lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 февраля 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Не для войны рождаются солдаты, а для того, чтоб не было войны

22.02.2016 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото из дембельского альбома Николая САРЫЧЕВА. 1981 год, Афганистан
Фото из дембельского альбома Николая САРЫЧЕВА. 1981 год, АфганистанФото Николая ЧеркасоваСолдаты-земляки Виктор Егоров 
и Николай ЖмыховВиктор Егоров уже в АфганеВ Елецком краеведческом музее тоже открылась аналогичная выставка. На ней, в частности,  представлен комсомольский билет Олега Татькова

15 февраля 1989 года Республику Афганистан покинул ограниченный контингент советских войск. Ещё одна военная страница истории нашей страны была перевёрнута. В этом году исполняется 37 лет, как мы перешли южную границу, и 27, как вернулись обратно


Афганистан, по разным подсчётам, забрал от пятнадцати до двадцати шести тысяч советских солдат и офицеров (если не считать свыше пятисот попавших в плен). Около шестидесяти тысяч вернулись домой ранеными и изувеченными. И все без исключения «афганцы» переступили порог родительского дома другими людьми.


Всего за период с 25 декабря 1979 года по 15 февраля 1989 года на территории Афганистана прошли военную службу 620 тысяч военнослужащих. Из 2740 жителей Липецкой области, принимавших участие в боевых действиях, погибли 72 человека, в том числе 21 липчанин.


К этой войне в России, да и в Советском Союзе относились по-разному. Кто-то подсчитывал экономические потери страны – а на поддержку просоветского кабульского режима ежегодно из бюджета СССР расходовалось около 800 миллионов долларов. Кто-то подчёркивал геополитическую роль Афганистана в Центральной Азии – страна располагается на перекрёстке транспортных путей, по которым когда-то переселялись народы и проходили бесчисленные завоевательные походы. Не миновал эти земли и Великий шёлковый путь. Несмотря на свою суровость и удалённость от морей, земля афганцев всегда была лакомым кусочком для завоевателей. Не оставляют её в покое и по сей день.


С персидского «афган» переводится как молчание, безмолвие, а с тюрского – ушедший, скрывшийся. Станом традиционно обозначается место проживания народа. И действительно, территория Афганистана труднодоступна и удобна для племён, её населяющих, которые ушли или переселились в горы и сохраняли свою независимость от завоевателей Центральной Азии.


Нам, живущим спустя 27 лет после окончания войны в Афганистане, сложно рассуждать о том, зачем советским войскам понадобилось нарушать молчание южного соседа. На то были свои причины – желающие приблизиться к российским границам существовали всегда. Никуда они не делись и сегодня, даже больше – они всё ближе. Они там, где нас уже нет. Главное помнить, что афганская каменистая почва полита и русской кровью, кровью солдат и офицеров, исполнивших свой воинский долг.



Николай Александрович Сарычев, воин-интернационалист, председатель Липецкой областной организации «Всероссийское общество слепых», считает, что нужно помнить обо всех войнах, случавшихся на Земле, чтобы их больше не было…


Николай Сарычев из тех воинов, для которых война – это не жертва, не горе, а мужская работа, часть биографии. И боль, причинённая ею, – не повод, чтобы озлобиться и возненавидеть весь мир и судьбу, что так жестоко с ним обошлась.


Николай Александрович родился в настоящем русском провинциальном городе – Лебедяни. Окончил школу, СПТУ, работал на местной птицефабрике электриком. А 21 апреля 1980 года получил повестку из военкомата и отправился отдавать долг Родине. Начинал служить Николай Сарычев в Прибалтийском военном округе в Воздушно-десантных войсках. А после учебного подразделения попал в 103-ю Витебскую дивизию, которая в то время уже стояла в Афганистане – первой по воздуху вошла в Кабул.


В тот же год Сарычев написал рапорт с просьбой отправить его в зону военных действий. То же самое сделали четыре его боевых товарища. Пять мальчишек из Липецкой, Белгородской, Свердловской областей, из Кургана и Тамбова досрочно сдали экзамены по спецпредметам, физподготовке, рукопашному бою и были зачислены в 357-й парашютно-десантный полк.


– Один наш взвод отправили в Псковскую дивизию. В любой момент она была готова высадиться в Польше, где начинались волнения, – вспоминает Николай Александрович. – А из оставшихся трёх взводов (это около ста человек) отобрали всего шестнадцать бойцов, в том числе и нас пятерых. В первые дни и недели я находился под огромным впечатлением от Афганистана. Мы попали в совершенно иной мир, где средневековье соседствует с современной европейской цивилизацией. В больших городах, например, в салонах автобусов иной раз перевозили домашний скот, а люди висели на подножках, цеплялись за двери, или устраивались на крыше. По кабульским улицам параллельно могли ехать автомобиль и ослик, погоняемый крестьянином.


