lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
12 января 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Девочка Маша и птица Мечта

Сказка о Липецком крае
12.01.2016 "Золотой ключик".
// Культура

УДИВИТЕЛЬНАЯ НАХОДКА


Жил да был старик, звали его Свистун. Была у него длинная седая борода и большая седая голова. Когда вставала луна, она блестела серебром, как в волшебных сказках. 


А прозвище такое ему дали за то, что он свистульки глиняные лепил. Да так ладно эти игрушки получались – залюбуешься. Ремесло нехитрое, да не каждому оно даётся. Но сначала другая история…


Идёт дед по городу Липецку, насвистывает, борода на ветру развевается. Птицы летят и в такт свисту щёлкают. А за ними дети гурьбой бегут, кувыркаются. Взрослый люд тоже на свист из домов выходит.


 – Один на свете, как перст один, – вздыхают сердобольные старушки. – Вот и ходит день-деньской всем на потеху.


День клонится к вечеру, дети по домам разбегаются, птицы по гнёздам разлетаются. Ночь дремучая настала – пора старику на печку. Домик у него небольшой. Домой придёт, паутину смахнёт, чайку с мятой попьёт. Получалось, все дни у старика друг на друга похожи. Слепит семь кувшинов, на базаре в воскресный день продаст – и гуляет себе как вольная птица, опять народ веселит.


Да вдруг случилась в Липецке беда. Большой пожар охватил город и его окрестности. Огонь бежал по сухой траве, горели охваченные пламенем дома – ведь все постройки были деревянными. Люди с детьми на руках из домов выбегали. И что-то из вещей взять не успевали. 


Дед Свистун в это время собирал ягоды в лесу. Ушёл далеко. Слышит, крики зверей раздаются, дымом пахнет. Побежал старик на крики, видит – огонь полыхает. Он зайчонка из-под ёлки выхватил и у себя за пазухой спрятал, перепуганную белку с горящей ветки снял. 


Вдруг под калиновым кустом малюсенькую девочку увидел. Лежит она себе тихонько в мягком мху, как в перинке, в пелёночку льняную завернута. Старик на руки её взял, ухо к груди приложил. Бьётся сердечко у малютки, жива она, только дышит тяжело. Видно, дыма наглоталась.


Так и появилась у одинокого старика в доме сиротка. Чья она, про то дед так и не узнал. Много тогда деревень вокруг Липецка погорело.


Назвал он найдёныша Машенькой. Глазки у неё голубенькие, что озёра под солнцем, а волосы мягкие, как пух лебединый. Первые дни девочка совсем не улыбалась. По ночам беспокойно вздрагивала и горестно плакала – видно, пожар снился. 


Долго дед Свистун её выхаживал. Водой поил не простой, а родниковой. Благо неподалеку от дома раскинулось небольшое озеро, вокруг него много родников образовалось. 


Однажды принёс старик малышку к озеру, намочил полотенчик, обтёр лобик горячий. Глядит на неё, не налюбуется. Качает дед Машеньку, развеселить её старается:


 – Соберем Машины слёзки да высушим. Потом разотрём – блины напечём. Будем есть с мёдом и запивать молоком.


Девочка бровки сдвинула, ресничками хлопнула. Слушает.


Дед Свистун дальше баюкает да приговаривает:


 – Омою тебя волшебной водой, вырастет Машенька большой-пребольшой. Волосы завьются кучерявой волной. Отвезу тебя на бал, где будет пир горой. Выйдешь, как лебедь белая махнёшь рукой. Глядь – царь подойдёт, на танец пригласит. Пляши, пляши, Маша, голубка ты наша! 


Тут Машенька встрепенулась, улыбнулась, потянулась ручками – будто птенчик замёрзший слабыми крылышками взмахнул. 


Дед слезу смахнул, сердце его вспыхнуло радостью. Тут закричали лебеди полуночные, зазвенели звёзды. И озеро заблистало невиданной красотой.


МАШЕНЬКА-РУКОДЕЛЬНИЦА


Последствия этой ночи оказались поразительными. Машенька быстро на поправку пошла. И зажили они с дедом всем на удивление. Недосуг теперь было Свистуну по городу ходить, народ веселить – надо внучку на ноги поднимать. 


Росла она здоровым, прелестным ребёнком. Старика ласково звала дедушкой Ваней. Он первое время своему имени удивлялся. Ведь привык, что его Свистуном кличут.


 За что ни возьмётся Машенька, всё в её руках спорится. Дед глиняные кувшины и другую посуду лепит, а она веточку васильков рисует или голубков лесных – как живые выходят. 


Их посуду вмиг на ярмарке раскупают. 


 – Что тебе купить, Машенька? – спрашивал её дед Ваня, когда покупатель уносил последний кувшин. – Вон пряники продают, калачи с маком, ленты шёлковые.


 – Не надо мне пряников, дедушка, – отвечала девочка. – Мне бы клубочки ниток и лоскутки разные.


Ни в чём дед Ваня Машеньке не отказывал. Поддерживал её любимое занятие – диковинные платья шить. Получались они словно царевнам предназначенные. Склонится Машенька с иглой над тканью, покроет её цветами и птицами. Красиво! Пальчики у девочки махонькие, но ловкие. Вскоре кружевные платья плести научилась. 


Дед Ваня её мастерству поражался. Нарядится кроха в кружевное платье, что своими руками сплела, – и ну танцевать, кружиться перед ним. А светлые волосы золотой волной спускаются.


 – Откуда у тебя такое уменье? – спросил однажды растроганный дед.


 – Так ты забыл, дедушка, – нежно засмеялась Машенька. – Сам мне рассказывал, что, когда я вырасту, попаду на бал, где у дам чудесные платья. Сам царь меня на танец пригласит. А разве можно мечтать сложа руки? Вот я к балу и готовлюсь.


Старик глазами заморгал, заволновался. Вспомнил, как Машеньку баюкал и про бал рассказывал. Выходит, она всё запомнила. Но то ведь сказка была вместо песенки!


Не стал он Машенькину мечту разрушать. Вон ведь какую красоту творит! 


А красота между тем многим завистникам спать не давала. 


ЗАВИСТЛИВАЯ ДАРЬЯ


Рядом с дедом Ваней жила соседка Дарья. И росла у неё дочь Фимка, одних годков с Машенькой. Была она такой ленивицей, каких свет не видывал. Не чая души в своей дочери, невзлюбила Дарья найдёныша. Куда ни пойдёт – все хвалят одну только Машеньку.


Будто чёрная змея обвила сердце Дарьи. Потеряла она сон и покой. И стала про Машеньку распускать слухи недобрые.


 – Не нашего поля девка, – злобно сверкая глазами, говорила она соседкам. – И зачем её Свистун домой взял? День-деньской у окна сидит, птиц заморских вышивает, будто она знатного рода. А ведь не иначе подводных сестриц дочка. Ох, не ровён час, принесёт нам беду эта Машка!


Дед Ваня на эти сплетни очень серчал. Раз на Дарью даже хворостиной замахнулся. Но на чужой роток не накинешь платок.


 – А почему меня дочкой подводных сестриц называют, дедушка? – спросила однажды Машенька.


 – У кого глаза завистливые – язык длинный, – пытался отмахнуться старик.


Но Машенька не отставала:


 – Зачем ты от меня скрываешь? Или сестрицы эти нехорошие, что-то недоброе сделали? 


 – Не печалься, милая, – забеспокоился дед Ваня, увидев её грустное личико. – Вовсе они не дурные, эти сестрицы, а настоящие волшебницы. Старые люди рассказывали, что они в местных краях под землёй живут. А наверх выходят только в самые лунные ночи, когда все глубоким сном объяты. И танцуют – глаз не отвести. Косы у них – голубые ручьи, длинные-пре­длинные. Там, где косы сквозь землю пробьются, начинают бить родники хрустальные. 


Благодаря этим сестрицам земли у нас особенные, плодородные. Богатые зверем и птицей, цветами и плодами. У пшеницы зерно крупное, что тебе вишня, во всём свете такую не сыщешь. Я и тебя этой водой выходил.


 – Вот оно как, – подивилась Машенька. – Выходит, сестрицы эти – настоящие феи?! 


 – Выходит, так, – согласился дед.


