Ср, 27 Марта, 2019
Липецк: +2° $ 64.50 72.92

Про паровоз, деревянную ложку и четыре метра ситца

Дарья Шпакова, фото автора | 25.01.2016

Ветерану войны, почётному железнодорожнику Александру Матвеевичу Сокольскому из города Грязи в этом году исполняется сто лет. Окружённый детьми и праправнуками, с прекрасным чувством юмора и блестящей памятью, он уверен: секрет его долголетия в добром отношении к людям

Любимое занятие Александра Матвеевича – выращивать розы. У его дома, украшенного белоснежными резными наличниками (словно охапка невесомого снега на окнах), целый палисадник усажен королевскими цветами. Сейчас, в зимнюю пору, ветеран встаёт пораньше, чтобы проверить каждый розовый куст: хорошо ли укутан, тепло ли ему под снегом? Ещё один секрет бодрости долгожителя – голуби, любовь к которым пришла нежданно-негаданно.

– Сидел я как-то на ступеньках. Смотрю, два голубя прилетели, и не спугнуть их ничем. Я этих птичек в дом взял, потом ещё стали появляться пернатые. Пришлось целую голубятню для них строить. Люблю наблюдать, как они воркуют, – с улыбкой рассказывает пенсионер.

А чтобы здоровья было ещё на сто лет, Александр Матвеевич с утра съедает горячего супчику. И только из глиняной тарелки и большой деревянной ложкой. И медку обязательно в чай кладёт. Он много лет держал ульи – знает, какая ценность это сладкое лакомство.

Соха, борозда и рабочее дело

Есть деревянной ложкой почти сто лет назад Александра Матвеевича приучила его большая и дружная семья. И он до сих пор верен этой крестьянской традиции. Отец его, Матвей Ионович, родом из села Малей, а мама, Анна Фёдоровна, из соседних Прудков. Вся жизнь Александра Матвеевича связана с железной дорогой. На ней трудились и дед, и отец, и сам он с малых лет разгадывал загадку, в какую даль уходят рельсы со шпалами. И все главные встречи в жизни семьи Сокольских происходили под стук колёс.

– Моя мама носила обед деду на станцию за семнадцать километров от Прудков. Там её и приметил отец – главный кондуктор пассажирских поездов. Папа был всегда и везде в авторитете, потому что окончил церковно-приходскую школу. Тогда грамотный человек ценился на вес золота. А мама моя ни одной буквы не знала. Но, когда Владимир Ленин призвал всех к ликбезу, она пошла ликвидировать свою безграмотность. И у нас в семье появилось семеро ребятишек. Я самый старший, – улыбается Александр Матвеевич.

Александр Матвеевич и во времена НЭПа, и в период коллективизации, и когда голодал вместе со всей страной, всегда стремился учиться. В 1930 году окончив семилетнюю школу, будущий почётный железнодорожник поступил в Воронежский планово-экономический техникум. Получал стипендию в тридцать рублей, когда буханка хлеба стоила сто рублей. Но и её вскоре невозможно было купить: наступил страшный голод. Александр вернулся в Грязи и подался в паровозное депо помощником слесаря, где на рабочую карточку полагалось 800 граммов хлеба. А в 1934 году, изучив досконально паровозы, отправился в дорогу поездным кочегаром.

– Свою первую зарплату я, конечно, отдал маме, – вспоминает Александр Матвеевич. – И теперь, как человек самостоятельный и авторитетный, первый раз пошёл в парикмахерскую стричься и бриться. Прихожу, а там она – кассирша Маша. Влюбился в неё сразу, и она мне улыбаться стала. Осмелился пригласить её в парк на танцы. Как бы трудно нам всем тогда ни жилось, а каждый день в скверах города играл оркестр, и все кружились в вальсе, польку танцевали. Вообще простой народ был далёк от политики и революций. Знали только свою соху, борозду и рабочее дело. Я свою Машу смог под ручку взять только через год. А на каждое свидание к ней приходил как негр, чёрный от угольной пыли, одни глаза светятся любовью, да зубы белые. По куску мыла изводил, и всё бесполезно. А от мамы подзатыльники и в двадцать лет получал, за то, что по танцулькам бегаю, – смеётся бывший кочегар.

Бог на нашей стороне

В 1939 году началась Советско-финская война. Почётный железнодорожник вспоминает, что в тот год были страшные морозы – до 42 градусов, и поезда больше приходили не с ранеными солдатиками, а с обмороженными. Александра Матвеевича на войну не взяли, отправили учиться, как он говорит, «паровозному делу». Но за партой Сокольский просидел недолго. Пришла пора отдать долг Родине. В военкомате разрешили заглянуть домой только за парой белья и мылом. Александр Матвеевич не подозревал, что своей большой деревянной ложкой мамины вкусные щи он будет хлебать только через семь лет.

– Сначала я служил на Кавказе, в городке Агдам, в шестнадцатой железнодорожной отдельной стрелковой роте. Перед самой войной мы уже значились как четырнадцатый отдельный эксплуатационный железнодорожный полк и были готовы выполнять боевые задачи. Весть о том, что на нашу Родину напали фашисты, настигла, когда рота готовила номера художественной самодеятельности. Мы смеялись и шутили, а тут так неожиданно – война. Мы ещё долгое время стояли на своей железнодорожной ветке, но всей душой рвались в бой, – вспоминает ветеран.

Александр Матвеевич говорит, что многие ребята ушли на фронт раньше приказа – такой царил вокруг дух патриотизма. Недаром политруки постоянно внушали русскому солдату: «Защита Отечества есть священный долг каждого гражданина». Свой боевой путь Александр Сокольский начал с Южного фронта. Везде, где были проложены рельсы, летал по ним верный друг железнодорожного полка – паровоз. Александр Матвеевич вёл составы к линии фронта с боевой техникой. Перевозил по сорок платформ с танками, снарядами, а оттуда вёз раненых.

– Раненых солдат мы собирали с поля боя. Тяжёлых погружали в вагоны. А тех, кто мог идти сам, врачи перевязывали, и они добирались до ближайшего госпиталя, – рассказывает Александр Матвеевич.

Не забыть сержанту железнодорожных войск, как их взвод освобождал оккупированный немцами город Моздок.

– Если вам скажут, что на войне было страшно, не верьте, – утверждает Александр Сокольский. – Поначалу кровь стынет, а потом привыкаешь и к взрывам, и к постоянным бомбёжкам. Невозможно всё время ходить согнувшись, обязательно потом распрямишь плечи. Я никогда не прятал голову в кусты и шёл в бой с молитвой, которой ещё деды учили. Православный человек под пулями понимает, что идёт священная война. И Бог на нашей стороне, и страх сам куда-то исчезает, – делится Александр Матвеевич. – Но всё, конечно, от характера зависит. Бывало, выроем блиндаж, засядем в него. А некоторые ребята так и толпятся у двери, чтобы, если что, выскочить из него первыми. Я их не осуждал – у каждого своя война.

День Победы

Своей смелостью брал Александр Сокольский и города Европы. Не забыть долгожителю, как стоял их состав в обороне под Варшавой вблизи реки Висла. На время всем показалось, что война закончилась. С одной стороны реки за водой спускались немцы, а с другого берега с вёдрами ходили наши солдатики. И никто никого не трогал, всё было тихо-мирно. Но потом одному нашему командиру это не понравилось, он сделал выговор, что это вы, мол, распустили своих вояк, позволяете не замечать врага рядом.

– И наши отдали приказ уничтожить водоносов. В ответ мы получили свои потери. И завязался страшный бой. На той стороне Вислы немцы почувствовали, что такое смерть от легендарной «катюши», – рассказывает ветеран.

День Победы бесстрашный герой Александр Сокольский встречал под Берлином. Вспоминает, как ликовали солдаты, услышав о Победе.

– Было так дико после бомбёжек маршировать по свободным, тихим немецким улицам, – вспоминает участник Великой Отечественной войны.

Дружеский мост с Харбином

После празднования Победы для стрелка железнодорожных войск война не закончилась. Их роте торжественно объявили, что они нужны Родине на Востоке в борьбе с вражеской Японией. И вновь паровоз летел туда, где нужны крепкие парни на стальных машинах. Но пока железнодорожные войска добирались до вражеских мест, эта война, слава Богу, закончилась.

– О демобилизации нам объявили в Китае, в городке Харбин. Командир полка пригласил каждого на сцену местного клуба, поблагодарил за службу и вручил нам такой ценный тогда подарок: отрез ситца, целых четыре метра, – с гордостью вспоминает ветеран.

Впереди мир, любовь и отчий дом. Но до счастья Александру Сокольскому оставалось ещё долгих восемь месяцев. Он остался помогать дружественному Китаю: доставлял в города вблизи Харбина продукты.

– Удивительно, но в Харбине проживало шестьдесят процентов русских. В основном те, кто после революции и коллективизации бежал из советской России. Здесь обосновались зажиточные люди, они открывали свои сапожные мастерские, швейные, сдавали квартиры в купленных домах. Жили привольно, но жаловались нам, что, мол, всё хорошо, но это не Родина, – рассказывает Александр Матвеевич.

Атмосфера уюта

Когда доблестный воин наконец-то оказался дома в орденах и медалях, ему исполнилось двадцать девять лет. Первым делом солдат побежал не на танцы, а в своё родное депо, где и увидел красавицу Зину. «Вот оно, моё счастье», – с сердцем понял боец. Александру было всё равно, что девушка на тот момент имела законного супруга. Через три месяца они поженились. На свадебном столе стояла варёная курица и бутылка самогона. А впереди молодых ждали шестьдесят один год счастья и трое прекрасных ребятишек.

– В семье должна царить атмосфера уюта, и не важно, кто его создаёт – муж или жена. Вот получил я получку, покупаю огромный арбуз. Иду по улице и свечусь от улыбки, предвкушаю, как сейчас обрадуется моя ребятня. Арбуз я не на стол ставлю, а катаю его по всей комнате – визги, смех и счастье. Это я и называю уютом, – признаётся Александр Матвеевич.

Любимое лакомство солдата Сокольского – вкусное домашнее сало, которое он делает сам. А получается оно необыкновенным, потому что процесс покупки заветного кусочка для Александра Матвеевича – целый ритуал. Ветеран каждый месяц ездит за шпиком на базар в Липецк на автобусе – и в жару, и в холод. Чтобы первым делом на людей посмотреть и себя показать.

– Мне нравится улыбаться всем вокруг, с кем-то пошутить, поспорить, разговор завязать. Люблю, когда на рынке много народу, все торгуются, кто с юморком к своим покупателям, кто с лаской, а кто и с крепким словцом. Жизнь кипит на рыночном пятачке и всегда кипела: и во время войны, и при царе Горохе, – смеётся Александр Матвеевич.

Как прожить сто лет, избегая бед? У нашего долгожителя рецепт простой: делай добро, и оно к тебе вернётся. Сохраняй совесть в чистоте перед родными, друзьями, Родиной. И обязательно утром деревянной ложкой чего-нибудь горяченького похлебай…

После празднования Победы для стрелка железнодорожных войск война не закончилась. Их роте торжественно объявили, 
что они нужны Родине на Востоке в борьбе с вражеской Японией.

После празднования Победы для стрелка железнодорожных войск война не закончилась. Их роте торжественно объявили, что они нужны Родине на Востоке в борьбе с вражеской Японией.

Александр Сокольский с любимыми 
праправнуками близнецами

Александр Сокольский с любимыми праправнуками близнецами

Кружевные наличники почётный железнодорожник сотворил сам

Кружевные наличники почётный железнодорожник сотворил сам

После празднования Победы для стрелка железнодорожных войск война не закончилась. Их роте торжественно объявили, 
что они нужны Родине на Востоке в борьбе с вражеской Японией. Александр Сокольский с любимыми 
праправнуками близнецами Кружевные наличники почётный железнодорожник сотворил сам
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных