lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 октября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Сто дней после присяги

19.10.2015 "Молодежный вестник".
// Общество
Коллаж Александра АЛЛЕНЫХ

«Конечно, отправляя сына в армию, переживала, знала – не на курорт едет. Да ведь служить надо кому-то. По телевизору опять же показывают, как в войсках всё изменилось: и форма новая, и кормёжка будто бы неплохая, занятия там разные по военным специальностям, про неуставные взаимоотношения давно не слышно вроде. К тому же год всего! Чего не служить! Да и парень мой не противился, к физическим нагрузкам был готов – кмс по плаванию всё-таки, в мужском коллективе умел себя поставить – после университета год проработал в бригаде монтажников тепловодооборудования. В общем, трудностей не боялся, да и специальность дополнительную надеялся получить, опыта набраться. Известно: армия – школа жизни!


Голова в холоде, живот в голоде


Попал он в одну из мотострелковых частей Центрального военного округа и, как говорится, сразу приступил к своим служебным обязанностям: строевая подготовка, стрельбы, тактические занятия, позже наряды, караулы, обучение вождению БМП. Всё вроде бы нормально, созванивались, разговаривали по телефону…


На присягу приехали уже через две недели, как водится, с багажником, забитым домашней провизией. Понятно, ребята первое время тоскуют по мамкиным пирожкам. Не ожидала я, что тоска эта будет такой болезненной.


Сильно похудевший, осунувшийся, сын не выходил из-за стола три часа. Я понимаю, связанный с переменой обстановки стресс, большие физические нагрузки. Нагулянный на гражданке жирок быстро тает. И беды-то в этом особой нет. Беда в другом…


– Да всё нормально, мам, не переживай. Дают нам тут и рыбу, и мясо с кашей, и овощи, – говорил сын, яростно уплетая цыплёнка. – Порции, конечно, могли бы быть и побольше, но ничего, переживём.


К завхозу гостиницы, в которой остановились приехавшие на присягу родители, выстроилась очередь. Обрадованные встречей мамы и папы спешно доставали из огромных баулов контейнеры со всевозможной снедью, разогревали в микроволновке, чтобы в первый раз за две недели досыта накормить сыновей.


В очереди много говорили о «нормах» местного довольствия: три столовые ложки каши и пол-ложки салата. От кого-то я слышала, что солдат в Российской армии кормят хуже, чем в любой другой.


Быть может, это преувеличение, быть может, есть другие, достойные оспаривать эту «пальму первенства». Как бы там ни было, я говорю о том, чему сама была свидетельницей: солдаты наши – недокормленные, а по правде сказать, просто голодные.


У Курского вокзала стою я, молодой…


О трудном финансовом положении наших Вооружённых сил во время поездок к сыну приходилось задумываться неоднократно. К примеру, денежное довольствие рядового составляет 2 тысячи рублей. Деньги, прямо скажем, даже для солдата небольшие, но и с этой суммы вычитают по тысяче на ремонт казармы. Работ, правда, пока ещё никаких не производили.


Я так поняла, что в армии что-то вроде нашего фонда капремонта сейчас завелось: деньги куда-то собирают, а где они – одному Богу известно. Что ж, глядишь, через тридцать лет и стены покрасят.


Плац в гвардейской части просто убил. В моём представлении это для армии – священное место и содержаться оно должно в образцовом порядке… Яма на яме, выщербина на выщербине. Как тут солдату маршировать, какое у него после этого будет отношение к службе? Об этом, я так поняла, никто не думает. Тут другие заботы.


Понадобилось, положим, снять 500 рублей с карточки. Для этого ты должен обратиться к сержанту, чтобы тот сопроводил тебя к терминалу, а после операции отдать ему процент. После наряда положен отдых. Хочешь вздремнуть пару часов – 350 рублей! К тебе издалека приехали родители, любимая девушка? Чтобы уйти в увольнение, солдату следует заплатить командиру тысячу рублей, а то и больше. На нужды воинской части.


Сын, кстати, ко всему прочему попросил купить несколько швабр и совков для своей роты. Ну что ж, швабра не автомат, сбегала в магазин, принесла – не жалко. Но каково было моё удивление, когда на КПП части возвращающиеся из увольнения в расположение солдаты через одного тащили купленные родителями утюги, вёдра, печатную бумагу, другие бытовые мелочи.


Что же получается? С одной стороны, демонстрируемое по центральным каналам ТV новейшее российское вооружение, победы в танковом биатлоне, «Витязи России», а с другой…


Уже значительное время спустя после присяги получила от своего сообщение: нужен переносной двадцатилитровый походный бак для пищи. Стоит этот предмет солдатского обихода три тысячи. Заняла на работе денег до получки, побежала в магазин.