Наш полк дислоцировался в древней крепости Бала-Хиссар в столице страны. Сначала нам дали несколько дней на адаптацию, затем недельку на ночное патрулирование – тогда в Кабуле был комендантский час. А потом мы получили направление в местечко Чувкаи – это между Джелалабадом и Асад­а- бадом. Зима в тот год стояла неснежная, но промозглая, ветреная – и активные боевые действия на нашем участке не велись. Меня же завораживали горы! Под луной ночью можно было читать газеты. А звёзды такие крупные и близкие, что, казалось, протяни руку – и достанешь.


Николай Александрович как-то вскользь упоминает о небольших засадах и стычках с душманами, будто это само собой разумеющаяся краска на его военном портрете. Говорит только, что после Нового года их перебросили в провинцию Лагман, что в восточной части Афганистана, там десантники поставили лагерь, окопались. И… начались боевые университеты, выходы в горы, в ущелья.


– Прослужив год, к осени 1981 года весь романтизм у меня прошёл, – продолжает Николай Александрович. – Это поначалу перед друзьями, оставшимися в Лебедяни, можно было «похвастаться» боевыми доблестями. Маме я всегда писал только о природе, о том, как здесь тепло и необычно. Я ей не рассказал, что уехал в Афганистан, позже она сама всё поняла, поэтому скрываться было незачем. Потом мне больше хотелось тишины, покоя, мира. Уже не искал повода, чтобы пострелять, даже когда стреляют по тебе, отвечаешь только в экстренных случаях – бережёшь свою жизнь, жизнь своих товарищей, и, как это ни странно прозвучит, врагов. А среди моджахедов были как хорошо обученные наёмники, так и дети, крестьяне. Однажды мы попали на высоте в окружение. И наши лётчики, рискуя погибнуть и уничтожить машину, посадили вертолёт на самом склоне и выдернули нас из смертельного котла. Там, в Афганистане, очень чётко понималась ценность дружеской руки, товарищеского плеча, взаимовыручки.



Уже после войны, когда Николай Сарычев станет в институте изучать историю Средневековья, ему будет легче, чем сокурсникам, – он в том времени побывал. И своими глазами видел, как богатый эксплуатирует бедного, как афганские крестьяне обрабатывают землю, используя примитивные деревянные орудия труда, как они выращивают рис. Ему даже привелось однажды заглянуть в простой афганский дом.


Группа, в которую входил сержант Сарычев, вынуждена была отходить из одного селения. Ребята двигались, прикрывая огнём друг друга. На пути Николая оказалось скудное жилище, в которое он и заглянул. В единственной комнате на полу, застланном лоскутными ковриками, сидела женщина с тремя детьми. Больше ничего и никого в доме не было – ни мебели, ни, естественно, техники…


– Потом по радио и телевидению «знатоки» рассказывали, как нас в Афганистане ненавидело местное население. А я могу засвидетельствовать обратное. Однажды мы на целый месяц покинули свой лагерь. И когда возвращались, уже на подъезде к городку Митерлан (столица провинции Лагман) нас радостно встречали почти все жители, бросали под броню цветы и поливали перед нами землю – так они выражали своё почтение и благодарность. Пока мы отсутствовали, душманы приходили в городок, грабили людей, отбирали, порой, последнее. Для нас это очень волнительно, ведь расположение местных нужно было заслужить. По крайней мере, я такое видел только в кино, когда наши солдаты во время Великой Оте­чественной войны входили в европейские города, где их встречали цветами и объятиями – как освободителей… Когда советские войска вывели с территории Афганистана, в провинции Лагман стали выращивать мак… Вот и вся история. А этот мак и производные его пошли затем в Советский Союз и в Россию!


– Мы не рассуждали: правильно ли сделали, что вошли в Афганистан, или ошиблись. Знали одно – если не мы, то американцы. Время, кстати, подтвердило нашу правоту. И сегодня люди, которые воевали против советских войск, бьются с силами американской коалиции. Да ещё и говорят, что «шурави» (так афганцы называют русских, советских солдат) не только воевали, но и строили, а США лишь разрушают.


Афганская война не пощадила Николая Сарычева и его друзей. Коля Жибоедов из Белгородской области погиб. Тамбовчанина Юру Сороковых тяжело ранило и контузило. Коля Букрин из Кургана перенёс тяжелейший гепатит. Свердловчанин Саша Щирый вернулся домой инвалидом второй группы. А Николай Александрович пришёл с войны ослепшим.


