lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
26 ноября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Воронежские рассветы

26.11.2015 "Липецкая газета". Виктор Страхов, фото автора
// Общество

И туристы-водники, и экологи, изучающие реки, как правило, подводят итоги осенью и даже зимой, когда и Дон, и Воронеж, не говоря уже о более мелких водоемах, под толстым слоем льда и снега. Многое, а часто и самое главное лучше видится на расстоянии, по прошествии времени, когда уходит усталость, когда обретают контрастность впечатления, когда выстраиваются по ранжиру события, когда наблюдения из калейдоскопа заметок формируются в стройную и последовательную систему. Вот и мы встретились недавно с участниками августовской экспедиции «ЭкоДон-2015».


На улице промозгло и холодно, а мы просматриваем записи и фотографии, и вспоминаем лето, окрестности Липецка, главную реку областного центра Воронеж, Троицкий мост. Стартовав под его пролетами, мы финишировали в Савицком. Это, безусловно, было увлекательное и яркое путешествие. Но не праздное. Его итоги перед нами. Тысячи фотографий, сотни записей, замеров, отчеты, материалы для будущей книги о реке Воронеж.


— А почему бы не рассказать об экспедиции сегодня? — предложил руководитель всех «ЭкоДонов», кандидат биологических наук Владимир Сарычев.


Так появились публикуемые ниже заметки.


Далеко за полночь разбудил рев мощных мотоциклов. Наш первый палаточный лагерь на реке располагался в каких-нибудь четырехстах метрах от большой автомагистрали, и там, на высокой насыпи и бетонном мосту, укрытым от глаз густыми кронами ив, движение не прекращалось и ночью. Попытка вновь провалиться в сон под аккомпанемент моторно-дизельного оркестра успехом не увенчалась, и я, скрипнув молнией, откинул легкий нейлоновый полог палатки. Над головой горел узкий похожий на причудливую люминесцентную лампу серп стареющего месяца. Он ярко освещал окрестности: просторный луг, темные кроны деревьев, таинственный обрыв почти у самых моих ног. Там, внизу, беззвучно струились невидимые воды Воронежа.


Я осторожно выбрался из палатки. Сиреневое небо было почти беззвездным. Лишь вдали, вверху над дорогой, словно праздничные гирлянды, призывно полыхали огни будущего большого города-спутника Романово.


Стапель за городом


Со временем, когда город вырастет, скорее всего, изменится и этот уголок реки. Но пока, несмотря на зримое давление цивилизации — автомагистраль, машины, нашествие моторизованных отдыхающих, он все еще прекрасен. Таких уголков на нашем пути будет множество. Пока будет.


На просторном заросшем кустарником лугу у Троицкого моста на излучине с небольшим пляжем были намечены встреча, стапель (сборка байдарок) и старт очередной экологической экспедиции «ЭкоДон». Ее участники добирались сюда по-разному. На микроавтобусе, автомобилях, сплавлялись по реке. Вечером я насчитал 10 лодок, приблизительно такое же количество палаток и более двух десятков будущих пилигримов и болельщиков. Болельщики — это те, кто пойти в поход не смог, но также не смог и отказаться от удовольствия проводить в десятидневное путешествие единомышленников.


Для одних из нас экологическая экспедиция «ЭкоДон-2015» — первая, для других — третья и даже четвертая, ну а для бессменного командора «ЭкоДона» Владимира Сарычева — уже одиннадцатая. Ученый, кандидат биологических наук, заместитель директора по науке заповедника «Галичья гора», он был одним из главных основателей «ЭкоДона» — экспедиции, традиционно включающей не только опытных, но и молодых, даже начинающих исследователей. Последнее обстоятельство, естественно, не могло оставить равнодушным управление молодежной политики обладминистрации. Оно и поддержало инициативу. И с тех пор за плечами экспедиции не только Дон, но и основные реки его бассейна — Воронеж, Сосна, Красивая Меча, Олым, Матыра, Байгора…


И вот вновь Воронеж. Для меня он стал своеобразным продолжением предыдущей экспедиции по верховьям реки. Пару месяцев назад мы сплавились на байдарках до окрестностей Доброго. Тогда маршрут проходил в основном по Добровскому заказнику и запомнился нам, как я уже писал в «Липецкой газете», глухими, дикими, затерянными в лесных дебрях уголками. Ниже Липецка селений больше. Они часто буквально нанизаны на ленту реки: Крутогорье, Пады, Грязное, Вербилово, Круглянка, Малинино, Большой Мечек, Малый Мечек, Вертячье, Курино… Левый берег населен не столь плотно. Это территория сразу трех заказников, названия которых мы читали на табличках, — Яманский, Колодецкий, Первомайский. И заказники — несомненный плюс для реки и ее населения.


Кабанье застолье


Смысл существования заказников — сохранение окружающей среды, защита «братьев наших меньших», которые в массе своей как раз и обитают в пойменных лесах и болотах. Хотя, безусловно, и на левом берегу есть «жилые массивы». Здесь расположены две крупные действующие рекреационные зоны — санаторий «Сухоборье» и детский лагерь «Прометей». Кроме того, каждое лето на реке появляются самодеятельные, но массовые стоянки туристов. Наконец, благополучно живет и здравствует грязинский населенный пункт Карамышево. И лишь за ним лес широкой полосой тянется до самого усманского села Савицкое.


Здесь раздолье и для лосей, и для оленей, и для косуль, и для кабанов. Хотя кабанов мы видели и на правом берегу. Перед Грязным на очередной стоянке забрались на крутую горку, а там вверху, на окраине прибрежной, или, как называют такие леса специалисты, нагорной дубравы, паслись упитанные особи. На поле росла свекла, и, судя по следам, лесные гурманы наведывались на плантацию с деликатесами регулярно. Переплыть Воронеж, по словам Сарычева, для них — легкая разминка.


Плотное соседство человека и водоема для последнего, как правило, не благо. Так, во всяком случае, мы привыкли считать, и так действительно было еще 40-50 лет назад. А вот сегодня взаимодействие и взаимовлияние села, селян и даже сельских предприятий и реки вряд ли стоит преувеличивать. Это тогда, в приснопамятные колхозно-совхозные времена, пойма была важнейшим объектом хозяйственной деятельности. Здесь устраивали летние животноводческие лагеря, пасли коров, косили и сушили сено, а в пятидесятых ловили рыбу. В Крутогорье и Вербилово старожилы рассказывали, что на пойменных озерах ее добывали возами. Тогда же — в пятидесятых, начале шестидесятых годов прошлого века — катера буксировали вверх и вниз по течению груженые баржи.


О баржах и возах с рыбой местные жители рассказывали не просто так, а со смыслом. Смысл состоял в том, что и воды в Воронеже было больше, и река была лучше. А вот на самом ли деле была? Если судить по баржам, вроде бы да. Нет сейчас на воде барж. На прикол их поставили еще во второй половине шестидесятых. А вот почему поставили — об этом можно и нужно спорить. Может быть, не потому, что река измельчала, а просто потому, что нужда в баржах отпала? Дороги стали строить, грузовых машин стало больше? Ну какой смысл тащиться на барже из Липецка в Воронеж, равно как и в любую другую точку на реке, если проще это сделать на автомобиле? Так и быстрее, и ближе.


Научная сенсация


Насколько река удлиняет путь, мы имели возможность убедиться не однажды. По полдня петляли по воде и, в конце концов, оказывались в деревнях, которые мы вроде бы уже проходили. Так было в Падах, так было в Карамышево. А в Вербилово на ночь мы вообще останавливались дважды. Сначала причалили к берегу до села, разбили лагерь у забора некогда закрытых, забытых и медленно разрушающихся баз отдыха, а на следующий день высадились на укромном, отделенном от суши заросшей старицей острове.


И эти петли, топкие заболоченные берега, прибрежные леса и крутые подъемы — естественный барьер, отделяющий речную зону от зоны антропогенной. Где-то этот барьер шире, где-то уже, но он как раз и позволяет воронежской пойме оставаться удивительным уникальным природным уголком в Липецкой области, представляющим особый интерес и для туристов, и для исследователей. И не случайно в экспедиции были специалисты самого разного профиля — орнитологи Владимир Сарычев и Иван Климов, гидробиолог Павел Мокшин, энтомолог Илья Кострикин, географы Эдгар Зиле и доцент кафедры географии Липецкого педагогического университета, кандидат географических наук Дмитрий Климов, ландшафтный дизайнер Анна Тикунова и многие другие, с увлечением работавшие в поле.


Поле для исследователя, в нашем случае это река, лес, пойма, луга, болота — пусть и специфическое, но рабочее место. Именно здесь собирается первичный материал для дальнейших кабинетных аналитических обобщений и оценок.


Фортуна улыбнулась Ивану Климову уже в первый день: на реке в черте города он нашел чилим. Водяной орех. Растение из Красной книги. Нашел там, где его, казалось, в принципе не должно было быть — доселе самой северной точкой распространения южного плода считалось озеро Лебяжье, расположенное ниже по течению. И вот нежданное, по сути, сенсационное открытие. И случилось оно только потому, что сплав Климов решил начать не от Троицкого моста, как основная группа, а из города, почти от подпорного порога, образующего Липецкое озеро. Сюда его, ведущего эколога исследовательской службы «Липецкгеомониторинг», привел профессиональный интерес. В городской черте сейчас ведется расчистка русла реки Воронеж, а предваряющие проект изыскания как раз и проводили сотрудники «Липецкгеомониторинга». Проект, а стало быть, и изыскания были одобрены. На программу экологической реабилитации реки, а также фрахт мощных земснарядов федеральный и региональный бюджеты раскошелились на многие десятки миллионов рублей. Работают ли они?


Миллионы, как убедился Климов, работали. Результаты этой работы видели и мы. Мимо лагеря вниз по течению проплывали большие и совсем маленькие зеленые острова с произраставшей на них осокой и прочей водной флорой, а вода в обычно кристально чистом Воронеже была мутной. Впрочем, мутной она оставалась недолго. Уже на следующей нашей остановке, а прошли мы всего несколько километров, о земснарядах ничто не напоминало. Напротив, перед нами был почти первозданный живописный уголок природы. Сухой смешанный лес, зеленый луг, высокий песчаный берег и светлая излучина реки с прозрачной водой, освещенным солнцем золотым дном и загадочными узорами водорослей.


(Окончание следует)

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 24 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +22 C°  Ночь: +10C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Кооперативный рассвет (ФОТО)

Ольга Головина // Экономика

Приехал и поел! (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество

«Луч солнца» – символ Липецка

Евгения Ионова // История

Животноводы бьют рекорды

// Сельское хозяйство

Дорога по России начинается с Чаплыгина

Евгения Ионова // Культура

На чемпионской высоте (ФОТО)

Мария Завалипина // Общество



  Вверх