lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
31 августа 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Философия жизни Матвеича (фото)

31.08.2015 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество
Фото Анатолия Евстропова

Для русского мужика нет ничего важнее идеи. Он может и впроголодь жить, а может и в золоте купаться, а от неё не отречётся; может и жизнь за неё отдать, ведь без идеи он не человек. Так было всегда, так есть и сейчас. Сергей Матвеевич Медведев из большущего глазастого чаплыгинского села Кривополянье именно такой мужик


ФОТО


Даже если кто и не знает Сергея Матвеевича в лицо, обязательно вспомнит его дом – он знаком каждому, кто хотя бы раз проезжал по дороге на Чаплыгин. Село Кривополянье стоит как врата у города, прямо приникает к нему, льнёт, как невеста. И вот как раз напротив Михаилоархангельского храма и приютился необычный дом в окружении деревянных скульптур – сказочный теремок Медведевых. Здесь и писающие мальчики – аж целых два. В далёкой и никогда «не знанной» им бельгийской столице – в Брюсселе – этот шкодливый мальчишечка стал уже достопримечательностью, а в палисаднике Матвеича (как многие называют хозяина) мальчишки, не стесняясь наготы, поливают вазоны с петуниями и бархатцами. И никому до них нет дела. Стерегут дом и мифические Змей-Горыныч с Лешим, и русалка с Водяным да Лада с Перуном, и две (пока) сестрицы под окном прядут свою нескончаемую пряжу под присмотром воинов-истуканов. Птицы-сирины, как и положено, заманивают людей в дивный мир, наполненный любовью и гостеприимством Сергея и Антонины Медведевых, купидоны плетут свои амурные сети, а над ними, как итог, аист несёт уже спелёнатого младенца…


Медведевы живут в Кривополянье на улице Космонавтов. Правда, улицы в сёлах поименованы совсем недавно, а раньше в Кривополянье с Крючков, где жила бабушка Сергея Матвеевича, можно было попасть на Батарею (сейчас улицу Черешнева, где Матвеич родился), а затем перейти через речку и оказаться на Смычке (родине Антонины Владимировны), а по дороге заглянуть на Сибисовку, Студёновку, Выглядовку, Бычки, Гореловку. Связан ли космический адрес с местом армейской службы Сергея Матвеевича на Байконуре или не связан, не важно – просто теперь это обстоятельство увязано в общий клубок его судьбы. Главное, что дом этот он построил собственными руками вместе с тестем Владимиром Александровичем Платицыным.


Кривополянье, на мой взгляд, село особенное, с потайными ящичками и с памятью. Уже почти и не встретишь нигде в области столько наличников на окнах, как здесь. Когда-то мне даже показалось, что они, как реснички, обрамляют окна-глаза кривополянских изб. Уже более трёх столетий смотрят они за людьми, что ходили и ходят по здешней земле. Столько всего случилось за это время… разрушительные ветры перемен стирали в округе и в памяти людской целые селения и поколения, а Кривополянье стоит и, не моргая, наблюдает за всем происходящим.


Вот и Сергей Матвеевич, как только научился ладить с деревом, первым делом сделал на окна своего дома наличники-обереги. Говорит, что не только сакральная и мистическая в этом у него надоба – просто красиво. Теперь вот уже пять домов в Подмосковье, в Нижнем Новгороде получили свои «реснички», изготовленные руками кривополянского умельца.


– Я стараюсь от шаблонов в работе уходить, – делится секретами Сергей Матвеевич. – Мне по сердцу исконно славянские рисунки, с листочками-зверушками, чтобы как раньше было. А когда людям это тоже нравится, то я доволен вдвойне, а от радости и болезни всякие пропадают.


Матвеич – коренной кривополянец. Здесь родился, тут сгодился, отсюда родом все его предки. Родители работали в колхозе. Семья жила бедно, мама продавала молоко в городе и однажды купила пятилетнему сынишке Азбуку (прям как Буратино). И вот уже задолго до школы маленький Серёжа научился грамоте и с удовольствием читал взрослым газеты. А отец Матвей Егорович прошёл две войны – Гражданскую и Великую Отечественную. Во время Курской битвы его тяжело ранило, и он попал в плен к немцам.


– У него до конца жизни осталось две отметины от этой войны: дыра под лопаткой и огромный ожог на руке, – рассказывает Сергей Матвеевич. – Ожог – это, так сказать, телесное воспоминание о концлагере «Майданек», что в Польше – там папа содержался до окончания войны. Когда вернулся, советская власть лишила его всех наград, но зато в ГУЛАГ не отправила. Отец на этих двух войнах пулемётчиком был. А ведь и беляки, и фашисты пулемётчиков в плен не брали – пускали в расход на месте. Но отцу повезло. Когда он вспоминал один эпизод из Гражданской войны, то всегда плакал. Ему в 1919 году исполнилось двадцать лет, он был вторым пулемётчиком, то есть не стрелял, а подносил патроны. И вот их окружили белогвардейцы, сразу не убили, а построили более пятидесяти человек в шеренгу на поле. Тут появляется молодая женщина в кожаной куртке, в начищенных хромовых сапогах и начинает вспарывать животы большим тесаком каждому десятому в этом ряду. До отца, как он вспоминал, осталось совсем немного, и тут налетели красные – начали стрелять, белые и разбежались…


А маме Сергея Матвеевича случилось в детстве поработать на помещиков Знобищевых, владевших селом Новополянье. Анна Ивановна рассказывала, что барыня после обеда на веранде в кресле-качалке отдыхала, а она госпожу опахалом обмахивала. А на ярмарку своей дворовой девке барыня Знобищева давала по три копеечки, на которые можно было и сладости купить, и платочком разжиться.


– Мама на всю жизнь запомнила тот день, когда Знобищева пришли арестовывать чекисты в кожанках. Барин вышел прощаться с народом и сказал такие слова: «Вы можете мне мешок на голову надеть и повесить, но придёт время, когда наши потомки посадят ваших детей в бутылку, будет сквозь стекло и видно, и слышно, да сделать ничего невозможно – всё станется по-нашему…» А я вот думаю: разве не правду он сказал? Мы сейчас в своих стекляшках сидим, а сделать ничего не можем… Я даже начал читать «Капитал» Карла Маркса, хочу разобраться в премудростях мировой политики и экономики. У меня дело уже дошло и до сочинений Сталина, а что – умный был мужик. Он говорил, что как только рабочий народ повольнее и побогаче заживёт, так капиталисты его кризисом и придавят. А сейчас разве не так?


– Я в армии служил в Казахстане, – продолжает Сергей Матвеевич. – Помню, идут казашата с рыбалки и несут рыбку – от маленькой до огромной, а цена ей одна – рупь. Только это слово они по-русски и знали. А их старые казашки царские золотые червонцы вплетали себе в косы и пришивали на головные уборы. Идёт такая по проходу вагона, звенит, и все на неё радуются… Прошла бы она сейчас – ей бы голову враз с этими червонцами оторвали. И доярки их, что доили верблюдиц, получали в два раза больше, чем наши. А потом они взяли и отделились. Только ни они, ни мы жить лучше не стали.


38 лет Сергей Медведев отработал машинистом на железной дороге. А получилось это так. Он с детства прекрасно рисовал, да и вообще в школе учился хорошо, думали, что уедет из села в большую жизнь. В армии тоже пригодился его талант – оформлял красные уголки в части. Видно, неплохо у него получалось, раз воинское подразделение дало ему направление в художественное училище. Но Сергей Матвеевич решил иначе – вернулся в родное Кривополянье и женился на ждавшей его все два года соседской девушке Тоне Платицыной. А когда появилась семья, первенец Володя, нужно было зарабатывать на жизнь – так и встала судьба Медведева на иные рельсы. Железнодорожные.


В конце восьмидесятых – начале девяностых отправили его в Москву на курсы повышения квалификации. И однажды в одном из столичных магазинов глянулась ему, прямо сама в руки пошла полукруглая стамеска. Зачем он её купил, Матвеич и сегодня сказать не может. Но фортуна вела его уже одной ей ведомой дорогой. Потому что буквально через несколько минут он уткнулся взглядом в книгу Афанасьева «Резьба по дереву». Прочитал её в выходные и принялся скупать в московских магазинах инструмент – знал, что перед ним открылся новый мир, который ему ещё предстоит познать.


Антонина Владимировна говорит, что сразу же приняла увлечение мужа, но тогда всё же не догадывалась, что со временем хобби перерастёт в настоящую страсть.


– Я когда с деревом работаю – отдыхаю, – улыбается Сергей Матвеевич. – Я даже с ним разговариваю. Кто его знает, от самого дерева ли, или оттого, что занимаюсь любимым делом, но за верстаком у меня, гипертоника, и голова не болит, и давление снижается.


Сюжеты его деревянного зодчества – это и есть философия его жизни. В библиотеке хранятся книги с русскими легендами и преданиями, литература о славянском язычестве, истории искусств.


– Я уже в третий раз берусь перечитывать «Библию», всё хочу понять, почему один народ может быть главнее другого – мы же все рождаемся одинаково, в одного Бога веруем. Вот если бы князь Владимир не крещение принял, а ислам – тогда мы бы сегодня оказались мусульманам? А ведь у нас, русских, славян, была своя письменность, история, о которой нас заставили забыть, были и свои Перун, Лада, Сварог, Ярило…


Смотрю на Антонину Владимировну, а она тепло улыбается: знает, что светлая душа её супруга хранима Небесами – это пытливый ум ищет опору. Она – прихожанка сельского храма Архистратига Михаила, как и её мама и её бабушка.


– А как же, – спрашиваю хозяйку, – да убоится жена мужа своего?


– У нас, – опережает жену с ответом Сергей Матвеевич, смеясь, – свобода вероисповедания в отдельно взятой семье. Всё по Конституции Российской Федерации.


И, немного помолчав, добавил:


– Мы живём уже сорок один год, а свою жену как в первый раз люблю. Она и друг мне замечательный, и мать моих сыновей, и хозяйка – ни одной сориночки на огороде, и помощник. У меня друзей много в Москву уехало. Когда они в гости заглядывают, мы с ними за столом беседуем, а я вижу, что ни у кого большого счастья-то и нет в этой столице, всё суета. А мы на своей земле живём, людей радуем. К нам частенько незнакомые прохожие заглядывают, дивятся нашей усадьбе. Это по первости все с настороженностью отнеслись к тому, что у нас скульптуры у дома стоят. Сейчас же, наоборот, всем интересно, да и наши резные ворота каждому доброму гостю открыты.


Вечером зажигаются в Кривополянье на улице Космонавтов у дома Медведевых мудрёные светильники. Их хозяин тоже смастерил собственными руками.


– Когда мне в руки лист жести попал, я вспомнил рассказ Аркадия Гайдара о волшебнике, который из любого куска жести мог сделать фонарь. И сделал свои.


…Время идёт, всё изменяется, а русская земля держится такими вот мужиками, рукастыми, философствующими, любящими Родину без патетики и громких деклараций, а красиво – украшая её, не давая сгинуть её былинам-сказаниям, создающим своё пространство.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 22 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: -2 C°  Ночь: -1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество

Атака принесла успех: сильнейшим стал «Газовик»

Первенство области. Второй дивизион
Геннадий Мальцев // Спорт

Пауза не в масть

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх