lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
19 сентября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
История 

Война была Отечественной

19.09.2015 "Липецкая газета". Александр Косякин
// История
Коллаж Николая Черкасова

Еще недавно гремел по площадям «Бессмертный полк», «наши мертвые» были, «как часовые», а живые фронтовики смотрели на нас с надеждой слезящимися глазами, и нация гордо держала голову. Но отпраздновали, отплакали, отшумели. Живем дальше.


А вопросы остались. Как так случилось, что Европа (да что там — весь мир) вдруг разом «забыла», кому обязана победой над фашизмом? И что самые большие потери в Империалистическую — почти два с половиной миллиона человек — понесла Россия? Что французское чудовище, Наполеона, залившего кровью всю Европу, добивали русские уже за пределами своего Отечества, в Заграничном походе, снова теряя своих людей? И что даже после подписания Акта о капитуляции в Берлине в мае сорок пятого наши все еще воевали и продолжали умирать вдали от родного дома?


Нас больше не любят. Не признают. Не уважают. В этой фразеологической триаде важна срединная часть. Любовь — дело трепетное, но непостоянное. Уважение тоже величина переменчивая, зависящая от культуры народа, его памяти, совести, которых может и не хватить в нужную минуту. А вот признание (прежде всего фактов) — тут уж, извините, за нас будет стоять История, которая для пигмеев с их наскоками — гранитная скала. И потому всегда будет актуален поэт и дип­ломат Федор Тютчев с его: «Мы — русские, Европы не спросясь…»


Но ведь еще недавно все было по-другому? Самые теплые отношения с Европой и Америкой у России были в «нулевые», а также в голодные восьмидесятые. Мы были слабыми, а значит, в глазах Европы ущербными. Но и тогда мы были щедрыми — не препятствовали воссоединению Германии, при этом убрали свои базы из ГДР и оставили немцам имущества Западной группы войск на многие миллиарды. Свернули группировку на Кубе и совсем уж выпрыгнули из штанов, сдав американским «партнерам» разные секреты ненавистного КГБ. Вот тогда нас «любили»!


А потом была мюнхенская речь Владимира Путина, которая многое расставила по местам. И возникла вдруг с умом выстроенная политика, не признающая международного диктата и однополярного мира. Россия стала мучительно вспоминать свою историю и идентифицировать себя с великой державой. У страны вдруг прорезался голос, и это показалось странным. Все остальные ведь помалкивают, протирают пыль со своей глянцевой демократии, голосуют на мировых площадках как надо, зато живут спокойно, почти припеваючи. Конечно, ворчат в сторонке, не без этого, но публично высказываются «правильно».


С мюнхенского монолога все и началось. Америка, привыкшая всюду ходить вразвалку, споткнулась об эту речь, и угодливая Европа тут же кинулась подхватить или сделать вид, что поддержать готова. И вот уже вовсю проявляется стадный инстинкт и слышен повсюду рев маргинальной толпы, когда все на одного и тебе ничего за это не будет. Но не травля сама по себе противна, а увлеченность «партнеров», которые, высунув язык и пуская слюни, как дети в песочнице, лепят из России жупела…


Еще раз недавно пересмотрел замечательную картину Бондарчука «Война и мир» и особо — его же в роли Пьера Безухова. Помните, когда он, без оружия, душит француза? Помните этот львиный рык вчерашнего барина, а теперь русского, осознавшего свое предназначение: «Кого?! Меня?! Мою бессмертную душу?» Много правды вложил Лев Толстой в этот эпизод. Так было всегда. Русские барчуки, воспитанные французскими гувернерами, державшие на прикроватном столике бюстик Бонапарта, менялись разом, когда враг приходил в дом. И с желанием или даже жаждой, как писал поручик Чичерин, шли умирать за Отечество.


Почти вся военная история России есть главным образом героика обороны. Недавно вспомнили столетнюю годовщину осады Осовца, предтечу Брестской крепости, рассказали о мужестве защитников, о знаменитой «атаке мертвецов» (в школьные учебники она, однако, не попала). Россия всегда оборонялась. Брестская крепость. Сталинград. Блокада Ленинграда, оборона Москвы. Оборона Порт-Артура… А легендарный Севастополь? Две осады, две обороны — в Крымскую и Отечественную. Интервенция восемнадцатого года. А много раньше — осада Пскова, Троице-Сергиевой Лавры, Смоленска, Козельска. Поход на Русь крестоносцев. Можно продолжать бесконечно — вплоть до обороны высоты Огурец на окраинах нашей области.


Они всегда лезли к нам, как тараканы, — поживиться. Три Отечественные войны потому так и названы, что были для народа оборонительными, борьбой за свой дом, за свое Отечество. Но однажды эта историческая преемственность была разорвана. Это случилось после Первой мировой войны. А ее, вспомним, Ленин назвал лучшим подарком революции. Подарок получили и в революционном раже просвистели Россию с ее великой Историей. Новая, по версии большевиков, начиналась с Октября семнадцатого…


Один только пример из многих тысяч. В 1932 году на Бородинском поле был уничтожен монумент на батарее Раевского. Тогда же разрушили могилу Багратиона, а его останки выбросили вон. Только в 1987 году памятник восстановили, среди мусора была обнаружена часть костей Багратиона (67 фрагментов), которые затем были перезахоронены. Военно-историческому музею достались пуговицы и обшлага мундира полководца… Как такое могло случиться?


Но перекинем мостик в настоящее и спросим у нынешних: а как у вас совести хватило открыть элитную застройку на поле Бородинском, распродав за взятки политую кровью русских святую землю? Ответа, скорее всего, не получим…


Все захватнические войны начинаются с подлости, подлостью кончаются и продолжение имеют подлое, это когда все выворачивают наизнанку. Вспомним — 24 июня 1812 года без объявления войны французы перешли Неман и вступили в пределы России. 22 июня 1941-го точно так же поступили и немцы — разбойник никогда не станет преду­преждать о нападении… Так нападают на Россию и сегодня — правда, с помощью другого оружия. И вот уже из европейской подворотни звучит смелый, но с оглядкой, лай — моськизм принят в теперешнем мире. И повторяет Европа за Америкой несусветную чушь: зачем сербы приглашают Путина в Белград, ведь город от фашистов освободила не Россия, а 3-й Украинский фронт? Президент, понятно, приехал, и его встретили как родного, да еще повсюду растяжки повесили: «Путин — серб!» Но тявканье, по всякому поводу, продолжается.


Многие болезненные для нас процессы (расширение НАТО, международные суды, попытки остракизма в инновациях…) возникают не на пустом месте. Мы, что называется, подставились, слишком долго искали единства по многим вопросам прошлого, настоящего и будущего, а этот разброд очень опасен для нации. Нашим же «партнерам» вдруг показалось, что вот теперь самое время с помощью заокеанских друзей ослабить Россию и даже, может быть, расчленить, уж больно у нее всего много: и рек, и земель, и писателей, и истории. Однако Европе невдомек, что как и в 1812-м, так и в 1914-м и 1941-м мы становимся единым народом перед лицом опасности. Сегодня нам чаще надо читать детям вот это пушкинское, его знаменитое, пророческое и по-хорошему злое «Клеветникам России».



Бессмысленно прельщает вас


Борьбы отчаянной отвага —


И ненавидите вы нас.


За что ж? — ответствуйте: за то ли,


Что на развалинах пылающей Москвы


Мы не признали наглой воли,


Того, пред кем дрожали вы?


За то ль, что в бездну повалили


Мы тяготеющий над царствами кумир


И нашей кровью искупили


Европы вольность, честь и мир?



Сегодня История предлагает стране выбор: определись, страна, либо либеральные ценности в опасности, либо Отечество. Потому что, когда предатели шустрят в твоем доме, нет места для дискуссий мастеров политического трепа. Если, конечно, мы не шутим и не играем в бирюльки, а понимаем свою ответственность за страну…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 22 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +5C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Микромир (ФОТО)

Евгения Ионова // Общество

Голубая точка

Евгения Ионова // Общество

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Недобросовестных игроков в реестре не держат

Светлана Николаева // Экономика



  Вверх