Слух, что Машенька приходится подводным феям дочкой, в городе не прижился. И Дарья стала было придумывать новую историю, да вдруг ей повезло…


Она часто посылала к Машеньке свою дочь Фимку и строго ей наказывала:


 – Наблюдай за всем, что Машка делает. Да смотри в оба глаза! Если что необычное увидишь или услышишь, сразу мне сообщай.


Фимка всё делала, как её мать учила, – внимательно смотрела, как Маша мастерит. После этого сама пробовала, но всё у неё не так получалось. К тому же то палец проткнёт, то глиной перемажется, то нитки у неё спутаются.


Прибежит к матери, слезами зальётся, в подушку уткнётся:


 – Это Машка меня вымазала!


Дарья – её утешать, Машу ругать. И ещё пуще наказывает Фимке следить за каждым движением «подкидыша».


На свою беду росла Машенька открытой и бесхитростной и мечты своей ни от кого не скрывала.


 – Вот подрасту, – сказала она Фиме, – и поеду на бал. Будет он таким праздничным, о каких только в сказках рассказывается. Приедут туда знатные дамы и кавалеры, сам царь пожалует. Увидит он моё платье и пригласит на танец.


Прибежала Фимка домой и матери всё рассказала. Та от злости чуть не задохнулась. Потом, когда в себя пришла, руками всплеснула и побежала за ворота… Город Липецк небольшой, скоро все узнали, что девочка, которую дед Свистун в лесу нашёл, мечтает на балу с царём танцевать.


Услышав такое, люди стали над Машенькой потешаться. Ну какие в Липецке могут быть балы? Ну зачем сюда знатный люд съедется?


Куда ни пойдёт девочка – за ней толпа людей бежит. Мальчишки больше всего озорничают. Короны бумажные на головы свои прицепят и перед Машенькой прыгают, по коленкам себя хлопают. То низко кланяются, как будто приглашают танцевать. А то на колени падают и, притворно всхлипывая, просят отсыпать из царской казны золота.


Стала Маша вроде как игрушкой для увеселения детей. 


ПОДВОДНЫЕ ФЕИ И ПТИЦА МЕЧТА


Загрустила она, запечалилась. Жалея деда Ваню, ему не жаловалась. Стала часто к озеру ходить. Сядет на бережку, ножки в воду опустит.


 – Что мне делать, водяные сестрицы? Надо мной смеются, потешаются. Куда ни пойду – за мной смех и хохот… 


Ни звука в ответ, только круги по воде плещутся. 


А раз среди ночи Машенька услышала голоса чудные. Выбежала на улицу, видит: пар над озером стелется, словно пыльца сказочная. Луна заплескала светом, озеро заблистало. И вдруг вышли из него три девушки, их голубые косы водяными винтами вьются. Хрустальные капли с них брызжут, скатным жемчугом рассыпаются. Красота!


Взлетели девушки над травами, закружились, запели. А где косы земли коснулись, там родниковые струи зажурчали.


Вдруг птица синяя-синяя над озером вскрикнула – и всё исчезло, как и не было ничего.


Утром Машенька деду всё рассказала. Подивился он: редко кому посчастливилось водяных сестриц увидеть.


 – А что это за птица была? – спросила Машенька. – Уж больно красивые у неё пёрышки. И вокруг много бабочек порхало. Больше голубых с серебристой каймой. Крылышки у них словно лоскутки бархата. 


 – Люди сказывают, будто птица дивная Мечтой зовётся. Иногда водяных сестриц сопровождает, – ответил дед Ваня.


 – Расскажи мне про Мечту, – попросила его Машенька. 


Задумался старик. 


 – Мечта – птица лучезарная, но большая озорница и скрытница. Высоко летает, да не каждому в руки даётся. Увидеть её можно только сердцем.


 – А ты видел её, дедушка?


 – Видел, внученька, видел. Опоясана она самоцветными перьями. Кому сразу на ладонь сядет. А кто – на её зов по сыпучим пескам бежит и сквозь дремучие чащи пробирается.


 – А дальше, дальше что? – допытывается Машенька.


Опять задумался дед Ваня. Как о Мечте обычным языком рассказывать? Столько чудесного с ней связано… 


 – Дедушка, а можно Мечту приманить? – не унимается Машенька. – Вокруг неё столько бабочек летает!


 – Как это? – не понял дед.


 – Что ж тут непонятного? Бабочки цветы любят! Если много цветов посадить, то бабочки прилетят! А вслед за ними и Мечта появится!


 – Вроде верно говоришь, – согласился старик.


 – Да, конечно, верно говорю, дедушка! Мечта, когда птицей стала, бабочек на помощь позвала. Они хоть и маленькие, но тихим шуршанием своих крылышек озаряют ей путь! Так давай, дедушка, наш двор преобразим. Я семян в лесу соберу, цветы посажу. А ещё мы с тобой родники камнем обложим, – предложила Маша. – Вдруг Мечта мимо полетит и пить захочет… 


Взялись они за работу. 


Маша цветы посадила, каждый день их поливала. Обложила камнем разноцветным родник, что во дворе бил. Получился он как небольшой колодец. Дорожку от калитки до дома с дедом проложили – загляденье! Не двор стал, а сказочный уголок!


За этими хлопотами проходили дни. А Мечты всё не было.


 – Я, дедушка Иван, так решила, – однажды утром сказала Машенька, – ещё чуток подрасту и в столицу уеду. Там и балы, и знатные дамы. Без работы не останусь, буду красивые платья шить. Там-то их точно покупать станут. А тебя с собой возьму.


Дед Ваня только головой покачал. И правда, что он может для внучки сделать, коли она мастерица редкостная. Потому у неё и мечта высокая – как полёт лебедя.


Не стал её отговаривать. Пусть будет как будет. 


МАШЕНЬКА И ЕГОР


Наступила зима. Раз пошла Маша за хлебом, а ребятишки за ней увязались. Смеются, пальцем показывают. Машенька побежала от насмешников и ненароком забежала в госпиталь, где раненых на войне лечили. 


Прижалась к двери, дышит тяжело. Огляделась вокруг. Пошла по коридору, в палаты заглядывает. Коек, где больные лежат, много, а сестёр милосердия – мало. Бегают они от одного раненого к другому…


У самой двери молодой офицер лежит. Стонет, воды просит. А голос слабый, и никто его не слышит. Метнулась к нему Машенька, воды принесла. Напоила. Полотенце, что в изголовье висело, смочила, лицо вытерла. Сестра милосердия подошла. Рассказала, что Егор (так звали раненого офицера) несколько дней лежит без сознания.


Машенька прониклась таким состраданием к Егору, что стала каждый день ухаживать за ним.


А Егору в бреду казалось, что к нему стал ангел прилетать. Прилетит, и вся комната синевой озаряется. Яркой-яркой, почти васильковой. От воздуха, окрашенного синим, словно расцветали перья жемчужные. Сны у Егора стали звенящие, в них слышался голосок нежный. И боль отступала далеко-далеко. 


А когда он глаза впервые открыл, увидел перед собой девочку с заплетёнными волосами изумительной длины.


Егор хоть и был долгое время без сознания, но слышал, что она ему негромким голосом рассказывала: и про водяных фей, и про свою мечту, даже про то, как её дед Свистун в лесу нашёл. 


 – Ах! – радостно воскликнула Машенька, когда увидела, что Егор в себя пришёл. И кувшинчик ему с родниковой водой протянула. Очень ему эта вода нравилась.


 – Как хороша водица! – сказал Егор. – То ли мне сильно пить хочется, то ли она в Липецке и правда такая вкусная.


 – Правда вкусная! – улыбнулась Машенька. – Вода у нас не простая, а волшебная. Это благодаря стараниям фей.


Сказала так Машенька, а сама на Егора смотрит – не смеётся ли. Но он очень серьёзно слушал её.


 – А у тебя мечта есть? – спросила его девочка.


 – Конечно, есть. Я хочу врачом стать. Война помешала, но я обязательно выучусь. И в Липецк вернусь, буду вашу удивительную воду в лечении применять. Благодаря ей столько раненых спасли…


 – Значит, нескоро вернёшься, – вздохнула девочка.


 – Время бежит быстро, Машенька. Не успеешь оглянуться, как я приеду. А тебе задание – к моему приезду подрасти. Иначе как я на тебе смогу жениться?


 – Тогда поезжай, – серьёзно ответила Машенька. – Я буду ждать. 


ИСТОРИЯ ПРО ЛИПЕЦКУЮ ВОДУ


Уехал Егор в Санкт-Петербург и, как мечтал, стал на врача учиться. 


После войны с Наполеоном русские люди перестали посещать курорты заграничные. А своего курорта в России в то время не было. Что делать? Вспомнили про целебную воду в Липецке.  


Император Александр Первый велел сделать анализ этой воды. Специалисты подтвердили, что свойства липецкой воды действительно целебные. Такой даже в Париже нет.


И Александр Первый пришёл к выводу, что в Липецке надо курорт открывать.


Что сказано царём, того не вырубишь топором. Дело закрутилось.


Среди людей, которых император к этому делу привлёк, оказался и Егор. Но теперь его уважительно называли Егором Владимировичем, ведь он стал хорошим врачом. И служил при царском дворе. Однажды в беседе с Александром Первым (император был человеком простым и любознательным) поведал ему свою историю: как он в Липецке после ранения лечился, как за ним девочка Машенька ухаживала. Рассказал, как мечтала она на балу с царём станцевать.


 – Вот как! – подивился Александр Первый. – Так прямо с царём станцевать?


 – Да, Ваше Императорское Величество, – почтительно склонил голову Егор. – Такая у неё мечта была. Правда, из-за этой мечты ей многое пришлось пережить.


Услышав, как над Машенькой потешались, Александр Первый было разгневался. Потом задумался и так Егору сказал:


 – А что, Егор Владимирович! А почему бы нам в городе Липецке бал не устроить? Приурочим его ко дню открытия курорта! Пригласим заграничных господ и всю знать столичную. А Машеньке – особое приглашение пошлём. Так тому и быть: будем с ней бал открывать! 


Сердце Егора радостно забилось. Крик восторга вырвался у него с такой силой, что царская охрана кинулась к нему и едва не повалила наземь. Развеселившийся государь приказал охране оставить Егора в покое.


А тот был сам не свой от волнения: исполнится, исполнится Машенькина мечта! Надо только поскорей ей об этом рассказать! Но столько лет они не виделись… Узнает ли его?


МАШЕНЬКА УЕХАЛА В СТОЛИЦУ


Машенька тем временем выросла в несказанную красавицу. Смеяться над ней перестали. И многие женихи теперь к ней сватались. Она всем отказывала. По вечерам всё у окошка сидела, словно ждала кого-то. Фимка забегала, звала на гулянье в парк. Соседская девчонка тоже выросла в статную девушку, только косы у неё были тёмные, а у Машеньки – золотые.


Дедушка Ваня постарел, но держался бодро. Думал, что вот внучку замуж отдаст, тогда и будет греть старые косточки на печке. 


А Машенька всё ждала и ждала Егора. Только его своим мужем видела. Поглядит, поглядит на дорогу – никого. И снова за работу принимается. Наряды шьёт на загляденье. Но кто их в маленьком городке покупать станет?


Однажды сшила себе платье из алого бархата, белыми кружевами украсила. И стала потихоньку собираться в Санкт-Петербург. 


Запечалился дед Ваня, голову повесил. 


 – Ты, дедушка, не печалься, – утешает его Маша и в бороду целует. – Разве я тебя бросаю? Вот обживусь там и тебя к себе заберу!


 «Может, и правда в столице своё счастье найдёт?» – поглаживая бороду, думал дед Ваня.


Вскоре уехала Машенька в Санкт-Петербург и стала работать там швеёй. Поначалу трудно было, по дому тосковала, по дедушке. Но не знала, какая в Липецке по указу царя работа закипела. 


Рядом с Нижним парком воздвигались каменные корпуса, прокладывались дороги. Даже телеграф в Липецке появился. 


Когда Егор Владимирович в Липецк приехал, первым делом стал Машеньку разыскивать. Знал только, что она на Дворянской улице жила. И как талисман хранил её глиняный кувшинчик, васильками расписанный. Егор был уверен, что именно этот кувшинчик его к Машеньке приведёт. Встретил по дороге девушку, показал кувшин. Спросил, где мастерица живёт по имени Маша. 


