lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
6 июля 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Это сладкое слово – «промокашка»

06.07.2015 "ЛГ:итоги недели". Александр Косякин
// Культура
Фото Сергея Литаврина
Фото Сергея ЛитавринаВ музее есть старые телефонные аппараты. Один стоит на столе… редактора «Орловской правды»
(в годы войны газету, эвакуированную, печатали в Задонске)

В Музее прессы, который создаёт в Задонске наш коллега Александр Косякин, обрели прописку множество интересных экспонатов. Они относятся не только к истории развития журналистики в регионе, но и к жизни вообще, без которой не бывает и не может быть никакой журналистики. Истории вещей, увлекательные, трагичные, домашние, милые, смешные, взялся рассказать читателям «Итогов недели» автор музея. Предлагаем совершить виртуальную экскурсию


Приходит время...


У американцев есть странная (если не сказать дикая) традиция – периодически избавляться от старых вещей. Приходит время и – на лужайку возле дома вытаскивают старые комоды, кресла, столы, стулья... Прагматичный хозяин поджидает прагматичного прохожего (проезжего): глядишь, и купит вещь по сходной цене. О том, что вышедший из моды комод хранит запахи бывших хозяев и готов и дальше служить им, никто не думает. Дома, квартиры меняют, не то что какие-то стулья...


Мы совсем не похожи на американцев, уж в отношении к старым вещам – точно (хотя бывают исключения, и мы о них расскажем). Нам по-прежнему важны наши переживания, связанные с отслужившими даже нашим предкам предметами, да и воспринимаем мы их как свои. Может быть, ностальгия – это как раз то, что нас объединяет? Мы сейчас совсем не о прошлом. Скорее – о будущем. Ведь если мы забудем то, чем жили, чем гордились ещё вчера, – как и чем будем жить завтра?


В программе областного Музея прессы есть планы создания музеев рода (название условное) – под заказ. Немало найдётся людей, имеющих в доме свободный уголок, где можно разместить экспозицию, посвящённую предкам. Тут – не просто ностальгия, но свойство памяти. И – совести. А мы готовы помочь вспомнить…


Проходит время, и ты начинаешь замечать, что вещь становится частью тебя. Она хранит твои секреты, она служит тебе. Достаточно открыть старый шифоньер... Вот в этом платье ты впервые пошла на свиданье, а это, с оборочкой, было на тебе в тот самый день... ну, в общем, неважно какой... А вот письма…



Чистописание


Первые, написанные ровненько, с наклоном, как учили в школе. Ах как славно было выводить в каждой клеточке на своей линеечке новую буковку. Делать это нужно было так: слегка обмакнуть перо в чернильнице и посмотреть на свет – нет ли на кончике чего лишнего? Затем, высунув язык, следовало наклонить набок голову, а руку положить на слегка сдвинутую промокашку (кто из нынешних школяров знает, что это такое?), и уж тогда писать... – ну, вспомнили? А ведь это было не так давно – каких-то сорок лет назад. В школе даже предмет такой был – «Чистописание», не одно поколение училось наклону букв и округлости загогулин. Старались так, что учителю приходилось прерывать урок и делать с классом упражнения для рук: «Мы писали, мы писали, наши пальчики устали...» Учащийся народ ходил в чернильных пятнах, будто с синяками. Зато с каллиграфией у детей всё было в порядке, а вот письмо нынешних здорово напоминает росписи врачей на больничных листах…


Потом в школе с её пишущими аксессуарами случилась бархатная революция. На смену металлическим перьям пришли шариковые ручки, которые первое время запросто можно было выменять на что угодно – хоть на пачку сигарет, хоть на поджигной (были тогда такие самодельные пистолеты, которые начинялись спичечными головками).


А потом прорвало... Появились монитор, клавиатура с «мышью», а там и ноутбук... Прогулки по Интернету стали обычными, как по школьному коридору, – от туалета до учительской. Правда, первые компьютеры объявились не в школах, а в продвинутых фирмах.


Белоснежные «айбиэмки» вносили в кабинеты торжественно, как невест. В сердце начинающего программиста звучал Мендельсон. А потом ко всему этому привыкли. Как привыкают ко всему хорошему. Эту динамику мы постарались проследить в одной из экспозиций музея.


К 2004 году все учебные заведения Липецкой области были полностью обеспечены компьютерами.


История с телефоном


А взять историю с телефоном. С ним связаны наши представления о... революции. «Смольный! Это Смольный? Мне товарища Ленина!» Уже тогда без надёжной связи нельзя было взять ни почту, ни банк, ни телеграф. К старому аппарату превосходно подходило редкое в наши дни обращение: «Барышня... Барышня, наберите мне...»


Мужчины тогда казались галантными (а может, такими и были?), а женщины недоступными. И барышни соединяли: города, страны, занесённые снегом посёлки, стройки, судьбы. В застеклённых будках, которые совсем недавно исчезли с наших перекрёстков, прежде жили разные чувства: радость, нежность, обида, любовь... Во всяком случае, влюблённым места в них вполне хватало, чтобы сказать главные в жизни слова... Помните песню семидесятых: «Плачет девочка в автомате, прячась в зябкое пальтецо, вся в слезах и губной помаде – перепачканное лицо»?


Удивительное дело: телефон – изобретение для двоих, а пользуются им все! А потом на АТС пришли цифровые станции с почти неограниченными возможностями. А на пороге нового века в нашей жизни уже утвердились: «мобильник», «сотовый», «труба». С помощью сотовой связи нас находят в переполненном автобусе, в бане, на концерте, в лесу и на рыбалке. Удобно! Надёжно! Престижно! И всё-таки жаль, что из лексикона исчезло, насовсем исчезло, хорошее русское слово «барышня»...


В музее есть старые телефонные аппараты. Один стоит на столе… редактора «Орловской правды» (в годы войны газету, эвакуированную, печатали в Задонске). Другой – под рукой чекиста… Есть аппарат, заглатывающий двухкопеечные монеты. Он висит на стене возле очереди за дефицитом и каждый может набрать нужный номер: «Зинка! Давай быстрей к универмагу. Итальянские сапожки дают!»



Письмо о кастрюлях, сундуке и стульях


Закончим эти заметки письмом читательницы Галины Рудневой из Задонска: «Недавно подарила свекрови набор кастрюль. Месяца три прошло, а она ими не пользуется – стоят, красивые, сверкающие, на полке и ждут своего часа. Свекровь продолжает варить в старых. Она их как бы «донашивает», то есть доваривает, ей с ними удобно, потому что она точно знает, в какую и сколько налить воды, насыпать соли... А новые ещё надо обживать, чтобы они стали своими, а на это нужно время, силы.


После Дальнего Востока (мой папа служил в Уссурийском крае) мы жили в малюсенькой комнатушке, которую снимали у родственников. О том, как родители ехали двенадцать суток до Москвы, я слышала много раз. И потому девчонкой сама играла «в разлуку». Брала с собой в дорогу любимую куклу, кое-что из еды, посуды и залезала в огромный сундук, который служил мне вагоном. О! Этот сундук! Его смастерил отец. И он путешествовал вместе с родителями (или они с ним?) Ещё моя старшая сестра играла с сундуком: брала его «на Байкал», возила в нём, как в грузовике, своих кукол в Уссурийск на рынок... Я, понятно, всегда была рядом. Крышка откидывалась, на ней были наклеены фотографии и открытки. Запах из нутра исходил такой сладкий, что слово «нафталин» полюбилось мне на всю жизнь. Когда сестра была в школе, сундук превращался уже в мой поезд. Перед его «отправкой» родители кричали мне: «Какая станция? Сколько стоим? Быстрей – посадка!..» (Для них, как теперь я понимаю, эта игра тоже была воспоминанием о молодости). Я пулей летела к своему «вагону» и, конечно, всегда успевала. Этот сундук и сейчас стоит в углу, и на нём приятно полёживать, свернувшись калачиком. Удивительно, но на этой «лежанке» я не могу ни о чём другом думать, кроме как о своём детстве – такое свойство у этой драгоценной вещи.


...Потом мама купила стулья. Их привезли из большого города Липецка, и они, как дети, были запелёнуты в бумагу. Но было видно, какие они красивые – спинки изогнутые, смуглые, блестящие и на одной я прочитала: «Бухарест». Я знала, где это – у нас во всю стену висела карта, и, отыскав на ней нужную точку, мы ахали: ого, откуда! Но главное – со стульями появилась какая-то перспектива, надежда. Конечно, их долго не разворачивали, они просто стояли и ждали своего часа. Взрослые шушукались, и мы знали: скоро нам, может быть, дадут квартиру. И её дали! Трёхкомнатную! После нашей комнатушки она показалась мне огромной. В школе учителя интересовались, сколько у нас комнат, и я, первоклассница, отвечала – пять. Считала прихожую, кухню и добавляла: и ещё балкон! В новой квартире не было никакой мебели, кроме стульев, которые стояли посредине зала. Но они явно приносили нам удачу. Потому что вскоре мы купили стол. За этим столом потом сидели все мои бабушки из Пружинок и Тюнино, которых сейчас нет. Он был очень велик для меня и, пожалуй, неудобен, но уроки я учила именно за этим столом. Подкладывала на стул подушки и учила. Между прочим, за этим столом я впервые стала отличницей!».


Мы продолжаем надеяться на ваше участие, уважаемые читатели, в создании областного Музея прессы

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 17 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +28 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

С МИРом в Крым


// Общество

Праздник животноводов пройдет ярко

Михаил Зарников
// Сельское хозяйство
Даты
Популярные темы 



  Вверх