lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
25 мая 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Гнездо Кулика (фото)

25.05.2015 "ЛГ:итоги недели". Евгения Ионова
// Общество

Всё проходит… Время уносит эмоции, стирает из памяти лица родных и любимых стариков. Картины прошлого выгорают и желтеют, как старинные фотографии… Ты сам меняешься, стараясь не возвращаться назад. И только семейный альбом, как якорь, не даёт насовсем покинуть родную гавань


С фотографом Владимиром Куликом мы рассматриваем снимки – чёрно-белые, оригинальные и уже оцифрованные, над которыми поработала рука профессионала. Он вспоминает, а я стараюсь все семейные нити рассказа сплести в один узор. На снимках – его деды, дядьки, бабушки и братья, отец и мама. Георгиевские кресты и советские ордена, сельские пейзажи и избы, в одной из которых замерли перед объективом городские пижоны. Перед нами – история его рода, его книга бытия…


ФОТО


Они ходили на войну…


Накануне семидесятого 9 Мая не стало Резо Чхеидзе – великого грузинского режиссёра, снявшего один из самых проникновенных и моих любимых фильмов о войне «Отец солдата». Там война тоже страшная и безжалостная. Но зритель в ней защищён, он как бы стоит за спиной главного героя – старика, умеющего ценить жизнь, которая есть даже в гибкой виноградной лозе, вырастающей из земли врага. Он пошёл на войну за сыном. Как пошла на неё за своими солдатами бабушка Владимира Кулика – Ирина Михайловна. Она проводила на фронт Великой Оте- чественной четырёх любимых людей – мужа и троих сыновей. И всех дождалась, как она утверждала: вымолила. Так же молилась она за своего Павла в самом начале двадцатого века, когда его позвала другая война…


Павлу Андреевичу Кулику «стукнуло» восемнадцать, он уже был женат и растил первенца Колю. А тут – Первая мировая. И белгородский сельский паренёк пошёл воевать за веру, царя и Отечество.


– Он был сапёром, – рассказывает Владимир Иванович. – Бабушка вспоминала, что свой первый Георгиевский крест дед получил летом – была пора сенокоса, и командование вдобавок к награде премировало его отпуском домой. Люди тогда жили натуральным хозяйством и понимали, насколько важна сенокосная пора для деревенского народа. А дед так гордился своим крестом, что не снимал его, даже когда с косой шёл по полю. Так его и потерял. Всей семьёй вместо того, чтобы косить, три дня крест искали. Нашли! А дед, заготовив сено, снова ушёл на передовую. И заслужил ещё один Георгиевский крест. Но за какие подвиги он получал столь высокую награду, до сих пор мы не знаем. И, наверное, не узнаем уже никогда.


А вскоре Павла Андреевича Кулика отобрали в личную охрану государя-императора Николая Второго. Русоволосый голубоглазый красавец ростом под сто девяносто, как утверждала бабушка Ирина, подошёл правящему двору по всем параметрам. Он стоял на двух «точках»: на Дворцовой площади в Санкт-Петербурге и в Царском Селе. Павел Кулик прослужил в охране до февраля семнадцатого года. А потом пришли другие времена, сменилась власть. Она предложила охранникам Богопомазанника либо разойтись по домам, либо присягнуть на верность Временному правительству. Кулик поспешил в родные края. Но сразу включиться в мирную трудовую жизнь у него не получилось. Вокруг орудовало множество банд – от больших под руководством Нестора Махно, до мелких, ведомых доморощенными атаманами. Павел Андреевич за них воевать не хотел, вот и прятался у себя в огороде. А жена тайком его подкармливала, постоянно меняя место дислокации «полевой кухни» – это она маскировалась как умела, чтобы никто из соседей не догадался и не выдал мужа.


– Но однажды бандиты всё же что-то пронюхали и ворвались в дом. Обшарив все углы и чердак, один из налётчиков, озверев, замахнулся шашкой на хозяйку – решил зарубить её. Но клинок рассёк икону, под которой бабушка стояла, а ей всего-то немножечко разрезал губу. Шрам совсем не повлиял на её красоту, – говорит Владимир Кулик. – Сама же бабушка объясняла такое везение тем, что по её молитвам Господь и Божия Матерь никогда их семью не оставляли.


Вскоре неподалёку от их села Яропольцы началось формирование Первой конной армии Будённого, куда Павел Андреевич Кулик и записался.


После Гражданской судьба и история подарили Павлу и Ирине Куликам мирные годы. За это время многое в их жизни поменялось, появился на свет младший сын, Иван. А в 1941 году вновь грянула война. Павел Андреевич и двое его старших сыновей – Николай и Василий – ушли на фронт в числе первых. Младшему, Ивану, из-за возраста будет дана отсрочка до 1943 года.


Фронтовая судьба Николая Павловича Кулика сложилась трагически. Во время одного из боёв ещё в самом начале войны убило всех командиров его батальона, и он принял командование на себя. Чтобы укрепить дух бойцов, он даже переоделся в форму убитого капитана. И не снял её, когда все они оказались в плену, что очень осложнило его жизнь в фашистских застенках. С 1941 по 1944 год Николай Кулик сменил 12 лагерей, из всех пытался бежать. После одного из неудачных побегов охранники лагеря положили всех беглецов лицом в землю, а на их спины установили деревянный помост и устроили танцы. Николаю Павловичу сломали позвоночник, эта травма потом аукалась ему всю жизнь – ещё молодой мужчина, он всегда ходил согнувшись, опираясь на палочку. В двенадцатый раз везение было на его стороне. Добравшись до своих, военнопленный Николай Кулик не был арестован, его не сослали в штрафбат, но и не выдали паспорт. Так человеком без документов он и вернулся домой.


Василий Кулик тоже побывал в плену, тоже бежал, воевал за Белоруссию, был награждён медалями «За боевые заслуги» и «За отвагу».


Иван Кулик ходил на передовую дважды. В первый раз – восемнадцатилетним (как и отец в Первую мировую) – в сорок третьем году. Но до фронта тогда не дошёл – необстрелянных новобранцев повернули домой. Потом он попал в учебку, в которой его сначала готовили на сапёра, а затем перевели в понтонёры. Учебная часть размещалась под боком знаменитого старинного пещерного монастыря в селе Холки, что совсем недалеко от родных Ивану Яропольцев. Туда-то и отправилась в компании других яропольских женщин Ирина Михайловна Кулик, его мама.


– Папа много рассказывал о самом селе, где располагалась их часть, о реке, на которой учился ставить понтоны, – вспоминает Владимир Кулик. – И когда я, спустя много лет, сплавлялся по Осколу на плотах, то всё в Холках узнавал, даже сарай, в котором папа в учебке жил… В сорок четвёртом у двадцатилетнего отца на груди красовались уже две награды. Потом папу определили во фронтовой оркестр. Но при переправах через реки его вызывали в часть, он наводил понтоны и снова шёл играть, поднимать боевой дух товарищей.


Войну Иван Павлович Кулик закончил в Праге.


А Павел Андреевич Кулик, как и в Первую мировую, на Великой Отечественной был сапёром. После ранения в 1943 году стал командиром орудийного расчёта. При форсировании Днепра его ранило ещё раз. В госпиталь он попал в Тамбов, откуда своей жене Ирине и написал. А та, недолго думая, собрала мешок махорки да других гостинцев и пошла пешком проведывать мужа. Пришла, а госпиталь уже перевели в Ташкент. Но и это обстоятельство Ирину Михайловну не остановило – в девичестве она несколько лет жила у дяди в узбекской столице. Так и пустилась жена солдата в путь. Где пешком, где на перекладных, на попутках, зайцем на поездах (даже через больницу, в которую попала, повредив ногу), но Ирина Кулик добралась до Ташкента. За проезд в дороге Ирина Михайловна расплачивалась махоркой, поэтому у ворот госпиталя стояла она с маленькой горсточкой курева. А госпиталь оказался пустым – всех выздоровевших отправили на вокзал. Только один замешкавшийся солдатик шёл ей навстречу. В худом и осунувшемся бойце она узнала... мужа. Как потом Ирина Михайловна говорила: это Господь им встречу устроил. Иначе бы не задержался командир орудийного расчёта Павел Кулик в лечебных коридорах, которые впоследствии Александр Исаевич Солженицын описал в своём романе «Раковый корпус». Их свидание длилось несколько часов, за которые они успели наговориться, узнать, что дядя Ирины Михайловны ещё в тридцатые годы был расстрелян. Им обоим тогда было чуть меньше пятидесяти лет. Судьба отведёт им долгую и счастливую семейную жизнь. А тогда, в Ташкенте, она снова провожала мужа на войну, чтобы ждать, ждать, ждать!



Встреча на Днепре


В 1943 году Павел Андреевич и Иван Павлович Кулики форсировали Днепр. Они-то, конечно, и не подозревали, что находятся очень близко друг от друга, но материнская молитва всё им открыла. В этот день каждый занимался своим делом: понтонёр обеспечивал переправу, а командир орудийного расчёта ремонтировал свою пушку. Починка что-то затянулась, и Кулик-старший намного отстал от своей части. На берегу он увидел понтонёра и принялся уговаривать его переправить орудие на другой берег, а парень отказывает, мол, меня за самоуправство могут под трибунал пустить. Атмосфера начала накаляться, и уже оба солдата почти кричали что-то друг другу в чёрные, закопчённые лица. Ругались до тех пор, пока во рту старшего по возрасту не блеснул золотой зуб. Понтонёр пригляделся внимательнее – перед ним стоял отец! Не успели они наобниматься, как к ним, размахивая пистолетом, подбежал комбат, грозя обоих расстрелять за невыполнение приказа. Но в это самое время через переправу проезжал генерал, который, увидев встречу отца с сыном, дал обоим час увольнения. А через три дня уже на освобождённом берегу Днепра Ивану Павловичу сослуживцы рассказали, что видели отца в лодке, увозившей тяжело раненных бойцов. Иван нашёл его без сознания, вложил ему в гимнастёрку записочку и снова пошёл воевать…



Домик с окнами в сад


– Мой прадед Андрей был очень зажиточным, – рассказывает Владимир Иванович Кулик. – Он мечтал, что его сын подарит ему семь внуков, поэтому и дом в селе построил самый большой, в восемь комнат. У моего деда с бабушкой родилось только трое сыновей. Когда началась коллективизация, все Кулики из дома ушли сами, не дожидаясь репрессий. Чем и спасли себе жизнь.


Сначала Павел Андреевич, Ирина Михайловна, Николай, Василий и маленький Ваня подались на Донбасс, где старшие мужчины устроились в забой. А потом вся семья переехала в Грузию, в городок Чиатура, где добывали марганцевую руду. У Николая и Василия уже к тому времени сложились свои семьи, появились сыновья – у обоих Николаи. А Иван Кулик ещё школьником стал поигрывать в городском оркестре. От отца этот факт своей биографии сын скрыл. Но, как известно, в мире нет ничего тайного, чтобы не стало явным. Однажды все Кулики пошли гулять в городской сад. На летней эстраде играл оркестр, Павлу Андреевичу стало интересно, как музыканты помещаются в оркестровой яме, и заглянул в неё. Как потом все вспоминали, наступила немая сцена, как в гоголевском «Ревизоре». Нет, отец не был против занятий сына музыкой. Просто в семье главенствовали патриархальные устои, и хотя бы советоваться с отцом в принятии каких-то решений нужно было обязательно.


– Однажды бабушка купила мальчишкам лыжи, а мужу сказать об этом сразу не решилась, – улыбается Владимир Кулик. – Когда дед покупку обнаружил, то порубил все лыжи топором – в наказание. А потом сам новые и купил.


Иван Кулик сразу после войны женился на девушке из своего села и привёз молодую жену в Грузию. У них родился сын Коля – третий внук Николай у деда с бабушкой. Но потом их жизнь что-то не заладилась, и семья распалась. В 1948 году они все прошли тест на доверие – Ивана Павловича приняли в партию. Это означало, что Николаю и Василию простили плен и уже никто не припомнит их «кулацкое» прошлое. В 1949 году Иван Кулик женился на Антонине Фёдоровне Шевченко, в этой семье Владимир Кулик и появился на свет.


– Самое смешное, что в дочь папиной первой жены – Ниночку – я был в юности влюблён, – рассказывает Владимир Иванович. – Но семья мои чувства не разделяла. А сама Нина заглядывалась на моего друга Ясека, даже письма мне в армию писала – и всё о нём… А папа в Москве прошёл прослушивание в оркестр Гостелерадио СССР. Однако мама ни в какую не хотела уезжать из села – в городе же ни корову, ни козу не заведёшь!


Село Яропольцы фашисты в годы войны оккупировали дважды. А штаб свой размещали в самом большом доме села – в доме Куликов.


– Из нашего рода восемь человек ушло на войну: по четыре с папиной и с маминой стороны, – говорит Владимир Иванович. – И когда все наши фронтовики собирались за одним столом, то шум стоял неимоверный. У каждого из них была своя история, у каждого была своя боль. Мой второй дед – Фёдор Степанович Шевченко – войну прошёл санитаром во фронтовом госпитале. Понятно, что наград у него было меньше, чем у деда Паши. Он был неоднократно ранен, и одна рана не заживала до конца дней его. А пять лет назад я повстречался с однополчанином отца – Стефаном Андреевичем Шелудченко. Ему сейчас уже за девяносто. Узнал я о нём случайно, из белгородской прессы.


Павел Андреевич и Ирина Михайловна Кулик прожили вместе 72 года! Они поженились в 16 лет. При этом считалось, что оба делают выгодные партии. Павел был единственным ребёнком в зажиточном доме. А Ирина, хотя и родилась в семье, где из двенадцати детей был только один мальчик (на которого землю-то и давали в царские времена), но не бедствовала. И всё благодаря дяде-купцу из солнечного Ташкента. Когда племянницам исполнялось 14 лет, он брал их к себе года на два, обучал, наделял хорошим приданым и снова отправлял в село уже завидными невестами.


– Но самое главное, что дедушка и бабушка всю свою жизнь очень друг друга любили. И за все семьдесят два года ни разу не поругались, – вздыхает Владимир Кулик. – Я женился за полгода до бабушкиной смерти. И когда привёз жену на смотрины, баба Ира строго спросила супругу: «Валечка, а ты за Вовочку по любви вышла? Мы с дедулей до сих пор друг друга любим. А как иначе жить?!»


Фото из семейного альбома Владимира КУЛИКА

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Понедельник, 20 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: +1 C°  Ночь: +1 C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Рождённая в октябре 1917 года

Марина Гольц
// История

Правда была его естеством

Евгения Ионова
// Культура

Услышать голос

Евгения Ионова
// Общество
Даты
Популярные темы 

Быть первой во всем

Лицей поселка Добринка отмечает 50-летие
Ольга Шкатов, shkatovao@list.ru // Образование

Уроки Октября. Сто лет спустя

Елена Таравкова // История

Афиша

// Культура

Хотели как лучше…

Петр Новиков // Спорт

Какие головы нынче в цене

Михаил Зарников // Общество

Не хочу учиться

Елена Бредис // Образование



  Вверх