lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
4 июня 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Банк милосердия и надежды

04.06.2015 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Фото Ольги Беляковой
Фото Ольги Беляковой

«ЛГ» уже неоднократно рассказывала о замещающих семьях, у каждой из которых — своя история, своя судьба. Впрочем, у всех этих судеб есть то главное, что их объединяет: счастливые дети, которые обрели любовь и поддержку людей, заменивших им родителей.



Только вдумайтесь: прямо сейчас, когда вы читаете эти строчки, кто-то предвкушает свою первую встречу с приемным ребенком, кто-то уже собирается забрать его на летние каникулы, чтобы заранее адаптировать в своей семье, а кто-то пока лишь ждет, пока подойдет его очередь. Сегодня наша собеседница — старший инспектор Управления образования и науки Липецкой области, оператор государственного банка данных детей, оставшихся без попечения родителей, Елена Соколова. Именно от нее во многом зависит, насколько быстро воплотятся мечты и взрослых, и ребят.


— Наш региональный банк, как и другие, входит в Единый государственный банк данных детей, оставшихся без попечения родителей. Одновременно в этом банке есть список людей, как граждан России, так и иностранцев, которые хотят принять в свою семью такого ребенка. В банке содержится подробная информация на каждого ребенка, но понятно, что она является конфиденциальной до тех пор, пока люди, решившие взять его, не придут к нам с полным пакетом необходимых документов. Только человек, получивший заключение о том, что он может быть кандидатом в приемные родители, будет ознакомлен с подробной анкетой ребенка. Для всех остальных — не более, чем самые общие сведения.


— Вы занимаетесь только формированием этого банка данных?


— Нет, что вы, мы параллельно с сотрудниками муниципальных органов опеки делаем все для того, чтобы взрослые и дети встретились, причем как можно скорее. Но, повторяю, перед этим людям надо собрать немало документов, среди которых и медицинское заключение, и акт обследования жилищных условий, надо окончить Школу приемных родителей. И только после этого органы опеки дают свое заключение — положительное или отрицательное. Впрочем, даже в последнем случае не надо сразу опускать руки: в этом заключении будет четко указано, что именно надо привести в соответствие для того, чтобы стать опекуном или усыновителем. Так что, все возможно будет исправить.


— У будущих приемных родителей есть какая-то возможность выбора?


— Да, конечно, ведь первым делом они заполняют анкету, в которой как раз и указывают свои предпочтения. Хотя, знаете, нередко оказывается, что какие-то умозрительные представления потом не совпадают с реальными впечатлениями, меняются в ходе живого общения. У нас была семья, которая приехала встретиться с девочкой своей мечты, у нее всё совпадало: и возраст, и цвет глаз, и цвет волос. Но после встречи вернулись и говорят: «Это не наш ребенок». Понимаете, вот не совпало, и все. И тут меня как осенило, и я им рассказываю, что есть мальчик, правда, старше, чем они хотели, и цвет глаз другой. Они посмотрели фотографию и захотели познакомиться. Я их заранее предупредила, что ребенок с непростым характером, идет на контакт далеко не со всеми. Но что бы вы думали? Этот мальчик сразу залез на руки к мужчине и сказал: «Давай уже поедем к тебе в гости!» То есть не только они, но и он их выбрал. Еще один похожий случай, когда семья поехала смотреть двух братишек, старшему из которых было три. Тоже малыш не очень контактный, пугливый. А тут сел рядом с мужчиной на лавочке и стал тихонько придвигаться, пока на коленях не оказался. Такие совпадения — залог счастья.


— А много времени проходит с того момента, как люди у вас зарегистрировались и вы предлагаете им конкретную кандидатуру ребенка?


— Это зависит от очень многих нюансов. Чем жестче требования, которые предъявляют потенциальные приемные родители, тем дольше может быть срок ожидания. Многие сразу оговаривают главное условие: ребенок должен быть абсолютно здоров. Но много ли вы найдете детишек из благополучных семей, которые волею несчастной судьбы стали сиротами, которых бы не забрали родственники? Их единицы. Большинство же родились и росли в среде, которая к поддержанию здоровья, мягко говоря, не располагает. Я сейчас говорю не о тяжелой патологии. Но это могут быть какие-нибудь хронические заболевания типа гайморита или бронхита, может быть аллергия, проблемы со зрением. Но со всем этим надо будет возиться, водить ребенка по врачам, возможно даже лежать с ним в больницах. И вот к этому готовы далеко не все. Именно поэтому нам хочется в пояс поклониться тем семьям, которые сразу говорят: «Мы не будем заранее смотреть медицинскую карту и вдаваться в подробности диагнозов. Мы уже решили, что это наши дети». Удивительные люди! И представьте, их немало, в том числе и в нашей области. Я не буду называть фамилий, хотя всех их помню и буду помнить.


— А много ли детей сейчас в нашем региональном банке данных?


— Сейчас у нас пятьсот восемьдесят человек. Только надо сразу уточнить, что в их число входят и дети с тяжелой патологией, в том числе с синдромом Дауна, и ребята, которым вот-вот исполнится восемнадцать. То есть это те, кого вряд ли заберут в приемную семью. Есть еще один нюанс: у нас в банке данных в основном дети старше десяти лет. А подавляющее большинство людей хотят малышей от ноля до пяти. Их можно понять: такие детки проще адаптируются в семье, быстрее догоняют в развитии сверстников. Кроме того, есть люди, которые хотят усыновить ребенка, и чем он будет младше, тем лучше.


— Но я знаю, что у нас в области есть приемные семьи, которые не боятся брать детей подросткового возраста…


— Да, к счастью, и такие семьи есть. Как правило, это те, у кого уже есть и свои, и приемные дети. И даже в «сложном» подростковом возрасте ребенок достаточно легко входит в такую большую семью. Как бы там ни было, сейчас у нас в картотеке девяносто семей, которые стоят в очереди на усыновление или опеку. Но с этого года и у них, и у детей появился дополнительный шанс: теперь во всех регионах есть доступ к Единому федеральному банку. Допустим, если я вижу, что у нас есть одиннадцатилетний мальчик, а где-нибудь в Омске семья, которая готова взять такого ребенка, то я просто свяжусь с этой семьей, и она к нам приедет.


— А вы могли бы привести в пример регион, где самая маленькая картотека детей, лишившихся попечения родителей?


— Это регионы Северного Кавказа. Видимо, это связано с национальной культурой, традициями, менталитетом. Там, если ребенок лишается родителей, его забирают к себе родственники. В банках данных этих республик может быть всего трое, пятеро детишек. Согласитесь, в этом смысле мы им можем только позавидовать. А вот если говорить о регионах с самыми большими банками данных, то это регионы Сибири.


— Вот уж не ожидала такого от сибиряков…


— Тут есть свой нюанс: как правило, это дети, относящиеся по национальности к народам Севера и Дальнего Востока. А в том же Омске или Красноярске в очереди на усыновление или опеку стоят семьи, которые хотят ребеночка славянской внешности. Вот они и едут за тысячи километров в Центральную Россию. К сожалению, надо констатировать, что в той же Москве картотека детей, лишившихся попечения родителей, стала стремительно расти за счет гастарбайтеров. Опять же, москвичи не хотят брать детей не славянской внешности. Это очень печально, но это факт.


— Вы упоминали детей-инвалидов. Неужели у них нет шансов на то, чтобы оказаться в семье?


— Почему же, есть не только шансы, есть у нас и конкретные примеры, когда таких деток берут. Конечно, очень нечасто, но такое происходит: берут из коррекционных школ, даже из Елецкого специализированного интерната ребенка-инвалида в Подмосковье забрали. Правда, у него был полностью сохранный интеллект.


— У нас есть случаи, когда детей забирают за рубеж?


— Да, и не единичные. Мы тесно сотрудничаем с солидной итальянской организацией, которая получила лицензию в Министерстве образования РФ. Почему итальянцы с такой готовностью идут на усыновление русских детей? Да все потому же: в их банках данных в основном дети африканцев или арабов, а люди хотят ребенка с европейской внешностью. У нас, в соответствии с законом, очень жесткие правила проверки иностранцев, последующего контроля. Первый отчет о состоянии ребенка мы получаем уже через два месяца. А вообще, я сама видела, с каким душевным трепетом они ждут предстоящей встречи, как хотят понравиться.


— А каково ребенку оказаться в совершенно чужой языковой среде?


— Представьте, дети очень быстро адаптируются. Уже через два месяца они начинают понимать многие фразы, а через полгода и сами потихонечку говорят. Главное, чтобы ребенку было хорошо. Вообще, вы заметили, что шум вокруг «закона Димы Яковлева» поутих? Оказалось, что и наши люди способны проявлять сострадание к брошенным детям. И когда я знаю, что еще один человечек у нас обрел семью, я понимаю: этот мой рабочий день прошел не зря.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Воскресенье, 24 сентября 2017 г.

Погода в Липецке День: +19 C°  Ночь: +3C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Аристократ духа

Сергей Малюков, slaavo7@yandex.ru
// Культура

Забвению вопреки

Роман Ромашин, romanromashin@ yandex.ru
// Общество

А вот кому «спасатель» от денег?

Анастасия Карташова, тел. 50-17-35
// Общество

Пятый век обители


// Общество
Даты
Популярные темы 

«Елец» вернули с небес на землю

Иван Алексеев // Спорт

Без фальстарта с надеждой

Денис Коняхин // Спорт

«Лабиринт» для умников

Ольга Журавлева // Образование

Быстрый гол! И крепка оборона…

Иван Афанасов // Спорт

Без намёков на сенсацию

Геннадий Мальцев // Спорт



  Вверх