lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
28 сентября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

В гостях у Николая Задонского (фото)

28.09.2015 "ЛГ:итоги недели". Татьяна Щеглова
// Культура

В год 115-летия со дня рождения писателя уникальные мемуары переданы в Липецк


ФОТО



ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА


Татьяна Щеглова – Член Союза журналистов России, член Союза российских писателей (член правления Липецкого регионального отделения), лауреат литературной премии имени А.П. Чехова. Автор книг: «Мой месяц март», «Без нот», «А ведь могло быть и так», «Примите удобную позу», «Лики любви», «Ночь светла», «Тем, кто меня любил»


И раньше мне казалось, что в жизни многое решает предначертанность, а теперь убеждаюсь в этом всё больше. Недавняя встреча в задонской библиотеке имени Николая Задонского, посвящённая 115-летию со дня рождения писателя, которое мы отмечаем в этом году, превзошла даже мои фантазии.


На этой встрече я познакомилась и побеседовала с внучкой писателя, Еленой Яковлевной Задонской (пианистка, вместе с мужем проживает в Израиле). Наши взаимные симпатии и разговоры на музыкальные и окололитературные темы завершились тем, что Елена Яковлевна передала мне уникальные материалы: семейные фотографии, в том числе ни разу не опубликованные в печати, подлинник своих мемуаров, дневник жены писателя и некоторые письма. Всё это – уникальные документы, которые нуждаются в тщательном изучении и позволяют иначе взглянуть не только на события из жизни и творчества нашего прославленного писателя-земляка, но и на некоторые исторические эпизоды.



Интерактив. Книга пишет себя


На мой взгляд, всё началось с того, что я недавно завершила роман, в котором один из героев – генерал Муравьёв-Карский. Работая над рукописью, я на долгое время погрузилась в жизнь Скорняковской усадьбы, что в Задонском районе, где многие годы жил и прославленный генерал. Решив сохранить некоторые исторические персонажи, я наметила создать в своём произведении несколько временных пластов, а также, в виде прототипов, представить действующих лиц нынешней усадьбы. При этом всем литераторам хорошо известно: в какой-то момент герои отделяются от сюжета и от автора и действуют самостоятельно.


Появление в моей жизни Елены Яковлевны Задонской я растолковала как некий «мостик» в день сегодняшний, чего как раз недоставало моему роману.


Ведь именно её дедушка, писатель Николай Задонский, в своей исторической хронике «Жизнь Муравьёва» вернул из небытия имя незаслуженно забытого героя 1812 года, основателя преддекабристской Священной артели, героя войны на Кавказе и победителя сражений с турками, в ходе которых России был возвращён Севастополь. На этом пути писатель сделал много по-настоящему ценных исторических открытий.


После знакомства с Еленой Яковлевной я поняла, что обязательно должна представить её на страницах романа как уникальный персонаж, предложенный самой жизнью, – голова тут же заработала на новую сюжетную линию. Да! И ради этого я перепишу вступление к роману.



Елена, любимая внучка писателя


Не буду излишне сентиментальна. Возможно, прочитав о том, что в мире появились новые мемуары, некоторые читатели подумают: и что с того? Дескать, кто сейчас только не вспоминает и не пишет – внучатые племянники, внуки и даже жёны с Рублёвки!


Но в нашем случае особенность этих письменных воспоминаний состоит в том, что Елена Яковлевна буквально со дня своего рождения жила и воспитывалась в семье дедушки-писателя. И вдобавок ко всему, по её словам, «начала осознавать себя с четырёх лет».


Когда она родилась, Николаю Задонскому было всего 45 лет. Он был полон сил и много времени уделял воспитанию внучки. Елена с детских лет сопровождала знаменитого писателя повсюду – и в прогулках по Задонску, где, кстати, написаны многие его произведения, и в поездках в архивы, библиотеки, присутствовала на многих творческих вечерах – круг литературных друзей деда был неимоверно широк – была с Николаем Алексеевичем в Клину, в Скорняково…


Помимо совместных поездок и встреч с интересными людьми дедушка делился с Еленой Яковлевной своими размышлениями и планами. Цепкая память и светлый ум позволили ей сохранить малейшие детали, тщательность в соблюдении дат и очень достоверный антураж происходящего. Дедушка радел за продолжение литературной фамилии, которая к тому времени стала известной, и когда Елене исполнилось 14 лет, то в свидетельстве о рождении дал ей фамилию «Задонская». Когда у Елены появился жених, дед-писатель также поставил своим условием сохранение этой фамилии.


…Елена Яковлевна встретила меня радушно в родовом доме Коптевых в Задонске. Для начала показала просторный, так и хочется сказать «усадебный», двор. Там сохранилась старинная конюшня из красного кирпича, здание «конторы», в котором, при необходимости, останавливались и гости семейства, старинный погреб….


Дому Коптевых в Задонске около 120 лет. Он выстроен из морёного дуба, полы ни разу не ремонтировались и до сих пор не скрипят… Частично сохранилась меблировка. Цела печь, в которой готовились пасхальные куличи, томилось молоко, и Николай Задонский самолично выпекал торты для любимого семейства…


Все эти постройки являются памятником регионального значения и охраняются государством.


Когда-то, по словам Елены Яковлевны, там был и семейный сад, но он пошёл на растопку во время войны, и теперь на его месте две пятиэтажные «хрущёвки»…


Сегодня на доме Коптевых, где родился и вырос известный писатель, установлена мемориальная доска. А сам дом принадлежит трём хозяевам.



Отрывки из мемуаров Елены Яковлевны



Прогулки по Задонску


...Я родилась в конце 1945 года и помнила себя с четырёх лет. Пожалуй, первое, что вспоминается, – это наши тоже первые послевоенные семейные поездки в Задонск, на родину дедушки и бабушки в 1949 и 50-х годах. Тогда ещё жива была дедушкина мама, моя прабабушка Елизавета Митрофановна.


Именно прабабушке Елизавете Митрофановне, объединявшей большую семью, мы обязаны сохранением фамильного дома Коптевых по улице Коммуны, 23. Задонск несколько раз переходил от белых к красным и наоборот. В революцию его множество раз хотели отобрать, проводили обыски, но благодаря уму и смекалке Елизаветы Митрофановны дом остался у нас. Году, кажется в 1919-м, как мне рассказали, красноармейцы пришли с обыском, и прямиком в гостиную. А там за круглым столом сидит моя прабабушка и пьёт чай из самовара. Говорит им: «Молодые люди, если вы пришли драгоценности изымать, так ищите, комнаты перед вами». Где они только не искали – и в цветочных горшках, и в шкафах, комодах, даже стены и подоконники простукивали – тщетно, так и ушли ни с чем. А прабабушка после ухода незваных гостей показала дочери на самовар: «Вот где я спрятала последнее наше добро». Конечно, и ценностей уже оставалось немного, но это помогло выжить. Похожих историй в те годы было несколько…


В старинном отчем доме Коптевых, где я пишу эти строки, нас обычно встречали сёстры дедушки Елена и Мария вместе со своими мужьями и детьми. Нам всегда отводилась хорошая комната – обычно на «половине» Марии Алексеевны, но несколько раз останавливались и у Елены, в зависимости от того, в какой год как удобнее. Первые три дня обедали поочерёдно у каждой из сестёр, особо значился обед у Елены Алексеевны – по словам деда, отменной кулинарки, а затем уже бабушка сама включалась в хозяйство. Бытовых удобств раньше не было, и хлопот у неё хватало. Как я уже говорила, дедушка в то время работал над своей первой исторической хроникой «Денис Давыдов», но в Задонске ещё и отдыхал – катался на велосипеде, большой компанией ходили в лес за грибами – однажды заблудились в лесу и ушли аж к селу Уткино, в четырёх километрах от Задонска, купались в Дону. Николай Алексеевич плавать не умел, обычно зайдёт в реку примерно по пояс и присядет, но ему эта процедура нравилась.


Переезд в товарняке


Летом 1953 года мы с дедушкой ездили из Задонска в Воронеж осмотреть квартиру, куда собрались переезжать. Воронеж произвёл тяжёлое впечатление. Повсюду разбитые «коробки» зданий – учреждений, жилых домов, магазинов и театров. Многие люди всё ещё продолжали жить в развалинах, хотя строительство велось полным ходом. Сады и парки запущены, скамьи и статуи разворованы… По сравнению с благо­устроенным Куйбышевом, где мы жили, Воронеж выглядел печально. Но дедушка, как всегда, был настроен оптимистично и строил планы на будущее.


Наш переезд оказался чрезвычайно труден. Кроме того, что надо было собрать весь скарб (за 10 лет жизни в Куйбышеве вещами обросли основательно), – ещё какая-то «умная голова» посоветовала Николаю Алексеевичу не отправлять вещи контейнером, а нанять товарный вагон и ехать в нём вместе с семьёй и всей обстановкой. Так дедушка и поступил. Мы разместились в товарном вагоне с вещами, и дорога превратилась в тяжёлое испытание. Наш «временный дом» то и дело прицепляли то к одному, то к другому составу. Часто отцепляли, и мы стояли по несколько часов в поле, в тупике или вообще неизвестно где. А однажды вагон отцепили от паровоза и пустили вниз с горки. Вещи буквально посыпались нам на голову, мы чудом уцелели. В течение двухнедельного пути дедушка и отец по очереди дежурили возле открытой двери с топором в руках – закрыть дверь было нельзя, вагон был без окон, ехали летом, в самую жару, могли задохнуться. А когда наконец приехали в Воронеж и добрались до своей квартиры, наш бедный котёнок Тигруша был настолько напуган долгой дорогой, что ещё целый месяц вздёргивал мордочку к потолку, посмотреть, не качается ли…


«Внук декабриста»


Дедушка состоял в переписке со многими Давыдовыми, в том числе одним из его хороших знакомых был и «Клинский Давыдов» – Юрий Львович, внук Василия Львовича Давыдова, декабриста, «начальника Каменской управы», так в шутку называли «Базиля» его друзья-декабристы и А.С. Пушкин). (Юрий Львович Давыдов – учёный, известный своими экспедициями в Арктику, на Чукотку, работавший над проблемой освоения Русского Севера. Прим. автора).


Юрий Львович был младшим племянником прославленного композитора Петра Ильича Чайковского (мать Юрия Львовича, Александра Ильинична, вышла замуж за сына декабриста, Льва Васильевича). В то время Юрий Львович работал главным хранителем фонда музея Чайковского в Клину.


Композитор Пётр Ильич Чайковский считал семью Давыдовых родной, был своим человеком в Каменке, в имении Давыдовых, и застал ещё в живых возвратившуюся из сибирской ссылки и жившую на покое у сына «декабристку» Александру Ивановну Давыдову, подружился с ней. Племянников своих Пётр Ильич обожал, написал для них «Детский альбом», теперь всемирно известный. Последним живым отпрыском этой семьи и был Юрий Львович.


Зимой 1958-1959 годов он переслал дедушке два толстых тома своих воспоминаний, отпечатанных на машинке, с просьбой прочитать их и высказать своё мнение. Николай Алексеевич сначала отнёсся к задаче скептически, но, начав читать, увлёкся и то и дело звал меня и бабушку послушать отдельные страницы. Дедушка загорелся написать книгу об этом необыкновенном человеке, и в первых числах декабря 1960 года мы выехали электричкой в Клин…


Юрий Львович повёл нас по комнатам музея. Подробно рассказывал о том, что любил делать его знаменитый дядя-композитор. В кабинете-гостиной – портрет любимого Чайковским Моцарта и рояль «Беккер». Юрий Львович разрешил мне «попробовать» инструмент и очень удивился, когда я сыграла «У Камелька» (Январь») из «Времён года» Чайковского. «Ну и внучка у вас», –  сказал и поцеловал меня… С тех пор в каждом письме к деду он посылал «пару поцелуев внучке».


Узнав о скудном финансировании музея, тяжелейших условиях, в которых проживают его сотрудники (в отсыревшем барачном доме) и мизерных зарплатах, мой дедушка через свои связи добрался до первого секретаря Московского горкома партии (кажется, Вишнякова) и добился, что семье Юрия Львовича выделили квартиру и дополнительные средства для музея. Юрий Львович – ему тогда уже исполнилось 80 лет, удивлялся, как мог столь быстро управиться с такими трудными делами Николай Алексеевич…


Мы снова оказались в Клину в мае 1961 года. В этот приезд дедушка рассказывал Юрию Львовичу о своей работе над книгой и о том, что уже «зондировал» вопрос об её издании в «Молодой гвардии». А Юрий Львович вспоминал о своей «дореволюционной жизни» – о своём дяде Петре Ильиче Чайковском; показывал дедушке фотографии и некоторые из них дарил. Вдруг среди новых карточек – Юрий Львович и Ван Клиберн, пианист, лауреат первого конкурса имени Чайковского в 1958 году.


«После конкурса приехала к нам группа лауреатов, – рассказал Юрий Львович. – Вижу, направляется ко мне высоченный рыжеватый американец с очаровательной улыбкой и смотрит с удивлением, и затем говорит, естественно, по-английски: «Не в сказке ли я, не композитор ли Чайковский передо мной? (учитывая фамильное сходство)». Переводчик бежит ко мне, но я не удостаиваю его вниманием и начинаю разговор по-английски, есть ещё порох в пороховницах! Местное начальство от удивления смотрит с испугом. А я, взяв под руку молодого человека, провёл его по музею, показывая экспонаты и комментируя их на английском, и подвёл к роялю. Возле рояля Петра Ильича Ван молитвенно сложил руки на груди, и я попросил: «Пожалуйста, сыграйте что-нибудь». Ван сыграл «Размышление» Чайковского, просто великолепно сыграл»! Рассказывая это, Юрий Львович прослезился.


Книга «Внук декабриста» вышла в 1962 году и ещё застала в живых своего героя, Юрий Львович Давыдов умер весной 1964 года.



«Жизнь Муравьёва»


Лето 1961 и 1962 годов дедушка работал в Задонске над романом «Жизнь Муравьёва», о герое войны 1812 года, реформаторе и вольнодумце. В июле 1962 года мы вместе поехали в бывшее имение генерала Скорняково, где опальный Николай Николаевич провёл последние годы жизни. В усадебном доме из тёсаного камня размещалась администрация совхоза «Тихий Дон». Местная номенклатура и селяне с большим интересом выслушали дедушкин рассказ о Муравьёве-Карском, он всегда повествовал очень красочно, с историческими подробностями.


«А знаете, товарищ писатель, –  вдруг прервал его голос из зала. – А наши-то бабульки до сих пор помнят этого генерала, ей-богу!». В это трудно было поверить, и всё же мы пошли отыскивать этих бабушек, сопровождаемые целой ватагой местной пацанвы. Мы отыскали двух стареньких женщин, чуть ли не столетнего возраста, которые помнили и самого генерала, и его дочерей. Они нам поведали, что «благодаря генералу сызмальства вольные были, не крепостные, как прочие. И слова дурного от господ не слыхали». Вспомнили, как барышни приходили в деревню лечить детей… Мы уезжали из Скорняково на райкомовском «газике», провожали нас всем селом…


В том же 1962 году, когда писал этот роман, дедушка сделал потрясающие исторические открытия, о которых заговорила вся научная Москва. Работая в государственных архивах, благодаря своему знанию иностранных языков, он отыскал более трёхсот неизвестных писем декабристов, которые позволили по-новому взглянуть на первый этап русского освободительного движения. Николай Алексеевич написал об этом известному историку, академику Милице Васильевне Нечкиной, и его пригласили сделать доклад на эту тему в Академию наук СССР. И там дедушка потряс аудиторию не только изложением фактов, но и своей блестящей словесной формой изложения. После этого выступления число его почитателей заметно добавилось. Особенно было дорого дедушке восхищение и приязнь Ираклия Луарсабовича Андроникова, который, как известно, и сам был блестящий рассказчик…

А будет ли музей?


…Николай Задонский написал множество исторических хроник, прославивших подвиги русских патриотов. Его роман «Денис Давыдов» ещё при жизни автора выдержал 12 переизданий. В литературном наследии – «Внук декабриста», «Донская либерия», «Смутная пора», «Жизнь Муравьёва», «Любопытная старина» и множество других произведений.


Писатель ушёл из жизни 15 июня 1974 года, похоронен в Задонске.


После его смерти большую часть писательского архива дочь Задонского Надежда Николаевна передала в Государственный архив Воронежской области, где на его основе был создан фонд писателя. А через несколько лет она же передала подлинные личные вещи, фотографии и документы в Воронежский областной музей, где оформлен мемориальный кабинет Н. А. Задонского.


Сейчас, когда у родственников писателя ещё есть на руках некоторые архивы, и с учётом тех документов, которые передала мне Елена Яковлевна, можно говорить о возможности формирования личного фонда Николая Задонского и у нас, в Липецком госархиве. А главное – о необходимости создания Дома-музея писателя в отчем доме Коптевых. Пока ещё в сохранности некоторые мемориальные вещи и раритеты обстановки, да и сам дом является памятником регионального значения и находится под охраной государства, есть смысл задуматься о том, чтобы создать уникальный литературный музей, связанный с одним из наиболее ярких имён в советской литературе.


На мой взгляд, такой проект будет интересен не только жителям области, но и дополнительно привлечёт туристов.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 18 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Встают «кордоны» на дорогах

Сергей Константинов
// Общество

Союз под патронатом Меркурия

Владимир Михайлов
// "Липецкой газете" - 100 лет
Даты
Популярные темы 



  Вверх