lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
20 июня 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Дым над водой

20.06.2015 "Липецкая газета". Виктор Страхов
// Общество
Фото Валерия Нипадистова

Если я напишу, что в верховья Воронежа мы отправились по редакционному заданию, это будет полуправдой. И не потому, что редакционного задания не было. Оно, разумеется, было. Но не оно одно. О сплаве по Воронежу мы мечтали много лет. И опять же не потому, что ни разу здесь не были. Были. И не однажды. Впервые сплавились от Новоникольского (здесь сливаются Лесной и Польной Воронеж) до Рамони более четверти века назад. Потом повторяли пройденное. Однако в последние годы бывали на границах Тамбовской и Липецкой областей лишь наездами, между прочим. Хотя речку не забывали. Да это и невозможно было сделать.


На всем протяжении от Кривца до Дальнего Воронеж запомнился Берендеевым царством, местом сказочным, первозданным, диким. С чудесами и приключениями, лешими и водяными, русалками и бабами-ягами. И, наверное, поэтому мы с таким предвкушением ожидали новой встречи с рекой. Перетряхивали и ремонтировали байдарки, готовили палатки, коврики, спальники, листали топографические карты и, выбирая места будущих стоянок, не могли оторваться от компьютеров: всматривались в причудливо петляющую темную ленту воды с гугловского спутника.


Причем делали мы все это и позапрошлым летом, когда закончили сплав по Олыму. И прошлым, когда возвратились из похода по Дону. Материалы об этих водных походах публиковались на страницах журнала «ЛГ: итоги недели» и «Липецкой газеты». И вот новая экспедиция.


В тамбовское село Старое Тарбеево мы приехали ранним прохладным утром. Внизу над водой клоками, будто клубы дыма, плыл молочно-белый туман. Он будет с разной степенью интенсивности появляться над рекой каждое последующее утро, иногда превращаясь в непроницаемую завесу, надежно укрывающую и воду, и прибрежный кустарник, и просторный луг, как это было в Каликино. Но небо, несмотря на стелющуюся над землей утреннюю дымку, всегда оставалось прозрачным и светлым. Вот и сейчас высоко над нами проносятся чешские учебные самолеты Л-29, стартующие с расположенного неподалеку Мичуринского аэродрома. А чуть ниже демонстрируют высший пилотаж два коршуна, не поделившие, видимо, охотничьи угодья. Сражение оказывается скоротечным, и один из его участников, не выдержав стремительного натиска соперника, выходит из боя на бреющем.


На круги своя


Когда мы спустили байдарку на воду, то испытали что-то вроде дежа-вю. То ли это уже было, то ли не было. Но кажется все-таки, что было, потому что многое до боли знакомо. И узкое, не больше 15-20 метров, русло, и деревянные столбы, возвышающиеся над водорослями, — остатки разрушенной переправы, и ощутимое течение. И лодки, скользящие по струящейся воде так же легко и стремительно, как когда-то. Казалось, совсем недавно за плечами маячил автомобильный мост, и вот он уже скрылся за поворотом.


Ниже Мичуринска река плотно окружена деревнями и селами, турбазами и детскими лагерями. Старое Тарбеево и Новое Тарбеево, «Спутник» и «Парус», Гаритово и Старая Казинка, Ярок и Ярковское лесничество, лесной кордон и разрушенная усадьба брата композитора Сергея Рахманинова. Впрочем, вместо нее в некоторых деревнях уже появились куда более роскошные новорусские усадьбы с просторными многоэтажными виллами, добротными заборами, благоустроенными спусками к реке и волкодавами размером с медведя.


В Гаритово по этой причине пришлось проигнорировать обещанный лоцией родник. Между Старым и Новым Тарбеево не менее жуткое впечатление произвел песчаный карьер. Он существовал и четверть века назад. Остается незаживающей прибрежной раной и сегодня. Впрочем, это проблемы соседей, хотя, конечно, и нам они далеко не безразличны. Река-то общая. Правда, ближе к границам Липецкой области после впадения в Воронеж затерявшейся в лесу речушки Иловая берега становятся более живописными, хотя и не менее обжитыми.


Бассейн Воронежа специалисты вообще считают самой густонаселенной территорией Черноземья. По их подсчетам, на клочке суши, уступающем по своим размерам даже весьма миниатюрной по российским меркам Липецкой области, обитает более двух с лишним миллионов человек. Ничего удивительного. Стотысячный Мичуринск, две крупные городские агломерации — Липецкая и Воронежская, насчитывающие соответственно более полумиллиона и более миллиона человек. Плотность населения, составляющая около 100 человек на квадратный километр. Уровень урбанизации, превышающий мировой и даже среднеевропейский.


