Вс, 17 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Сосна адмирала

Нина Вострикова | 24.12.2015

Одинокая веймутова сосна, растущая на покатом берегу Дона, считается символом села Конь-Колодезь в Хлевенском районе. С этого места открывается прекрасный вид. Течет Дон, непокорный легким зимним морозам. Вдалеке видна Каменная гора и вход в коневские карстовые пещеры. Сосне почти 300 лет. Неровный, чуть с наклоном обгоревший ствол, который обвязан десятками красных ленточек, венчает крона сизо-зеленого цвета. Вблизи отчетливо видно, какие у сосны иголки: тонкие, мягкие и гибкие. Здесь назначают свидания влюбленные, каждый год встречают рассвет выпускники. В общем, место это особенное.

По словам местного краеведа Анны Тамбовцевой, это удивительное дерево было когда-то частью парка усадьбы Сенявиных. Накануне Нового года журналисты «Липецкой газеты» прогулялись по «регулярному англицкому парку», заложенному в 1737 году, и узнали, действительно ли одинока веймутова сосна.

Парк усадьбы Сенявиных

От центра усадьбы Сенявиных прямо к Дону ведет липовая аллея, пересекающаяся с аллеей веймутовых сосен. Вечнозеленых осталось всего восемь. В 1700 году Петр I подарил вице-адмиралу Балтийского флота Науму Сенявину дачу в ничейной деревне Конь-Колодезь. В 1725 году император умер, а спустя двенадцать лет Наум Акимович Сенявин построил в селе усадьбу П-образной формы, церковь и обелиск — копию адмиралтейской иглы. Для благоукрашения усадьбы он привез из Ясной Поляны — кстати, будущего имения Льва Толстого — Тульской губернии Щекинского уезда саженцы веймутовых сосен и других редких пород деревьев, задумав разбить парк не французского, как тогда было принято, а «англицкого» образца площадью в 17 гектаров. Название же сосна «унаследовала» от имени лорда Веймута, который впервые завез это дерево из Америки и посадил его в своем поместье. Сегодня деревья в парке растут беспорядочно, чередуясь с лужайками.

— Когда становишься на ступеньки, аллея хорошо просматривается. Сейчас ступенек практически не осталось, но в моем детстве их было много, и я помню, как мы забирались на них, — вспоминает Анна Тамбовцева. — В середине прошлого столетия в парке, заложенном знаменитым адмиралом, было три аллеи веймутовых сосен. Первая — над Доном, она начиналась от ныне одинокой сосны, вторая — центральная, и третья — в непосредственной близости от храма Иоанна Богослова. К сожалению, в архивных документах нигде не значится, сколько всего было сосен.

Регулярным парк был назван потому, что высажен он по классическим канонам: прямые аллеи в нем разделяли квадратные или прямоугольные посадки деревьев. Как рассказала Анна Тамбовцева, на геометрических площадках были посажены плодовые деревья, которые чередовались с декоративными. Встречались участки дубрав. До начала XX века здесь было больше плодовых деревьев. В парке и до нашей поры сохранились одичавшие груши и яблони.

Открытая всем ветрам

— Первый пожар на побережье Дона был лет девять-десять назад по осени, — вспоминает Анна Тамбовцева. — В Аверьяновом логу местные жители жгли траву. Огонь стал быстро распространяться, дошел до сосны, которую окружал высокий бурьян. С восточной стороны от пожара сильно пострадал ствол. До хвои огонь чуть-чуть не достал. Мы подумали, все, погибла наша красавица! Но весной, всем на удивление, крона стала пышнее и зеленее.

Огонь еще два раза угрожал сосне. В первый раз его потушили пожарные Хлевенской части. А во второй сосну спасли дети из православного лагеря «Патмос», располагавшегося неподалеку. В 50 метрах от дерева какие-то вандалы зажгли костер, от которого загорелась сухая трава. Ребята встали вокруг сосны и по цепочке передавали воду из Дона.

— Летом сюда приезжает много людей. И мы им рады, — говорит глава сельского поселения Конь-Колодезский сельсовет Светлана Савенкова. — А вот местные жители подводят. Парк стали «разбирать» по кусочкам. Еще несколько лет назад сосна была не одинока. Но вдруг три сосны исчезли, а на их месте появился частный огород.

Недавно православная община организовала в парке санитарную вырубку сушняка. Силенок, конечно, маловато. Но две аллеи, ведущие к одинокой сосне, будто посветлели.

— Парк непосредственно прилегает к храмовой территории, — рассказывает настоятель Иоанно-Богословской церкви, иерей Владимир Силантьев. — Здесь Дон течет, место красивое, центр села. Туристов много. Да и сами мы выросли здесь. Конечно, чтобы привести парк Сенявиных в порядок, требуется много усилий, но если ничего не делать, село и район лишатся этого красивого уголка. Вот мы заросли и вырубаем. Одинокая сосна — часть парковой аллеи. Конечно, для воссоздания парка нужен проект и, соответственно, дополнительные средства.

Дерево-маяк

К счастью, находятся люди, которые готовы бескорыстно позаботиться о красивом месте.

— Как-то раз стоял я на берегу Дона и услышал, как будто внизу что-то зазвенело, — рассказывает местный предприниматель Владимир Чагин. — Я прошел по стежке. Смотрю, бабушка карабкается на бугор с бидоном. Ходила за водой к Святому источнику, который недалеко от сосны. Мне стало жаль людей.

Года три назад Владимир Чагин на собственные средства благоустроил источник, подняв в нем уровень воды. Сделал удобные бетонные ступени. Да и сам родник теперь огражден и доступен. И этим меценат не ограничился: завез пляжный песок на берег Дона, вычистил дно. Несколько дней подряд здесь работали водолазы, сделали спуск для катеров. Летом отдыхающие катались на водных лыжах, мотоциклах, катерах. Ходили и вверх по течению, и вниз. А сосна стала неким маяком.

Ухоженный пляж у сосны довершали три красивые беседки, а на берегу Дона, любуясь полнотой быстрой реки, можно было перекусить в кафе свежей выпечкой. Сюда приезжали туристы из Ельца, Воронежа, Москвы.

— Вложенные средства не окупались, просто это любимый уголок моей родины, и мне хотелось оставить здесь о себе добрую память, — говорит Владимир Чагин.

Но беседки сожгли. Тем не менее место у сосны продолжает притягивать людей. Об этом дереве стали рассказывать, что оно приносит счастье. Кому-то сосна «помогла» найти вторую половину, приумножить свой род. Прошлым летом молодой человек поссорился с любимой девушкой. В отчаянии приехал к сосне, завязал ленточку. Когда вернулся в Липецк, любимая позвонила ему. Две чудесные истории, связанные с одинокой веймутовой сосной, рассказал и Владимир Чагин.

— Как-то раз у дерева на пляже местный парень познакомился с москвичкой. Вскоре они поженились. А в семье воронежского байкера долго не было детей. Спустя год пригласили меня «обмывать копытца», — вспоминает предприниматель. — Сын родился. Я не знаю, с сосной ли связано это событие, но в палатке возле дерева супруги прожили несколько дней.

По мнению местного священника, это суеверие и язычество, что к сосне на берегу Дона стали приезжать паломники, загадывать желания и верить в то, что они исполняются. Но вопреки здравому смыслу паломничество к сосне продолжается.

* * *

Хотя и стоит сосна одна на возвышенности, открытая всем ветрам, но готова она дать тепло и приют всем, кто в этом нуждается. И еще кажется, что с удивительным трехсотлетним деревом этот мир становится теплее и человечнее.

Фото Анатолия Евстропова

Фото Анатолия Евстропова

Фото Анатолия Евстропова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных