lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
8 февраля 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
29
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

«Меж обгорелых чёрных громад Он защищал Сталинград»

08.02.2016 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Анатолия Евстропова
Фото Анатолия ЕвстроповаВоенное фото, 1944 год. Иван Ермаков справа
Семейство Ермаковых в Москве. Фотография 60-х годовВетеран войны и труда, член Союза художников России, почётный гражданин города Липецка Виктор Дмитриевич ПанкратовАвтопортрет. 1944 год

2 февраля 1943 года официально завершилась жертвенная героическая Сталинградская битва. Длилась она 200 дней. Семьдесят три года прошло с той поры. Город, за который советский народ положил сотни тысяч жизней, опять носит иное название. Но земля его, напоённая кровью, вопиет о памяти


В последнее время в Центральной России заметно понижается уровень грунтовых вод. Мелеют не только реки и пруды, истощаются, а кое-где и уходят, родники и даже святые источники.


Наши ветераны-фронтовики – те же «пульсары» памяти народа и человечества, чистые ключи нашей правды. И они уходят. Тихо, но стремительно. Уходят в ту же землю, которую защищали примыкая, верю, к небесному воинству. Потому что знают: без них мы не справимся. А оставшиеся, пока помнят, хотят говорить…


Сталинградская битва вошла во все военные энциклопедии как самое крупное сухопутное сражение в истории современной цивилизации. На сегодняшний день в Липецкой области проживает менее сорока участников обороны Сталинграда. Среди них Иван Николаевич Ермаков и Виктор Дмитриевич Панкратов. Война связала этих двух незнакомых друг с другом людей кровными узами фронтового братства. Каждый из них шёл своими дорогами, но иногда их следы были рядышком.


Советский человек


– Что говорил отважный лётчик, Герой Советского Союза Алексей Маресьев, когда ему из-за протезов запрещали летать над Курской дугой? – спрашивает нас почти с порога Иван Николаевич Ермаков. – Он отвечал на всё так: «Я – советский человек. И буду защищать свою Родину пока живой». И я тоже – советский человек. Что мог, то и сделал для Родины.


1 мая нынешнего года Иван Николаевич Ермаков отметит столетие! Он бодр, с хорошим чувством юмора и желанием быть кому-то нужным. Всегда откликается на просьбы школ поговорить с учениками о войне. И в этом году от традиционных школьных встреч отказываться не собирается. До сих пор он – сам себе хозяин. Конечно, дочь не оставляет отца без опеки, но ветеран обременять детей собой не желает, говорит, пока может позволить себе самостоятельность.


Иван Ермаков родился 1 мая 1916 года на хуторе Паршинка, что неподалёку от Урюпинска, в зажиточной семье донских казаков, и был единственным ребёнком у Николая Макаровича Ермакова и его жены Маргариты. Когда Ваня учился в четвёртом классе, его родителей раскулачили и отправили на Дальний Восток, откуда они уже больше не вернулись. Школу Иван ненадолго оставил – сыну врагов народа не было места среди крестьянской детворы, даже поскитался некоторое время, пока его сначала не взял на попечение местный колхоз, а затем родная тётка. В итоге Ермаков получил диплом об окончании средней школы и был старшим пионервожатым, за что, как утверждает, даже получал небольшую зарплату.


А потом пришла война. Иван Ермаков сначала попал в трудовую армию. А потом оказался среди слушателей водительских курсов. Теория ему давалась легко – он в отличие от многих курсантов был грамотным, а вот на практических занятиях пришлось попотеть. Но зато знания, полученные в первые воен­ные недели, пригождались ему всю последующую жизнь.


– Едва нам выдали водительские удостоверения, всех распределили по частям. Я попал в танковый полк. Моя задача – подвезти на автомобиле снаряды для танкистов, покормить-напоить бойцов да и пошутить маленько, – улыбается Иван Николаевич. – Я и на фронте духом не падал. А чего ходить смущённым, придавленным страхом? На передовой, конечно, страшно, но и к этому привыкаешь. И тут уже кто сильнее: страх или ты… Так счастливо сложилось, что, пройдя всю войну, я ни разу не был ранен… Бог спас, наверное!


– Вы и в те годы сохраняли веру?


– Зачем? Я был комсомольцем.


– …А сейчас?


– А сейчас я партийный! – смеётся Иван Николаевич.


– И всё-таки вас спас Бог. Для чего?


– Чтобы жил. Чтобы победил! И столетие встретил.


Его боевое крещение состоялось под Сталинградом летом 1942 года.


– Переправились мы через понтонный мост – и в бой, – на лице ветерана уже нет больше улыбки. – И этот бой был для меня самым страшным. Он длился несколько дней. А вообще бои за Сталинград были такими жаркими, такими жестокими, что земля и правда под ногами горела. Даже собаки бегали окунаться в Волгу, чтобы не сгореть. Когда Паулюса пленяли, я его краем глаза видел. И гордился, что мы задачу своего командования выполнили – освободили город, опрокинули танковую мощь фашистов, а враги – нет.


В городскую черту Иван Ермаков вошёл со своим танковым полком уже в самые последние дни сражения за Сталинград. А до того сражался на подступах к городу. Увидел его абсолютно разрушенным, дымящимся, обезлюдевшим. Он потом сюда ещё вернётся, но это произойдёт уже в мирное время, когда после окончания техникума его направят в Сталинградскую, а позже – Волгоградскую, область работать старшим механиком на одну из МТС. Тогда город предстанет перед ним полностью восстановленным красавцем.


А тогда, выехав за пределы дымящегося Сталинграда, Иван Ермаков на своём автомобиле помчался за танковыми войсками по направлению на Курскую дугу. К сожалению, не все события связываются в памяти ветерана-фронтовика в стройную цепочку, какие-то бои, переходы, марш-броски и вовсе забылись. Поэтому его боевой путь можно обозначить на карте лишь пунктиром. И всё-таки это героические штрихи к портрету человека.


– Приключилась с нами в Прибалтике такая история, – почти как в кино приглушённым голосом приступил к рассказу Иван Николаевич. – Нас небольшой группой тогда закинули в тыл врага. Пришли мы на станцию под Вильно, и вдруг раздаётся телефонный звонок. Наш солдат, владевший хорошо немецким, снял трубку. А на том конце говорят, мол, к вам едет бронепоезд, встречайте. Мы бегом бросились к своим, выстроили вдоль железнодорожного полотна пулемёты, танки, а поезда нет. Час-другой проходит – и всё впустую. Оказалось, что тот разговор по телефону подслушал притаившийся на потолке фашист, и всё своим потом передал. Мы это позже выяснили и ещё раз убедились, что враг наш просто так сдаваться не собирается.


А потом была Германия, где Иван Николаевич и встретил победу. Через несколько дней после 9 мая три машины его танкового полка направились в столицу поверженного Третьего рейха, чтобы посмотреть на «логово» врага.


– Мне дали часок свободного времени, и я на машине отправился обследовать окрестности. Смотрю: большущий забор, за ним здание конусообразной формы, у нас такие называют клуня, где хранят снопы. И это тоже оказалось складом. Чего там только не было – от медикаментов до мануфактуры. То есть поживиться было чем. Но вдруг вспомнил родителей, у которых отобрали всё, в том числе и жизнь, подумал, что и у меня потом всё отберут. И всё-таки не удержался и один тюк материи положил под сиденье. Я его потом с войны домой привёз. Так что это была моя контрибуция, – смущённо улыбается ветеран.


После войны лихой и везучий шофёр Ермаков отучился в техникуме, вернулся в родной хутор Паршинка и забрал оттуда девушку Кристину, на которую глаз положил ещё в школе. Она родила ему дочь и сына, была настоящим верным другом, переезжала вслед за мужем и создавала уют в доме и в Челябинске, где Иван Николаевич учился в институте, и в Казахстане, где он работал директором совхоза, и в Липецке, куда Ермаковы переехали, когда глава семейства вышел на пенсию. Тридцать лет назад супруги Ивана Николаевича не стало. С тех самых пор и стал ветеран жить один.


– До ста лет дожить – надо умудриться. Только не это главная проблема. Как по такой погоде дойти до школы и не поскользнуться – вот задача! – шутит, провожая нас Иван Николаевич. И озорно подмигивает…



С кистью и штыком


Когда память подводит Виктора Дмитриевича Панкратова, он смотрит на свои картины. На них – его война.


Ветеран войны и труда, член Союза художников России, почётный гражданин города Липецка Виктор Дмитриевич Панкратов. Его в городе и области хорошо знают – он известный художник. Трое детей, десять внуков, правнуки, праправнук, а ещё более тысячи учеников, среди которых порядка ста двадцати профессиональных художников, – их Виктор Дмитриевич воспитал за двадцать лет работы учителем рисования в школе № 3 и преподавания в созданной им изостудии. А что если они все придут на его девяносто пятый день рождения 6 сентября нынешнего года? Дом, что сложил Виктор Дмитриевич своими руками, конечно же, такого наплыва гостей не выдержит. Зато выдержит сам ветеран – он и не через такие испытания проходил!


Детство в памяти Виктора Дмитриевича окрашено в тёплые, нежные тона. Он стал первенцем у Дмитрия Егоровича Панкратова и Степаниды Митрофановны Васильевой. Потом у них появятся ещё шесть детей. В начале двадцатых годов прошлого века их семья жила в городе Козлове (ныне Мичуринск), где папа работал кочегаром на паровозе. Затем они переехали на станцию Грязи, построили дом. Там-то Витя Панкратов и пошёл в первый класс. На всю жизнь ему запомнились два портрета, что висели у доски в его классной комнате, – Рыкова и Бухарина, под чьими требовательными взглядами ребятня и читала по слогам, и считала, и писала. В 1932 году семья Панкратовых окончательно осела в Липецке. В пятом классе к ним в школу пришёл учитель рисования и черчения восьмидесятитрёхлетний Михаил Игнатьевич Станкевич. Выпускник Императорской академии художеств, некогда главный художник Драматического театра в Варшаве, Михаил Игнатьевич первым разглядел в ученике Панкратове способности и пригласил его в изокружок. Так и определилась дальнейшая творческая судьба Виктора Дмитриевича. После школы он поступил в Орловское художественное училище, и окончил его как раз тем летом, когда началась война.


