lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 июля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Портрет солдата

Рассказ-быль
20.07.2015 "Петровский мост". Юрий Рудаков
// Культура

Перед своей юбилейной выставкой Анна Ивановна волновалась как никогда. Известная художница впервые выносила на широкое обозрение несколько своих любимых, никогда ранее не выставлявшихся, работ. В залах художественного музея всё было готово для приёма посетителей. Первые любители прекрасного осторожно ступали по блестевшему паркету, словно по первому тонкому льду, переходя от одной картины к другой. По прохладным залам музея гулял лёгкий шёпот, как будто пришедшие боялись разбудить кого-то, заснувшего крепким сном. Многие с любопытством посматривали в сторону пожилой женщины в строгом костюме, наблюдавшей за происходящим в центре главного зала. Здесь было особенно оживлённо, то и дело сверкали вспышки фотокамер.


Возле портрета юного солдата-пехотинца в полинялой гимнастёрке среди прочей публики толпились журналисты, искусствоведы, просто ценители живописного искусства. На большом холсте в простой дубовой раме был изображён курносый паренёк с коротко стриженными вихрами небесного цвета майской поры. Во взгляде юноши кипели страсть и жажда жизни. Из-под своих белесых ресниц он с удивлением вглядывался в лица зрителей, будто бы выискивал кого-то из знакомых и особо дорогих ему людей. По скуластому лицу солдата, украшенному разбросанными брызгами золотинок-веснушек, скользила мальчишеская смущённая улыбка. Он словно извинялся за свой далеко не богатырский вид: «Вы уж не обессудьте. Какой есть...»


Ядовито-красный пылающий фон портрета резко контрастировал с обликом молодого бойца и напоминал о зловещем пожарище войны, вот-вот готовом поглотить цветущую юную жизнь. Подошедшую к портрету Анну Ивановну засыпали вопросами, главным из которых, конечно же, был: «Кто изображён на картине?» Несколько призадумавшись и собравшись с мыслями, она вспоминала, как в сорок первом деревня Полевые Дворики оказалась в прифронтовой полосе. Стояла необычайно студёная осень. Сама природа, как это уже не раз бывало на Руси, противилась нашествию врагов и, как могла, помогала в борьбе с ними.


В немноголюдной в то время деревушке разместилось на временный постой одно из пехотных соединений наших войск. В каждой избе прибавилось на пять-семь, а то и больше, жильцов. Но на тесноту никто не роптал: в тесноте – не в обиде. Кое-как обходились и с едой. Пока выручали картошка да квас, щи да каша. Первым делом бойцы вместе с деревенскими жителями взялись за рытьё окопов и обустройство блиндажей. Поодаль установили зенитки. Вражеские самолёты уже летали над деревней. Иногда после их «визитов» с неба сыпались листовки с издевательскими стишками:


Девочки-мадамочки,


Не ройте ваши ямочки.


Приедут наши таночки –


Зароют ваши ямочки.


Поселились солдаты и в доме тётки Дарьи. Среди молодёжи самым «зелёным» оказался рязанец Васильев. Ему едва ли было восемнадцать. Смирный, стеснительный паренёк пошёл на войну добровольцем из какого-то техникума. Говорил, что там учили и рисовать. Бойцы часто подтрунивали над интеллигентом, а он молчаливо сносил все обиды, постоянно отшучиваясь. Васильева больше всех допекал один москвич: «Эй, Рязань косопузая, нарисуй, как у вас там щи лаптём хлебают». Иногда бывший студент не выдерживал и отвечал, нарочито усиленно «якая»: « У нас в Рязани грыбы с глазами: их ядять, а они глядять». Это ещё больше раззадоривало любителей поострословить.


Если бы не тётка Дарья, в лице которой Васильев нашёл надёжную защиту, то салаге пришлось бы туго. Недавно её мужа и сына взяли на фронт, и она горевала о них день и ночь. Поэтому-то Дарье по-матерински было жаль скромного парнишку. Она ему и местечко на ночлег выделила потеплее, и при случае старалась подкормить. Уж очень он был худощав. Хозяйка избы, чуть что, как нахохлившаяся наседка, смело одёргивала обидчиков, клевавших её любимчика.


По вечерам, свободным от нарядов, Васильев доставал из вещмешка потрёпанный альбомчик и усаживался на скамейку поближе к печке. При тусклом свете коптилки что-то там водил и черкал огрызком карандашика. Свою работу солдатик старался никому не показывать. Этим исключительным правом пользовалась только Дарьина малолетняя Анютка. Первое время она увивалась возле Васильева и льстиво заглядывала ему в лицо, ожидая получить доступ к загадочному альбому. Солдат не выдерживал и начинал листать страницы. Анютка округляла свои вострые глазёнки, которые, казалось, вот-вот выскочат из орбит и покатятся по полу. Девчушка блаженно улыбалась и тайну хранила свято, уклончиво отвечая даже на расспросы матери.


Исподволь Васильев стал учить Анютку рисованию на клочках уцелевших от курильщиков старых газет. И дело у девочки пошло: то ромашку, то избушку с трубой и дымом, то кошку или ещё какую-то животинку изобразит. И так это ловко стало получаться у неё! Дарья иногда как бы невзначай взглянет и только ахнет про себя: батюшки-светы, откуда что взялось! Она даже не подозревала, что у её дочурки есть талант к рисованию. Да и до художеств ли было в то суровое время?


Прошел месяц. Однажды бойцов морозной ночью подняли по тревоге. Говорили, что отправляют на Куликово поле по Тульскому направлению, где уже хозяйничали немцы и было самое пекло. Наскоро распрощавшись с хозяйкой, пехотинцы покинули избу...


Анютка сладко спала на печке и ничего не слышала. Утром она обнаружила в изголовье знакомый альбом с карандашной надписью на обложке: «На память от Васильева». Девчушка поняла, что её учитель ушёл на фронт и она его никогда больше не увидит. Анютке захотелось похвастаться подарком матери, управившейся со скотиной и уже растопившей печь соломой, на которой спали солдаты. Дарья бережно, словно лист стекла, взяла альбом, дрожащими руками стала переворачивать страницу за страницей и увидела на бумаге и себя, ещё довольно привлекательную женщину, и свою ласковую Анютку, и бойцов, только что покинувших её избу, добрых и весёлых. Все были как живые. Она горько, впричётку, заголосила, и слёзы закапали на белые листы, оставляя на них солёные следы. Спохватившись, дабы не испортить рисунки, вернула альбом дочери и стремглав выбежала в холодные сени...


Много лет промелькнуло с той поры. Не вернулись с войны ни отец, ни брат Анютки. Давно нет в живых и матери. Несладко пришлось в то лихолетье девчонке. Но как бы ни было горько и трудно, после войны Аня закончила школу в соседнем селе, а потом уехала из Полевых Двориков учиться в большой город. Вечно голодная и плохо одетая, всё-таки выдюжила и стала художницей. Анна всегда чувствовала незримую помощь и поддержку своего талисмана – пожелтевшего от времени и переездов альбома первого учителя.


Квартиру и мастерскую маститой теперь художницы украшают многие картины, написанные и ею самой, и собратьями по кисти. Но из всего, что за свою жизнь нарисовала, больше всего дорожила портретом Васильева, над которым по памяти трудилась долгие годы, оживляя полустёршийся образ из такой далёкой и такой недавней военной поры. И наконец-то он стал осязаем и вернулся из небытия. Теперь юный пехотинец, даже имени которого Анна Ивановна не знала, по-детски называя его просто дядей, смотрел на неведомый ему мир с застывшей навечно беззащитной улыбкой… 

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Пятница, 22 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +18 C°  Ночь: +5C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Микромир (ФОТО)

Евгения Ионова // Общество

Голубая точка

Евгения Ионова // Общество

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Недобросовестных игроков в реестре не держат

Светлана Николаева // Экономика



  Вверх