lpgzt.ru - Социальная жизнь Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
22 октября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Социальная жизнь 

Для полного счастья, или Экзамен на чуткость, терпение и любовь

22.10.2015 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Социальная жизнь
Фото из семейного аЛЬБОМА АЛЕКСАНДРЫ ГОЛЬМДОРФ

Я заметила странный эффект — пообщаешься один раз с приемной семьей, а потом периодически ловишь себя на мысли: как там у них? Какие перемены, какие новые маленькие победы и достижения, не появились ли еще детские голоса в доме? И так и хочется позвонить, расспросить. Согласитесь, в обычных случаях разового знакомства такое желание редко возникает. Может потому, что в приемной семье внутренняя, душевная жизнь куда более насыщенна и интересна, поскольку каждый день заставляет взрослых сдавать непростой экзамен на чуткость, терпение, настойчивость и любовь?


Наш Клуб приемных родителей начался с моей встречи с удивительной женщиной — Александрой Гольмдорф. Она, самостоятельно вырастившая четверых сыновей, решила посвятить свою жизнь детям, лишившимся тепла родного дома и материнской любви. Мы не общались с Александрой уже больше года, и я не сомневалась, что в жизни ее большой семьи произошло немало перемен.


— Саша, в твоем доме в Каликино появились какие-то новые жильцы?


— Да, четыре месяца назад у нас появился Ванечка. Как ты помнишь, мой старший приемный сын Сережа сейчас учится в Липецке и живет в семье моего родного старшего сына Романа. Ну, и мне как-то сразу показалось, что в доме пусто стало.


— Ты Ванечку заранее присмотрела?


— Да никого я никогда заранее не присматриваю. Почему один ребенок должен быть достоин обрести родной дом, а другой — нет? Какие критерии тут могут действовать? Если мне в опеке говорят, что вот, мол, ребенок, от которого все отказываются, я сразу отвечаю: «Значит, мой будет». Да, с точки зрения здоровья с Ванечкой пока непросто. Он родился с патологией, и ему до трех лет надо было сделать операцию, — тогда никаких проблем бы не было. Но его родители не удосужились это сделать. Так что три полостные операции ему сделали только в шесть лет. Поэтому сейчас у нас памперсы, бедный ребенок должен пройти то, чему малыши учатся в два года: контролировать процесс дефекации. Но это вопрос только времени. Зато интеллект у мальчишки отличный, я думаю, в школе у нас проблем не будет.


— Но ведь ты понимала, что у такого больного ребенка не может не быть и серьезных психологических проблем?


— Конечно. Я и не говорю, что сейчас с ним легко. Вдвоем со мной — все нормально. Но как только мы с ним оказываемся на людях, так он сразу начинает творить невесть что: бегает, кричит, что-нибудь ломает. То есть он всячески пытается привлечь к себе внимание, возможно — именно мое. И в этом нет ничего удивительного: малыш, который долгие годы был лишен родительского внимания, нуждается в постоянном подтверждении того, что его замечают, не теряют из поля зрения. Я уверена, что и это со временем пройдет, когда он поймет, что я его не брошу.


— У других твоих приемных деток прошло?


— Знаешь, иногда мне кажется, что эта травма может сгладиться, залечиться, но в глубине души будет оставаться очень долго. Взять ту же Розу, которая у меня уже больше года. Девочка привыкла, полностью адаптировалась, стала спокойнее и увереннее в себе. И вдруг сегодня просыпается с криком. Что такое? Мне, говорит, приснилось, что ты от меня ушла. А я-то думала, что таких кошмаров у нее уже нет. Тем не менее уже от многих страхов мы избавились. Когда летом нам с нею довелось идти через темный лес, то она мне говорила: «Мама, я белочку увидела! Ой, смотри, ежик побежал!» То есть никакие монстры, ведьмы и кикиморы ей не мерещатся. Я считаю, это уже важный показатель: окружающий мир теперь воспринимается ею как безопасный и интересный.


— Год назад ты говорила, что у Розы какой-то комплекс жертвы: она не может постоять за себя, слишком безропотна, в случае опасности просто впадает в ступор…


— Да, с этим пришлось повозиться. Было сложно вдвойне, оттого что другая моя приемная дочь, Вика, напротив — лидер, который всех себе пытается подчинить. Тоже, кстати, проблема: в детском саду она старалась подчинить воспитателей, сейчас в школе — учителей. Вот и представь: безответная Роза и диктатор Вика. Приходилось постоянно вмешиваться в отношения девочек, корректировать их: Вику ставить на место, Розу учить отстаивать свое мнение. Недавно узнала, что в школе мальчишки стали Розу обидно дразнить. Пришлось разбираться. Нет, я не пошла ни к директору, ни к классному руководителю. Я просто жестко поговорила с самими мальчишками. Сказала, что никому не позволю обижать моего ребенка. Знаешь, уже на следующий день все было тихо и спокойно. А еще через день ко мне подошла директор, извинилась и сказала, что подобное больше никогда не повторится. Уж как она про этот инцидент узнала — понятия не имею.


— Скажи, а детдомовские дети играют в дочки-матери?


— Да, представь себе, они как раз очень любят эту игру. Причем у них непременно в ней есть и мама, и папа, и дети. И это просто замечательно, потому что у них с детства начинает формироваться модель нормальной, полноценной семьи. А то я знаю мальчика, которого воспитывают мама и бабушка. Так вот он недавно говорит мне: «У меня никогда не будет детей» — «Почему?» — «Так ведь мужчины не рожают». То есть он не понимает, что в семье есть и мужчина, и женщина, и папа, и мама. Он не представляет, что у него будет полная семья. Поэтому я всячески поощряю эти игры, стараюсь незаметно «подправлять» ролевое поведение в них.


— Как ты считаешь, у тебя сейчас больше опыта в воспитании приемных детей или всякий раз все приходится начинать по новой, как в первый раз?


— Новый ребенок — это всегда новая история со своими психологическими травмами, своими проблемами. И зачастую требуется новый, уникальный опыт, чтобы со всем этим справиться, чтобы раны в душе ребенка быстрее зарубцевались. Но какой-то общий опыт, конечно, накапливается. Например, с Ваней я уже не сделаю той ошибки, которую допустила с Максимом, когда слишком рано отдала его в школу. В результате нам с Максимкой пришлось очень много сил потратить на то, чтобы не отставать от одноклассников. А с Ваней теперь я уже решила: пусть лучше пойдет в школу, когда ему почти восемь будет. Зато за это время я успею его хорошо подготовить. А вообще, все дети очень разные, к каждому свой подход нужен. С Розой — мягче, с Викой — жестче. Единственное, что у меня обязательно для всех — это железная дисциплина. А как с шестерыми иначе справишься? Это я не считаю седьмого, Сережу, который в Липецке. Не знаю, я и своих парней так воспитывала.


— У тебя нет ощущения, что твоим приемным детям не хватает мужского влияния?


— Нет, потому что к нам часто приезжают мои сыновья, а сейчас один из них вообще живет с нами и здесь работает. Он с удовольствием учит мальчишек тому, что должен уметь делать по хозяйству мужчина. К тому же старший приемный сын Сережа приезжает на выходные из Липецка. Так что мужчин в нашей семье хватает.


— А как дела у твоей старшенькой?


— С Настей мы сейчас проходим непростой период — шестнадцатилетний возраст. Сама понимаешь, гормональный всплеск, частые перемены настроения, повышенный интерес к противоположному полу. Тут ведь что самое сложное: суметь уберечь от возможных ошибок, но так, чтобы не напугать, не создать ощущения, что все мужчины — монстры. А то ведь так и ее будущую женскую судьбу недолго сломать. Мне с нею непросто — она интроверт, предпочитает молчать. А я стараюсь улучить удобный момент и как бы невзначай повернуть разговор в нужную сторону, достучаться не только до души, но и до разума. Как бы то ни было, она выросла очень хорошим человечком.


— Как вы провели эти летние каникулы?


— Мы сорок дней все вместе были на Азовском море: Тася, Роза, Вика, Настя, Максим и Ваня. Сережа не поехал, у него были свои планы. Ребята, конечно, были в восторге: солнце, пляж, морская вода. Я считаю, что для оздоровления это отличный вариант. Глядишь, зимой реже болеть будут.


— Что для тебя сегодня счастье?


— Это же не какая-то конкретная ситуация, не какая-то конкретная эмоция. Вот Ваня меня два месяца никак не мог мамой назвать, а недавно вдруг говорит: «Ты ведь моя мама?» Да, говорю, твоя мама. «А почему ты меня не родила?» Это тоже момент счастья, когда ребенок принимает тебя в свою душу. А вообще счастье — это когда в доме много детских голосов, когда ты чувствуешь, что очень нужна им, что в жизни твоей есть какой-то большой смысл.


— А есть что-то, чего тебе не хватает для полного счастья?


— Боюсь показаться тебе прагматичной, но мне не хватает машины, хотя бы старенькой, но типа «газели», чтобы можно было посадить всех шестерых детей и поехать на то же море, — это же дешевле, чем на поезде. Или вот в Добром есть бассейн, они все мечтают туда записаться, но я ведь не могу кого-то возить, а кого-то оставлять дома. Вот такая проза жизни. В общем, я счастливый человек и мне очень интересно жить.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Придумай, сделай, прикати!

 Анна СОЛНЦЕВА
// Общество

«Деревня викингов» превратится в Хель?

Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Арт-терапия в красках

 Елена МЕЩЕРЯКОВА
// Общество

Безграничные возможности

Татьяна СИДОРУК, студентка ЛГПУ
// Общество

Зарядились «Энергией лета»

Ирина ОВЧИННИКОВА
// Спорт
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх