lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 июля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Культура 

Поэты уходят, поэзия остается

20.07.2015 "Петровский мост". Исаак Розенфельд
// Культура
Светлана Мекшен
Светлана Мекшен Людмила Парщикова

Так случилось, что эти прекрасные женщины и настоящие поэтессы ушли из жизни почти одновременно, с разрывом в несколько недель. Накануне своего последнего прижизненного юбилея (кто мог тогда предположить, что он окажется последним!) Светлана Мекшен сказала журналисту, что стихов она больше не пишет. Зачем они, если в стране не стало читателей поэзии?


Может быть, она чуть-чуть слукавила. Трудно представить, что человек с ее даром, с ее потребностью к самовыражению способен удержаться, чтобы в час радости, печали, боли бессонных раздумий не потянуться к перу. Не зря кто-то заметил: поэт милостью Божией будет писать стихи даже на необитаемом острове, без всякой надежды, что их прочитают.


Но, конечно, Светлана, принадлежавшая к поколению шестидесятников по духу, душевному опыту, тяжело переживала, что из новой российской реальности вымываются романтика, любовь к слову, которые объединяют людей и объясняют им главную тайну и главный смысл бытия. Она хорошо помнила, как выступала рядом с Евтушенко, Вознесенским, Майей Румянцевой. Как на встречу с поэтами приходили, заполняя огромные залы и даже стадионы, тысячи поклонников. Как тоненькие брошюрки со стихами раскупались в книжных магазинах чуть ли не за несколько минут.


Выбрав литературную стезю, Светлана Мекшен именно поэтому никогда не позволяла в своем творчестве кривить душой, следовать штампам пропагандистского официоза. Она не была чужда, как, кстати, многие поэты ее времени, проповеднических интонаций. Однако проповедь у Светланы неизменно переплеталась с исповедью, публицистические ноты звучали с задушевной интимностью. Поистине: «Это было с бойцами, или страной, или в сердце было моем».


В ней сочетались, на поверхностный взгляд, несоединимые черты: нежность и злость (если что-то вызывало у нее активное, темпераментное неприятие), тишина размышлений и отчаянность острой на язык, задиристо-веселой, заводской девчонки. Усвоив уроки Маяковского и Цветаевой, Светлана Мекшен превосходно владела секретами стиха, без потерь претворяя в страстные строки все, чем жила, чем была полна душа.


 Судьба другой нашей землячки, Людмилы Парщиковой, и похожа, и не похожа на судьбу Светланы. Почти сверстницы, они, пожалуй, были близки в своем отношении к миссии поэта. И тем не менее, в отличие от Мекшен, которую действительно легко представить себе в центре многотысячной аудитории слушателей, Людмила принадлежала к особому ответвлению словесности, к тому, что критики окрестили «тихой поэзией». Внутренняя сосредоточенность. Лирические взлеты, площадкой для разбега которых становился неказистый провинциальный быт. Редкое умение, насыщая стихи точными подробностями повседневности, передать читателю сложное, драматическое, если не трагическое самоощущение. Все это было ей свойственно и придавало ее стихам особую притягательность и магию.


 Людмила Парщикова знала горькую цену одиночества, непонимания, неуслышанности, причем речь не только о неуслышанности сказанного, написанного, но и об элементарной житейской неустроенности, о безответности в любви, когда «любящих нет, только любимые». Вместе с тем поэтесса была наделена пронзительной силой сопереживания красоте и просветленности мира. Она писала о пожизненном плене сиротства, о посмертной глыбе забвенья и тут же благодарила жизнь за любую малую милость, за то, что ей отпущен «дар изъясняться стихами»: «Спасибо за риск откровенья, за трепет крыла за плечом, за белую ветку сирени, за краткие миги прозрения! Все прочее просто не в счет…»


 Незадолго до смерти и у Светланы Мекшен, и у Людмилы Парщиковой после несправедливо долгого перерыва вышли томики со старыми и новыми стихами. Не ведая еще, что эти книжки не промежуточный, а окончательный итог, читатели (а они у хорошей поэзии все же не только были, но и есть) могли по-новому оценить творческий масштаб поэтесс.


Да, в зрелые годы им выпало существовать в чересчур прагматичном, приземленно-деловитом и прозаическом мире. Романтика, бескорыстие, открытость нынче не в чести или, по крайней мере, не в моде. Однако хорошие стихи не стареют. То, чем поэтессы так дорожили, непременно вернется, очнется от летаргии. И немногочисленные книжки Светланы и Людмилы люди еще не раз снимут с библиотечных полок. И кто-то ахнет, найдя в них свое, родное, почувствовав, что у него и у поэта одна группа крови. Как сказала великая предшественница наших землячек и, разумеется, наставница, у которой они всегда учились, их стихам, «как драгоценным винам, наступит свой черед».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 17 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +4 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Глоток свежего воздуха

Максим Ионов
// Общество

Выбирая жизненный путь


// Образование

Ключи от новой жизни

Елена Панкрушина, simplay1@mail.ru
// Общество

На родной земле

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru
// Власть
Даты
Популярные темы 

Второе дыхание

Владимир Петров // Экономика

Кадровые проблемы областного футбола

Геннадий Мальцев // Спорт

Шотландский мотив

Сергей Малюков, фото автора // Общество

Полёт и пролёт

Дмитрий Ржевский // Спорт



  Вверх