Вс, 17 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Привет из прошлого

Марина Кудаева | 06.01.2016

Еще совсем недавно перед каждым праздником в продаже появлялось великое множество почтовых открыток. Их скупали пачками, чтобы затем отправить родственникам, друзьям и знакомым. Увы, постепенно эта традиция стала исчезать, и теперь мы все чаще отделываемся СМС-ками или виртуальными поздравлениями.

Но современные технологии не идут ни в какое сравнение с маленьким кусочком картона, хранящим добрые пожелания. И выставка рождественских открыток в Липецком областном краеведческом музее — очередное тому подтверждение.

Российские, немецкие, французские, американские и ряда других стран — из частной коллекции, они любовно собирались на протяжении нескольких десятилетий и являются отражением мировой и отечественной истории дореволюционного и советского периодов.

Из Англии — по всему свету

Считается, что первую рождественскую открытку создал английский художник Добсон в 1794 году. На карточке, которую он подарил своему другу, были изображены зимний пейзаж и семейная сценка возле елки. Настоящая же серийная открытка появилась тоже в Англии, в 1840 году, ее нарисовал художник Королевской академии Джон Хорсли. Он хотел сделать приятное своему другу, который не мог придумать, как порадовать на Рождество любимую бабушку.

В Россию первые рождественские открытки пришли из Англии в 90-х годах XIX века. Причем предприимчивые купцы покупали только такие, на которых рисунок не сопровождался надписью на иноземном языке — ее потом наносили на русском. Дело было хлопотное, а потому и продавали открытки по рублю, а то и дороже. Затем их стали печатать за границей, преимущественно в Германии, по заказу крупных книжных лавок. Открытки дореволюционной России не уступали в мастерстве зарубежным, а порою и превосходили их. И сейчас они высоко ценятся у коллекционеров, в том числе и в денежном выражении. Наиболее дорогие — с тиснением. Так, стоимость одного экземпляра может доходить до нескольких тысяч рублей, особенно если там изображены национальные костюмы или имеется пасхальная символика. Отличить открытки по стране производителя специалисту довольно легко: к примеру, американские непременно имеют пейзаж и цветы. В Германии на почтовых карточках помещали композиции со свечами, подковами, колокольчиками, сладостями. На ранних английских рождественских открытках редко изображались зимние или религиозные мотивы. Художники в основном рисовали фей, цветы и другие образы, напоминающие о приближении весны. Популярностью также пользовались сентиментальные карточки с изображением детей и животных.

А еще многие открытки делались фотоспособом, и сюжеты на них были очень похожи: томные барышни поздравляли с праздником. «Влияние Запада» решили сбить русские художники: Николай Рерих, Иван Билибин, Константин Маковасов, Леонид Бакст, Александр Бенц и многие другие. Так на открытках появились русские тройки, снежные зимы, детишки с колядками, заметенные пургой деревеньки, реки, скованные льдом, купола храмов...

Открытки — это целое искусство. Есть рисованные отправителем или кем-то по его просьбе. У таких открыток лицевая сторона была чистой, на ней можно было нарисовать что угодно.

А вот открытка не очень яркая, вместо какого-либо рисунка только дата — 1904 год.

— Это так называемый «годовик», — поясняет заместитель директора по науке Липецкого областного крае­ведческого музея Наталья Селезнева. — В данном случае открытка французская. Хотя такие варианты были популярны и в других странах, в том числе и в России.

Был период, когда на открытках печаталась реклама. К примеру, информацию о своих швейных машинках любил размещать Зингер. А до 1906—1907 годов место для сообщений и поздравлений выделялось на лицевой стороне открытки, с обратной же стороны были только графы для адреса.

Счастье на фоне Кремля

Революция внесла свои коррективы в историю рождественских открыток, которые были упразднены как «буржуазный пережиток». После Октября 1917 года выпуск поздравительных открыток был полностью прекращен. Из печатных изданий полностью исчезли не только слова «С Рождеством», но и поздравления с Новым годом. Но обычай посылать праздничные поздравления продолжал существовать. Для этого использовались любые иллюстрированные открытки, близкие по сюжету к этому празднику.

В Москве решили противопоставить «пошлой» буржуазной продукции что-то свое. Поэтому на первых советских новогодних открытках изображались счастливые мамы с ребятишками и башни Кремля. Бумага, на которой открытки печатались, была тонкой, краски — блеклыми, но люди радовались и этому. Через несколько лет на открытках появились Дед Мороз и Снегурочка.

Как ни странно, возвращению елки мы обязаны Сталину. Восьмиконечную Вифлеемскую звезду, которую устанавливали раньше на верхушку «рождественского дерева», заменила пятиконечная — такая же, как на кремлевских башнях.

Настоящим мощным агитационным оружием советские новогодние открытки стали во время Великой Оте­чественной войны. Простое поздравление из старинных новогодних открыток сменилось на «новогодний привет героическим защитникам Родины». А в декабре 1944 года в страну из-за рубежа хлынул поток великолепных новогодних открыток — солдаты и офицеры посылали их родным из освобожденных от фашизма стран Европы.

На более поздних российских рождественских и новогодних открытых письмах чаще всего изображается Дед Мороз, едущий в санях, запряженных лошадьми или оленями, спешащий к нам на всех видах транспорта, в том числе и на космическом корабле, лихо бегущий на лыжах или играющий в хоккей.

Отдельный стенд на выставке посвящен работам художника Владимира Зарубина. Такие же открытки с изображением мишек, зайцев и ежей, веселящихся под елкой, наверняка и сейчас имеются у многих, пылясь в коробках на антресолях. Между тем эти миниатюрные работы у коллекционеров ценятся довольно высоко. А лет через 25 открытки 80-х годов будут настоящим сокровищем, уверяет Наталья Селезнева.

— Я знаете, чему удивляюсь, — говорит она. — В Санкт-Петербурге до сих пор бабушки приносят на продажу старые открытки. В городе, который пережил блокаду, холод и голод, когда эти карточки могли просто сжечь. А они сохранились в великолепном состоянии. Потому что были дороги в первую очередь как память о тех, кто их посылал. Кстати, порой на открытке можно прочитать потрясающие надписи. Например, одна дама пишет своей сестре: «В пятницу мы с дочкой едем на прием в Царское Село к Великой Княгине Александре Федоровне. Сейчас я допишу тебе письмо, и мы отправимся покупать материю на платье». А какая каллиграфия — залюбуешься!

Есть среди представленных на выставке и та, что была отправлена из дореволюционного Липецка. И, глядя на мишку под елочкой, изображенного на открытке, испытываешь какое-то особое чувство, которое трудно описать словами. Наверное, потому, что такая несерьезная, на первый взгляд, вещь, как открытка, на самом деле — часть нашей жизни. Сегодня у нас есть повод вспомнить прошлое, а благодаря открыткам Владимира Зарубина еще и вернуться в свое детство…

Фото Павла Острякова

Фото Павла Острякова

Фото Павла Острякова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных