lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
30 ноября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Дворовой

30.11.2015 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Культура
Фото Владимира Юрьева
Фото Владимира ЮрьеваИсторию своего села отлично знает редкая певунья Антонина Дмитриевна УшаковаСобор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных — праздник, посвящённый архангелу Михаилу. Для главы Озёрской сельской администрации Любови Николаевны Батищевой военное прошлое села – священно. Она здесь родилась, здесь сгодилась, шутка ли – четверть века руководит поселениемОзёрские мальчишки на Михайлов день сделали множество открытий: оказывается, в старину на праздники было очень весело и без телевизора. Ансамбль «Воскресение» привёз в Озёрки старинные песни, частушки, некогда бытовавшие и на тербунской земле

21 ноября православные вспоминают Михаила Архангела, наши предки в этот день чествовали ещё и Дворового. А в тербунских Озёрках отметили престольный праздник


У нас всё смешалось-перемешалось, спуталось-перепуталось. Если раньше фольклористы и этнографы ездили в сёла и деревеньки, чтобы исконно народные песни с обрядами собирать, записывать да для потомков сохранить как нечто драгоценное, то сегодня, наоборот, участники фольклорного ансамбля «Воскресение» Областного центра культуры и народного творчества привозят русскую традицию обратно в деревню, чтобы вернулась она на родную землю.


Вот и на Михайлов день артисты с нами, журналистами, высадились большим десантом в тербунском селе Озёрки, чтобы концертом на престольный праздник зрителей порадовать, ребят позабавить, спасибо сказать тем, кто сохранил для нас красоту и мудрость народной культуры. Но прежде, чем въехать в село, остановились мы на Тербунском рубеже, прекрасном мемориальном комплексе, воспевающем в камне силу воли и духа нашего народа, мужество солдат и офицеров, защитников страны.



В начале сороковых здесь шли страшные бои. Как и многие проезжающие, ударили и мы в колокол, что висит на импровизированной часовне, установленной в память о погибших советских воинах, вспомнили своих прадедов, что также – насмерть – стояли где-то на другой земле. Поклонились Гавриилу Стефановичу Разинкову, Герою Советского Союза, уроженцу села Озёрки, павшему в 1944 году при защите Украины – его бюст тоже часть мемориала.


Разинковых и сейчас в Озёрках немало. Например, двенадцатилетние Владимир и Никита, не братья – одноклассники. Володя – правнук Героя, правда, знает о биографии Гавриила Стефановича совсем немного. Мальчишки – мечтатели, Вова хочет стать футболистом и играть за английские клубы, а Никита – бизнесменом. Вот только как соединить замыслы с реальным исполнением ещё не решили, потому что никто из них уезжать из родного дома не хочет. Им нравится резвиться летом на пруду, укрываться от резкого ветра, приносящегося с полей, вдыхать знакомые с рождения ароматы земли. Они с удовольствием купаются в районном бассейне и отстаивают честь школы в футбольных матчах. Конечно, в каждодневной суете забываешь, что эту жизнь ценою собственной даровал им (в строю десятков миллионов) Гавриил Стефанович Разинков. Об этом думается на рубеже…


Озёрки люди поставили в начале XVIII века. Сначала это была деревенька в составе большого села Красная Поляна, что на другом берегу реки Кобылья Снова. Из-за плохого водоснабжения крестьяне перебирались поближе к озёрам, а в 1821 году и вовсе перенесли туда свою церковь. Так Озёрки стали селом, причём довольно крупным. Всё поменялось с войной…



Историю своего села отлично знает редкая певунья Антонина Дмитриевна Ушакова. Она рассказывает, что жила здесь раньше барыня Мариниха – Антонина Дмитриевна полагает, что имя ей было Марина. Баба Тоня говорит, что леса, раскинувшиеся подле села, тоже носят имя каких-то братьев- бояр.