Все это вынуждает региональные, во всяком случае, липецкие власти достаточно жестко подходить и к охране реки, и к охране прибрежных лесов, лугов, озер, болот. Практически 40 лет, с середины семидесятых, обширный участок реки от Кривца до Доброго (его площадь разные авторы оценивают и в 12, и в 14, и в 27 тысяч гектаров) имеет статус ландшафтного, биологического заказника. А основной его целью было и остается сохранение в неизменном виде естественных природных комплексов, растительного и животного мира.


«Затерянный» мир


Что можно сказать об этом мире сегодня? Если вести речь о растительности и ландшафтах, то можно обойтись и без помощи специалистов, потому что прекрасно помнится Воронежская долина четвертьвековой давности. От лагеря «Березка», где мы остановились на короткий отдых, и до моста на Преображеновку и даже дальше и река, и берега сохранили свой прежний облик. Стройные золотые сосны, могучие дубы-колдуны на возвышенностях. Желто-голубые цветущие луга и темные болота. Расцвеченные золотом и кипенной белизной кувшинок речные заводи и пойменные озера. А над ними эскадрильи стрекоз и прочих насекомых. Деликатные ужи, предусмотрительно уступающие водную дорогу байдаркам. Осторожные цапли, неизменно взмывающие ввысь при приближении человека, и журавли, кочующие над рекой в поисках корма. Однажды на правом берегу в разрыве деревьев мы увидели косулю, однако достать фотоаппарат никто так и не успел.


Но заказник — это не только косули. Он — естественное место обитания лосей, оленей, кабанов, бобров и выдр, глухарей и тетеревов. Хотя, по словам орнитологов, встречаются здесь и весьма редкие в последнее время хищники — скопа, орел-змееяд, филин, другие птицы, предпочитающие свободный от человека, поистине «затерянный» мир.


В числе речных экзотов — минога украинская, хотя рыболовы больше любят охотиться (рыбалка в заказнике не запрещена) на остальные два с лишним десятка менее экзотических видов рыб. И в том числе на карася и щуку, судака и язя, леща и плотву. Один из удачливых добытчиков частью улова поделился с нами, и на укромной стоянке, на высоком берегу, расположенном между рекой и болотом, мы устроили короткий пир. По его окончании, правда, обнаружили, что берег не такой уж и укромный, поскольку вместе с нашим собственным пластиком пришлось уносить с собой и «стекло» предыдущих визитеров.


Аврал на пленэре


Впрочем, для туристов со стажем уборка территории — дело обычное, даже святое. Оставить на стоянке консервную банку, бутылку, окурки — дурной тон. Так же, как и кострища. Мы предпочитали пользоваться чужими. Тем паче, что большие костры нам, в общем-то, не требовались. Компактный складной очаг потреблял минимум дров, хотя вполне мог довольствоваться и хворостом.


Разумеется, сообщаем обо всем этом не гордости и тем более не хвастовства ради, а исключительно науки для. Бессмысленно призывать других беречь природу, если не умеешь делать это сам. Что-то подобное много лет назад говорил старый воронежский преподаватель и турист-водник, с которым мы, несколько студентов, отправились в свой первый сплав по Битюгу. Там и научились разводить костры, не оставляя кострищ, обжигать жесть из-под консервов — так она быстрее разлагается в земле, и многим другим премудростям.


А поэтому встреча в Дальнем с местной жительницей, усмотревшей в нас, как, впрочем, и во всех остальных чужаках, потенциальных злостных нарушителей природоохранного законодательства и даже вандалов, не столько расстроила, сколько позабавила. Возможно, потому, что вскоре на помощь пришел другой местный житель, в отличие от моложавой строгой дамы не скрывающий своего возраста.


— Ну какие вандалы?! Достаточно взглянуть на «Таймень»…


Одна из байдарок действительно видала виды. На этой почве мы и разговорились. Узнали, что по нашему маршруту собеседник хаживал еще в семидесятых, что от Кривца до Липецка по реке 120 километров, а до Доброго и того меньше. Рассказал он нам и о местных достопримечательностях, о грибах-ягодах, среди которых и белые, и подберезовики с подосиновиками, и черника с голубикой и даже клюквой. Порекомендовал стоянку, расположенную чуть ниже по течению. Но мы, занявшись детальным изучением правого берега, некогда представлявшего собой сплошной коровий пляж, ее проскочили.


Зачем речке Бежин луг


На том же, правом, берегу в конце концов и остановились. Золотой закат, заросшая мать-и-мачехой песчаная площадка у воды. Зеленая полянка, окруженная огромными старыми ивами. За ними накатанная автомобильная дорога, а еще дальше бесконечный неухоженный луг с вкраплениями кустарника и бурьяна, в который выродились посеянные здесь в свое время многолетние травы. К сожалению, это общая беда бывших пастбищ. Забытые, заброшенные, они, увы, так и не превратились из невостребованных сельхозугодий в востребованные хотя бы в рекреационных целях пойменные луга с травой по пояс и полевыми цветами. И ожидает ли их более благоприятная судьба, пока сказать невозможно.


Коровы в окрестных хозяйствах перевелись. На подворьях их тоже нет. Чуть позже в Каликино нам расскажут, что на все местное население, насчитывающее без малого четыре тысячи человек, не наберется и 80 буренок. Зато личных автомобилей, по подсчетам специалистов сельсовета, порядка 550. Вот автомобилисты и колесят по полевым дорогам в поисках мест для отдыха.


О том, хорошо это или плохо, мы долго спорили. Но к общему знаменателю так и не пришли. С одной стороны, заказник не заповедник, и действующие здесь правила не предполагают жестких ограничений не только на посещение территории, но и на хозяйственную деятельность. С другой — к чему приводят бесконтрольные вояжи русского человека на природу, мы хорошо знаем на примере тех же липецких Силикатных озер, регулярно превращающихся в свалку. Но там есть хоть какое-то решение проблемы: озера убирают волонтеры. А кто будет убирать заказник, протянувшийся на десятки километров?


Это сегодня специалисты считают его экологическое состояние удовлетворительным. А что будет завтра? Ведь первый звоночек уже прозвенел. Достаточно вчитаться в один из документов, в котором констатируется: «имеются районы, где воздействие человека превратило охраняемые ландшафты в антропогенные». Авторы не расшифровывают смысл неуклюжего канцелярского словоизвержения. Но мы-то знаем, что стоит за туманным пассажем на практике.


Впервые мы остановились на пляже в добровском селе Горицы во второй половине восьмидесятых. Высокий золотой песчаный берег, на котором расположилась база отдыха «Горняк», произвел неизгладимое впечатление, светлая залитая солнцем лесная дорожка в село — тоже. А какие были пейзажи!


Будет в Добром кэмел-трофи?


Эксперты от туризма прогнозируют, что со временем рекреационная нагрузка на Добровский район станет только возрастать. По их мнению, в этом нет ничего плохого. Превращение ландшафтного заказника в национальный парк, полагают они, позволило бы ограничить сельскохозяйственное использование земель, и в частности выпасы и сенокосы. А потому и главный вопрос на сегодня в том, что делать теперь с пастбищами? В принципе ответ известен. Даже пустыри при желании и старании можно окультурить. Вот только за чей счет?


Вопрос пока открыт. И, возможно, со временем, в частности с созданием туристско-рекреационного кластера «Добрый», все утрясется, с другой стороны, практически все одобренные и принятые проекты имеют коммерческую подоплеку и в перспективе ориентированы не только на самоокупаемость, но и на прибыль. А какая прибыль от рекультивации пойменных лугов?


Из прибыльного ряда, скорее, строительство пейнтбольного клуба и рыбацкой деревни, сооружение ресторана «Корчма» и гостиничного комплекса с культурно-развлекательной начинкой «Максима». Кроме них в джентльменский набор входят Город мастеров и охотничий клуб, пункт проката квадроциклов и снегоходов, база средств сплава по реке, среди которых плоты и так называемые малые ладьи. Ну и в довесок ко всему в Добром появятся новые автовокзал и рынок, СПА- и агротуристский комплексы, торговый и по совместительству опять же развлекательный центр «Сластена».


Если честно, то сначала нам показалось нелогичным решение ограничить размеры туристско-рекреационного кластера «Добрый» размерами самого райцентра Доброе. Но, детально изучив список проектов, мы убедились, что других вариантов просто нет или они априори невыгодны. А иногда и откровенно разрушительны. Ну зачем заповедным уголкам рестораны, гостиницы, боулинги? Тем более противопоказаны квадроциклы. Гонять в стиле кэмел-трофи лучше где-нибудь по дебрям Амазонки, а не по предельно уязвимой долине Воронежа.


Так что если кому и развиваться, то уж прежде всего райцентрам. Давно пора и облеченным административными полномочиями селам потихоньку превращаться в местные центры цивилизации. Городки с кемпингами, кафе и турбюро, готовыми за умеренную плату в самом лучшем виде продемонстрировать гостям и речку, и церкви, и даже местную гордость — Преображеновку. Разумеется, со всеми ее элитными атрибутами: асфальтом и бассейном, тренажерным залом и сауной, цветниками и грибками на просторном сельском пляже. Ну а реке, заказнику лучше оставить то, что у них уже есть.


Из-за острова на стрежень


Струги и другие грузовые суда, строившиеся в Добром 300 лет назад (напомним, село Доброе было некогда городом-крепостью Добрый на реке Воронеж, защищавшим Русь от татарских набегов), часто вспоминают не только в историческом, но и в экологическом контексте. Особенно в тех случаях, когда требуется доказать, что раньше все было лучше. И лесостепь лесистее, и реки полноводнее. Возможно, все так и было. И струги действительно ходили по Воронежу. Вот только когда? В какое время года? В принципе и сегодня спустить струги на воду весной особого труда не составит. А вот как ходить по Воронежу в межень? Об этом большинство современных летописцев почему-то предпочитает умалчивать. Может быть, потому, что и в петровские времена струги явно не вписывались в августовский Воронеж, а строили их в Добром только потому, что именно здесь произрастали корабельные дубравы. А переправить корабли по полой воде в Дон и дальше к Азову было, что называется, делом техники.


Сегодня кораблестроительного интереса добровские леса не представляют, а вот на режим реки влияют очень даже серьезно. Хотя здесь надо говорить не только о лесах, но и о болотах, озерах, родниках, осадках. Обо всем, что сказывается на водном балансе водоема. В последнее время из-за периодических засух баланс этот был относительно скудным и, по данным некоторых исследователей, сток реки падал до 16, а то и до 12 кубов в секунду.


Естественно, мы во время сплава такого рода замеров не проводили, но, судя по береговой линии и беседам с людьми, на Воронеже выросшими, водность реки в середине июня была в пределах нормы. И во многом на это влияет, как полагают гидрологи, режим заказника, действующий вот уже почти 40 лет. Именно поэтому проблема малых рек в районе не так остра, как во многих других регионах, где бездумное отношение к ручьям и крошечным речкам уже привело к невосполнимым потерям.


Но это не значит, что проблем с Воронежем нет вовсе. И одна из них — рекреационная нагрузка. В последнее время в Кривце, Преображеновке, Дальнем, Добром она выросла многократно. И как следствие — выбитая трава на прибрежных лугах, мытье машин, мусор. Удивление, мягко говоря, вызывают и темпы дачного строительства. Их безудержный рост уже привел к тому, что подавляющее большинство жителей поселка Дальний сегодня — дачники. Они, к счастью, пока не покушаются на берега реки, наиболее удобные для отдыха. Но в тамбовских деревнях их, как уже отмечалось, пытаются «приватизировать» предприимчивые городские купцы.


Да, к Добровскому заказнику все это не имеет пока никакого отношения. И, надеемся, иметь не будет. Однако у впадения в Воронеж Становой Рясы мы все-таки встретили моторку. Оснащенная мощным японским двигателем, она, надо отдать должное, не демонстрировала все свои лошадиные силы. Но вопрос здесь в другом, в том, что режим заказника не всегда и не везде работает. И не соблюдают его не только мелкие частники, но и частники крупные. Те самые, которые соорудили деревянный мост недалеко от устья все той же Становой Рясы. Сегодня он превратился в большой завал на реке, и не думаю, что это для нее благо. Равно как и горы строительного мусора, оставленного неподалеку, и содранный бульдозерами дерн на берегу. Это-то кому и зачем потребовалось?


Экологический индикатор


К счастью, такого рода экспериментов в водоохранной зоне пока немного. Полоса строгого ограничения хозяйственной деятельности, то есть прибрежно-защитная полоса, в заказнике существует не на бумаге. Мы это видели собственными глазами. А специалисты подсказали, что особенно эффективно работают на ниве водоохраны старые леса. Гидрологи отмечают, что во многом благодаря им, равно как и другим элементам экосистемы, качество воды в реке Воронеж остается относительно высоким.


Почему относительно? Потому что исследования, проведенные по некой научной методе, позволили отнести воронежскую воду только к третьему классу качества, что в переводе с научного означает: вода умеренно загрязненная. Однако выхухоль, живое ископаемое существо, реликт фауны третичного периода и эндемик Восточной Европы, обитающее на Земле уже 40 миллионов лет, с выводами ученых не считается и продолжает выбирать в качестве постоянного места жительства реку Воронеж. Между тем те же самые ученые считают, что выхухоль — один из лучших природных индикаторов чистоты пойменных водоёмов. И, к счастью, пока что-либо добавить к этому трудно.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Среда, 16 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +29 C°  Ночь: +15C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Непреходящий феномен

Владимир Петров // Власть

Новый день «Восхода»

Галина Светлова // Сельское хозяйство



  Вверх