше. Пока у него вроде есть планы продолжить учебу. Я бы, конечно, хотела, чтобы вся наша большая семья жила вместе. Кстати, у меня в доме еще такса живет, а во дворе — помесь лабрадора с шарпеем. Дети их обожают! А еще их любимое занятие — жарить во дворе на мангале шашлыки. Тут уж никаких пищевых капризов «люблю — не люблю».


— Вам есть на что жаловаться?


— Да на что же я жаловаться могу?


— Ну, сейчас все жалуются на нехватку денег…


— Знаете, денег сколько ни дай, все равно будет мало. Есть свое хозяйство, погреб овощами со своего огорода забит, дети сыты, одеты, живут в любви и мне эту любовь возвращают. Воистину, грех жаловаться. Я вообще по жизни оптимистка — все хорошо будет!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 4 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: -7 C°  Ночь: -10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Чемпионами не рождаются

Владимир Перцев
// Спорт

Новое хождение за три моря

Александр Дементьев
// Образование
Популярные темы 

От слова «участие»

Ольга Журавлёва // Власть

Бюджет развития

Галина Чернышова // Власть

«Моржи» просят поддержки

Ольга Журавлева // Спорт

Местами метель

Мария Гурова // Общество

У нас ищут 


  Вверх