А той девушкой оказалась Фимка. Смекнула, что неспроста Машку разыскивает статный молодой человек в столичной одежде.


 – Это мой кувшинчик, – не растерялась завистница.


 – Так ты Машенька?! – удивился Егор. – Как же ты изменилась!


Достал приглашение царское, ей протянул.


Смотрит на девушку, а сердце его молчит. Столько лет представлял их встречу радостной, а получилось не так, как мечталось. И Машенька равнодушно смотрит на Егора, которого так заботливо когда-то выхаживала. Улыбнулась ему, а как будто через силу.


 – Жив ли дедушка? – спросил Егор.


Фимка плечами повела, не ответила. А сама с бумаги глаз не сводит. И так и сяк её поворачивает. Видит Егор, как глаза её загорелись. И понял: не ему она обрадовалась, а бумаге, заверенной царской печатью.


Замолчал Егор. Какие тут помогут слова, если Маша его не помнит? Видать, полюбила другого, вот и вся разгадка. А может, бал, о котором столько мечтала, ей дороже всего на свете?


Попрощался с девушкой Егор и пошёл прочь. На сердце было так горько, что даже кувшинчик стал ему немил. Повесил его на первом попавшемся заборе. И ещё быстрее поспешил покинуть эту улицу. Утешал себя мыслью, что дел у него много, ведь скоро Александр Первый должен в Липецк приехать.


МЕЧТА ПЕРЕПУТАЛА ДОМА?


Что творилось в городе! Липчане, узнав о скором прибытии царя-батюшки, город украсили флажками, улицы расчистили и усыпали цветами. 


Когда настал долгожданный день, в городе загремела музыка, улицы заполнились незнакомыми и красиво одетыми людьми. Дамы в больших шляпах и с воздушными зонтиками с интересом рассматривали незнакомый город, привлёкший внимание самого царя. И казался он им золотым – из-за цветущих повсюду лип.


В тот день и Машенька из столицы приехала, чтобы забрать в Санкт-Петербург деда Ваню.


За время отсутствия Маши в Липецке здесь произошло столько перемен, что она с трудом узнавала родной город. Про открытие курорта девушка в столице слышала, но не предполагала, что это событие будет таким грандиозным.


 – Сегодня состоится открытие первого российского курорта! Спешите в Нижний парк! Через несколько часов начнётся большой бал! – звонкими голосами кричали мальчишки, разносчики газет.


 Подошла Маша к своему дому – глядь, на заборе её кувшинчик висит. Тот самый, что она Егору подарила.


 – Что же такое на улицах творится! – воскликнула Маша, когда вошла в дом и обняла дедушку.


 – Сегодня бал в Нижнем парке! Сам Александр Первый в наш город пожаловал! – ответил ей дедушка. – А за Фимкой карету царскую прислали, вот какие дела у нас творятся.


 – Дедушка, – заволновалась Машенька, – а к нам никто не приходил?


 – Как же, Фимка прибегала. Хвасталась, что сам царь ей приглашение на бал прислал.


 – А мне не присылал? – упавшим голосом спросила Машенька.


 – Не присылал, – грустно ответил дед Ваня, потом встрепенулся: – Да что же ты стоишь? Надевай своё алое платье да на бал поспеши. Всё как-нибудь и образуется…


Послушалась его внучка и стала на бал собираться. Косы распустила, в прическу убрала. Платье в руки взяла, да вдруг обратно положила. В голубых глазах заблестели слёзы.


 – Что ты, Машенька? – заволновался дед.


 – Никуда я не пойду, дедушка. Там столько знатных людей собралось. Меня туда даже не подпустят.  


Как ни уговаривал внучку дед, она ни в какую. Упала на кровать, зарылась лицом в подушку. И всё думала о кувшинчике, что на заборе висел. Знать, приезжал Егор. А увидел Фиму и влюбился в неё. Вон карету за ней прислал. А ей, Маше, кувшинчик обратно вернул, не нужен он ему больше. Вот и верь после этого в мечты. Цветы посаженные растут, бабочки вокруг кружатся… А Мечта прилетала, да, видно, дома перепутала!


БАЛ СОСТОЯЛСЯ!


До бала оставалось всего несколько минут. На аллеях парка уже гремела музыка. Дамы нетерпеливо обмахивались веерами. Фима в нарядном платье старалась выглядеть серьёзной, но губы сами собой расплывались в широкую улыбку. Фима не скрывала своей радости. Через несколько минут начнётся бал, и царь пригласит её на танец. Пусть он станет называть её Машенькой, да хоть горшком глиняным. Она, Фима, войдёт в историю Липецка. О ней будут говорить и через сто, и через двести лет! 


Вдруг распорядитель бала увидел, что в напольной вазе, стоящей на самом виду, не хватает цветов. Стоявший неподалёку Егор вызвался помочь. Он вспомнил цветочный дворик на улице Дворянской. Когда он искал Машеньку, засмотрелся на очень красивые растения, над которыми кружились бабочки. Неужели хозяйка откажет в просьбе выделить немного цветов для такого праздника?


Возле парка стояло много карет, и Дворянская улица была рядом. Всего несколько минут – и Егор уже стоит у деревянного дома. Открыл калитку, увидел колодец. А около него – кувшин глиняный, васильками расписанный. Ёкнуло у Егора сердце, в горле запершило. Хотел было хозяйку позвать, да голос ему не повиновался… Глядь, дверь открывается, и выходит его ненаглядная Машенька. Он смотрел на неё, повзрослевшую, залитую солнцем, и любовался восхитительной красоты волосами, которые струились как волны.


 – Егорушка! – заплакала Машенька и на грудь ему кинулась.


Невозможно слова подобрать, чтобы описать эту встречу…


Первым опомнился Егор.


 – Скоро бал начинается! – воскликнул он. – Поспешим, Машенька. Тебя сам царь дожидается! 


Выехали они со двора, быстро домчались до парка. В тот момент, когда грянула музыка первого вальса и Фимка уже кокетливо прикрыла глаза, Егор подвёл Машеньку к царю. Тот улыбнулся, взял девушку за руку, и они закружились в вальсе. Машины щёки раскраснелись, глаза засияли! Все стоящие вокруг люди не сводили с неё глаз, особенно дамы. Они пристально рассматривали необычной красоты платье, ладно сидевшее на её стройной фигурке.


После того как царь и Маша сделали три круга вальса, к ним присоединились другие участники бала. А Фимка глаза открыла и ничего не поняла: она тоже с кавалером танцует, только это не царь. Хотела соседка Маши было разгневаться, но передумала: кавалер был красивый и галантный и уже шептал ей нежные слова.


А Машеньку после танца с царём Егор от себя ни на шаг не отпускал. Легкая как пушинка, кружилась Машенька в летнем вихре вальса. Уже мелькали сияющие огни, и их радужные блики отражались на разноцветных платьях, шляпках, цветах…


После открытия курорта Машенька и Егор остались жить в Липецке. Все местные купчихи и окрестные дворянки, а ещё и заморские франтихи потянулись к ней шить платья. Фима и её маменька попросили у Маши прощения. Почувствовали ли угрызение совести или захотели модных платьев – Машу это не волновало. Она от всей души их простила.


Липецк хорошел день ото дня, и знаменитый курорт, где Егор работал врачом, посещали люди из многих городов.


Машенька с Егором сыграли весёлую свадьбу. У них родились прекрасные дети. И до самой старости Мария и Егор славили своим трудом силу и красоту Липецкого края. 


А Мечта до сих пор летает над нами. Все, кто в неё верит, добивается успеха. И так как наш край – один из самых богатых в России, можно верить в то, что в нём живёт много мечтающих и успешных людей.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 6 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: -2 C°  Ночь: -11C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Праздник для книгочеев

Кирилл Васильев
// Общество

Немузейные экспонаты

Елена Панкрушина
// Общество

Истина рождается в... игре

Ольга Шкатова
// Общество

Когда «Дионис» отдыхает

Игорь Волгин, фото автора
// Общество

Экспансия на внешние рынки

Владимир Петров
// Экономика
Популярные темы 

Город умеет удивлять

Кирилл Николаев // Общество

Настрой на перемены

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Тербунов
Ирина Смольянинова // Общество

Чемпионами не рождаются

Владимир Перцев // Спорт

У нас ищут 


  Вверх