lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
30 октября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Обжалованию подлежит

30.10.2015 "Липецкая газета". Елена Жуковина, ведущий архивист госархива Липецкой области
// Общество

Сегодня довольно часто утверждают, что репрессии тридцатых годов минувшего века были способом избавиться от чересчур непреклонных большевиков-ленинцев, державшихся за идеи мировой революции. Другая версия: репрессии были направлены против бюрократии, которая мешала Сталину в осуществлении его плана модернизации. Есть и иные объяснения, чего ради были расстреляны, отправлены на нары, сосланы сотни тысяч наших соотечественников.


Вероятно, все эти предположения и объяснения при желании не так уж сложно подкрепить фактами, примерами. Да, наверху шла борьба за власть. Да, вполне возможно, что жестокости режима должны были устранить несогласных или, по крайней мере, заставить их навсегда притихнуть, не высовываться. Но при этом как-то упускается из виду, что в столкновении между сильными мира сего жертвами оказывались самые обычные, рядовые люди, естественно, ничем не угрожавшие планам Сталина. Ведь доходило до того, что из-за массовых преследований и арестов некому было работать на предприятиях, встать к станку, руководить производственными подразделениями. Участь эта не миновала и Липецк. Понятно, что, теряя специалистов, экономика проигрывала.


В День памяти жертв политических репрессий, который теперь традиционно отмечается тридцатого октября, мы вновь и вновь пытаемся разобраться, как и зачем это было сделано?


Сегодня почти все репрессированные в те времена реабилитированы, то есть оправданы. Горько, однако, что многие оправданы посмертно. Они так и не узнали, что их честь восстановлена. Справедливость восторжествовала с большим опозданием.


Но справедливость подразумевает и возвращение памяти о них, оболганных, смешанных с лагерной пылью. А заодно и усвоение урока: власть может преступать закон, но только при условии, что народ этому не противится, поддерживает неправые, безжалостные шаги «верхов». Достаточно назвать лишь одну цифру: восемьдесят процентов репрессированных в тридцатые годы погибли из-за доносов соседей и сослуживцев. Конечно, это не снимает вины с властей, репрессивного аппарата, создавших в стране атмосферу тотального недоверия, подозрительности, обстановку, в которой распоясались клеветники, негодяи, завистники, мечтавшие отомстить ближнему, свести с ним счеты или просто получить выгоду от чужого несчастья. И, тем не менее, осуждая происходившее, задумаемся, как многое зависит от самого общества.


Я хочу рассказать на основе архивных материалов о судьбе человека, отправленного в лагерь как раз по доносу. По некоторым причинам не хочу здесь называть полностью его фамилию. Митрофан Степанович М. участвовал в Первой мировой, был офицером царской армии. Он воевал бесстрашно. Не случайно дослужился до звания прапорщика и получил три Георгиевских креста от командующего армией генерала Иванова. А после революции человек жил тихо-мирно в поселке Грязи, работал на скромной должности кладовщика торга.


Но вот кому-то он все-таки помешал. И, судя по всему, этот кто-то принадлежал к его близким знакомым. Возможно, потому-то Митрофан Степанович позволил себе какие-то неосмотрительно откровенные разговоры, хотя ничего ужасного в том, что он сказал, не было. Но собеседник Митрофана Степановича решил проявить бдительность и взялся за перо.


В доносе сообщалось, что М. «…всегда хвалился, что он заслуженный и награжден не раз разными крестами при царизме. В империалистическую войну был награжден Корниловым… Все время хвалился, придут опять ко мне как раньше приходили, когда я был офицером,…когда выпивали, говорил, как ненавидит, что советская власть его обидела и ему пришлось дом бросить, уехать. Ведь он был раскулачен, имел мельницу, рушку, годовых работников, и теперь ему это не нравится. Я хочу правду сказать, так как я член партии и мой долг защищать коммунистическую партию…»


В те годы могли арестовать и за более невинные вещи. Следствие длилось недолго. Митрофана Степановича арестовали 16 декабря 1937-го. А уже 31 числа того же месяца заседанием «тройки» управления НКВД по Воронежской области он был приговорен к заключению в исправительно-трудовом лагере на десять лет. Приговоры «троек» являлись окончательными и обжалованию не подлежали. Напомню: «особая тройка НКВД» — орган внесудебного вынесения приговоров, существовавший в СССР в 1937—1938 годах, обычно на уровне области. Состояла «тройка» из начальника областного управления НКВД, секретаря обкома и прокурора. Процедура рассмотрения дел была свободной, протоколов не велось. Один из основных признаков дел, рассматриваемых «тройками», — минимальное количество документов, на основании которых выносилось решение.


В деле Митрофана Степановича всего 23 листа: ордер на арест, протокол обыска, постановление об избрании меры пресечения, донос, анкета арестованного и несколько допросов свидетелей. Следом на пол-листа — решение «тройки». После него участь жертвы изменить было невозможно.


В 1940 году жена Митрофана Степановича написала наркому внутренних дел Берии. В ее послании было подробное описание жизни своего мужа и убедительные доказательства, что обвинения в его адрес — это «ложь и клевета со стороны бывшей жены нашего старшего сына, с которой он разошелся». «А поэтому я как женщина прошу убедительно Вашего содействия в пересмотре дела моего мужа, ныне находящегося в лагере НКВД...» В письме она просила освободить мужа «от дальнейшего наказания и снять с него незаслуженный позор». Но решение «тройки» было оставлено в силе.


Реабилитировали Митрофана Степановича только в 1989 году. Как сложилась его судьба, из дела непонятно, выжил ли он в лагерях, также неизвестно. На день ареста ему был 51 год. Вряд ли дождался он реабилитации. Хорошо, если родственники узнали правду. Ведь в скольких семьях сохранились лишь бумаги с сообщениями о смерти родного человека «от сердечного приступа» или «в результате болезни».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 20 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Рождённая в октябре 1917 года

Марина Гольц
// История

Правда была его естеством

Евгения Ионова
// Культура

Услышать голос

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Быть первой во всем

Лицей поселка Добринка отмечает 50-летие
Ольга Шкатов, shkatovao@list.ru // Образование

Уроки Октября. Сто лет спустя

Елена Таравкова // История

Афиша

// Культура

Хотели как лучше…

Петр Новиков // Спорт

Какие головы нынче в цене

Михаил Зарников // Общество

Не хочу учиться

Елена Бредис // Образование



  Вверх