lpgzt.ru - История Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 июля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
История 

Правдивый летописец пореформенной эпохи

К 120-летию со дня смерти Сергея Терпигорева
20.07.2015 "Петровский мост". Сергей Юров
// История

В ряду талантливых литераторов, которых подарил Отечеству Липецкий край, имя беллетриста Сергея Николаевича Терпигорева занимает достойное место.


Согласно данным метрической книги церкви села Павловское Усманского уезда, родился будущий писатель-публицист 15 мая 1841 года в деревне Никольской в семье губернского секретаря Николая Николаевича Терпигорева (мать писателя утверждала, что первенец появился на свет 12 мая). Крестной матерью младенца записана родная его сестра, а вот крестным отцом стал предводитель уездного дворянства, инициатор открытия усманского училища, автор «Статистического описания Усманского уезда Тамбовской губернии» Николай Анатольевич Бунин. 


В восприемники образцового усманского помещика и «флота мичмана и кавалера» пригласили неспроста – бабушке младенца, Александре Максимовне Терпигоревой, урожденной Буниной, он доводился двоюродным братом. Следовательно, в жилах литератора С.Н. Терпигорева текла кровь этого старинного и даровитого дворянского рода. К примеру, поэтесса Анна Петровна Бунина приходилась Александре Максимовне двоюродной тетей. Новорожденного назвали в честь дяди-тезки, которого в январе 1821 года крестил все тот же Николай Анатольевич.


Род Терпигоревых восходит к концу XVI века. В 1650 году в десятне – войсковом списке дворян и детей боярских – по городу Угличу в числе других отмечен Минай Захарьев сын Терпигорев. В 1721 году Елизар Минаевич Терпигорев был «у рязанских засек воеводою». Cемен Елизарович в 1750-х годах в чине коллежского асессора служил в Михайловской воеводской канцелярии. Cын его, Николай (р. в 1728 г.), в военную службу вступил в 1748 году, в 1757-59 гг. в составе лейб-кирасирского полка участвовал в Прусской кампании. В 1760 году получил чин поручика, а в 1762 году cтал владельцем патента на чин секунд-майора. И именно он завладел землями в Усманском уезде.


Относительно усманского имения председатель Липецкого областного краеведческого общества А.Ю. Клоков обнаружил такие сведения: в начале 1790-х годов за помещиком Николаем Семеновичем Терпигоревым в Усманском уезде значилось сельцо Никольское, состоявшее из 40 дворов, проживали в которых 97 крепостных крестьян муж. пола и 107 жен. пола. 


Дед писателя Николай Николаевич Терпигорев (р. в 1778 г.) в службу вступил в 1789 году капралом, чин каптенармуса получил в 1794 году, чин сержанта – в 1796 году. 17 января 1797 года был «отпущен в армию подпоручиком». Прослужив несколько месяцев в Выборгском мушкетерском полку, Николай Николаевич Терпигорев ушел в отставку «на собственное пропитание». После раздела с братом наследственных владений поселился он в усманском имении и женился, скорее всего, в 1803 году. В его прошении в Тамбовское дворянское депутатское собрание от 15 мая 1805 года читаем: «…имею я у себя жену Александру Максимову дочь по отце Бунину 20 лет и рожденных со оной детей дочерей Наталью полутора году, Анну асми месяцев…». Супруга отставного офицера была выпускницей Смольного института благородных девиц 1800 года. 


Отец писателя родился 14 августа 1814 года, что и зафиксировано в мет­рической книге Покровской церкви. Восприемником был «деревни Марфиной помещик Николай Анатолиев Бунин», восприемницей же записана старшая сестра новорожденного, Наталья. 


Сергей Николаевич не застал в живых деда и бабушку по отцовской линии. Дед скончался 26 мая 1827 года в Липецке от сухотки, приведшей к истощению организма. По всей видимости, последние дни свои он провел на местном курорте. Похоронили отставного подпоручика на Евдокиевском кладбище города. Бабушка Александра Максимовна (р. в 1785 г.), ушла из жизни «по долговременной болезни» в 1836 году в далекой северной столице и была погребена на Смоленском кладбище города, где в 1828 году нашла упокоение няня великого русского поэта Арина Родионовна. 


Родители писателя были образованными людьми. Мать Варвара Ивановна, урожденная Рахманинова, так же как бабушка Александра Максимовна, была воспитанницей Смольного института. Отец Николай Николаевич учился в благородном пансионе при Санкт-Петербургском университете. Бывая часто в гостях у своего родственника Василия Николаевича Семенова (мать его Мария Петровна происходила из рода Буниных и доводилась матери Николая Николаевича двоюродной тетей), цензора и лицейского приятеля Пушкина, он имел возможность познакомиться со многими литераторами и художниками. «Пушкин, Гоголь, Греч, Полевой Николай, Кукольник, Сенковский, Каратыгин, Брюлов и т. д. были нередкие его гости», отмечал юный усманский дворянин. 


В один из визитов к В.Н. Семенову Н.В. Гоголь читал небольшой смешной рассказ. Хозяин-цензор смеялся наравне с остальными гостями, однако по некоторым соображениям отсоветовал автору готовить вещицу к печати. Гоголь хотел уничтожить рукопись, но Семенов попросил его оставить ее у себя на память. Через некоторое время он подарил рукопись Н.Н. Терпигореву, который и отвез ее в свое имение. Впоследствии юный С.Н. Терпигорев не раз читал рассказ под названием «Прачка», написанный великим писателем на почтовых листках. 


Окончив 13 августа 1834 года курс наук в благородном пансионе, Николай Николаевич в службу вступил в Департамент народного просвещения «в число канцелярских чиновников». 15 июня 1837 года он был «определен почетным смотрителем Усманскаго уезднаго училища с ежегодным пожертвованием в пользу онаго по 142 рубли 85 к. сереб.». 12 октября 1843 года Терпигорев получает чин титулярного советника. 31 мая 1846 года он с должности почетного смотрителя был уволен.


Отставной титулярный советник по примеру крестного отца всерьез занялся хозяйством в своем имении. Он питал страсть к лошадям и успешно занимался коневодством – в его конном заводе насчитывалось около 100 лошадей.


15 мая 1842 года у четы Терпигоревых родилась дочь Варвара, 24 сентября 1850 года – дочь Наталья, 1 декабря следующего года – дочь Александра, 8 декабря 1852 года – сын Алексей. 30 августа 1856 года «в приходе Липецкаго уезда села Светлаго Озера» на свет появился самый младший сын, Владимир. Николай Николаевич стремился сделать семейную жизнь интереснее и разностороннее. В усманскую усадьбу регулярно поступали из столиц газеты и журналы, которые, как вспоминал писатель, «кажется, один отец во всем уезде и получал». В ней имелась прекрасная библиотека, и юный Сергей рано пристрастился к чтению. «Я перечитал всё, что тогда было: Пушкина, Лермонтова, Гоголя, Грибоедова, перечитал в журналах даже новейших в то время писателей...», – писал он позднее.


Николай Николаевич радовался тяге cына к чтению, но понимал, что одного только домашнего образования недостаточно. Человек умный и проницательный, «европеец», ежедневно читавший французские газеты, он уже к началу 1850-х годов хорошо знал, что крепостническим порядкам в России осталось существовать недолго. 


Французскому и немецкому языкам мальчика учили домашние гувернеры. Уроки истории, географии и русской грамматики давал ему брат дьякона. Когда Сереже Терпигореву исполнилось 14 лет, его определили в Благородный пансион при Тамбовской губернской гимназии. Через некоторое время, под впечатлением произведений Белинского, Чернышевского, Некрасова и Добролюбова, юный дворянин начинает мечтать о литературном поприще. 


По окончании гимназии в 1861 году он отправляется в Санкт-Петербург, чтобы поступить на филологический факультет тамошнего университета. Однако родной дядя Ф.И. Рахманинов, цензор Петербургского цензурного комитета, зная о близкой судебной реформе, убедил его подать документы на юридический. Высокопоставленному родственнику приходилось общаться со многими отечественными писателями и поэтами, и Терпигорев в его доме знакомится с Н.А. Некрасовым, И.И. Панаевым, Н.Г. Чернышевским и А.С. Гиероглифовым, издателем газет «Русский мир» и «Гудок». Как это похоже на обстоятельства, что позволили в свое время отцу студента общаться с выдающимися литераторами 1830-х годов! Именно в приложении «Русского мира» на исходе 1861 года был напечатан дебютный очерк молодого человека под названием «Черствая доля. Рассказ из тяжелого прошлого». Почти тогда же в юмористическом «Гудке» появились сатирические заметки о нравах тамбовских бюрократов (некоторые под красноречивым псевдонимом Сергей Заноза). 


В 1862 году за сочувствие к студенческим волнениям Сергей Николаевич по указке властей был выслан из столицы. Но не в Усманский уезд направил свои стопы автор любопытных заметок и очерков. Терпигоревых к тому времени там уже не было. Еще в 1854 году «Тамбовские губернские ведомости» в 10-м номере уведомляли читателей, что «будет продаваться заложенное и просроченное имение титулярного советника Николая Терпигорева, cостоящее Усманского уезда в сельце Никольском, 125 душ» (информация обнаружена А.Ю. Клоковым). Из-за накопившихся долгов Николай Николаевич и Варвара Ивановна вынуждены были продать имение и переселиться с детьми в другое место. Из построек старинной терпигоревской усадьбы сохранились лишь стены манежа или конюшни, находящиеся ныне на территории добринского СПКХ «Кооператор». 


 Где же располагалась новая усадьба? Родственники Николая Николаевича и Варвары Ивановны жили в Козловском и Липецком уездах, и логично предположить, что в один из них усманские помещики и решили перебраться. Исследователь творчества писателя Н.И. Соколов во вступительной статье к двухтомнику «Оскудение» (Москва, 1958) и старший преподаватель Липецкого педагогического института А.Я. Силаев в брошюре «Сергей Николаевич Терпигорев» (Липецк, 1961) отметили, что начинающий прозаик под надзором полиции проживал у родителей в небольшом селении Полинино. В западной части Тамбовской губернии cуществовало только одно Полинино, и находилось оно в Липецком уезде. Краевед И.Ф. Гульшин в ревизских сказках 1858 года, хранящихся в ГАТО, нашел следующую запись: «Сельцо Малый Самовец, Алексеевка тож, что ныне Полинино, титулярной советницы Варвары Ивановой дочери Терпигоревой крестьян муж. пола 31, жен. пола – 27». 


Итак, «оскудевшие» усманские дворяне связали дальнейшую свою судьбу с Липецким уездом. С.Н. Терпигорев в книге «Мои воспоминания» пишет: «Именьице это было куплено почему-то на имя матери, и все оно заключалось в ста двадцати десятинах земли и тридцати «душах», маленьком садике, маленькой полуразвалившейся усадьбе с маленьким, совсем почти что развалившимся домиком и флигеле-избе... Покрыт домик был соломой: четыре комнаты его были расположены крайне неудобно: с одной стороны его была галерейка, но такая ветхая, что на неё боялись выходить...».


Купчая крепость на «сто пятьдесят две десятины триста тридцать семь сажень» была составлена в Тамбовской гражданской палате 29 апреля 1855 года. Варваре Ивановне досталось по купчей «всего тридцать три души со всем господским и крестьянским строением, крестьянским имуществом, как то: скотом, птицею и хлебом в гумне и земле…». А заплатила она за имение 3950 рублей серебром.


Любопытно, что 6 июля 1855 года, там же, в Полинино, приобрела имение двоюродная сестра Варвары Ивановны, «девица из дворян Евпраксия Павловна Никифорова». Это она выведена Терпигоревым в «Потревоженных тенях» под именем Клавдии Васильевны, или тети Кледи, а в «Оскудении», в повести «Кукушка» – тети Евпраши. Мать писателя отличалась душевной добротой и старалась дружить со всеми своими многочисленными родственниками, о чем подробно рассказано на страницах «Потревоженных теней». И с Евпраксией Павловной, «кузиной и закадычным другом», у нее сложились прекрасные отношения. Поэтому-то 6 августа 1856 года Никифорова, «при здравом разсудке и полной памяти», завещала свое имение не кому-нибудь, а титулярной советнице Варваре Ивановне Терпигоревой. 


14 октября 1878 года Варвара Ивановна завещала все свои владения – «триста тридцать две десятины пятьсот сорок пять сажень удобной и неудобной земли – в вечное и потомственное владение на праве полной собственности… сыновьям: поручику Одесского уланского полка Алексею, коллежскому регистратору Владимиру Николаевичам Терпигоревым; дочерям: жене статского советника Варваре Николаевне Авенариус, девицам Наталье и Александре Николаевнам Терпигоревым, с исключением их совмещенных имений законной части мужу… коллежскому асессору Николаю Николаевичу Терпигореву». Не забыла Варвара Ивановна и о своем первенце. После ее смерти каждый из младших братьев и каждая из сестер писателя обязаны были выдать его детям, Варваре Сергеевне и Николаю Сергеевичу Терпигоревым, по одной тысячи рублей. Объявленная цена всему завещанному имуществу составляла 20 тысяч рублей серебром.


Сергей Николаевич Терпигорев жил в Полинино и во время вынужденной ссылки, и позднее наносил визиты, а однажды «застрял там на всю осень». Страстный ружейный охотник (еще в гимназические годы дядя выписал ему «из Москвы великолепное ружье со всеми охотничьими принадлежностями»), он исколесил вдоль и поперек всю восточную часть Липецкого уезда, углублялся в козловские и усманские места, забирался, вероятно, в пределы Воронежской губернии. «В простой телеге, вдвоем с егерем и собакой, мы заезжали иногда верст за двести и более от дома, – пишет он. – И куда мы попадали, где мы были, мы и сами не знали. От болота к болоту, от села к селу, глядишь, уж и в чужом совсем месте, в другом уезде. Ночуем, пока тепло, в поле, под стогом, у копны; начнутся холода, темные ночи, ранние вечера, пойдут дожди – заезжаем ночевать в избы мужицкие…».


Возвращаясь из охотничьих вылазок в усадьбу, Сергей Николаевич не сидел сложа руки, сожалея о прежних добрых временах. «Наблюдательный человек» и ежедневный свидетель перемен в пореформенной провинции неизменно брался за перо. В архиве cтоличного цензурного комитета сохранилась статья Терпигорева о Н.И. Костомарове, в конце которой помечено: «Полинино, 7 декабря 1862 г.». В том же году в «Русском мире» появился отрывок из романа «Красные Талы», в 1863 году в «Русском слове» печатаются очерки «Из записок неудавшегося чиновника», а в «Северной пчеле» – «Невесёлые заметки». Начиная с 1864 года, А.А. Краевский в своем «Голосе» охотно публикует статьи и заметки одаренного литератора из липецкой глубинки. Многие корреспонденции отличались остротой и актуальностью. 


В 1867 году Cергей Николаевич вновь приезжает в Петербург и начинает сотрудничать с некрасовским журналом «Отечественные записки». В нем в конце 1869-го и в начале 1870 года под псевдонимом «Сергей Атава» появились очерки «В степи» и комедия «Слияние». Казалось, вернувшись в столицу, Терпигорев твердо выбрал писательскую стезю. Однако в 1870 году он неожиданно покидает столицу, чтобы на добрый десяток лет с головой уйти в предпринимательство. В начале 80-х годов Сергей Николаевич вновь обратился к литературному творчеству, опубликовав в «Отечественных записках» цикл «Оскудение. Очерки, заметки и размышления тамбовского помещика». Это был успех, потрясающий успех! Знакомства с писателем ищут редакторы ведущих столичных изданий. Его рассказы, очерки, статьи и фельетоны выходят в «Русском богатстве», «Северном вестнике», «Нови», «Телеграфе», «Ниве», «Порядке», «Зрителе», «Петербургской газете», «Артисте». Став постоянным сотрудником газеты «Новое время» воронежца Суворина, он написал для нее более шестисот «воскресных» фельетонов! В «Историческом вестнике» с 1887 года печатается цикл очаровательных очерков под заглавием «Потревоженные тени». Своего восхищения после их выхода в свет не скрывали даже самые последовательные недоброжелатели писателя. Один из них, критик М. Протопопов, признался: «Это почти эпос, приближающийся по своим достоинствам к «Пошехонской старине» Салтыкова». Вслед за «Потревоженными тенями» появляются воспоминания и другие заслуживающие внимания вещи. Автор по-прежнему злободневен и актуален. Чего только стоят названия – например, «Повесть о том, как купец 2-й гильдии Подугольников подавился землей»! Современник Терпигорева беллетрист и критик П.Н. Полевой отмечал: «… все это читалось нарасхват и с величайшим интересом». 


В последние годы жизни из-за болезни сердца Cергей Николаевич ограничил сотрудничество в газетах и журналах. Последним его творением стал незавершенный роман «Лед сломало». Создатель «Оскудения» и «Потревоженных теней» скончался 13 (25) июня 1895 года в Петербурге. Он был и остается для нас талантливым бытописателем дворянства в эпоху крепостничества и правдивым летописцем важных перемен в знакомых нам местах в пореформенную пору. 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 11 декабря 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: +2 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Более 1000 юных лебедянцев

регулярно приходят на занятия в местную спортшколу
Павел Жуков, фото автора // Спорт

Жизнь и вера Османовых

Удивительная история большой дагестанской семьи
Александр Хаустов, alekhaus_58@mail.ru // Общество

Найти ребенка

Елена Бредис // Общество

Поймай елочку

Анастасия Карташова, фото автора // Общество

Афиша

// Культура

В деревнях огни не погашены…

Сергей Литаврин, фото автора // Культура



  Вверх