В военторге только руками развели, говорят, что это особое снаряжение и его нужно предварительно заказывать. А я вот всё думаю, кому оно нужно? Мне? Сыну? Родине? На что тогда идут налоги, которые мы исправно платим, если даже необходимых для повседневного быта мелочей в войсках не хватает?


Здравия желаю


То, что ввиду сложной наркологической обстановки в стране держать при себе медикаменты солдату запрещено, я ещё могу понять: за всеми не уследишь. А вот отсутствие элементарных лекарств в медпункте воинской части как объяснить? Или они не нужны здесь?


Предположим, случилась у воина простуда: кашель, насморк, температура поднялась. Что ему, ежедневно по несколько часов марширующему, бегающему, ползающему, таскающему, делать? Надеяться на пробуждение скрытых возможностей организма? Направлять целительные потоки внутренней энергии в проблемные точки?


Больничный бюллетень солдатам не выписывают и отлежаться не дают. Болезни они переносят на ногах. Так неужели армия не в состоянии обеспечить рядовой состав аспирином? Ногу себе с непривычки набил солдат, подцепил грибок – в медпункте ни пластыря, ни вазелина. Хромает себе защитник Отечества и сопли размазывает до тех пор, покуда осложнение не грянет. А там уж, известно, госпиталь.


У нас же в стране демографический кризис! Этих парней – даром что они в армии – не только воспитывать и обучать, прежде всего беречь надо. Это фонд нации. Они ж потом на гражданку вернутся, семьи будут создавать. Они всем нужны здоровыми – очевидные, казалось бы, вещи.


Дошло до того, что мы с сыном леденцы от боли в горле заворачивали в фантики от конфет, чтобы отцы-командиры не обнаружили их и не отобрали. Собрали полный пакет медикаментов, как выразился мой гвардии рядовой, «для пополнения аптечного фонда гвардейской воинской части».


У военных принято приветствовать друг друга пожеланием здоровья. Похоже, что в некоторых частях Российской армии это единственная терапия на случай болезни. А что? Дёшево и сердито…


Главное – подобрать к обучаемому ключик…


– Я буду механиком-водителем БМП-2, – сообщил сын по телефону ещё до присяги. Не скажу, что с техникой у него отношения никак не складывались. Диплом инженера, да и за рулём сидел неоднократно, но такой поворот событий, признаться, удивил.


Раньше ребят перед армией подготавливали к подобным специальностям, обучали в ДОСААФ и адресно направляли служить в соответствующие части. Я ещё тогда подумала: «Срок службы сократили, наверное, и обучение как-то изменилось». Обучение это и впрямь заслуживает отдельных слов.


Как я поняла, БМП – суровая военная техника: минимум комфорта, максимум функциональной реализации. Внутри – грохот мощного двигателя, брызжущее машинное масло, узкая щель обзора и приборная панель, утыканная множеством тумблеров. Поди сообрази тут, что к чему!


Однако времени на раскачку при нынешних сроках службы нет. Заводи и поехали. Машины эти, с виду напоминающие небольшие танки, стоят по нескольку десятков миллионов, так что ошибки в управлении дорого обходятся. А посему методика обучения весьма строгая: инструктор, сидящий в башне, может напутствовать обучаемого водителя ударами гаечного ключа в голову. Должно быть, так быстрее доходит. Ребята, конечно же, как могут, закрываются руками, но и последним от этого не легче, и голова всё равно в шишках и ссадинах. Душа в ссадинах…


Нет, я, конечно, знала, что отправляю сына не на курорт, и об армейских педагогических методах была наслышана, но чтобы так?


На дворе XXI век, мы живём в правовом демократическом государстве. И это с полным правом относится к тем, кто служит. Или они не люди, не граждане?


До сих пор у нас в массовом сознании нет даже и намёка на то, что военнослужащий – это ровно такой же гражданин, как и все, обладающий такими же правами и обязанностями, но всего лишь одетый в военную форму.


Сижу целыми днями на телефоне, жду звонка, а сама думаю: младшего не пущу. Трудностей, которые и здесь могут закалить, в нашей стране достаточно.


Арина, мать солдатская».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 23 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: 0 C°  Ночь: -4 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Занавес!

Евгения Ионова
// Культура

Бегущая по волнам

Евгения Ионова
// Культура

Покровские традиции

Евгения Ионова
// Культура

Когда душа хочет праздника…

Наталья Сизова
// Культура

«Союз нерушимый» для маленьких и больших

Наталья Сизова
// Здоровье
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Без права на ошибку

Ольга Журавлева // Общество

Встречайте циклоны с Атлантики

Александра Панина // Общество

Партпроекты работают на опережение

Михаил Зарников // Общество

Интернет – проще сбыта нет!

Михаил Зарников // Экономика

Шитье по воздуху

Ольга Журавлева // Общество



  Вверх