– Со мной всё произошло до банальности просто, – рассказывает обстоятельства рокового боя Николай Сарычев. – Наш отряд выдвинулся для встречи своей колонны с боеприпасами и продуктами, а попутно мы сопровождали раненых солдат и офицеров Афганской народной армии. Я был в боевой машине десанта. Недалеко от перекрёстка нас ждала засада… Знаете, люди иногда воюют не за убеждения, а потому что можно заработать. Вот и афганцы покупали мины, закладывали их, если «шурави» подрывались, им выплачивали не только стоимость снаряда, но и, так сказать, премию за хорошо выполненную работу. Вот на такой мине, заложенной местным «предпринимателем», наша машина и подорвалась. Один парень получил лёгкую контузию, у двоих – ни царапины, а нам с Сашей Щирым досталось по полной.



Николай Сарычев получил ранения в глаза, в грудь, в общем, не затронутой оказалась только правая рука. За ранеными друзьями прилетел вертолёт, который доставил их сначала в Джелалабад, а затем и в Кабул, где сержанта Сарычева прооперировали. Затем был Ташкент и расставание с другом – Александра оставили лечиться в столице Узбекистана, а Николая ждали Ленинград и Военно-медицинская академия. Оттуда своего солдата забрала мама. Потом был центр реабилитации в Волоколамске, работа на производственном предприятии «Электроаппарат», учёба в Липецком педагогическом институте на историческом факультете, спортивные победы, в том числе и на чемпионатах России, женитьба, рождение детей…


– Мне война до сих пор снится… А как можно стереть её из памяти? Как можно забыть Колю Жибоедова – мы с ним с учебки вместе были, кровати рядом стояли, в Афганистане плечом к плечу! А потом этого плеча не стало. Как можно забыть раненого друга лезгинца Абаза Исрафилова, которого выносишь с поля боя, радуешься его выздоровлению, а однажды возвращаешься – и его кровать пуста? Это всё со мной навсегда… И всем нужно помнить о войнах, чтобы их больше никогда не было. Но говорить о войне имеет право только тот, кто её прошёл, прочувствовал на себе. А размышлять теоретически – глупо и кощунственно. Зачем бился Дмитрий Донской? Зачем Минин и Пожарский собирали ополчение – они и так неплохо жили? Зачем наши деды и прадеды пошли освобождать от фашистов Европу? Это наша история. Это наша жизнь и наша правда!


Спустя два года после вывода войск из Афганистана распадётся Советский Союз. В России, как и в других, образовавшихся из разорванного лоскутного советского полотна странах наступят лихие времена. И тогда заговорят об «афганском» синдроме – это наши воины, прошедшие сквозь огонь и смерть, перестанут воспринимать действительность, разрушающую душу и личность. У некоторых он не прошёл до сих пор. Николай Александрович Сарычев и это переживёт, а все свои силы направит на то, чтобы помочь не только своим боевым братьям, но и людям, лишённым в силу различных обстоятельств возможности полноценно видеть мир.


– Зачем ожесточать своё сердце? Ни к чему хорошему это не приведёт. Мне нравится, что я имею возможность помогать людям. Я всегда помню женщину-волонтёра, что приходила к нам, раненым, в Военно-медицинскую академию. Она рассказывала, как живут инвалиды по зрению, где работают, чем увлекаются, как отдыхают. Нам, афганцам, она здорово помогла, тогда у меня снова появился интерес к жизни. А если я кому-то нужен, если помог хоть одному человеку – значит, живу не зря. И, значит, всё – не зря!


В ТЕМУ


20 февраля в Лебедяни открылась выставка, рассказывающая о земляках, выполнявших интернациональный долг в Афганистане. В экспозиции – документы, материалы, фотографии, в том числе и запрещённые в советское время, альбомы и книги.


Участник войны в Афганистане Виктор Егоров привёз в Лебедянь пропагандистские листовки, распространяемые душманами среди мирного населения. Кроме того, Егоров выставил свой дембельский альбом с фотографиями, которые в Афганистане делать было запрещено. Есть в экспозиции и фотографии Николая Сарычева, награждённого орденом Красной Звезды.


В Елецком краеведческом музее тоже открылась аналогичная выставка. На ней, в частности, представлен комсомольский билет Олега Татькова, погибшего на перевале Саланг в 1988 году, за 45 дней до своего двадцатилетия. Много интересных документов из Афганистана привез в Елец бывший директор краеведческого музея Владимир Евдокимов.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 3 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: -7 C°  Ночь: -9C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Чемпионами не рождаются

Владимир Перцев
// Спорт

Новое хождение за три моря

Александр Дементьев
// Образование
Популярные темы 

Бить будем

Олеся ТИМОХИНА // Общество

Елецкая наступательная: операция спасения

Максим ПАВЛОВ, ведущий археограф Государственного архива новейшей истории Липецкой области // Общество

Все дороги ведут в Рим

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество

Погоны для... барбоса

Владислав ВЕНГЛЕВСКИЙ, ученик школы № 72 г. Липецка // Общество

Ролибол:философия «мягкой силы»

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Спорт

У нас ищут 


  Вверх