lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 января 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

«Аватар» против «Войны и мира»

21.01.2016 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Культура

Вот и закончились триста шестьдесят пять дней, отведенные нам на чтение хороших книг, на неожиданные открытия для себя новых писателей или новых смыслов в классических произведениях, давно уже читанных-перечитанных, на упоение музыкой стихов. Закончился Год литературы. Как сказал наш собеседник, известный российский филолог, автор множества монографий, профессор Иван Есаулов: «Все, теперь начинаем смотреть кино».


Иллюзия ярче реальности


— Ясно, что объявлением очередного года Годом литературы любовь к чтению не вернешь. Лично для меня все это кампанейщина, не более. Смешно надеяться, что чтение нон-стоп в эфире на разные голоса романа-эпопеи «Война и мир» сподвигнет кого-то взять в руки том Толстого. Увы, тут ведь не чисто российская тенденция, а мировая.


— Вы можете это как-то объяснить?


— Конечно. У современного человека появился выбор между книгой и возможностью получить очень мощное воздействие от тех же фильмов в 3D. Я однажды из любопытства посмотрел фильм «Аватар» и был просто ошеломлен спектром ощущений! Полная иллюзия, что вокруг тебя летают бабочки, рядом проходят животные. Наверняка скоро кроме визуальных эффектов появятся еще и обонятельные, осязательные. Это будет иллюзия, которая окажется ярче реального мира. Но если я, зрелый взрослый человек, был поражен, то что же говорить о молодых людях? Понятно, что чтение книги не может дать им таких ощущений.


— То, что вы описываете, уже сродни какому-то наркотическому эффекту! Но ведь эти ощущения даются в готовом виде, здесь не подключается воображение, нет процесса сотворчества…


— Безусловно, это уже процесс потребления, не требующий от человека никакого напряжения — ни эмоционального, ни интеллектуального. Раньше в книгах нам был ценен именно тот мир, который создавали мы сами, причем у каждого этот мир был свой.


— Когда, на ваш взгляд, в нашей стране был последний всплеск интереса к чтению?


— Знаете, когда я смотрю на свою библиотеку, то обнаруживаю, что самое интересное было куплено в конце восьмидесятых — начале девяностых. Именно тогда какими-то невероятными тиражами стали издавать ту литературу, которая была нам недоступна в советские годы, которую можно было прочесть только в самиздате. Но этот всплеск длился пять-шесть лет.


— Полагаю, что просто издательский рынок сориентировался…


— Безусловно, но сейчас тоже рынок, а полки книжных магазинов забиты откровенной макулатурой. Из чего мы можем сделать вывод, что именно эта продукция пользуется спросом. Мало ведь просто радоваться тому, что молодежь начала читать, надо смотреть, что именно она читает. А это отнюдь не то, чего хотелось бы нам, филологам. О чем говорить, если нынче Акунин считается вершиной интеллектуального чтения.


Без домашних библиотек


— А как вы относитесь к тому, что нынче любую книгу можно найти в Интернете, что лишает смысла домашние библиотеки?


— Я, будучи редактором трех образовательных интернет-порталов, сам читаю только бумажные книги. И меня очень пугает исчезновение домашних библиотек. Книга — это же не просто материальный объект, она обладает своей энергетикой, она влияет на ауру в доме. А сейчас подход стал чисто прагматический: зачем в квартире место занимать, зачем пыль на полках собирать, когда все в Интернете найти можно. Люди не понимают, что когда в руки берешь книгу, то включаются и тактильные ощущения, и обоняние, и масса ассоциаций. Без этого происходит душевное, эмоциональное обеднение. В Москве последние пятнадцать лет я наблюдаю страшное явление: от домашних библиотек избавляются, просто выбрасывают.


— В Липецке сейчас и в библиотеках, и в вузах стоят шкафы, куда ты можешь поставить свои книги и взять те, которые тебя интересуют. Причем можно не возвращать.


— Ну, это вы молодцы! Для меня книги на помойке — это святотатство. Но сейчас есть и другой перекос. Я знаю коллег, которые начинают демонстрировать тебе книги стоимостью пять, шесть тысяч: переплет из натуральной кожи, бумага — чуть ли не пергамент. То есть книга подчеркивает твой социальный статус, становится объектом престижа. Не более того. И это тоже страшно.


— Вы можете сделать какой-то прогноз?


— Я полагаю, что в обозримом будущем читателями серьезной литературы станут духовные аристократы. И все зависит от того, сколько их будет. На мой взгляд, человек, имеющий университетское образование, обязан быть таким читателем.


В рабстве навязанных потребностей


— Вы не допускаете, что сейчас в Политехническом музее могли бы собираться такие поэтические вечера, как в шестидесятые?


— Увы, нет. Потому что если в одном зале будет читать новые стихи Евтушенко, а в другом станут показывать «Аватар», то люди повалят на фильм. Это заблуждение, что люди стали более свободны, на самом деле они еще более закабалены, чем раньше. Они находятся в рабстве тех потребностей, которые им навязывают со всех сторон. Им диктуют моду, диктуют то, «чего они достойны». Это иллюзия, что у молодого человека есть выбор: читать книгу или пойти в кино. Современные технологии не оставили ему этого выбора, зомбируя его сознание!


— И чем это чревато?


— Сегодня палитра чувств, которую способна передать наша культура, во много раз скуднее, чем во времена Карамзина, в эпоху сентиментализма. Вспомните, как тогда человек мог описать свое эмоциональное состояние! А сейчас? Эта палитра ограничивается количеством «смайликов», услужливо предложенных в Интернете. Зачем напрягаться? Вставил «рожицу», и все.


— Среди знакомых я сегодня замечаю, что даже читающие интересуются исключительно специальной литературой, нужной для профессии. Такой вот западный прагматизм…


— Я как-то ехал в поезде с молодым человеком, который читал серьезное филологическое исследование. Я даже решил, что он мой коллега, но оказалось — технарь, мосты строит. А читает, потому что ему интересно. Когда он мне перечислил, что ему интересно, я всерьез стал его уважать. Потому что именно эти «посторонние» вещи, которыми интересуется человек, как раз и определяют уровень общей культуры. И сегодняшняя катастрофа заключается в том, что этот уровень неуклонно падает. Возможно, это сознательный курс на понижение. Ведь что от вас требуется? Быть активным потребителем: брать кредит, делать очередную покупку, выплачивать банку проценты. Тогда вы — социализированная личность. В противном случае, что от вас толку? Только будучи рабом банка, ты помогаешь экономике. А чтобы быть рабом, надо не иметь критического мышления.


Система против образованности


— В чем еще проявляется курс на понижение?


— Вернувшись в Россию, я принял однажды решение публиковать свои новые работы в провинциальных вузовских сборниках — в Петрозаводске, в Ельце, в Липецке. Чтобы поддержать талантливых ученых из российской глубинки своим участием, чтобы расшевелить одаренных студентов. И что? Я узнаю, что составлен реестр изданий, публикации в которых будут «засчитаны» в актив не только автору, но и кафедре, вузу. Понятно, эти сборники в него не входят. Они не «ваковские». Ладно, мне самому это уже не нужно, я и так доктор наук, но получается, что я «подвел» коллег, вуз. «Понизил» его «показатели», уменьшил «эффективность». Стану ли я еще там публиковаться? Работает система, которая отсекает огромную массу народа от последних достижений науки, от современной духовной жизни.


— А школьный учитель не может восполнить этот пробел?


— Нет, потому что в Министерстве образования есть установка на вульгарно понимаемую эффективность, на выработку единого алгоритма. По их мнению, неважно, талантливый учитель или бездарный, — подберем алгоритм, и все будет отлично. Отсюда бесконечные инновации, которые выливаются в огромный вал «бумажек». Но если хирург будет три четверти рабочего времени точить скальпель и только четверть оперировать, то очень быстро он перестанет быть профессионалом.


— Российскому образованию катастрофически не везет на министров…


— Да неважно, кто стоит во главе министерства, — вы все равно не найдете авторов этих «проектов». Они двадцать лет зарабатывают, экспериментируя на наших детях. Кто автор стандартов по литературе? Тишина. Загадочные, анонимные «они». По какому принципу и кого туда отбирали? Вы же говорите о полной прозрачности! Так дайте возможность профессиональному сообществу определить состав этой группы, определять в целом вектор образования. Ведь речь идет о будущем страны.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 11 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: -9 C°  Ночь: -12C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Под новогодний бой курантов

Ольга Пучнина, главный внештатный детский гастроэнтеролог Липецкой области
// Здоровье

Красная ленточка жизни

Людмила Кириллова, главный врач Липецкого областного Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями
// Здоровье

Неиссякающий «Родничок»

Елена Бредис
// Культура
Популярные темы 

Усадьба в Полибино

Сергей Малюков // История

Умеренные осадки

Ольга Журавлева // Общество

Оставьте Толстого детям

Елена Бредис // Образование

Вперед, за Елец!

Виктор Елисеев, член областного краеведческого общества, член Союза журналистов России, лауреат областной премии имени И. А. Бунина. // История

Красная ленточка жизни

Людмила Кириллова, главный врач Липецкого областного Центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями // Здоровье

Своих не бросаем

Александр Гришаев, фото автора // Общество

Пролог Победы

Сражение за Москву начиналось на елецкой земле
Андрей Снегов // Общество

У нас ищут 


  Вверх