lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
21 мая 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Принимающая семья

21.05.2015 "Липецкая газета". Елена Бредис
// Общество
Фото Ольги Беляковой

Все мы в той или иной степени мним себя психологами и педагогами, полагая, что проблемы есть у других, но не у нас. И убеждены, что все разрешим, устроив «промывку мозгов» членам нашей семьи или бойкот молчанием.



Мы не сомневаемся, что в воспитании детей уже «собаку съели» и сами можем давать советы, кому угодно. А если вдруг оказывается, что проблемы разрешаться «не хотят», мы начинаем обвинять кого угодно, только не себя. Понятно, что столь высокая наша самооценка — не более чем иллюзия, которая может привести к серьезным осложнениям в отношениях. Ну, а если речь идет о замещающей семье, которая взяла ребенка из детского дома? Можно ли тут легкомысленно рассчитывать исключительно на собственные силы и собственную мудрость? К счастью, за последнее время все больше приемных родителей обращаются за советом в Службу сопровождения замещающих семей, которая действует в областном Центре развития семейных форм устройства, социализации детей, оставшихся без попечения родителей, и профилактики социального сиротства «СемьЯ». Мои собеседницы — специалисты этой Службы: социальный педагог Людмила Мартынова и педагог-психолог Татьяна Давыдова.


Мартынова: Наша Служба сопровождения замещающих семей — не контролирующая инстанция. Мы приходим на помощь лишь в том случае, когда нужен наш совет, когда нас об этом просят замещающие родители или муниципальные органы опеки и попечительства области.


Давыдова: Более того, это помощь конфиденциальная, мы никому не сообщаем ни фамилий обратившихся, ни сути проблемы. Так что замещающие родители могут не бояться, что их сочтут некомпетентными и заберут ребенка обратно. Наоборот, чем раньше они обратятся за помощью, тем быстрее у них нормализуется ситуация, тем успешнее будет проходить интеграция приемного ребенка в семью.


— Но неужели ребенку трудно адаптироваться в семье после детского дома? Насколько я знаю, все дети мечтают найти семью…


Мартынова: Безусловно, об этом мечтают все. Но надо помнить, что зачастую у детей, находящихся в учреждении господдержки, недостаточно развиты эмоциональность, привязанность, у них нет доверия к окружающему миру, который так жестоко с ними обошелся. Ведь привязанность к матери развивается еще на этапе внутриутробного развития. Но если это был нежеланный ребенок, если его оставили в роддоме? А замещающие родители порой забывают об этом.


Давыдова: Принимающая семья, независимо от возраста ребенка, уже пропустила важный этап ранних отношений с ним, т.е. период формирования первичной привязанности взрослого к ребенку. Но ребенок способен сформировать и вторичную привязанность — любить свою принимающую семью, считать ее своей, и это может произойти в любом возрасте.


Мартынова: В первые дни пребывания ребенка в новой семье у него должно возникнуть чувство, что он здесь нужен. Если в семью принят ребенок дошкольного возраста, то перед родителями рано или поздно встает вопрос о помещении его в детский сад. Даже для малыша, родившегося и растущего в семье, детский сад на первых порах становится стрессом. А каково это приемному ребенку? Для него это повторное ощущение того, что его бросили. И чтобы у ребенка не возникало такого чувства, мы рекомендуем принимающим родителям взять отпуск и побыть с ребенком дома. Посещение детского сада ребенком мы советуем не ранее 6 месяцев после того, как ребенок был принят в семью. Замещающим родителям всегда надо помнить, что это особенные дети.


— В чем заключается эта особенность?


Давыдова: Как правило, у них не так ярко развита эмоциональная сфера, и это надо учитывать. Как только у ребенка начинается процесс формирования привязанности к принимающей семье, его поведение меняется: он ломает свои игрушки и вещи взрослых, может обманывать и брать без разрешения личные вещи членов семьи, причем у тех, к которым лучше всего относится.


Мартынова: Часто приходится объяснять замещающим родителям, что нарочито плохое поведение ребенка является просто способом привлечь к себе внимание, которого ему долгое время не хватало. И пусть его лучше отчитывают, повышают на него голос — ведь это тоже внимание, а не безразличие. По этой же причине он может улыбаться в ответ на претензии родителей.


— А есть какие-то наиболее серьезные ошибки, о которых вы заранее предупреждаете приемных родителей?


Мартынова: Наиболее типичные ошибки мы стараемся разобрать еще на этапе занятий в Школе приемных родителей нашего Центра. Рассматриваем конкретные ситуации, с которыми нам уже доводилось сталкиваться. Например, очень серьезная ошибка — начать сравнивать приемного ребенка с кровными, более успешными детьми, забывая, в каких условиях рос принятый ребенок. Мы всегда повторяем слушателям: в общении с детьми опирайтесь на их успехи и достижения, даже самые маленькие. Пусть у ребенка не все получается с математикой, но, может, он хорошо рисует, быстрее всех бегает или же вырастил потрясающий кактус. Надо, чтобы ребенок почувствовал ситуацию успеха, услышал похвалу, поверил в свои возможности. Вот на это надо обращать внимание! И не пытаться изо всех сил «дотянуть» принятого ребенка до той идеальной планки, которая выбрана взрослым человеком.


Давыдова: Мы предупреждаем принимающих родителей, что в первые дни пребывания в новой семье эмоциональные реакции и самочувствие у каждого ребенка могут быть разными. Кто-то будет пребывать в приподнятом, возбужденном состоянии и стремиться все посмотреть, потрогать, а если кто-то есть рядом, попросить показать, рассказать о том, что вокруг. Под влиянием новых впечатлений может возникнуть перевозбуждение, суетливость, желание порезвиться. А кто-то в новой обстановке испугается, будет прижиматься к взрослому, пытаясь как бы заслониться (уберечься) от нахлынувшего потока впечатлений. Только бегло скользнет взглядом по предметам и вещам, опасаясь дотронуться до них. Особенности процесса интеграции ребенка в разных семьях зависят от многих причин. Каждая принимающая семья проходит свой единственный процесс интеграции, определенный той единственной ситуацией, в которую она попадает.


— Когда в семье уже есть свои дети, процесс воспитания приемных детей упрощается?


Мартынова: Не всегда. Поймите, если в семье появился еще один ребенок, то остальным внимания уделяется уже меньше. Волей-неволей старшие дети должны осуществлять какой-то патронат над новеньким, на них ложатся дополнительные обязанности. Бывает ли ревность? Конечно, бывает. И тут все зависит только от чуткости и мудрости родителей, чьей любви, чьего внимания должно хватать на всех. Но изначально должна быть большая работа со своими детьми: надо согласовать с ними это важное решение, спросить их мнение, заранее познакомить. И если свой ребенок категорически против, то мы бы не советовали брать приемного.


— К вам, наверное, обращаются приемные родители, у которых конфликт с детьми дошел уже до того, что ребенка хотят вернуть в детдом?


Мартынова: Как правило, все конфликты начинаются с взрослением ребенка, когда тот достигает подросткового возраста. В первую очередь это свидетельствует о том, что взрослые упустили момент зарождения конфликта. Конечно, обращаться за помощью к специалистам надо раньше, когда противостояние еще не дошло до стадии полного антагонизма. Иногда бывает достаточно в своем присутствии посадить всех за стол переговоров. Пусть ребенок выскажет свои обиды, пусть родители проговорят свои претензии. А после этого надо помочь им прийти к соглашению, которое устроит все стороны.


— Бывает так, что вы уезжаете из семьи и понимаете, что так и не смогли достучаться до взрослых?


Мартынова: Случается, и это очень тяжело, очень. Чаще всего это происходит там, где ребенка полностью душой не приняли. Помню, однажды нам приемные родители пожаловались, что от семилетнего мальчика плохо пахнет после посещения туалета. Мы стали говорить с отцом, а он сразу встал в позу: «Я, что, должен учить его попу вытирать?» Конечно, должен! Ведь привитие культурно-гигиенических навыков целиком лежит на плечах родителей. Тем более, что малыш таким образом может просто пытаться привлечь к себе внимание.


— А если приемный ребенок говорит: «Вот, ты меня ругаешь, ты предъявляешь ко мне требования, потому что я тебе не родной...»?


Давыдова: Бывает, но редко. Если с самого начала ребенок чувствует, что его любят, что он нужен в семье, то такого не происходит. Если принимающие родители говорят и подтверждают свои слова действиями, то они никогда не услышат от ребенка таких слов. Зато в моей практике было несколько случаев, когда, получая в четырнадцать лет паспорт, подростки меняли свою фамилию на фамилию приемных родителей. То есть они уже настолько идентифицируют себя с приемной семьей, что хотят полностью чувствовать свою принадлежность к этому роду. И это так здорово, так приятно! А еще нередко бывает, что, вырастая, эти дети продолжают регулярно приезжать в семью уже со своими семьями и детьми, справедливо считая приемных родителей полноценными бабушками и дедушками. И таким родителям можно только поаплодировать.

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Четверг, 23 ноября 2017 г.

Погода в Липецке День: -3 C°  Ночь: C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 
Даты
Популярные темы 

Людмила МОИСЕЕВА: «Родительский дом — начало начал»

Александр АНДРЕЕВ, Краснинский район // Спорт

Услышать голос

Евгения Ионова // Общество

Олимпийский отбор мастеров

Наталья Сизова // Общество

Ближе и доступнее

// Общество

Деньги за карту вернут

Анастасия Карташова, kart4848@yandex.ru // Общество



  Вверх