lpgzt.ru - Общество Карта сайта|Обратная связь|Подписаться на издание    
 
18 мая 2015г.<>
ПНВТСРЧТПТСБВС
123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Блоги авторов 
Администрация Липецкой области
Липецкий областной Совет депутатов
Облизбирком
Государственная поддержка хозяйствующих субъектов
Знамя Октября
Липецкое время
Управление физической культуры, спорта и туризма Липецкой области
Молодежный парламент Липецкой области
Управление потребительского рынка
Федеральное казначейство
Золотой гонг
Общество 

Кому нужна домашняя библиотека?

18.05.2015 "ЛГ:итоги недели". Алексей КОЛЯДОВ, член Союза российских писателей
// Общество

Одна из примет советского времени – домашняя библиотека, которая была практически в каждой семье (не только интеллигентной, но и нередко рабочей, крестьянской). Вопрос: нужна ли она сейчас – в пору снижения интереса к чтению, утверждения в общественном сознании новых ценностей?


Словно вживую общаюсь


Сижу в своей комнате (она мне – и кабинет, и библиотека) за компьютером, окружённый со всех сторон – от пола до потолка – полками с книгами и чувствую себя очень комфортно, словно вживую общаюсь со своими литературными любимцами. С классиками – Мопассаном и Лондоном, Бальзаком и Дюма, Лермонтовым и Пушкиным, Есениным и Маяковским, Чеховым и Львом Толстым, Буниным и Пришвиным, Шолоховым и Катаевым, Астафьевым и Абрамовым, Нагибиным и Распутиным, Рубцовым и Твардовским. И с современниками, почти ровесниками, с кем встречался, переписывался, а с некоторыми и дружил, но кого уже нет в строю – Николаем Смольяниновым, Владимиром Топорковым, Леонидом Винниковым, Иваном Завражиным, Владиславом Зориным, Светланой Мекшен…


Смотрю на их не раз перечитанные мною книги – и отходит депрессия, и хочется жить, сказать своё, может, нужное ещё кому-то слово! И думаю: нет, не зря я собирал библиотеку (в ней почти четыре тысячи томов). В советский уравнительный период сделать это было непросто – хорошие книги считались дефицитом, а лишних денег почти ни у кого не водилось, и нужно было копить их месяцами, поддерживая утомительное знакомство с теми, кто распределял новинки. Мне самому, в отрочестве попробовавшему абсолютно не свою профессию токаря, литература позволила стать востребованным журналистом, а позже и писателем, дочери – доцентом в университете, кандидатом филологических наук, а сыну, помешанному на Чейзе, – знающим юристом. Значит, стоила овчинка выделки?


Наверное, да, стоила! Помню, лет тридцать назад, когда уже половина библиотеки была собрана, приехала ко мне в гости мама и спросила, кивая на книги: «Лёнь, на кой столько?» Тогда моя добрая мама, воспитавшая из меня завзятого, как и она сама, любителя грибной охоты, показалась наивной, если не глупой. В ответ ей я обидно засмеялся: «Не пони-ма-а-ешь!» И лишь теперь, вспоминая тот диалог, признаюсь самому себе: перебор действительно допустил – ведь в библиотеке есть книги, которые мне не нужны.



Если б снова начать


Признаюсь откровенно: если б снова начать, библиотеку собирал бы обязательно, но несколько по-другому. Да, купил бы, в дополнение к тем писателям, кого перечислил в начале своих заметок, вечных Гомера, Данте, Шекспира, Сервантеса (и сам их перечитываю, и дети время от времени открывают), практически всех великих французских и русских писателей девятнадцатого и выборочно – восемнадцатого веков. Ещё – лучших советских, типа тех, о которых говорил выше. Прекрасных детских – Гайдара, Алексина, Носова, Рыбакова. А также – большую энциклопедию, словари русского языка Ожегова, Даля, Академии наук, с полсотни разных справочников по русскому языку, некоторое количество краеведческой литературы и книг талантливых земляков-литераторов. Всего набирается, по моим подсчётам, порядка полторы тысячи томов. Остальные же две с половиной тысячи оставил бы в магазинах.


Уверен: так было бы разумнее и правильнее. Не противореча себе, тут же скажу: точно определиться, не попробовав автора «на вкус», доверившись критику из толстого литературного журнала или газет «Правда» и «Советская Россия», было трудно, почти невозможно. По простой причине: идеологическая составляющая творчества тогда представлялась одной из важнейших, если не главной. Ведь как рассуждали: ну и пусть, что Драйзер труден для чтения, зато полезен как критик ненавистного капитализма. И потому даже, получив гуманитарное образование, став завсегдатаем государственных библиотек и научившись почти безошибочно определять уровень литературного мастерства авторов, многие, и я в том числе, полностью избавиться от гипноза очень активной политической пропаганды не могли. В домашние библиотеки приносили не только Драйзера и Чернышевского с его «железобетонным» псевдороманом «Что делать?», но и Ленина, Маркса с Энгельсом и прочих коммунистических практиков и философов. Сотни две или три прежде таких обязательных томов долго и у меня стояли наполовину прочитанными на самых видных местах. Лишь года два назад собрал их и занёс на чердак, не поддавшись совету жены сжечь или отвезти на свалку. А вдруг кому-то из наших потомков или политологов они понадобятся не для развлекательного, а делового чтения?


Все мои знакомые книгоманы сейчас ломают голову над тем, как использовать своё многокнижье практически. Московский друг-писатель Николай Воронов (вот уже год как покойный) поступил просто. Подогнал машину с контейнером, погрузил в неё почти всю библиотеку в несколько тысяч томов, за исключением самых любимых и значимых книг, и отправил её в один из пригородных интернатов. Это же он посоветовал сделать и мне. Загорелся, поехал даже договариваться о передаче библиотеки в один такой школьный интернат, да там меня сразу же расхолодили: «А что у вас за книги? Есть о Гарри Потере? Ребята любят его… А современное фэнтези? Тоже нет? Ну а Шундика и Бабаевского, тем более Ленина, они читать не будут. Это не для них! Хотя, если настаиваете, привозите – примем!» Конечно, не повёз и решил предложить свои книжные излишки дому престарелых, где очутился в конце жизни один мой приятель-журналист. Но и он моё решение не одоб­рил: «Да у нас в библиотеку никто не ходит, разве что я да ещё бывшая училка. Лучше отбери, что поинтереснее, и привози мне – шкафчик в моей комнате свободный… Может, успею прочитать, пока на ногах!» Так и сделал, вроде бы пристроив по назначению пару сотен книжек. Но именно – вроде…



Интерес и отложенный спрос


Вот и думаю после этого, а так ли необходимы были гигантские – в сотни тысяч, а то и в миллионы экземпляров – тиражи? Да, читателей печатной литературы тогда было гораздо больше (не 10-20 процентов, как сегодня, а 60-70), и читали многие не изредка, как сейчас, а чуть ли не ежедневно. Именно многие, но далеко не все.


Знаю одного своего дальнего родственника, директора крупного предприятия. Художественную литературу он практически не читал и не читает до сих пор. Иногда открывает технические справочники. Да и жена его, воспитательница детских яслей, ею интересовалась мало, выделяя для служебного пользования разве что сказки. Между тем все подписки «Огонька» на отечественных и зарубежных классиков каждый год оформляли на себя исправно: непрестижно было не иметь в доме хороших книг, хозяев могли бы счесть недоумками. К тому же сказывалась мотивация отложенного спроса: «Я не читаю, так мои дети попозже прочитают. Пусть стоят книжки: они есть не просят!»


А другая моя знакомая, чья сестра работала в «Созпечати» и имела прямое отношение к распределению подписных заказов, просто сделала из этого своего рода бизнес – продавала творения наиболее ходовых авторов в три-четыре раза дороже, чем заплатила за них сама.


Держу в руках книгу поэта, прозаика и публициста Владимира Солоухина «Время собирать камни» – увесистый фолиант почти в 700 страниц, изданный в 1990 году издательством «Правда» в 500 тысяч (!) экземпляров, и думаю, на кого рассчитано это издание? Автор, конечно, уважаемый, прославившийся в семидесятые своей автобиографической повестью «Приговор» об излечении рака – ей тогда все зачитывались. И не менее интересным беллетристическим исследованием «Третья охота» о «детях богов» – грибах. Тиражи этих интереснейших книг в двести-триста тысяч экземпляров разлетались влёт. С интересом воспринимались в шестидесятые и его публицистические книги «Письма из русского музея» и «Чёрные доски» о непреходящей ценности и красоте памятников церковной и усадебной архитектуры, древнерусской иконописной живописи и необходимости бережного отношения к ним.


Тогдашняя заинтересованность читателей (и покупателей – тож!) была понятной: после Октября, вплоть до конца хрущевской эпохи церкви на Руси безжалостно разрушались, да и на восстановление усадеб российских знаменитостей денег не находилось, хотя время «собирать камни» уже наступило. Так что те работы Солоухина прозвучали в общественном сознании как колокол, который, как известно, всегда будит и собирает людей.


Но всему своё время и свои почитатели. В семидесятые, поселившись в Ельце, я жадно хватал в книжном все поступающие в него вещи Солоухина, в том числе его публицистику. А в девяностые, насытившись ею, я уже с трудом поддался на просьбу приятельницы-завмага купить объединённые в одну книгу знакомые мне публицистические работы Солоухина. В магазин таких сборников поступило несколько десятков: хочешь не хочешь, а исхитряйся, продавай! Увы, продажа шла так худо, что к моменту приватизации магазина в 1992 году в нём оставалось их ещё больше половины. Завмаг, ставшая одной из владелиц, подарила мне бесплатно два экземпляра. Позже я предлагал их (также бесплатно, разумеется) нескольким знакомым-книгочеям, но никого по-настоящему не заинтересовал, лишь один экземпляр удалось пристроить приятелю в дом престарелых.



Реформация библиотек назрела!


Что-то изменится в будущем, станет ли печатная книга столь же востребованной, как прежде, а обладание обширной домашней библиотекой необходимостью? Лет десять назад об этом ещё можно было спорить и на что-то надеяться. Но сейчас с падением тиражей печатной литературы, за исключением детской и школьной хрестоматийной, до двух-четырёх, в лучшем случае – десяти-двадцати тысяч экземпляров, многократном росте стоимости книг, обширная домашняя библиотека мало кому нужна. Пока она ещё будет существовать за счёт сохранения и перераспределения накопленного книгоманами (на свалки, слава богу, выбрасывается многое, но не всё) и небольших новых поступлений, но трансформация её, как и государственных библиотек печатной литературы, неизбежна.


Думаю, уже через поколение печатная библиотечка семьи, а тем более одиночки, очень редко будет превышать у завзятых любителей-коллекционеров от пятисот до тысячи, а может, даже сотни-другой книг. Основной же их объём будет храниться в электронном виде – на дисках, флеш-картах или новых подобных устройствах. Виртуальная библиотека будет общей на всех в Интернете, куда даже я, отживающий свой век книгоман, захожу всё чаще, а мой внук проводит в нём часы и смены. А кто уж сильно захочет насладиться живой книгой, сможет следать это в государственной библиотеке.


Плоха или хороша нарисованная мною картинка? Трудно сказать однозначно: сколько людей – столько и мнений. Нам остаётся только одно – поддерживать интерес к чтению, без которого развитие цивилизации, не говоря уже о её духовном очищении, невозможно в новых условиях и новыми средствами!

Поделиться ссылкой:  
Загрузка комментариев к новости...
Суббота, 19 августа 2017 г.

Погода в Липецке День: +30 C°  Ночь: +14C°
Авторизация 
портал
СЕГОДНЯ В НОМЕРЕ 

Найди меня, мама!

Галина Кожухарь, ведущая рубрики, фото
// Найди меня, мама!

Одухотворение стекла

И. Неверов
// Культура

Не жалея любви и заботы

Ирина Смольянинова
// Общество

Изысканный вкус сырной геополитики

Сергей Малюков
// Общество
Даты
Популярные темы 

Жара. Разгром. Реванш

Альберт Берзиньш // Спорт

Такие «свидетели» нам не нужны

Кирилл Васильев // Общество

Как купец стал писателем

Виктор Елисеев, член Липецкого областного краеведческого общества, лауреат областной премии имени И.А. Бунина // История

Пока ещё «пчёлы»

Денис Коняхин // Спорт



  Вверх