Вт, 19 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Ставок больше нет!

Михаил Червяков | 20.07.2015

 КАРЕ НА ВАЛЕТАХ

«Ставки ещё есть?» – «Ставок больше нет!»

Думаешь, какая отличная комбинация на руках!

Но твоё каре на валетах, поэт,

Проигрывает смерти с её каре на королях.


Разве не для того придумана поэзия,

Чтобы инсульт высасывать со дна стаканов,

Чтобы в ванной комнате, отхаркивая лезвия,

Красить воду из открытых каналов.

С закатившимися зрачками при выключенном свете 

По центру комнаты, как панночка, вращаться.

Чтобы, побывав в объятиях клинической смерти, 

От случая к случаю обратно возвращаться. 

Чтобы у бездыханно смотрящего на закат

Медленно с лица обсыпалась кожа. 

Чтобы вместо молитв изрыгать мат,

На кулаки наматывая лошадиные вожжи. 

Чтобы от слов были, как от снарядов, 

С кофейными подпалинами дыры на листах.

Чтобы по вскрытым запястьям скользить взглядом, 

Наизнанку выворачивая циферблат на часах.

Чтобы капрон верёвки давил, как змея, 

И от самых ногтей потом начать гнить.

Ну, разве не для этого придумана она, 

Чтобы зелёные обои щелчком затвора кропить? 

Доказывать, что у тебя нет ни плавников, ни хвоста,

Той, что в отражении с провалившимися глазами, рыбе.

И чтобы сразу после исписанного тетрадного листа

Быть распятым санитарами на больничной дыбе.

Разве не для этого ножи разложил по столу, 

Чтобы душу на кухне жрать вместе с солью,

Рвотой чтоб она после плавала в тазу.

Чтобы каждый шаг наполнен был болью.

Чтобы приступы с кровью – по три раза на дню.

Чтобы горы окурков и битой посуды,

Чтобы в унисон петь с ангелами в бреду – 

Да так, чтоб у гитары на горле разорвать сосуды! 

Чтобы жизнь пить большими глотками – пока горяча!

И крест на крест на мясо чтоб была после порублена.

Чтобы при виде открытого окна закричать – 

Разве не для того поэзия была придумана? 

Чтобы меньшим числом брать города,

Отдавая всё, что издавна и поныне. 

Чтобы в терновых кустах путалась борода, 

Когда на Голгофу шлёпал бы по кислой глине.

Чтобы от гари жжёной листвы свалиться 

И из лёгких осени потом выжимать гной.

И чтобы сердце продолжало на бумаге биться 

У меня, уже лежащего под землёй!

РУКИ

Обе разливают вино. Обе рвут цветы.

Обе участвуют в преломлении хлеба.

Эти руки одинаково хорошо развиты.

Соприкоснувшись, глаза поднимают в небо.

И как-то смешали они слюну с землёй,

И этим брением помазали глаза слепому. 

А тот пошёл и всё с себя смыл водой. 

И на сотворённый мир взглянул по-другому. 

И там, где одна рука не взяла,

Там другая держит – ради общего дела.

Но только одна из них могла

Слева направо перекрестить тело.

Перед Иудой расступились ученики.

И всё ближе и ближе его к Себе подпуская,

Он тут узнал, что помимо Своей руки

Его запястье может сжать и другая.

Разорвались сухожилия от вбитого гвоздя.

– Эту боль терпеть невыносимо!

И если вам хоть чуточку жалко Меня,

Мои руки – обколите новокаином. 

………………………………………………

Повод ли это поверить в чудо? Непонятно.

Но в кофейнях только об этом и говорят.

Что после Него на чашках остаются пятна

От ран, что всё время открываются и кровят.

Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных