lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 ноября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Мгновения и вечность Виктора Королёва (фото)

09.11.2015 "ЛГ:итоги недели". Татьяна Щеглова
// Культура

Выставка «Палитра русского пейзажа» посвящена памяти Виктора Ивановича Королёва, которому нынешней осенью исполнилось бы 85 лет. В художественном музее имени Виктора Семёновича Сорокина – Доме мастера – представлены семнадцать королёвских пейзажей из коллекции Липецкого областного художественного музея.


ФОТО



…Семнадцать мгновений жизни, уже пролетевших, уже растаявших в вечности: пыльные дороги обнимают зелёные поля; пушистые сугробы укрывают чёрные стволы деревьев; утлые деревенские домики карабкаются по оврагам. Художник оставил нам память о них, лёгкое дыхание прошлого.


На открытии персональной выставки, о Викторе Ивановиче Королёве было сказано немало тёплых слов, характеризующих его творчество, отношение к жизни.


Без середины


Юрий Дмитриевич Гришко, скульптор, народный художник России, действительный член Российской академии художеств:

- Виктор Иванович Королёв всю жизнь писал русскую землю, он её чувствовал… Помнил её запахи и красоту, всю жизнь ей служил. В своём творчестве он не отделял человека от природы, для него это было монолитным, целым. И сам художник имел характер конкретный – никогда не вилял, не приукрашивал, стремился всё довести до ясности, иногда даже намеренно огрубляя формулировки. Да – значит да, нет – значит нет. Либо «хорошо», либо «плохо», без середины…



Из «могучей кучки»


На вернисаже говорили о том, что Виктор Иванович Королёв из той самой «могучей кучки», которая заложила основу липецкой живописной школы.


Виктор Королёв был учеником Виктора Семёновича Сорокина в Елецком художественном училище. И Мастер в своё время вспоминал, что Королёв уже в студенчестве был заметным, горячим, таким и остался, Виктор Семёнович подарил своему выпускнику фотографию с надписью «Любимому ученику».


При этом, по словам коллег по живописному цеху, при внешней суровости и «деревенскости», Королёв был очень нежным, чувствительным человеком, мог даже заплакать, любуясь рассветом… У него и работы необычайно лиричные, тонкие: «Сиреневый вечер», «Осенний сон», «Поцелуй осени», «Зима в сумерках»… В основном написанные на крупных полотнах, размером около метра.


Такое впечатление, что Виктор Иванович намерено расширял свою линию горизонта и границы прекрасного. Лёгкая туманная дымка, красно- кирпичные храмы, освещённая солнцем дорога, мгновения, запечатленные в вечности, – всё это завоевало ему репутацию сугубо русского художника.


«Ты в чувствах добр, в несчастьях тих»


Мне повезло взять интервью у Виктора Ивановича 25 лет назад на персональной выставке, посвящённой его 60-летию. Статья «Так вслушиваются в истоки», состоявшая из монологов Королёва, была опубликована в областной молодёжной газете «Ленинец» в 1990 году. Его слова не потерялись во времени, актуальны и сегодня.



«Приступая к работе, я даже не всегда знаю, в «каком «ключе» выйдет картина. Хотя, выбрав после нескольких «пустых ходок» с этюдником место, которое буду писать, и наиболее интересное для него состояние суток, уверен почти наверняка в том, что «привлекает» здесь – будь то тяжёлый срез земли или бегущие облака. И если уже в начале работы удаётся «поймать» этот задуманный мною «кусок», то картина будет строиться от него».



«Работать каждый день с кистью мне кажется невозможным – это слишком похоже на выполнение «урока» или на сизифов труд. Но художнику необходимо каждый день наблюдать природу – особенно сейчас, когда так стремительны перемены, идёт дождь и можно бродить по разноцветным шуршащим листьям».



«Ещё несколько лет назад трудно было донести до зрителя даже приметы русского быта. Помню, как «куратор» из обкома партии, посмотрев однажды мои работы, сказал: «поповское», дескать, у тебя искусство, часто ты самовары рисуешь». А о другой картине этот «ценитель» только что и сумел спросить: «Сколько фунтов в твоём поросёнке?». Наверное, поэтому долгие годы я вынужден был зарабатывать свой «хлеб» побочными заказами – резьбой по дереву, чеканкой».



«Среди наших художников за мной закрепилась репутация «русского». Не могу, конечно, утверждать со всем категоризмом, почему это так, вероятно, в работах моих нет привычных на сегодня «острых» ощущений, может, не особенно проявляется воздействие «изв­не». У художников ведь как: есть течение Ван Гога, Гогена, но дальше необходимо уже становиться самим собой».



«Что такое есть «русский характер»? Помню высказывание об этом Державина: «ты в чувствах добр, в несчастьях тих». Для меня русский – это тургеневская проза, типажи Шукшина; это и юмор, и грусть, и своего рода доблесть. Поэтому я никогда не поверю штампам типа: русские не улыбаются, не пляшут на свадьбах, не помнят старинных своих песен».



«Я никогда не смогу написать своих пейзажей в городской квартире, но только в мастерской, в окна которой врываются небо и деревья, река и возле неё – моя лодка, на которой прошёл до Архангельска…».



«Папа всё умел делать своими руками»


Художник был дважды женат. В первом браке (с Альбиной Григорьевной) родились дочь Ирина и сын Михаил. Во второй семье своих детей не было, воспитывал сына жены.


Когда родители развелись, Ирина Королёва училась в 9-м классе, брату исполнилось 13. Отец очень хотел, чтобы дети пошли по художественной стезе, но так не случилось, хотя оба связаны с творчеством. Ирина окончила Липецкое музыкальное училище, работает начальником отдела по организации культурно-массовых мероприятий ЛГТУ. Её брат стал фотографом.


По словам друзей и близких художника, Ирина Стоякина (Королёва) очень напоминает своего отца – и внешне, и по характеру.


«Папа ждал в первенцы сына, а родилась девочка. И между нами была любовь необыкновенная, – вспоминает она. – До сих пор, принимая то или иное жизненно важное решение, я думаю о том, как поступил бы мой папа…»


На вернисаж Ирина пришла вместе с дочками Катей и Ольгой, внуками Марком и Викой. Мы разговорились, а позже дочь художника передала для публикации семейные фотографии.


Ирина вспоминает: «Отец всё умел делать своими руками: и дом мог срубить, и соорудить нехитрую мебель. Его школа жизни была суровой и многому его научила. Он вырос в простой семье: мать – крестьянка, отец – шахтёр. Застал войну и тяжёлые послевоенные годы. Деревня Лёвинка Тульской области, где жила семья, попала под оккупацию. А в 1946 году, в возрасте 16 лет, отец уже работал на механическом заводе в соседнем селе Товарково – учеником токаря, столяра, такелажником. Там же начал заниматься в художественном кружке. Три года отслужил в армии.


Мы часто с семьёй ездили летом к бабушке Анне в родовую Лёвинку. Бабушка была очень хорошей хозяйкой, держала овец, сама пряла, красила шерсть, и вязала «весёлые» рукавички и носки замечательных ярких цветов: бирюзовые, красные… Ещё бабушка готовила вкусную домашнюю лапшу и в русской печке выпекала «пампушки», которые подавала к столу в сметане. Я так их любила, что, приехав в деревню, путая слова, первым делом спросила: «Хочу «калакушки»!» Маленькая ещё совсем была. С тех пор меня в семье так и прозвали «калакушка».


Мы жили сначала в посёлке Дикое в деревянном доме, который отец сам построил. Вода – из колонки, каждое утро надо было печку топить, меня купали в корыте… Но родители были молоды и энергичны, по-моему, бытовые неудобства не особо их огорчали. Я помню себя с очень раннего возраста. Одна из картинок детства: мама укутала меня зимой в одеяло и положила спать на террасе, а сами родители в то же самое время с увлечением катаются вокруг дома на лыжах… Наш сруб состоял из одной комнаты, после рождения брата жили там уже вчетвером.


Отец любил активный отдых. Когда мы с братом подросли, то часто выезжали на природу с палатками, на моторной лодке… Отец и его друзья ловили рыбу, воду для ухи набирали прямо из речки… Наверное, из-за этой «закалки» мы с братом в детстве почти не болели.


У отца была настоящая страсть к походам и путешествиям. Со своими друзьями – Евгением Сальниковым, Анатолием Бурлаковым – он ходил на каноэ, на плотах и моторной лодке до Архангельска, по Оби, в Карелию, Саяны, состоял в клубе туристов. Ещё он дружил с Николаем Безруковым, Виленом Дворянчиковым, скульптором Юрием Бурмистенко. Мы семьями выезжали на отдых. Папа очень любил общаться на профессиональные темы с Александром Вагнером, народным художником РФ, скульптором. В последние годы жизни сдружился с молодым художником Виктором Беликовым.


Мама преподавала в школе иностранные языки, работала по расписанию, и меня нередко забирал из садика отец. Дорогой он рассказывал интересные истории, сказки. Отец много занимался со мной и братом. Принёс цветные карандаши и мелки, учил рисовать. Очень восхищался моими детскими рисунками, хранил их до последнего дня.


Родители приобрели кооперативную квартиру, когда я уже пошла в первый класс. Они жили «нараспашку», теперь появилась возможность приглашать к себе друзей. Общались, танцевали под грампластинки, отец очень уважал народные песни. «Любил парень девочку два годочка, а показалось девочке – два денёчка» – одна из его любимых.


Он постоянно и много работал, и постепенно пришло признание. Сначала в Липецке не было своей организации Союза художников, действовали «оргкомитеты», и только начали практиковаться поездки в Дома творчества. Там папа, по его рассказам, познакомился со многими интересными художниками – Зверковым, Попковым. Начиная с первой персональной выставки в 1962 году участвовал во всех зональных и в четырёх выставках «Советская Россия», за три из них награждён медалями. В 1968 году вступил в Союз художников СССР. Но это мало что поменяло в его привычках. Он не загордился, не зазнался, много ходил на этюды. И по-прежнему не столько продавал свои картины, сколько дарил.


Мастерская у него в то время находилась на 8-м микрорайоне, позже – в «домике Петра» в Нижнем парке. Я там бывала, любовалась картинами… Потом художники переехали в район Сокола.


Отца очень тянуло к деревенскому укладу, он хотел быть ближе к земле. В квартире никогда не писал, только в мастерской, а позже – на даче. Он взял участок в садоводческом товариществе недалеко от Ссёлок и построил деревянный дом с красивым резным балкончиком, очень любил там бывать. Папа уважал и ценил русский быт, всё русское. На даче постепенно появились предметы старины, коллекция самоваров, он использовал их при написании натюрмортов.


Папа был бескорыстным человеком, его искренность и талант не сделали ни его, ни его семью богатыми. Зато у коллекционеров и в картинных галереях остались его замечательные полотна, в которых живут его душа и любовь к родному краю.




P.S. Выставка продолжится до 22 ноября, и после этого будет экспонироваться в галереях городов и районов области.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 11 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +2 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Молитва священномученику Иоанну Кочурову

Светлана и Галина ШЕБАНОВЫ
// История

Цепь добра

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Более 1000 юных лебедянцев

регулярно приходят на занятия в местную спортшколу
Павел Жуков, фото автора // Спорт

Жизнь и вера Османовых

Удивительная история большой дагестанской семьи
Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru // Общество

Найти ребенка

Елена Бредис // Общество

Поймай елочку

Анастасия Карташова, фото автора // Общество

Афиша

// Культура

Липецкая флотилия

Владимир Ребрик // История



  Вверх