Осенью сорок первого была учебка в Ельце, затем передовая – Виктор Николаевич оборонял Тулу, воевал на подступах к Москве, где пулемётчика Панкратова ранило в ногу, а в 1942 году – Сталинград. К тому времени сержант Панкратов уже командовал пулемётной ротой. И не переставал рисовать даже там.


– Однажды мой подчинённый Вася Чернинилов подбил немецкую разведывательную танкетку, – рассказывает Виктор Дмитриевич. – За это его наградили орденом Красной Звезды, и даже собирались написать о его подвиге в армейской газете. Только вот фото героя у них не было, а у нас не было фотоаппарата. Зная, что я художник, меня попросили написать Васин портрет. Посадил я Чернинилова на ящик из-под патронов и начал рисовать. Вокруг собралась толпа: кто-то шушукается, кто-то бросает едкие подколки, в общем, всем весело. Вдруг – тишина… Вася показывает мне три пальца, мол, трое зашли. Я не оглядываюсь и продолжаю штриховать. Тут кто-то кладёт мне на плечо руку: «Молодец, солдат! Воюй штыком и кистью». Я обернулся, а этот человек уже направился к выходу, и я увидел только его спину. Стоявший рядом майор сказал, что это был командующий, маршал Георгий Константинович Жуков…


…Было лето 1945 года. Только оправившись от тяжёлого ранения, Виктор Панкратов гулял по сокольскому саду (сейчас это парк). Навстречу ему шла прелестная девушка. Он окликнул её, вспомнив, что зовут ту Машенька Жукова. И чтобы завязать разговор, рассказал, как её однофамилец маршал Жуков похлопал его под Сталинградом по плечу. Маша рассмеялась, тоже положила руку ему на плечо и поцеловала в щёку. С тех пор они не расставались. Прожили Панкратовы вместе более шестидесяти лет. Когда его Машеньки не стало, ей было 82 года…


– Сталинград остался в моей памяти навсегда, – говорит Виктор Дмитриевич. – Уже летом сорок второго он был почти полностью разрушен. В одном из первых боёв фашисты хотели нас окружить, но сами попали в котёл: позади Волга, шириной – ай-ай-ай, не переплывёшь, за ней – наши войска, а впереди – мы, готовые стоять насмерть. Бои были жестокие. Враги сдаваться не хотели, на самолётах им до последнего сбрасывали продовольствие. Когда пленяли Паулюса, наша рота находилась на площади у Центрального универмага, и мы видели, как его офицеры поднимались из подвала с белыми флагами. Ближе Паулюса я разглядел позже на станции под Златоустом, что в Челябинской области. Генерала, вероятно, переправляли на Урал, но он стоял на перроне в полной амуниции. После капитуляции его солдаты заново отстраивали то, что разрушили, например, вокзалы в Орле и Белгороде. Многих из них этапировали в Сибирь.


Когда враг под Сталинградом был повержен, Виктор Панкратов попал на Курскую дугу, сначала отступал, а потом пришло подкрепление из отремонтированных в Липецке танков, и советские войска пошли в наступление. В одном из боёв пулемётчик Панкратов потерял двух друзей, а сам был тяжело ранен в голову, пролежал много часов без сознания. С передовой его самолётом переправили в госпиталь в Бобров Воронежской области. Там Виктор Дмитриевич случайно встретился с удивительным врачом, полковником медицинской службы, отцом своего одноклассника – Александром Андреевичем Мартыновым. Он-то и направил тяжелораненого земляка лечиться на Кавказ, в Тбилиси. Спустя несколько месяцев Виктор Панкратов с забинтованной головой оказался на пороге родительского дома. А в мае сорок пятого года их разбудил ночной звонок. Соседка Надежда кричала отцу: «Егорыч, открывай, война закончилась! Москва передала, что немцы капитулировали!».


Виктор Дмитриевич Панкратов до сих пор живёт насыщенной творческой жизнью. К маю готовит очередную персональную выставку, где опять будет его война, в которой он стал победителем.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 9 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: -6C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Планов громадье

Лариса Пустовалова
// Общество

Вы сердце отдаете детям

Лариса Баркова
// Образование

Суворовская забава

Роман Ромашин, фото автора
// Спорт

На подступах к мастерству

Ольга Шкатова
// Общество
Популярные темы 

«Сапрыкинский» не подведет

Александр Дементьев, фото автора // Сельское хозяйство

Кооперативная среда

ИНФОГРАФИКА
Владимир Золотарев // Сельское хозяйство

У нас ищут 


  Вверх