lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 августа 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Не отпели свое соловьи…

20.08.2015 "Липецкая газета". Елена Косякина
// Общество
Комаровы 66 лет вместе. Фото Михаила Галкина

О том, что деревня возрождается, пишут статьи и доклады, снимают фильмы и заводят дискуссии. И в самом деле, из непролазных будней село, пожалуй, выбралось. Строятся дома, дороги, новые предприятия. Про «черную дыру», как раньше называли деревню, никто не вспоминает. Но композиция этой благостной картинки имеет центральную, «парадную» часть, и края, которые как бы выходят за рамку… Она разная, деревня. Мы хотим рассказать вам об окраинной, глубинной, до которой прогресс пока не дотянулся. Как жизнь в этой деревне?

Река детства


…Говорят, в одну реку нельзя войти дважды. Но исключения бывают. Вот в реку детства войти можно — в воспоминаниях, знакомых звуках, запахах…


Я не была в Соловьевке, что в Задонском районе Липецкой области, почти тридцать лет. И вот мы мчим по накатанной грунтовке к этой самой «реке детства». Пытаюсь узнать знакомые места, но что-то не получается: эх, память детская…


Сюда мы приезжали каждое лето к бабушке Вере и дедушке Пете Маракушиным. В доме ночевали редко. Летом душно, да и много родни собиралось. Родители ставили в саду палатку, стелили свежескошенное сено, и мы ныряли внутрь уже за полночь. Утром на веранде на столе нас дожидались банка молока, горка ноздреватых блинов и обязательный мёд в сотах (у дедушки была своя пасека). Бабушка в пять утра уже уходила в Ксизово ( 7 километров), носила молоко на продажу (20 копеек за литр).


В обед все дети с кружками бежали на луг, где паслись коровы. Бабушка Вера доила свою Зорьку, а мы подставляли под упругое вымя бидончики и кружки. Пили парное молоко, да еще мерились усами от пышной пенки…


Сначала не стало дедушки, потом ушла бабушка. Дети выросли. Дом опустел, и его продали.


… И вот первый ориентир — водонапорная башня — наконец показался за поворотом. Приехали. Первое открытие: дороги, по которой я бегала босиком, нет. Точнее, она есть, но еле просматривается, заросла травой. Домов тоже не видно — кругом кусты да крапива. Жилые можно узнать разве что по лаю собак и вытоптанному пятачку возле калитки.


Деревня образовалась так. Здешние земли принадлежали колхозу в Ксизово. На работу ездить (на лошадке) было далековато. И, чтоб не тратить время на дорогу, решено было «поставить» здесь несколько хатенок. Первые «переселенцы» быстро оценили красоту и прочие достоинства места.


Почему Соловьёвка? Ну, тут все понятно… Деревня утопает в садах с прудом посередине — самое место вить гнёзда и выводить птенцов. И если в Курске и заливаются знаменитые соловьи, то на стажировку, думаю, они все равно прилетают сюда. Сады целы и сегодня, только теперь они напоминают больше сказочные дебри.


Раньше здесь было 45 домов, сегодня живут всего три семьи. И каждая со своей историей.


Комаровы


Улыбчивые, разговорчивые старики. Обрадовались новому человеку — есть с кем поговорить. За все время беседы глава семейства так и не присел к столу. Стоял, опершись на костыль: «Хоть ноги разойдутся». Недавно он попал в больницу — сердце. А тут — самая пора огородная. Врач запретил даже думать про заботы хозяйские. Но голове ведь не прикажешь. «Я ему говорю: а как мне жить-то без дела?», а он — «Соловьёв теперь слушай».


Тамара Ильинична и Василий Иванович Комаровы вместе уже 66 лет. Всю жизнь прожили в Соловьёвке. Здесь родились, поженились, детей двоих вырастили, в колхозе работали, здесь и состарились. Сын и дочь не раз предлагали переехать в город, тем более что Василию Ивановичу как фронтовику там дали квартиру. Но старики в городе жить не смогли. Внучке подарили жилье. Ей нужней.


Жизнь у Комаровых была не сахар. На долю каждого выпали серьёзные испытания. У Василия в семье было 8 детей. Он — старший. Окончил три класса, учиться дальше запретила мать. К зиме она пошила ему самодельную обув­ку (валенки были одни на всех), а морозы в те времена жали под сорок. И однажды Вася по дороге из школы домой (а это 7 км) пальцы на ногах обморозил. Тогда мать и решила: хватит, сиди дома. А как посидишь — работы по хозяйству всегда непочатый край, да и для младших он был нянькой.


Была у мальчишки мечта — увидеть машину. В деревне мужики много толковали про автомобили, но в Соловьёвку они не заезжали. Только в 9 лет желание исполнилось. В 15 он заработал свои первые 30 копеек. На лошади распахивал колхозные поля, в ту пору рабочих лошадей было 12 пар. А потом началась вой­на. Несмотря на возраст, Комаров вспоминает фронтовые будни так, будто это было вчера:


— Воевал на Третьем Белорусском, прошёл от Смоленска до Восточной Пруссии, служил в артиллерии. Шестнадцатикилограммовый снаряд брал как игрушку. А перед вторым боем попросил у друга молитвенник, в первом-то не успел…


В 45-м война для Василия не закончилась — попал на японскую.


Возвращаясь домой, по дороге в Соловьёвку на просёлочной дороге встретил ее, свою Тамару. Говорит, Господь свел.


Тамара Ильинична, как и муж, выросла в многодетной семье, где тоже была старшей. Отца на войне убили, и все заботы о младших легли на её плечи. Судьба словно сработала «под копирку». В школе ей тоже учиться не пришлось — некогда было. В колхозе колоски собирала, потом обмолачивала, на волах пахала, гектары земли обрабатывала…


— Молодёжи в деревне было много. Маленькие играли в лапту, те, кто постарше, ходили в клуб, он у нас был популярным — со всех соседних сёл и деревень к нам шли. Песни пели, плясали под гармонь. Весело и дружно жили. Не было ни драк, ни пьянок, ни воровства. Дверь в доме вместо замка «закрывали» на веревку: придет кто, увидит, что узелок завязан, значит, дома нет никого. В другой раз зай­дет.


Родителей уважали и слушались безоговорочно. Когда Васю встретила — красивого, в военной форме, он мне сразу понравился. Но без родительского благословения ни о каких отношениях и речи быть не могло. Он это знал, пришёл к нам в дом, разрешения спросил. Мама согласилась меня за него замуж отдать. Свадьбу играли два дня, вся деревня гуляла…Работали мы много. Но на жизнь не жаловались, некогда, наверное, было. Женщина должна была выработать 280 трудодней, мужчина 300. По 6 гектаров свёклы «нарезали», 30 рублей в месяц платили. Я еще работала дояркой, вставала рано. За нами трактор приезжал. Бывало, залезем в кузов, затянем песню, так и едем до фермы. Коров у нас было в колхозе только дойных больше ста, а с бычками и телушками больше 700 голов. Да и своё соловьёвское стадо — с полсотни. Доили вручную. Отдыхали в праздничные дни. На Троицу ходили в лес за берёзовыми ветками, пол в избе устилали, соседей в гости приглашали…


Жизнь покосилась в деревне лет двадцать назад. Молодёжь вся уехала. Колхоз развалился, клуб, школа, магазин закрылись. Старики стали умирать, кого-то дети забрали к себе. Жизнь деревенская последней своей ниточкой зацепилась за Комаровых. Про них потом скажут, что смерть их в этой глуши никак найти не может…


К Соловьёвке уже давно прилепилось это некрасивое слово — «неперспективная». Тянуть газ сюда нерентабельно. Поэтому брошенные дома даже у дачников спросом не пользуются… Но есть еще на земле люди, которым все это как раз по душе.


Черкасовы


Шесть лет назад Анатолий Черкасов купил здесь дом и перевез семью: жену и пятерых сыновей. До этого он жил в Задонске, в 4-этажном особняке с удобствами, имел свой магазин. И вдруг — такое решение. Многие его не поняли. А он и не считал нужным что-либо объяснять. Устал, говорит, от лжи и подхалимства в мире.


— Жить надо по заповедям Божьим. Не хочу, чтоб ребята росли в дурной среде.


Но не все дети оценили поступок отца. Старшие нередко упрекали его за такой шаг. Двое так и не смогли или не захотели привыкнуть к почти аскетичной жизни. Первый сын, 26-летний Алексей, живет сейчас в Воронеже, отливает колокола на заводе «Вера», второй, Павел (ему 23), работает в Москве электриком-высотником. Двадцатилетний Илья пришёл недавно из армии. Он самый надёжный помощник отца. В трудный период жизни семьи он, студент юрфака ВГУ, взял академотпуск, чтобы быть рядом. Сейчас собирается снова учиться, а пока лето — на нём сенокос и другие хлопоты по хозяйству. Будучи сам строителем по образованию (Черкасов по сей день занимается восстановлением храмов), Анатолий научил этому делу и сына Анатолия, и тот теперь вместе с отцом восстанавливает церковь в соседнем районе. Самому младшему, Ромке, 9 лет. Он учится в Ксизовской школе. Каждый день добирается до неё на велосипеде, а если непогода — подвозит отец. Галина — жена, мать. На ней держится весь дом: еда, стирка, уборка, гектар огорода, 5 дойных коров, а ещё бычки и телочки, всего 14 голов, 18 поросят и птица. Галина встает в 3 утра, чтобы приготовить на продажу творог. Его, а еще молоко, сметану Черкасовы сдают перекупщикам. То, что остаётся, продают на городском рынке.


В доме много сушёных трав, на столе свежие овощи, сыр собственного приготовления. Они вообще мало что покупают в магазине, все готовят из своих по-настоящему экологически чистых продуктов.


А еще в планах Черкасовых построить коровник, восстановить и зарыбить пруд.


…Пруд. Он был как раз напротив нашего дома. Большой, с лозинками на берегу. Найти дорогу и сейчас было легко, ноги сами привели. А дом… Теперь он не такой большой, каким казался в детстве. Зато с пластиковыми окнами. Сад сохранился, а вот навес и сарай разобрали. На их месте теперь беседка и будка с собакой. В саду стоят 25 ульев. Возле них с дымарём, во всём белом и в шляпе, стоял мужчина.


Москвичи


Николай и Елена (фамилию просили не разглашать) приехали из Москвы. Из мегаполиса — в глушь. В столице у них была квартира, высокооплачиваемая работа, двое детей ходили в престижную школу. Но всё изменилось, когда они случайно приехали в Задонск.


— Тогда мы только приходили к вере,— говорит Елена.— Я зашла в мужской монастырь, приложилась к мощам Святителя Тихона и вышла из храма в полной уверенности, что хочу жить здесь, в Задонске. Поначалу поддержки у мужа не нашла. Тогда пришлось обратиться к Матроне Московской, и все сложилось. Мы купили в Задонске дом. Сына и дочь отдали в школу. В Москве без присмотра детей нельзя было нигде оставить, даже на площадке, а здесь они смело везде гуляли, нашли друзей. Вопреки распространенному мнению, что столичные школы круче, могу смело возра­зить. Все зависит от родительского воспитания, а потом уже от усердия ребенка, старания, цели в жизни.


Их дети сегодня живут и учатся в Петербурге. Дочь — пианистка, сын — будущий врач, заканчивает медицинскую академию.


— Однако и в Задонске нам стало шумно,— продолжает Николай,— и мы 5 лет назад, узнав от знакомых об этой деревне, перебрались сюда. Живем здесь с ранней весны и до поздней осени. Утро у нас начинается с…кофе. Мы пьем его в беседке на свежем воздухе. Затем у каждого — свой «клуб по интересам». Жена на огороде, у нас все своё, с грядки, я — на пасеке. Мед качаю, потом продаю. Какой-никакой, а доход.


Убеждены, что многие горожане, в том числе и москвичи, с удовольствием последовали бы нашему примеру. Отсюда 5 часов езды до столицы (это на случай, если соскучишься), но просто мало кто знает о таких райских местах. Кстати, наши друзья тоже купили здесь дом. Значит, еще одна семья прибавится.


Супруги выглядят спокойными, умиротворенными. Нашли что искали. Но значит ли это, что теперь сюда москвичи потянутся и деревня оживет? Не уверена. У Соловьёвки другое предназначение. Она для души, для сердца, для уединения, чтобы жить в гармонии, с согласием с самим собой. Значит, и оживать она будет, я в этом убеждена, как-то по-своему, по-особенному, среди петушиных криков на заре и соловьиных по весне трелей.



P.S. Деталь, которая бросилась в глаза. В самом центре деревни стоит свеженький телефон-автомат. Работает. Но никто по нему не звонит. И хорошо! Потому что автомат соединяет только со службами: 01, 02, 03, 04…

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +3C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Аристократ духа

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru
// Культура

Забвению вопреки

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

А вот кому «спасатель» от денег?

Анастасия Карташова, тел. 50-17-35
// Общество

Пятый век обители


// Общество
Даты
Популярные темы 

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Без фальстарта с надеждой

Денис Коняхин // Спорт

«Лабиринт» для умников

Ольга Журавлева // Образование

Быстрый гол! И крепка оборона…

Иван Афанасов // Спорт

Без намёков на сенсацию

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх