Сб, 16 Февраля, 2019
Липецк: -2° $ 66.70 75.25

Дай руку, Брат!

22.06.2015

Места, связанные с древними легендами, лучше посещать в дни солнцестояния, особенно летнего. Всё в природе оживает и наполняется невероятной силой

21 июня Семибратский овраг встретил нас семью чудесами. Едва вышли на луг, как тут же заговорила услужливая, но застенчивая кукушка, спрятавшаяся то ли в берёзках, то ли в сосняке. Стала звать за собой и рассказывать, сколько шагов надо пройти до встречи со сказочным миром. Лёгкая прозрачная дымка повисла над оврагом, словно приманивая и советуя осторожно проплыть сквозь зыбкую пелену и удивиться, ахнуть, опьянеть от аромата, забыться, затеряться в чудесном крае цветущих лугов и перелесков, вечно бродить по берегам и откосам, всё проверить и всё запомнить вплоть до последней травинки.

Маленькое светлое озерцо манило прохладной водой, ласковым шелестом камыша приглашало окунуться или умыться с дороги после пыльного и душного автомобиля. Обильная россыпь луговой земляники не отпускала с поляны, природа угощала и угощала сладкой ягодой, высыпая прямо под ноги самые отборные и спелые рубины. Такой восторженной встречи родная сторона мне ещё не предлагала! Чарующая, незабываемая!

Происки лукавых

Легенд, связанных с этим оврагом, в здешних краях предостаточно. Старожилы рассказывают, как некий мальчик (непременно из их родни) катался на велосипеде по полевой дороге да заблудился в хорошо знакомых местах и к вечеру, весь измученный, очутился аж в Лебедяни. Кто его путал по тропкам, остаётся только догадываться. Расскажут и о других несчастных людях, потерявших дорогу в знакомом и имеющем хорошие ориентиры месте. А однажды бесы вусмерть напугали чёрных копателей и едва не загнали их под ревущий самосвал, невесть откуда взявшийся в чистом поле. Причём за рулём самосвала был не пойми кто. Одним словом, желающих искать лёгкую наживу в этих местах поубавилось. Но сдаётся мне, что этот самый «не пойми кто на самосвале» больно похож был на алкаша Лёньку, с лёгкостью объезжавшего посты ГАИ по полевым дорогам, в состоянии тела «под газом». Но спорить не стану – людям виднее.

Лукавые в этих местах любят окроплять дождиком всех подряд, а особенно развлекаться и шутить над беззаботными, праздно гуляющими туристами. Мне и то развязывали шнурки кроссовок раз десять, пока продирался сквозь высокие травы. Честно скажу: увидев нас, небо всего лишь немного нахмурилось, а потом, видно, разгадав наши благие намерения, приоткрылось и ласкало ветерком до конца похода.

Встали на пути у врагов

Главная легенда Семибратского оврага связана со странными валунами, которые лежат здесь, и с курганом, хранящим вековую тайну. Давно её слышал, но не мог сюда добраться – духи что-то медлили с приглашением или сам не решался прошагать в поиске десяток километров. Но у меня появился собрат по интересам – Андрей Шаталов из Липецка, фотохудожник, тоже очарованный дивными местами родной природы. По моей предварительной наводке, он прошёл весь овраг от села Тёплое Лебедянского района до Дона и разведал место, где лежат оригинальные камни.

Крупных мегалитов здесь несколько, и разбросаны они в среднем течении. Идти пешком или ехать удобнее по забытому старому большаку Липецк – Лебедянь на север, в сторону Лебедяни от автобусной остановки «Дворики» километра три до конца посадок, до точки 52 градуса 56.099 минут с.ш. и 39 градусов 09.789 минут в.д. В этом месте сам Семибрат прижимается близко к дороге с правой стороны, а прямо к нему ведёт большой отрог, который начинается у вершины возвышенности с отметкой 188,2 метра. Ныне эта дорога служит полевой, однако засыпана щебёнкой и пересекает трассу Тёплое – Сахзавод у Двориков.

Склоны отрога поросли редколесьем, а в самом его начале в камышах и осоке спряталось крошечное озеро. Если пройдёте более километра влево, то набредёте на Младшего Брата – на первый валун, отлично видный на дне глубокого русла. Самая лучшая позиция для наблюдения и съёмки – только с верхней точки. На памятнике – большое выразительное лицо Брата. Потом нужно спуститься с крутого склона и познакомиться: «Дай руку, Брат!».

Название валуна покажется странноватым только тем, кто не слышал легенды, которая рассказывает, что камнем укрыта могила младшего из семи братьев-волотов, охранявших русскую землю ещё в XVI веке, тогда налётчики в очередной раз пришли в эти места на разбой и грабёж из Дикой степи. Казаки только-только начали обживать Лебедянский край, ставить слободы и переходить на службу к русскому царю. На краю этого оврага встали на пути отряда из сотни кочевников семеро братьев и бились тяжело и долго, почти весь день. Много супостатов полегло здесь, но пали и двое из братьев: самый старший и самый младший. Горстка уцелевших разбойников сдалась на милость победителей, а те поступили с ними благородно и мудро. Сначала заставили похоронить погибших врагов в кургане, а потом отпустили с наказом не ходить больше с грабежами на русскую землю. Координаты кургана: 52 градуса 56.454 минуты с.ш. и 39 градусов 10.287 минут в.д. С той поры кочевники не раз штурмовали саму Лебедянь, а Волотово всегда обходили стороной. Только раз в 1618 году село сжёг злодей Сагайдачный и истребил много народа. Видно, не знал он предания.

Волотова могила

А что же было после Семибратского сражения? Старшего схоронили на месте гибели под самым большим камнем, который с той поры так и зовётся в народе – «Старший Брат», его место 52 градуса 56.031 минута с.ш. и 39 градусов 10.394 минуты в.д. Стоит он в основном русле на самом дне, несколько выше по течению, и неплохо виден от устья отрога, в котором упокоился Младший Брат, а рядом с братьями лежат их погибшие кони. Ещё ниже, примерно через километр от окаменевшего коня младшего из братьев, у левого берега стоят два кургана: большой и малый.

Сюжет самого боя к нашему времени потерялся. Признаюсь, что я не опрашивал всех жителей, а ведь кто-то может что-то помнить из рассказов стариков. Зато известно, что остальные братья основали казачью слободу под защитой треугольника, образованного Красивой Мечой и Доном, на вершине высокого холма, с которого открывается вся живописная панорама междуречья.

Она числится в документах Лебедянского уезда от 1613 года как «слобода Волотовская (Волотова Могила) на реке Дон». Потом от этих богатырей пошли местные фамилии: Текутьевы, Сотниковы, Сапроновы, Кукушкины... Почему они разные? Обычная практика. Как повелось на Руси, почти все жители имели уличные или подворные прозвища, которые записывались царским подьячим и переходили в фамилии, чтобы было проще различать их роды. В самом селе по каждой из них расскажут своё предание, а что касается моих хороших друзей Афанасовых, то их фамилия пошла от одного из легендарных братьев по имени Афанас. Живёт в селе Волотово их потомок – Иван Васильевич, лучший пчеловод района и отличный садовник.

Воинов из села вышло тоже достаточно. К примеру, от шестого из братьев пошли Шестаковы, а один из них – Владимир Герасимович, ушёл в отставку полковником и, имея степень кандидата наук, преподавал в университете города Липецка. В одно время возглавлял церковную общину села Волотово.

А вот какую справку даёт «Собрание материалов для истории западного края Тамбовской губернии и епархии. Тамбов, 1878»: «1664 год. В селе Волотове слободе казацкой 50 дворов живущих, а людей в ней пятидесятников и десятников, и рядовых и сторожевых казаков 50 человек, да у них детей и братей и захребетников половинщиков 64 человека, и обоего в Волотовой слободе казаков и их детей и братей, и половинщиков, и захребетников 114 человек; пашни пахотные по обе стороны реки Дону 644 четверти в поле, а в дву потому ж; пятидесятнику 25 четвертей, десятником по 22 четверти, рядовым козакам по 2 четверти, и обоего 1013 четвертей в поле, а в дву потому ж, оприч церковной земли, оклад их сполна; сена меж поль и по заполью и по конец поль и по дубовым в их межах 4000 копен; лес Романцовский вопче со всем городом. А меж их слободы козацкой пашни паханой и Дикому полю и сенным покосам… от деревни Черепяни… на право к берегу реки Дон… а возле реки Дону низью берегом пригон животины до протока, что проток течёт из Семибратских колодезей…»

Следует пояснить: «захребетники» – это наёмные работники, проживавшие во дворе работодателя, не имевшие своего жилья, Романцовским лесом казаки пользовались совместно (вопче) с городом Лебедянью, а «Семибратские колодези» – это Семибратские родники, бьющие в устье оврага и в наше время.

Казачьи гарнизоны, сыгравшие яркую ключевую роль в становлении Лебедянского края, были упразднены в XVIII веке указом Екатерины Великой как утратившие своё боевое назначение, потому что граница России отодвинулась далеко на юг, а разбойные набеги здесь прекратились. Жители казачьих поселений получили статус государственных крестьян, которые практически не отличались от крестьян крепостных. В то время часть казаков, самая лёгкая на подъём, переселилась на Хопёр, поэтому в наше время под Борисоглебском часто встречаются коренные волотовские фамилии. Деревянную церковь Параскевы Пятницы, построенную на свои средства в 1703 году, казаки разобрали и увезли на новое место, а там, где она стояла, в 1883 году крестьяне построили кирпичный Троицкий храм.

Бунт

Память о былой славе и вольнице долго таилась в крови разжалованных казаков. Она в 1909 году проснулась и привела к знаменитому Волотовскому бунту. Поводом послужил несправедливый передел земли согласно новому закону, известному как Столыпинская реформа. До неё землями и угодьями владела крестьянская община. Земли числились в трёх категориях в зависимости от плодородия и назначения. Ежегодно производился их передел, а семейные паи распределялись по количеству мужчин в семье. Новый закон побуждал крестьян выходить из общины и получать наделы в пожизненную собственность. Самые шустрые и богатые быстро оформили лучшие плодородные участки. Остальные крестьяне, возмущённые такой несправедливостью, выдворили землемеров из села. Но тамбовский губернатор Муравьёв всё-таки прислал жандармов, которые арестовали бунтарей и отправили в Елецкий острог. Однако всё закончилось неожиданным образом. Единственный раз в истории России адвокаты отстояли на суде правоту бунтарей, их всех оправдали и выпустили на свободу. Община вернулась к прежним порядкам и просуществовала до 1932 года, превратившись в сообщество нового коммунистического типа – колхоз. С той поры исчез и колхоз, испарилось и само понятие об общине, а в начальной школе села учатся всего лишь несколько десятков детей. За последние сто лет люди в сёлах нашего края больше не бунтовали, а, воспользовавшись правом на полную свободу, дружно разбегались по городам в поисках лучшей доли. Желающих драться за паи и угодья больше нет. Теперь хозяйственная деятельность ограничивается только обработкой полей и вырубкой последних лесов.

Искусница-природа вернула свои исконные права, а дикая растительность взялась восстанавливать былое великолепие подстепья нашего края: радуется необузданной свободе, заселяет земляничные луга берёзовым редколесьем со сказочными певчими птицами, воссоздаёт ковыльные поляны, кипит буйным цветением, плетёт в покинутом мире дивный ковёр из травостоя, который служит шикарной оправой для драгоценных легендарных камней.

Николай СКУРАТОВ,

член Общероссийского Союза писателей «Воинское содружество»
и литературного клуба «Лебедянь»

Семибратский родник

Семибратский родник

Младший Брат

Младший Брат

Два кургана

Два кургана

Старший Брат

Старший Брат

Бунтари из Волотово после выхода из Елецкого острога. 
Фото из архива В.Г. Шестакова

Бунтари из Волотово после выхода из Елецкого острога. Фото из архива В.Г. Шестакова

Семибратский родник Младший Брат Два кургана Старший Брат Бунтари из Волотово после выхода из Елецкого острога. 
Фото из архива В.Г. Шестакова
Написать нам
CAPTCHA
Принимаю условия обработки данных