Вт, 19 Февраля, 2019
Липецк: -10° $ 66.25 74.91

Натюрморт как объяснение в любви

И. Неверов | 28.07.2015

«Все, что красиво, то и интересно для художника», — говорил Виктор Сорокин. Может быть, выставку его натюрмортов в Галерее Назарова стоило бы назвать так же, как сам живописец назвал один из своих холстов — «Теплый свет».

Неразрывная связь искусства и красоты мира для Виктора Семеновича не подлежала сомнению. Но сегодня тьма охотников ее отвергнуть, готовых упоенно упражняться в демонстрации мерзкого, отталкивающего, пустого и глумливого. Так что новая экспозиция ушедшего из жизни мастера— убедительный аргумент против рвущегося в музеи, на книжные полки и сценические подмостки издевательства над верой, человечностью, надеждой.

Не случайно, открывая выставку, руководитель галереи Татьяна Нечаева сказала, что Сорокин был философом. Только философствовал он не столько рассуждая, сколько красками, движениями кисти, вдохновленными прелестью Божьего создания. Скупой на слова, однажды он все-таки объяснил Татьяне Ивановне свое кредо. Он предложил ей представить себе черту. Все, что под чертой, — черно, полно злобы, ненависти, бездуховно и уродливо. Все, что над чертой, — прекрасно и светло. А мы, смертные люди, существуем на самой этой пограничной черте. И от наших усилий зависит, удастся ли нам хоть немного подняться над ней или мы поддадимся притяжению снизу и окажемся на стороне зла, примем греховное как норму.

Натюрморт занимает в творческом наследии народного художника России огромное место. Он как будто бы выбирал абсолютно традиционные мотивы и объекты, не пытаясь поразить зрителя чем-то необыкновенным, дерзким, тем, что было не принято изображать у великих итальянцев, фламандев или русских живописцев девятнадцатого века. Об этом свидетельствуют уже названия произведений, которые мы видим на выставке: «Астры», «Розы», «Черемуха», «Сирень», «Розовый ликер»...

Однако нов, свеж и смел взгляд живописца, свободна трактовка увиденного, когда знакомое вдруг словно бы впервые открывается перед тобою, когда замыленные повсе­дневностью глаза публики промываются то ли слезой, то ли утренней росой, то ли солнечным светом.

В экспозиции представлены работы из частных собраний, прежде всего владельца галереи известного липецкого коллекционера Александра Назарова, а также из областного художественного музея и Дома Мастера. Это, как замечали устроители, очень летняя выставка. Сорокин чувствовал прелесть любого времени года. И на редкость выразительно, сильно, радостно передавал переменчивость золотой осени, настраивающей на раздумье, бодрость и чистоту русской снежной зимы, весеннюю свежесть и нежность. Но, похоже, лето любил по-особенному. «В настроении — лирика. Летом свет и цвет, — говорил он. — Все земные плоды, цветы, вся земная красота проявляются...»

Что стояло за этими простыми, на чей-то вкус даже банальными словами? Выставка летних сорокинских натюрмортов демонстрирует их подлинную творческую глубину, многомерный смысл и поэзию.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных