lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
10 сентября 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
282930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Жизнелюб с грустными глазами

10.09.2015 "Молодежный вестник". Елена Мещерякова
// Общество

«Мама, обещай, что я всегда буду видеть море!» – прошептал Арсений, едва открыв глаза. Та, сдерживая слёзы, кивнула головой. Операция прошла успешно, но в семье отчётливо понимали: всё самое тяжёлое – только впереди. Сенечке предстоит перенести ещё несколько операций, научиться радоваться каждой искорке наступающего дня и твёрдо выучить непростое слово «Надо!». 


В этой истории, как в настоящем кино, много драматических поворотов и сюжетных линий, а в центре повести – Сенечка, ребёнок, которого называют особенным из-за страшного диагноза ДЦП.


Впрочем, нужно вернуться немного в прошлое – лет на тринадцать назад – в город Лебедянь, где в одном из обычных домов жила семья Киреевых. Татьяна трудилась главным бухгалтером на одном их местных предприятий, её муж, боевой офицер, отличившийся в чеченских спецоперациях, работал на местном заводе. В семье росла дочь Татьяны от первого брака, к тому же, к общей радости, женщина узнала, что снова забеременела. Но этой семейной идиллии недолго было длиться. 


ТАК СЛУЧИЛОСЬ – Я РОДИЛСЯ


Ночь двадцатого апреля перевернула всю прежнюю жизнь Киреевых. Произошла авария, в которой супруг Татьяны разбил не только свою, но и чужую машину. Деньги потерпевшим нужно было собрать за несколько часов. 


От тревоги и страха за мужа у Татьяны начались преждевременные роды. В час ночи на свет появился Арсений, хотя желанным подарком для своего отца, как выяснилось позже, он не стал. 


У мальчика произошло кровоизлияние в мозг, лёгкие не раскрылись – и на два месяца его поместили в специальный инкубатор. 


– Такие дети, как правило, не выживают, – «утешили» Татьяну в больнице. – Если ваш мальчик и выживет, полноценным точно не станет. Это будет ребёнок-растение. 


Всё время до выписки Татьяне пришлось жить между Лебедянью и Липецком, куда она ежедневно ездила к сыну в реанимацию. А после началась она – борьба за жизнь…


ЕСЛИ БОЛЬ УХОДИТ…


Поначалу врачи не высказывали опасений по поводу здоровья мальчика, убеждая маму стандартной фразой: «Что вы хотите, он недоношенный». Но она-то видела: с ребёнком что-то не так. Диагноз ДЦП Сене поставили, когда ему исполнилось чуть больше года. Среди множества медицинских советов последним глотком (даже, скорее, глоточком) надежды прозвучали слова одного врача: «ДЦП – болезнь, с которой НУЖНО бороться». 


До трёх лет Арсений не ходил. Первые шаги он сделал на 23 февраля – праздник настоящих мужчин, лишний раз доказав своё твёрдое желание бороться с диагнозом. 


В пять лет Сенечке сделали первую операцию в Туле – по уникальному методу профессора Ульбатта. Мальчишка уже перенёс четыре таких «испытания», а впереди – ещё три, которые нужно пройти до 18 лет. И каждая операция для матери – бесконечная круговерть между кабинетами чиновников и офисами предпринимателей, всеобщий клич по области в поисках денег – ради сына. 


«Я ШАМ!»


Но она знает, ради чего стучится во все двери и обрывает телефоны. Операции приносят свои результаты. Изначально одна нога Арсения была короче другой на 10 сантиметров. Сейчас это критическое расстояние сократилось до 5 миллиметров (!) – так что хромоты практически не заметно. 


Болезнь во многом наложила отпечаток на характер Сени, но росшее в нём упрямство скорее говорило о твёрдости духа и нежелании жить за маминой спиной. 


«Я шам!» – ворчал он, одеваясь утром в детский сад. «Я шам!» – отстранял мамину руку, пытаясь самостоятельно идти. И эта фраза стала Сенечкиным девизом по жизни. 


ПРОСТО УСТАЛ?


Сеня очень любил отца, ласково называя его «папуля». Это единственное слово, которое ему удавалось произносить чётко. И тем страшнее очередная драма, разыгравшаяся в семье Киреевых, когда Сене исполнилось 4,5 года. Ночь. Звонок. «Таня, собери, пожалуйста, мои вещи, – заявил супруг. – Я от тебя ухожу. Устал», – так Владимир объяснил свой выбор. Татьяна не скрывает, что валялась в ногах у мужа, просила не уходить и подумать о детях. Он перешагнул через жену и ушёл. 


Это нельзя назвать ударом в спину, ножом в сердце или ещё какой-нибудь банальщиной. В одну минуту произошёл крах жизни, складывавшейся годами. 


Татьяна осталась с двумя детьми на руках, причём с младшим ребёнком-инвалидом. Но волосы на себе рвать было некогда: помощь требовалась и дочери, учившейся в техникуме, и, конечно, Арсению. Главной проблемой было найти ему школу. 


НАДЕЖДА ДЛЯ ОТЧАЯВШИХСЯ


– О липецкой школе-интернате III-IV вида (где в том числе учатся и дети с ДЦП) я узнала случайно, – вспоминает моя собеседница. – Целый год мы ездили туда на подготовку, а затем пришли в первый класс. Пришлось оставить работу в Лебедяни и перебраться с сыном в Липецк. 


Устроиться здесь по специальности оказалось сложно: работодатели неохотно берут к себе на предприятие мам с детьми-инвалидами. В итоге пришлось совмещать несколько работ, параллельно с основной деятельностью готовить на заказ. Сейчас зарплаты Татьяны хватает только чтобы оплачивать квартиру. Огромной проблемой по-прежнему остаётся покупка лекарственных средств. Ни одно из лекарств, необходимых для поддержания здоровья Арсения, не входит в стандартный социальный пакет. Полная стоимость всего набора медикаментов на полгода – шестьдесят тысяч рублей! А вот теперь представьте, как матери оплатить эту астрономическую сумму, отдавая зарплату в одиннадцать тысяч за съёмное жильё и живя на пенсию в девятнадцать тысяч? 


– Да, у меня случаются минуты отчаяния, – тихо говорит Татьяна. – Бывает, знаете, как-то накатит: всё, НЕ МОГУ больше. Но беда ни в коем случае меня не озлобила, не заставила думать, что кругом живёт одно равнодушие. И руководители предприятий, где я трудилась (и тружусь), и директор нашей школы Игорь Батищев прониклись тяжёлым положением нашей семьи. В прошлом году региональное отделение Российского детского фонда, которое возглавляет Игорь Иванович, подарило нам лекарства на сумму в размере почти 60 тысяч рублей. Это великая помощь, учитывая, что одно из самых дорогих лекарств для Арсения стоит более трёх тысяч. 


ГОРЬКИЕ СЛАДКИЕ СЛЁЗЫ


Когда Сеня уже привык к школе и к новым условиям жизни, мама стала думать, чем бы его увлечь. И случайно узнала о липецком ансамбле интегрированного танца «Параллели». Когда руководитель коллектива Елена Лемак увидела Арсюшу, то с уверенностью сказала: «Я хочу, чтобы этот мальчик танцевал у нас». Так началась Сенина эпопея с танцами, которая длится уже два года. 


В 2014 году младшая группа танцоров выступала на международном турнире «Inclusive dance» в Москве, где они стали лауреатами первой степени. В числе награждённых был и Арсений. 


Зал аплодировал ансамблю стоя, а мама Сенечки видела происходящее слегка размыто из-за слёз, бежавших по лицу. Когда почти одиннадцать лет назад она узнала о диагнозе Арсения, женщину будто полоснули ножом по сердцу. Разве могла она представить, что через такой промежуток времени длиной в целую жизнь будет любоваться сыном на сцене и гордиться его успехами?


Своих «коллег» Сеня ласково называет «мои параллитята», а те души не чают в ласковом мальчишке-жизнелюбе, с небольшой грустинкой в глазах. 


Впрочем, Сенечка не чувствует, что в их семье «что-то не так». Мама приучила его к ежедневному спасительному труду, позволяющему забывать о проблемах со здоровьем.


– Я с ним не сюсюкаю, – отмечает Татьяна. – Уже после первой операции заставляла ходить на пятый этаж пешком. Да, это трудно, но я всегда говорю сыну, что надеяться можно только на самого себя. Сеня усвоил эту заповедь твёрдо. Даже если, не дай бог, со мной что-нибудь случится, знаю, что мой сын не закончит свою жизнь в доме инвалидов. Он может оставаться дома один, самостоятельно положить в тарелку еду и даже в выходной побаловать маму собственноручно приготовленными бутербродами, которые она запивает чаем, смешанным напополам со слезами. 


ЗАГАДАЙ НА УДАЧУ!


Сейчас Арсению двенадцать лет: уже большой парень, пятиклассник. Кстати, по результатам медико-педагогического собрания Сеню, единственного из коррекционного класса, перевели в общеобразовательный. Он получит аттестат, с которым сможет поступить в любой колледж, техникум или даже вуз. Это одно из желаний его мамы. У самого Арсюши тоже есть мечта. Он хочет построить большой двухэтажный дом, чтобы жить там с мамой, принимать родственников и друзей. 



Говорят, Бог не даёт человеку испытаний больше, чем он может выдержать… А ещё говорят, если хочешь увидеть радугу, будь готов попасть под дождь. И испытаний, и «дождика» в жизни Татьяны и Сени Киреевых было предостаточно. Пусть ангел-хранитель защитит их от беды, сделав каждый день ярким, безоблачным и радужным.

Только факт


У Арсения двигается только правая рука, левая совершенно не работает. Для её разработки нужен тренажёр, стоимость которого – 5700 долларов. Пока собрана лишь смехотворная сумма – 50 тысяч рублей. Татьяна Киреева просит откликнуться всех неравнодушных к беде её сына.


Реквизиты для помощи Арсению Кирееву:


Банк-получатель: Сбербанк России

доп.офис № 8593/038


кор/счёт банка 30101810800000000604


БИК банка 044206604


Счёт получателя 42307810235000252059


Ф.И.О. получателя: Киреев Арсений Владимирович 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 18 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: -1 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Уроки Октября. Сто лет спустя

Елена Таравкова // История

Быть первой во всем

Лицей поселка Добринка отмечает 50-летие
Ольга Шкатов, shkatovao@list.ru // Образование

Не дань моде, а просто класс

Лариса Пустовалова, larapustovalova@yandex.ru // Культура



  Вверх