lpgzt.ru - Культура Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
6 июня 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Культура 

Мир пограничных состояний

06.06.2015 "Молодежный вестник". Екатерина ЛЁВИНА
// Культура
Фото из архива И. ТАНУНИНОЙ
Фото из архива И. ТАНУНИНОЙФото из архива И. ТАНУНИНОЙ

О нём мы начали разговор с липецким драматургом Ириной Тануниной в № 8 «Молодёжного вестника» (от 24 апреля). Тогда были затронуты темы поиска своего «Я» через театральное искусство, потребности в любви при полном неумении любить самому. По мнению режиссёра, наравне с образом смерти это одна из главных тинейджерских трагедий. Коснулись и сложного, многогранного внутреннего мира тех, кто стоит на пороге взрослой жизни, но по разным причинам не очень-то хочет взрослеть.


– Ирина, в чём же, на ваш взгляд, причина подобной инертности молодого поколения, которую вы так чётко обозначили? Почему его представители не задаются глобальными вопросами о смысле жизни, добре и зле, не пытаются определить своё место в мире, как их ровесники 90-х, 80-х и далее по хронологии? Ведь, судя по вашим словам, так было всегда, и во времена моего, и во времена вашего детства...


– Знаешь, я сейчас, возможно, рискую впасть в извечное «и трава была зеленее», но ведь они действительно другие! Не хорошие или плохие (среди нас тоже было много всяких подростков), а именно ДРУГИЕ. Да, далеко не все мои ровесники много читали, были и такие, кто не читал вовсе, но не знать, в каком веке жил Пушкин, считалось дикостью. На этот вопрос мог легко ответить даже самый безнадёжный второгодник.


Сейчас же удивление, скорее, вызовет тот, кто это знает. Узкий кругозор и косноязычие стали нормой, причём и в кругу «успешных» людей. А уж школьники порой смеются над теми, кто говорит правильно с точки зрения русского языка.


Вот одна из причин тотальной инертности – мы медленно, но верно деградируем. Что получается? Вопросы, которыми должен задаваться подросток, порождаются той культурной средой, в которой он присутствует. А он не присутствует, он отсутствует. Так о каком интересе к высоким материям может идти речь, если человек пишет «кого ни будь» и вполне доволен собой?


Нет у них и подросткового бунта, одного из типичных проявлений роста и развития личности и осознания её в социуме, когда ты противопоставляешь себя всему миру. Ты – против. Против чего – неважно, это может быть как истребление морских котиков, так и родительский запрет красить волосы в яркий цвет. Главное – ты один в поле воин, ты бунтарь, ты так самоутверждаешься, и тебе это чувство очень нравится.


– Ничего подобного не наблюдается?


– В том и дело, хотя причин для недовольства масса: ЕГЭ (только ленивый не высказывался по этому поводу), учебное портфолио и, как следствие, погоня за материальными стимулами в виде грамот, дипломов и благодарностей, школьная форма, которая нравится далеко не всем. Но никто не протестует!


Конечно, мы понимаем, что бунт этот был бы глупым, всё равно все экзамены придётся сдавать, а папку достижений собирать, но дело в самом явлении. Мы понимаем в силу своего возраста и жизненного опыта, а вот им пока этого не дано, и тем не менее... где юношеский максимализм?


Им говорят – они делают. Порой у меня создаётся ощущение их полного равнодушия к происходящему в стране, школе, семье, в них самих.


– Неужели всё настолько плохо? Наверняка есть и волнующие темы.


– Есть, конечно, но этот крайне узкий круг интересов лежит совсем в иной плоскости, нежели то, что мы здесь обсуждаем. Даже если взять тему профессионального самоопределения, к примеру. Они переживают за успешную сдачу экзаменов и дальнейшее поступление, как и мы когда-то. На этом общие пункты заканчиваются. Увы, вопросом «Кем я хочу стать?» сейчас мало кто задаётся, ему на смену пришли другие: «Куда легче поступить?» и «Где дешевле учиться?».


– Но ведь эти вопросы, по сути, задаёт нам время, эпоха, они продиктованы реалиями, в которых мы живём. Мир стал злее и прагматичнее, он слишком хорошо научился считать деньги и при этом разучился мечтать. А поведение тех, кто стоит на пороге взросления, – прямое следствие подобных трансформаций социума.


– Можно списывать всё на ритм жизни, плохое воспитание, отсутствие времени у родителей и педагогов, можно находить десятки причин, но поведение конкретного ребёнка от этого не изменится, поиски причин пользы ему не принесут. Мы сейчас говорим об общих тенденциях, чтобы понять картину в целом – к чему мы пришли и в каком направлении двигаться дальше. А каждую ситуацию нужно рассматривать в контексте ближайшего окружения этого ребёнка, стараться помочь и решать проблемы индивидуально, ведь всегда найдётся очень много «погрешностей» частного характера. Иногда мне удавалось достучаться, иногда нет.


– В ваших руках – практически универсальный ключ, подходящий к любому замку. Искусство проникает даже в самые заржавевшие людские души, стоит лишь верно подобрать образ, подходящий актёру, особенно если это актёр начинающий. Там, где профессионал возьмёт опытом, новичок вытянет роль на искренности, «игре в самого себя». И порой это даёт возможность увидеть в себе такое, о чём и сам не подозревал. Случались ли открытия, удивлявшие как вас, наставника, так и самих ребят?


– Конечно. Вспоминаю один из самых ярких случаев своей студийной практики, на мой взгляд, очень показательный пример, к тому же прекрасная иллюстрация к теме стремления к мечте, о чём мы говорили выше. История эта произошла ещё во времена «Чёрного ящика» (театральной студии, которую Ирина вела много лет назад в ЛГПУ,прим. авт.). Занималась у меня одна студентка, вполне успешно играла. Обратилась как-то ко мне мама её подруги с просьбой поговорить с дочерью. Та хотела стать актрисой. Я несколько удивилась – пусть, говорю, приходит, не вижу проблем, могу дополнительно с ней заниматься. «Нет, вы меня не поняли, – втолковывает мама, – вы ей объясните, что ничего у неё не получится, она никогда не станет актрисой и пусть дурь из головы выкинет». Я удивилась ещё больше: зачем отбирать у человека мечту? Предложила записаться в студию, а там сама решит, нужно ей или нет.


Девочка была не просто застенчива, а чудовищно зажата. Она не знала, как заговорить, сесть, пройти по сцене, куда девать руки. На репетициях стояла столбом, и все попытки расшевелить её потерпели полное фиаско. Так продолжалось год. Даже сочувствовавшие потихоньку стали нашёптывать мне, мол, может, всё-таки намекнуть девочке поделикатнее, что нет смысла продолжать.


И что ты думаешь? Постепенно она оттаяла, стала свободнее, увереннее, я задействовала её в нескольких постановках, а со временем мою ученицу пригласили в труппу нашего академического театра драмы имени Л.Н. Толстого, затем она получила диплом ГИТИСа и теперь живёт и работает в Москве.


– Выходит, театральная практика помогла ей не только разобраться в себе, но и научиться устанавливать контакты с внешним миром, свободно общаться? Здесь присутствует ещё и воздействие на межличностные связи.


– Разумеется, ведь театр и есть общение: актёров друг с другом, с режиссёром и, конечно, со зрителями. Последний момент особенно важен, так как, в отличие от сочинительства к примеру, сценическое искусство предполагает не воображаемых читателей, которых может представить поэт, а реальных зрителей, сидящих в паре метров от тебя и внимательно наблюдающих за событиями. Это уже не опосредованное общение, а живое, настоящее, «высекающее искры».


Люди видят твои слёзы и сопереживают, ты улыбаешься – и они улыбаются в ответ, на твои шутки они смеются и аплодируют, а когда ты грустишь – сидят задумчивые. Твои эмоции в этот момент властвуют над залом, и реакция его зависит от того, что ты продемонстрируешь, каким предстанешь на сцене.


Театр помогает решать многие проблемы, и одна из главных – социализация, причем вне зависимости от того, по какую сторону кулис находится человек. Это работает и для тех, кто удобно устроился в креслах, и для тех, кто появляется перед ними в огнях рампы.


Кроме того, есть ведь ещё и этюды, проходящие до основной репетиции. Для подростков – то, что доктор прописал. Своеобразная творческая импровизация – прекрасный психологический тренажёр самореализации.


К сожалению, нынешнее поколение студийцев не понимает, зачем нужны этюды, словно ребят этих начисто отрезали от целого пласта культуры. Сплошное белое пространство. Пустое. И это – прекрасные дети, умные, пластичные, восприимчивые! Что говорить об остальных…


Основная проблема ещё и в отсутствии элементарной базы, необходимой для работы с образами. То, что мы брали практически «из воздуха», им даётся титаническими усилиями. То, что для самого обычного ребёнка моего поколения, воспитанного на замечательной советской мультипликации, казалось лёгким, сейчас превращается в квест высокого уровня сложности. И всё же...


Постепенно мы с ними стали читать (привычки к этому занятию поначалу тоже не наблюдалось), обсуждать произведения, сейчас ребята сами пишут этюды и с удовольствием импровизируют.


Да, при первом взгляде на детей у кого-то руки опускаются. Можно называть поколение потерянным, бесперспективным и каким угодно ещё, но на самом деле при должном старании можно и заинтересовать, и добиться результатов, действуя систематически. Дети равнодушны, потому что на них никто не обращает внимания. А чтобы не лезли с вопросами – предпочитают занять тестами, портфолио, глупыми молодёжными телешоу или сериалами, даже компьютерными играми. И сразу, с малых лет, чтобы быстрее привыкли и не мешали зарабатывать деньги, а потом выросли и стали такими же винтиками. Кто сейчас говорит с подростками на глобальные темы? Кто интересуется, о чём у них души болят? И если не болят вовсе ни о чём – то почему? Мы, взрослые, тоже разучились задавать себе важные вопросы. Может, и нам стоит вспомнить, как это делается?


Ирина Танунина – режиссёр, прозаик, театральный педагог. Много лет она работала с детьми, детьми очень разными, иногда упрямыми и не идущими на контакт, но неизменно творчески одарёнными. У неё много историй, житейских сюжетов, порой анекдотичных, порой грустных, но каждая раскрывает перед нами личность её героя, только начавшего взрослеть. Некоторые из её рассказов цикла «Детдомовские истории» публиковал «Молодёжный вестник».

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +3C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Аристократ духа

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru
// Культура

Забвению вопреки

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

А вот кому «спасатель» от денег?

Анастасия Карташова, тел. 50-17-35
// Общество

Пятый век обители


// Общество
Даты
Популярные темы 

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Без фальстарта с надеждой

Денис Коняхин // Спорт

«Лабиринт» для умников

Ольга Журавлева // Образование

Быстрый гол! И крепка оборона…

Иван Афанасов // Спорт

Без намёков на сенсацию

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх