lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
2 января 2016г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Общество 

Листая «фронтовой блокнот»

02.01.2016 "Липецкая газета". Ирина Смольянинова
// Общество
Александр Андреевич и Елена Павловна Вобликовы в этом месяце отметят 62-ю годовщину свадьбы.

— Знаете, а ведь я тоже журналист, — сообщил Александр Андреевич Вобликов, едва мы переступили порог его дома в измалковском селе Чернава.


— Так мы коллеги! — обрадовалась я и поинтересовалась, в каких изданиях он работал. Оказалось, Александр Андреевич, окончив журфак, был сотрудником владимирской газеты «Ижевский вестник» и «Калининградской правды», а также публиковался во многих других, в том числе и липецких, областных изданиях. Известен он и как незаурядный писатель, автор проникновенных рассказов о жизни родного села, о войне, поэтической лирики.


Но все это было уже после войны.


Враг у порога


В 1940 году Саша Вобликов, окончив школу, поступил в Тамбовское пехотное училище, но через некоторое время серьезно заболел и был отправлен долечиваться домой, в Чернаву. В те предвоенные годы село жило в тревожном предчувствии надвигающихся грозных событий. О том, что война с Германией неизбежна, говорили почти в открытую. Но в горячей душе комсомольца известия о готовящемся нападении на Советский Союз вызывали бурю негодования. Он смеялся над скептиками, доказывал всем, что «граница на крепком замке», как пелось в популярной в те годы песне.


— Что почувствовали, когда узнали, что началась война? — спрашиваю Александра Андреевича.


— Не поверил. А как же пакт Риббентропа — Молотова о ненападении?! Не поверил даже тогда, когда в начале октября до Чернавы докатилась страшная весть о падении Орла, тогдашнего областного центра. Я до хрипоты спорил со взрослыми, доказывая, что все это россказни, гебельсовская пропаганда! Такая была у нас, чернавских комсомольцев, уверенность в непобедимости Красной Армии.


Между тем село готовилось к возможной оккупации. Отцу Александра поручили отогнать в соседний район колхозный скот. В райцентре спешно формировался партизанский отряд, в Съезжем лесу сооружали капониры для истребителей, а у соседнего села Поповка рыли противотанковые рвы.


Александра, который считал, что отступление наших войск всего лишь временные неудачи, в то же время ужасно мучила мысль о том, как непостижимо быстро враг оказался в центре России! Он с завистью думал о своих школьных друзьях, уже ушедших на фронт, и готов был присоединиться к двигавшимся через село воинским частям.


В то, что немцы придут в Чернаву, Саша не верил до тех пор, пока не увидел их собственными глазами. А второго декабря «фрицы» уже вовсю «шустрили» в Чернаве, шарили по закромам, требовали у хозяев «яйки, млеко, курок и бутер» и резали овец, гонялись за курами, а не поймав, палили по ним из автоматов.


В доме Вобликовых поселился немец по имени Хельмут, кавалер «железного креста» из поварской команды, которая обслуживала стоявшую в селе артиллерийскую батарею. Чувствуя себя победителем, он снисходительно растолковывал Александру и его отцу, что Елец уже в их руках, а через несколько дней такая же судьба ждет Москву, и тогда войне капут. Говорил он это так, словно хотел утешить, что на этом тяготы войны закончатся и для немцев, и для русских. На что отец глубокомысленно и с затаенной издевкой отвечал, что, мол, Наполеон тоже когда-то дошел до Москвы…


В деревне немцы пробыли всего 12 дней, и потому, видимо, не успели натворить больших бед. Но, отступая, расстреляли несколько человек, в том числе старосту села, якобы за пособничество коммунистам.


От Орла до Киева


Александр еще до прихода немцев в село твердо решил уйти на фронт и усиленно занимался физической подготовкой. В 1942 году, почувствовав себя достаточно окрепшим, двадцатилетний Александр Вобликов явился в военкомат с просьбой отправить его в действующую армию. Его направили в расположенный в Болховском лесу запасный полк, где новобранцев обучали военному делу. После подготовки Александра зачислили в 19-й Гвардейский Краснознаменный артиллерийский полк резерва Ставки главнокомандующего.


С ним рядовой Александр Вобликов дошел почти до границ Германии. Участвовал в освобождении родной Орловской области, воевал и на знаменитой Курской дуге, на Ольховатском направлении, где, как потом выяснилось, сражался и его отец.


Многие годы спустя в рассказе «Под Понырями» Александр Вобликов так воспроизведет картину чудовищного побоища: «Неподалеку от разбитой станции навсегда замолкшие многие десятки взорванных, подбитых и сгоревших танков... Груды металла и стальные гробы для не успевших покинуть их танкистов. Наших и немецких».


Что вело в бой пришедших сюда за тысячи километров чужаков? Что заставляло их принять смерть на русской земле, вдали от своих домов, семей, разрушая мирную жизнь сотен тысяч других людей? — пытался понять еще совсем юный Александр, проходя по полю недавней битвы, превратившей цветущую землю в сплошное месиво из покореженного обгорелого железа и человеческих тел. Словно на кадрах документальной кинохроники, запечатлевал он в памяти картину этой страшной битвы, как будто предчувствуя, какое значение она будет иметь в истории не только России, но и всего человечества.


Развивая успех, наши войска продолжали неуклонно двигаться в западном направлении. В 1943-1944 годах Вобликов участвовал в освобождении Киева и Украины. Форсирование Днепра с орудиями на плотах происходило уже после того, как наши части овладели противоположным его берегом. Но и отброшенные далеко от берега немцы, хоть и не прицельно, вели огонь по переправе, и опасность, что какой-нибудь из рвавшихся вокруг снарядов угодит в плот, была велика, вспоминает ветеран. За освобождение столицы Украины Вобликов был награжден медалью «За взятие Киева».


Однажды за Вислою


Летом 1944 года уже никто не сомневался в скором окончании войны. Но чем ближе была наша Победа, тем ожесточеннее, на грани смертельного отчаяния, сопротивлялся враг. Особенно ожесточенные бои развернулись на Сандомирском направлении в августе 1944 -го. Впервые применив тяжелые танки «Тигр-2», немцы вклинились в оборону советских войск на 8-10  километров.


— Ходили слухи, что немецкий генерал, командовавший контрнаступлением на этом участке, дал расписку кровью, что выбьет русских с плацдарма, — рассказывает Вобликов.


В судьбе самого Александра Андреевича Сандомирский прорыв немцев сыграл роковую роль. Как-то, возвращаясь в свою часть из штаба, куда был отправлен с поручением, Александр наткнулся в лесу на немецкий танк. Спасаясь от преследования, Вобликов услышал, как кто-то кричит ему по-русски: «Сюда, сюда!», побежал в ту сторону и... попал прямо к врагам в лапы!


— Ошибка вышла из-за того, что у немцев служили западные украинцы, которые хорошо говорили по-русски, они-то и заманили меня в ловушку, — теперь уже с улыбкой вспоминает об этом Александр Андреевич.


Но тогда ему было не до смеха. Попасть в плен в конце войны — что может быть обиднее?! С этим Александр не мог смириться. Два раза пытался бежать из немецкого концлагеря для военнопленных. Его ловили, возвращали обратно. Третья попытка оказалась удачной. Долго прятались с товарищем по подвалам и разрушенным домам, и лишь 16 мая 1945 года, заметив, что немцы спешно покидают свои позиции, рискнули добраться до своих.


ЭПИЛОГ. ПОСЛЕ ПОБЕДЫ


Однако на этом его мытарства не кончились. Как побывавшего в немецком плену, Вобликова отправили на поселение в Ростовскую область, восстанавливать разрушенные шахты в Новошахтинске. Такие, на первый взгляд, несправедливые меры были продиктованы необходимостью: немцы не упускали случая заслать в победивший СССР свою агентуру. Впрочем, как награжденный медалью «За боевые заслуги», Александр Вобликов был освобожден досрочно и полностью реабилитирован.


Окончив Свердловский университет, он работал корреспондентом в разных изданиях, много ездил по стране, но душа звала в родную Чернаву. В начале 50-х вернулся домой, стал учителем истории в школе. В Чернаве Александр встретил и свою судьбу — веселую, ясноглазую девушку Елену. В январе  Елена Павловна и Александр Андреевич отметят уже 62-ю годовщину со дня свадьбы. Супруги Вобликовы вырастили двоих детей — дочь Ольгу и сына Владимира. У них трое внуков и уже четверо правнуков.


В свои 93 года участник Великой Отечественной Александр Вобликов по-прежнему бодр и полон творческой энергии. А поддерживать столь хорошую форму ветерану и его супруге помогает социальный работник Екатерина Косыгина, которая взяла на себя все заботы по их хозяйству.


Воспоминания о войне не потускнели в его памяти и спустя 70 лет после Победы. Ее отголоски слышны во многих его статьях и рассказах, подкупающих живой искренностью повествования. В юбилейном 2015 году в свет вышел еще один сборник стихов и рассказов Александра Вобликова, созданных на основе фронтовых записей и впечатлений ветерана.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Вторник, 6 декабря 2016 г.

Погода в Липецке День: -3 C°  Ночь: -12C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Праздник для книгочеев

Кирилл Васильев
// Общество

Немузейные экспонаты

Елена Панкрушина
// Общество

Истина рождается в... игре

Ольга Шкатова
// Общество

Когда «Дионис» отдыхает

Игорь Волгин, фото автора
// Общество

Экспансия на внешние рынки

Владимир Петров
// Экономика
Популярные темы 

Город умеет удивлять

Кирилл Николаев // Общество

Настрой на перемены

День района: репортеры «Липецкой газеты» сообщают из Тербунов
Ирина Смольянинова // Общество

Чемпионами не рождаются

Владимир Перцев // Спорт

Новое хождение за три моря

Александр Дементьев // Образование

У нас ищут 


  Вверх