lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 февраля 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Побег в небо

21.02.2016 "Липецкая газета". Алексей Маликов, ветеран Вооруженных Сил СССР, воин-интернационалист, член Союза журналистов России
// Общество

В победном 45-м его подвиг стал легендарным. Дерзкий побег Михаила Девятаева из фашистского плена изумил всех и к тому же помог нашей авиации уничтожить сверхсекретную базу фашистов. Мне и многим военнослужащим Липецкого авиацентра посчастливилось встречаться с этим легендарным человеком, слушать его рассказ о том, как все произошло...


В «заповеднике Геринга»


В Балтийском море есть островок Узедом. На западной его оконечности в годы Великой Отечественной располагалась секретная военная база Пенемюнде. Ее называли «заповедником Геринга». Именно там испытывались новейшие самолеты и базировался ракетный центр, возглавляемый Вернером фон Брауном. С десяти стартовых площадок вдоль побережья по ночам, разрывая огненными языками темноту, уходили в небо «ФАУ-2».


Авиационные подразделения, осуществлявшие испытания, возглавлял тридцатитрехлетний Карл-Хайц Грауденц, отмеченный многими немецкими наградами. Сам Грауденц летал на «Хейнкеле-111», на котором был вензель «Г.А.» — «Густав-Антон».


8 февраля был обычным днем. Обер-лейтенант Грауденц, наскоро пообедав, приводил в порядок у себя в кабинете полетные документы. Внезапно зазвонил телефон:


— Кто это у тебя взлетел, как ворона? — услышал Грауденц насмешливый голос начальника ПВО.


— У меня никто не взлетал...


— Да я сам видел в бинокль. Взлетел «Густав-Антон», причем смешно и неуклюже.


— Приобрети себе другой бинокль. Посильнее! — вспылил Грауденц.


— Ты лучше погляди — на месте ли ваш «Густав-Антон»?..


На стоянке обер-лейтенант Грауденц вместо своего самолета увидел чехлы от моторов и тележку с аккумуляторами...


Срочное построение в лагере показало: десятерых узников не хватает. Все они были русскими... А через день служба «СС» доложила: один из бежавших был вовсе не учитель Григорий Никитенко, а летчик — Михаил Девятаев.


«Учитель из Дарницы»


...Война застала его под Минском. 24 июня 1941 года он сбил первый самолет противника. А еще через день сам попал под огонь «мессершмитта» и выпрыгнул из горящего истребителя с парашютом. К лету 44-го он сбил девять вражеских самолетов. Пять раз сбивали и его. У него были прострелены рука и нога. Лечился и возвращался в строй.


В тот роковой день 13 июля накануне наступления подо Львовом Михаил сопровождал группу бомбардировщиков. Сделал за день три боевых вылета. На заходе солнца поднялся в четвертый раз. И не заметил, как из-за облака вынырнул «мессершмитт»... Его машина словно споткнулась. В кабине — дым, перед глазами — языки пламени.


— Прыгай! Миша, приказываю! — услышал он в наушниках голос командира...


Прыгая, ударился о хвостовой стабилизатор. Как приземлился, уже не помнил. Очнулся в землянке среди летчиков. Но речь была чужая...


На допросе его пытались склонить к измене. Девятаев отвечал одно:


— Среди наших летчиков предателей не найдете!


Бежать! Бежать во что бы то ни стало... Несколько человек, присмотревшись друг к другу, решились. Надежда вырваться на свободу была у всех связана с самолетом. Чтобы его захватить, надо было сперва выбраться из барака, то есть прорыть тоннель под ограду. Копали ложками, мисками. Работали ночью, наблюдая в щелку за часовыми.


Подкоп протянулся уже до линии ограждения, когда охрана о нем узнала. Начался поиск зачинщиков. Среди них был и Михаил. Избивали его железными прутьями, истязали в карцере. Потом в цепях отправили в Заксенхаузен.


Пленников там разделили — на «смертников» и «штрафников». Хотя шансов выжить и у тех, и у других практически не оставалось.


В бараке санобработки парик­махер тихо спросил Девятаева:


— За что попал?


— Подкоп.


— Это расстрел...


Девятаев понравился старику-парикмахеру — такому же узнику, как и все. И он ему сказал:


— Бирку уже получил? Давай. Давай скорее.


Мало что понимая, Михаил отдал железку с продавленным номером. Оглянувшись, старик нагнулся к только что убитому узнику и тут же сунул летчику новую бирку с номером — 104533.


— Запомни, теперь ты другой человек, не «смертник», а «штрафник». Кто знает...


Так летчик Михаил Девятаев стал Григорием Степановичем Никитенко, учителем из Дарницы.


К концу 44-го фашисты испытывали нужду в рабочей силе. Узников Заксенхаузена осмотрели врачи и, как видно, нашли, что часть истощенных людей все-таки пригодна к работе в каких-то иных местах. Полтысячи пленных загнали в вагоны. Везли куда-то три дня. Когда вагоны открыли, более половины людей оказались мертвы. Но «учитель Григорий Никитенко» был жив. В новом лагере узники поняли: рядом важная военная база. Вечерами в небо с ревом улетали ракеты. Вблизи располагался аэродром.


Исподволь «учитель из Дарницы» нащупал нужных, верных и смелых людей. Работая на аэродроме, они примечали все подробности: когда заправляются самолеты, когда команды уходят обедать... Выбрали двухмоторный «Хейнкель-111», который летал чаще других.


Экипаж смертников


— В 12.00 техники от самолетов потянулись в столовую, — рассказывал впоследствии Девятаев. — До «нашего» «хейнкеля» — двести шагов. Удар железкою сзади — и охранник падает. С этой минуты пути назад у нас уже не было: либо гибель, либо свобода. Счет пошел на секунды. Самый высокий из нас — Петр Кутергин — надевает немецкую шинель, шапку. Выкидывает винтовку и ведет нас, «пленных», в направлении самолета. У хвостовой двери ударом заранее припасенного стержня пробиваю дыру. Просовываю руку, изнутри открываю запор. Внутренности «Хейнкеля» мне, привыкшему к тесной кабине истребителя, показались ангаром. Сделав ребятам знак: «в самолет», спешу забраться в кресло пилота.


Ключ зажигания на месте. Поворот ключа, движенье ноги — и один мотор оживает. Еще минутка — закрутились винты другого мотора. Прибавляю газ. С боковой стоянки «Хейнкель» рулит на взлетную полосу. Никакой заметной тревоги на летном поле не видно — все привыкли: «Густав-Антон» летает много и часто...


Летели на север над морем, понимали: над сушей будем перехвачены истребителями. Высота была около двух тысяч метров. От холода и громадного пережитого возбуждения у пилота и его пассажиров в полосатой одежде зуб на зуб не попадал. Но радость переполняла сердца.


О приближении линии фронта «экипаж смертников» догадался по бесконечным обозам, колоннам машин и танков. Артиллеристы 61-й армии видели, как на поле юзом сел «Хейнкель». Опушкой солдаты приблизились к нему. И люди с автоматами, в полушубках были ошеломлены, увидев десять скелетов в полосатой одежде... В расположение дивизиона их понесли на руках, как детей: каждый весил менее сорока килограммов.

P. S.


Но на этом испытания Михаила Девятаева не кончились. Девять послевоенных лет этот несгибаемый человек провел в заключении — за то, что был в плену. Освободили его в пятидесятых, благодаря неустанным хлопотам знаменитого конструктора ракетотехники Сергея Королева. Более того, ему присвоили и заслуженное звание — Героя Советского Союза...


Сам Михаил Петрович об этом сказал так:


— Время было такое... Порой не до разборов. Сидели и такие, на которых даже пули жалко. Но многие из них потом «заслужили» реабилитацию. Обижаюсь лишь за то, что после освобождения летать больше не разрешили...

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 8 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: -11C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Газовые котлы нового поколения

Виктор Александров
// Экономика

Швея – работа хоть и сидячая, но полезная

Александр Гришаев
// Общество

Своих не бросаем

Александр Гришаев, фото автора
// Общество

Как в Древней Греции, но только ярче

Александр Гришаев
// Образование
Популярные темы 

Миллиард, потраченный с умом

Ирина Донская // Власть

Афиша

// Культура

А журавлик – снова в облаках

ФОТО
Игорь Сизов // Образование

Быть счастливым, несмотря ни на что и вопреки всему

Дарья ШПАКОВА, фото автора // Общество

«Сапрыкинский» не подведет

Александр Дементьев, фото автора // Сельское хозяйство

У нас ищут 


  Вверх