– Мы назывались Бударовкой, принадлежали Будару, а в соседней Воронежской области были земли Мурана, там есть село Мурановка, – начала свой рассказ Антонина Дмитриевна. – Эти байки мне от мамы достались. Она много чего рассказывала. Вот, например, пошли они с отцом под венец в нашей Михаилоархангельской церкви в 1929 году. Тогда храмы повсюду позакрывались – только наш остался. В тот день венчалось двадцать восемь пар! Маме тогда было восемнадцать лет, папа на год младше. Она говорила, что выше нашей была только церковь на Волге, к нам даже архиерей московский приезжал служить. Церкву разломали после войны на хозяйственные нужды. Мой будущий муж мальчиком там работал. Свекровь рассказывала, что однажды он принёс за работу деньги, она пошла ему обновы покупать, да в Большой Поляне её обворовали. Нельзя церкву-то трогать – грех!


– У родителей была настоящая, хоть и не долгая, любовь, мама за неё сильно боролась – её хотели выдать насильно за другого, а она стояла на своём, – продолжает Антонина Дмитриевна. – Наши предки – Шацкие – отродясь жили на одной улице – Сорочинской. Вот и папа был с неё же. Они до войны успели пятерых детей народить, а шестая девочка появилась на свет уже после того, как отец ушёл на фронт. Он маме с войны душещипательные письма писал и всё твердил: «Настя, не увидимся мы больше с тобой, ты на одном берегу, а я – на другом». Эта младшая сестрёнка подорвалась на лимонке после войны…


Так же подорвался на брошенном немцами снаряде уже в мирное время и малолетний брат Марии Афанасьевны Виноградовой. Она родилась в 1930 году. Рассказывает, что у её деда – крестьянина Прокофия Кирилловича с бабушкой Пелагеей Алексеевной рождались одни девки. А при царе землю давали только на детей мужеского полу, вот и нанимался дед Прокофий к тем, в чьих семьях росли мальчики – так себе на землю и заработал.


– Я два раза выходила замуж – и всегда только за озёрских. Никуда не хотела уезжать – моя сяло, – сказала, как отрезала, баба Маша. – До войны успела кончить только первый класс, как с вакуации вернулись, пошла сразу в третий. А в четвёртом отучилась до зимы, да мама дюжа заболела, я и бросила ходить. Писали мы на шпалере, парт всем не хватало, частенько приходилось стоять. Так и не выучилась дальше. Потом, уже когда выросла, работала звеньевой в свекловичной бригаде – как вспомнишь, что одна тяпала по пять гектаров земли, страшно становится… А в июне сорок первого над нами пролетел самолёт – война! Когда немец сюда пришёл, нас вакуировали в Слепуху, отсюдова за пятьдесят километров. Наши стояли в Большой Поляне и всё его выбивали. А он, немец, в лесу оккупировался, проволокою обмотался и жил до осени. Он-то бы и дале пошёл, да река ему помешала. Там мельница водяная стояла, мост лежал – чурак. Ещё до вакуации мы с мамой по окопам прятались, вдруг – немец идёть и нас выгоняя штыком. Мама плакать: расстреливать будешь? А он посмотрел на неё с четырьмя дитями да говорит, мол, прячьтесь, русский самолёт летит. Мы в другой окоп прыгнули – везде всё разбомбило, а нас не тронуло. Когда войска ушли, мы, дети, ходили на поле Локтина окопы закапывать. Чего толька я там не насмотрелась в тринадцать лет: солдатики красные один на другом лежали, защитники наши. А как в саму полю вышли, там – через одного: наш–немец– наш… И так всю полю! А у речки танк со звездой застрял, а в нём тюков полным-полно. Так один наш сосед всю поклажу эту к себе перетащил. Наутро к нему солдатики пришли наши, руки за спину завернули, и больше мы его не видали.


– А немец церкву не бомбил, – продолжает вспоминать Мария Афанасьевна. – Председатель, что был здесь после вакуации, разгромил колокольню – ямы силосные выстилали для колхоза. Ещё и сабе дом построил. А однажды на лесоразработку поехал, там его и придушили. А ведь какой ране Михайлов день был! Мама рассказывала, что по селу все гуляли, в гости приглашали, ставили на стол холодец, квас, лопшу, кашу, что из-за стола выгоняет. А кода я подростком была, ели скудно. Выросла у дома лебеда, я её нарвала, в чугун положила, добавила каких-то грибочков и в пече сварила. Мы с братом поели – и ничего, а сестра опухла и полопалась. Брат Серёжа подорвался на мине, что немец оставил, – совсем маленький был.


– До войны в селе стояло девятьсот домов. Когда люди вернулись из эвакуации, их осталось всего шестнадцать! – для главы Озёрской сельской администрации Любови Николаевны Батищевой военное прошлое села – священно. Она здесь родилась, здесь сгодилась, шутка ли – четверть века руководит поселением.



Сейчас в Озёрках зарегистрированы около трёхсот человек, работают три фермерских хозяйства, пекарня, кооператив, но люди, по словам местного руководителя, уезжают за лучшей долей в крупные города да в Тербуны. Зато на лето многие из них возвращаются на дачи. Поэтому летний праздник села – в День Петра и Павла (по престолу храма) – отмечается шире, многолюднее, проводится даже велопробег, различные спортивные состязания.


Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных сил бесплотных — праздник, посвящённый архангелу Михаилу. В народе он носил и другие названия: Михайлов день, Михайловы оттепели, Михайловские грязи (в этом году это наименование оказалось пророческим, 21 ноября выдалось ветреным, дождливым).


На Михайлов день ранее повсеместно начинались шумные осенние гуляния. Догуливались последние свадьбы. Крестьяне к этому дню получали выручку за свою работу в поле, за продажу выращенной продукции, к Михайлову дню рассчитывались и с пастухами. Скот загонялся в зимние стойла. Михайлов день считался праздником окончания всех сезонных работ, по­этому праздновали его широко и с размахом. Накрывались богатые столы, на которых обязательно было жареное мясо, пиво, пироги из свежей муки, мёд. Гуляния продолжались неделю, до начала рождественского поста, или, как его называют в народе, до Филлиповок.


По стародавнему же обычаю, в этот день ублажали дворового — младшего брата домового. Его старались задобрить, чтобы он остался жить во дворе и не прислал вместо себя лихого. Для этого произносили специальный заговор и проводили во дворе дёгтем полосу, за которую Дворового просили не выходить, а также ставили ему в хлеву ужин.



Ансамбль «Воскресение» тоже привёз в Озёрки старинные песни, частушки, некогда бытовавшие и на тербунской земле. Поводили хороводы, поиграли в уже позабытые русские игры, в том числе, и чисто мальчишеские: борьба на вожжах, собачий и петушиный бои, стенка на стенку.


– Мы, как умеем, так и говорим спасибо нашим учителям – сельским жителям, сохранившим для нас нашу культуру, – говорит руководитель ансамбля, заслуженный работник культуры России Кристаллина Леонидовна Иващенко. – Горько, что эта традиция теперь из села уходит. Нам нужно всем миром взяться за эту проблему и снова вернуться к своим корням.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 21 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +32 C°  Ночь: +18C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

В активном стиле


// Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова
// История

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова
// Культура

«Малиновый звон» под куполом неба (ФОТО)

Дарья Шпакова, фото автора
// Общество
Даты
Популярные темы 

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

От Москвы до Владивостока

 Юлия СКОПИЧ // Общество

Жизнь хороша, когда крутишь не спеша

Олеся ТИМОХИНА // Общество

«Волонтёры»-обманщики

 Юлия СКОПИЧ // Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА // Общество

В молодёжном «РИТМе»!

 Сергей БАННЫХ // Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ // Общество



  Вверх