lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
9 июля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

На войне как на войне

09.07.2015 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Фото lipetskmedia.ru

Вот как объяснить нашим неолибералам, что россияне, переживающие за судьбу Донбасса, вовсе не мечтают о его присоединении к России? Какие слова надо найти, чтобы они поняли: нет в душах их соотечественников, стоящих по другую сторону баррикад, ни агрессии, ни алчности, ни имперских амбиций, а есть только сострадание той трагедии, которая обрушилась на братьев-славян, живущих на юго-востоке Украины? Впрочем, если в сердце человека атрофирована сама способность сострадать и сопереживать, то любые объяснения и любые слова напрасны. Мой сегодняшний собеседник только что вернулся из Донецка, где пять месяцев сражался в рядах ополченцев в составе отряда движения «Суть времени». По понятным причинам я могу представить его только по позывному — Бэкхем. Он видел эту войну своими глазами — и ее «лицо», и ее «изнанку». Он не пропагандист и не агитатор. Он просто из тех людей, которые всегда задают себе вопрос: если не я, то кто же?


— Мы ехали в Донецк ночью. Перед каждым блок-постом сигналят, чтобы машины выключали фары и не слепили. А ехать без света по совершенно разбитым дорогам — удовольствие маленькое. Я ехал в бригаду «Восток», в рядах которой и сражаются бойцы отряда «Сути времени». Меня поставили на обеспечение, наверное, и по жизненному опыту, и по возрасту. Что входило в мои обязанности? Прежде всего — подготовка новых позиций. Это и оборудование, и новый ночлег, и строительство блиндажей.


— Вы ощущали, что война совсем рядом?


— Ну, когда метрах в двухстах от тебя в частном секторе взрывается мина, то понимаешь, что это не прогулка в парке. Решил тогда чуть переждать, и тут же мина разворотила соседнее помещение. Не знаю, может, от неопытности, но страха совсем не было. Когда третья мина взорвалась совсем рядом, наконец мелькнула мысль: «Пожалуй, пора лечь». Понимаете, если ты по профессии не военный, то должно пройти время, чтобы выработались реакции.


— То есть Минские соглашения не соблюдаются?


— Такой интенсивной вой­ны, как раньше, нет. Но украинские военные то и дело демонстративно начинают обстрел. Прямо выкатывают танки из укрытий и стреляют. И наши вынуждены отвечать, потому что, если огонь противника не подавлять, он совсем распояшется. Но мы никогда не бываем первыми. К тому же наше тяжелое вооружение отведено, как это и было предусмотрено соглашениями.


— Получается, что сейчас ополченцы в гораздо худшем положении?


— Да ничего, успеем… Разведка-то работает, так что начать полномасштабное наступление неожиданно, застать нас врасплох они не смогут. Мы ведь и во время затишья не сидим сложа руки. У нас значительно увеличилась и глубина обороны, и ее качество. Ведь первым делом людям надо обеспечить теплый и сухой ночлег, обеспечить укрытие. Необходимо рыть окопы, поскольку, чтобы сопротивляться, надо выжить во время артподготовки. Рядом с нами казаки нашли полузатопленный подвал. Стоя по пояс в жидкой грязи, вычерпали ее всю ведрами. Потом укрепили бетонные перекрытия мешками с песком, вырыли окопы. Затем и минометный расчет появился.


— А у вас большие потери?


— Мы несем потери в основном из-за так называемых «туристов». Да, сейчас появилось такое явление, как «военный туризм». Едут молодые ребята, главная цель которых — сфотографироваться с автоматом в руках, а потом выложить эти фото в соцсетях. Бесполезно призывать их к дисциплине, бесполезно отдавать им приказы. Они-то мечтали из автомата палить, а тут, оказывается, и сортиры чистить надо, и мешки с песком таскать. Эти парни просто не понимают, что тут идет война, а не фотосессия. Как правило, их рвения хватает на пару недель, а потом начинается: «У меня мама тяжело заболела, папа велел срочно приезжать, а то проклянет». Ну, заставляем их еще пару недель мешки потаскать, чтобы «отработали» то время и те силы, которые были потрачены на их обучение. Бывает, приходят совсем молодые, которым представляется, что все «укропы» — дураки, которых они сразу «положат», а счастливые мирные жители им под ноги цветы будут бросать. А тут грязь, кровь и никакой романтики.


— Кстати, а как относится к происходящему мирное население? У людей нет настроения типа «провались пропадом и Киев, и ополченцы, лишь бы война кончилась»?


— Очень часто нам при встрече суют пачки сигарет, баклажки с минеральной водой. Мы носили свою одежду женщинам, которые совершенно бесплатно нам ее стирали. Но, конечно, есть люди, которые уже очень устали, и их нельзя за это винить. Кто-то настроен до последнего отстаивать свою землю, а кто-то просто хочет мира. В ополчении сражаются потрясающие люди, которые искренне готовы хоть ценой своей жизни защищать родину. Скажем, Мичман, у которого из-за контузии один глаз совсем не видит. Ему сказали, что вторая контузия сделает его полным инвалидом, но он продолжает сражаться. Или тот же Француз, у которого золотые руки. Да много их: и наш командир Шейх, и Забойщик, и Кувалда, и Острый. Всех не перечислишь. Это настоящие мужики, воины, патриоты. Постепенно таких становится все больше: «пена» сама собой сходит, и выкристаллизовывается костяк.


— А иностранцы среди ополченцев есть?


— Их немало, из разных стран. Рядом с нами сражался американец, Техас. Он коммунист, продал имущество в Штатах и приехал. Так и заявляет: «Я приехал защищать эту землю от фашистов!» Мужику уже далеко за сорок, очень смелый и ответственный. Он решил ехать после того, как увидел, что происходило в Одессе. Говорит, что просто содрогнулся. Плечом к плечу со мной воевал серб Том, который прошел Косово, а теперь тоже приехал бороться с фашизмом. Мне с ним было очень надежно и спокойно. Не случайно и то, что в рядах ополченцев много испанцев, которые до сих пор помнят фашистский режим.


— В чем сейчас самые большие проблемы у ополченцев?


— Проблемы — материального характера. Взять то же обмундирование — я, когда ехал, сам себе «берцы» купил. Не хватает качественных бронежилетов пятого класса, касок. Огромный дефицит лекарств для тяжелораненых. Так что разговоры о том, что Россия вооружает и снабжает ополченцев, — это абсурд. Пусть тот, кто это говорит, поедет сам и повоюет.


— Вас что-то там разочаровало?


— Мне не хватало духа воинского братства, но это именно из-за «туристов». Не было ощущения, что тебя любой из-под огня вытащит. А чего удивляться? Был у нас такой Эльф, который бегал и всем сообщал: «Я приехал славян защищать!» А ночью ты его в караул не добудишься. Я раз не выдержал и говорю: «Эльф, вставай, славяне ждут!» А он мне: «Какой ты, Бэкхем, жестокий!» Не хватает у молодых и желания выкладываться, осваивать что-то новое, себя больше жалеют. Они не впитали духа советского коллективизма, когда один за всех и все за одного. Зато те, кто воюет с самого начала, — это монолит, опора всего ополчения, на них-то все и держится. Но это, как правило, уже сорокалетние и старше. Мое поколение, по крайней мере, понимает, что на войне существует слово «приказ» и слово «дисциплина». А еще я давал бы медали «За отвагу» коммунальщикам: они порой прямо под обстрелом начинают восстанавливать поврежденные газопроводы, водоснабжение, подачу электроэнергии. Если бы не они, страшно подумать, что бы там сейчас было.


— А идея Новороссии еще остается, или ДНР и ЛНР окончательно разбежались?


— Не вдаваясь в большую политику, скажу так: я знаю, что при необходимости бойцы ЛНР приходят к нам на помощь, а мы — к ним.


— А как в ДНР видят свое будущее?


— Они остерегаются федерализации в составе Украины, поскольку убеждены, что при любых выборах ставленники Киева все равно проберутся на руководящие посты, и в этих опасениях, увы, есть доля истины.


— Прошла информация, что Штаты приняли решение поставлять на Украину летальное оружие…


— Я уже говорил, что у нас в отрядах оружие «разношерстное», примерно тридцати-сорокалетней давности, сейчас на позициях даже применяются минометы времен Великой Отечественной, устаревшие модели БТРов. Если Америка начнет поставки современного оружия, наши потери увеличатся. Понятно, что сами эти поставки развяжут руки России, и она тоже примет аналогичное решение. И вот это уже будет подлинной эскалацией конфликта. К сожалению, в Донецке никто не верит западной риторике по поводу мира на юго-востоке, никто не надеется на Минские соглашения. Все постоянно ждут наступления украинских войск и надеются на успешное контрнаступление.


— Вы собираетесь еще ехать на Донбасс?


— С одной стороны, я знаю, что именно в данный момент у меня очень много работы в ячейке «Сути времени». С другой стороны, если только из Донецка мне сообщат, что я там нужен, я сразу же поеду.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 21 октября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: 0 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Утешение в одиночестве

И. Неверов
// Культура

Деловые женщины объединились в комитет

Андрей Дымов
// Экономика

А у нас во дворе…

Ирина Вишнева, фото автора
// Общество

И на земле, и в небе

Ирина Черешнева, irina.ch@pressa.lipetsk.ru
// Общество
Даты
Популярные темы 

Грипп — не повод для геройства

Вера Геращенко, врач-инфекционист высшей квалификационной категории, заведующая отделением Липецкой областной клинической инфекционной больницы // Здоровье

Не тяни резину

Марина Кудаева // Общество



  Вверх